Имя материала: Лексикология английского языка

Автор: Харитончик Зинаида Андреевна

§4. слово как основная единица лексической системы языка

 

В реестре лексических единиц наиболее значимая роль принадлежит слову. "Не случайно, – отмечает А.И.Смирницкий, – человеческий язык нередко называют языком слов: ведь именно слова, в  их общей совокупности, как словарный состав языка, являются тем  строительным материалом, без которого немыслим никакой язык; и  именно слова изменяются и сочетаются в связной речи по законам л грамматического строя данного языка. Таким образом, слово выступает как необходимая единица языка и в области лексики (словарного состава), и в области грамматики (грамматического строя), и поэтому слово должно быть признано вообще основной языковой единицей: все прочие единицы языка (например, морфемы, фразеологические единицы, какие-либо грамматические построения) так или иначе обусловлены наличием слов и, следовательно, предполагают существование такой единицы, как слово" (5,20 -25).

Однако, несмотря на центральный статус слова среди языковых единиц и его психическую реальность для говорящих, вследствие которой они не испытывают серьезных затруднений при выделении и отождествлении слов в потоке речи, дать определение слова невероятно трудно. В настоящее время существует множество определений, среди них немало предложенных лингвистами, работающими на материале английского языка, но нет ни одного общепризнанного и универсального. В истоках всех трудностей определения слова лежит, во-первых, то, что слово - многосторонняя, многоаспектная единица. В нем пересекаются, образуя единое целое, но не совпадая друг с другом, фонологические, морфологические, семантические и синтаксические свойства. Соответственно попытки дать определение слова исходя из какого-либо одного критерия - фонологического, морфологического, семантического, синтаксического – неизбежно приводят к односторонности, неполноте и в общем итоге неадекватности определения. См., например, определение, предложенное Ч.Хокеттом: "Слово, таким образом, есть любой сегмент предложения, ограниченный последующими точками, в которых возможна пауза" (13, 166. - Пер. наш ). Данному определению созвучно определение слова, предложенное советским лингвистом П.С.Кузнецовым: "Звуковая последовательность, могущая быть ограниченной паузами любой длины, есть звуковая последовательность, которая содержит по крайней мере одно самостоятельное слово" (4, 75). В этих определениях учитывается фонетическая форма слова, возможность его выделения на основе пауз и не находят отражения другие характеристики слова, не менее для него существенные, например содержательные. (Кроме этого, фонетические определения могут строиться на основе ударения, структуры слогов, ограничений сочетаемости слогов, интонации.) Но и обращение к содержательным критериям не дает удовлетворительного определения. Многие ученые отмечают, что не может быть чисто семантического определения лингвистической единицы, так как ни одна лингвистически значимая единица не может быть определена на семантических основаниях без обращения к другим лингвистически более значимым критериям. Человеческий язык в целом способен выражать сложные идеи посредством простых единиц и простые идеи часто в очень длинных единицах. Соответственно определения слова, которые исходят из выражения словом понятия, оказываются неадекватными, тем более, что далеко не все слова в языке связаны с понятиями (ср. междометия -ой, эх, ай и др.).

Слово может быть определено и грамматически – морфологически или синтаксически. В первом случае ориентируются на морфологическую форму слова, точнее, его цельнооформленность, которая, по мнению А.И. Смирницкого, предложившего этот критерий, "выявляется в специфических особенностях внутреннего строения слова сравнительно со строением словосочетания, в особенностях, которые определяются меньшей законченностью и оформленностью частей слова сравнительно с частями словосочетания, т.е. с отдельными словами" (5, 39). Ведущим признаком слова становится его морфологическая парадигма.

В другом случае главное внимание отводится позиционной самостоятельности слова (ср. "Минимальная свободная форма есть слово" (1, 187), способности выступать в качестве отдельного односоставного предложения (ср. "Предельное, неделимое дальше предложение" (10,10), способности перемещаться (ср. "Слово – это минимальная единица значения, реализуемая определенной последовательностью фонем и способная перемещаться в пределах предложения" (7, 201).

Казалось бы, выход из возникающих трудностей определения слова и соответственно преодоление односторонности определений следует искать в разработке такого определения слова, которое учитывало бы все существенные свойства слова. Предложенное А. Мейе определение слова как ассоциации определенного значения с определенным звуковым комплексом, способной к определенному грамматическому употреблению, есть, на наш взгляд, попытка учета семантических, фонетических и грамматических характеристик слова. Но, и это второй, весьма существенный источник трудностей определения слова, не все слова в языке в одинаковой степени обладают теми или иными свойствами. Например, наряду со знаменательными словами, которым свойственна позиционная самостоятельность, есть служебные слова - частицы, предлоги, союзы, которым позиционная самостоятельность, как правило, не присуща. Вариативность характеристик - фонетических, морфологических, семантических, синтаксических и т.д. - слова не позволяет определить слово путем перечисления наиболее существенных его свойств. Эта вариативность лежит в основе выделения в лексической системе языка единиц центральных, обладающих всем набором соответствующих характеристик и поэтому в наибольшей степени Противопоставленных друг другу и четко разграничиваемых, и единиц промежуточных, периферийных, образующих пограничные, переходные случаи. Таковы, например, вспомогательные слова в современном английском и других языках, приближающиеся в своем функционировании к формообразующим морфемам, но сохраняющие корреляцию с полнозначными глаголами. Следствием их промежуточного статуса является противоречивость аналитических форм, представляющих собой одновременно формы одного слова и сочетания слов (ср., например, аналитические формы глаголов в современном английском (I have read; They didn't go), русском (Он будет читать) и других языках, сравнительную и превосходную степени прилагательных и наречий, также образуемые с помощью вспомогательных слов (англ. more beautiful, most sincerely; рус. самый грамотный) и др.). Даже такая формальная характеристика слова, как его написание, или орфографическая форма, оказывается варьируемой. Ср. разные возможности написания в английском языке одного и того же выражения -looking glass 'зеркало', looking-glass и lookingglass, что не позволяет использовать данный формальный показатель, в частности слитность или раздельность написания, столь важные при определении границ слова в формализованных описаниях и получившие распространение в области машинного перевода, с достаточной степенью надежности.

Помимо вариативности характеристик у слов различного типа в одном языке разработать единое универсальное определение слова не удается и потому, что в разных языках фонетические, морфологические, синтаксические и другие свойства слова не совпадают. Слова в одном языке характеризуются по отношению к словам другого языка определенным своеобразием, отчего определения слова, применимые для одного языка и основанные на отражении существенных свойств слов данного языка, не адекватны при описании слов другого языка. В славянских языках, например, слово является морфологически оформленной единицей и благодаря флексиям в этих языках очевидна лексико-грамматическая отнесенность слова, которая рассматривается как один из основных признаков слова, входящий в предельный минимум признаков, характерный для слова. В современном английском языке со свойственной ему бедной, неразвитой морфологией и подобных английскому языках морфологические приметы слова и его лексико-грамматическая отнесенность принадлежат к второстепенным признакам и вряд ли войдут в определение слова. Аналогичным образом в определение слова в русском языке вводится такая его характеристика, как недвуударность, т.е. невозможность слова, если оно не безударно, иметь более одного основного ударения (ср. даже такие многосложные слова в русском языке, как: экзаменациóнный, империалистứческий, полукилометрóвый, чаевóдческий, планиметрứческий и др., в которых имеется только одно ударение, или слова типа ракèтостроéние, плòдоовощнóй, взаừмопонимáние, где есть два ударения - основное и второстепенное). В английском языке с его разветвленной системой заимствованных из разных языков слов достаточно широко представлены слова с двумя и более основными ударениями, особенно в подсистеме префиксальных слов, сложных прилагательных, аффиксальных и сложных существительных и т.д.

Например: dнshбrmony, dнsestбblish, dнsprуve, ứnpremйditated, бntemeridian, бnticlйrical, бnticyclуnic, kнnd-hйarted, clйar-hйaded, snуw-whнte, йwe-lбmb, sйlf-gуvernment, rнver-bбnk, etc.

На почве многочисленных трудностей у некоторых исследователей возникает сомнение в возможности дать общее определение слова. Рассмотрение слова как исходного фундаментального понятия в теории языка, принадлежащего к числу неопределяемых, постулируемых явлений, для которых возможны лишь рабочие определения, никоим образом не претендующие на полноту и законченность, не означает, однако, отказа в конкретных исследованиях от оперирования данным понятием. "Слово несмотря на все трудности, связанные с определением этого понятия, – писал Ф. де Соссюр, – есть единица, неотступно представляющаяся нашему уму как нечто центральное в механизме языка" (6, 143) и все остальные единицы неизменно рассматриваются по отношению к словам: фонемы – как единицы, дифференцирующие слова, морфемы – как их составляющие, словосочетания и предложения – как состоящие из слов. Слово, таким образом, является связующим звеном всей языковой системы. Такая ведущая роль слова в языке обусловлена его функциями. Основное назначение слова – называть, именовать предметы и явления окружающего нас мира, элементы психической и эмоциональной деятельности человека. Одновременно слово – строительный материал для других слов, словосочетаний и для высказываний, в которых осуществляется общение между людьми. Коммуникация, нужды которой призван обслуживать язык, связана и обеспечивается наличием и функционированием слов – этих главных составляющих лексическую систему языка, а они благодаря своей полифункциональности и довольно легкой транспозиции то в морфему, то в часть словосочетания, то в предложение становятся наиболее универсальными и в то же время специфически организованными языковыми единицами.

 

КОНТРОЛЬНЫЕ ЗАДАНИЯ

 

Назовите средства и соответствующие им типы номинации. Назовите объекты лексической, препозитивной и дискурсивной номинации.

Определите различия между первичной и вторичной номинацией.

Определите значимость процессов вторичной номинации. Назовите способы номинации и определите их соотношение в английском и других известных вам языках.

Укажите основное отличие мотивированных слов от немотивированных.

Назовите типы номинации и установите, какой способ номинации лежит в основе мотивированных единиц разного типа. Назовите причины демотивации лексических единиц.

Определите различия лексических единиц как единиц номинации.

Укажите причины своеобразия языковых картин мира. Назовите основные типы отношений между лексическими единицами.

Назовите причины различной системной организации лексики в разных языках и найдите примеры, демонстрирующие эти различия. Выделите основную единицу лексической системы языка. Укажите факторы, обусловливающие ведущую роль слова в системе лексических единиц.

Назовите причины, затрудняющие определение слова. Назовите признаки, которые могут быть положены в основу определения слова. Предложите рабочее определение слова.

 

литература

 

1. Блумфилд Л. Язык. - М., 1968.

2. Карцевский С. Об асимметричном дуализме лингвистического знака // Звегинцев В.А. История языкознания XIX — XX веков (в очерках и извлечениях). Ч. II. –- М„ 1965.

3. Кубрякова Е.С. Номинативный аспект речевой деятельности. — М., 1986.

4. Кузнецов П.С. Опыт формального определения слова // Вопр. языкознания. — 1964. - № 5.

5. Смирницкий А.И. Лексикология английского языка. — М., 1956.

6. Соссюр Ф. де. Курс общей лингвистики // Соссюр Ф. де. Труды по языкознанию.– М., 1977.

7. Трнка Б. Лингвистический словарь Пражской школы. — М., 1964.

8. Ульманн С. Семантические универсалии // Новое в лингвистике. — Языковые универсалии. —М., 1970. —Вып. 5.

9. Уфимиева А.А. Лексика // Общее языкознание: Внутренняя структура языка.-М., 1972.

10. Шанский Н.М. Лексикология современного русского языка. — М., 1972.

11. Языковая номинация. Виды наименований. — М., 1977.

12. Языковая номинация. Общие вопросы. — М., 1977.

13. Hockett Ch. F.A. A Course in Modem Linguistics // Mednikova E.M. Seminars in English Lexicology. – M., 1978.

14. Panzer В. The Word as a Linguistic Unit in Slavic // The Slavic Word. – N.Y., 1973.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 |