Имя материала: Лексикология английского языка

Автор: Харитончик Зинаида Андреевна

§2. аспекты и типы значений

 

Природа значения, его модель и порождающие источники едины для всех языков мира и, более того, для всех языковых единиц – лексических и грамматических. Различия могут наблюдаться в наборах прототипических характеристик, составляющих значение языковой единицы в том или ином языке. Однако, как показали исследования цветообозначений в различных языках, ядерные характеристики прототипов универсальны, и эта общность предопределяется тождеством чувственно воспринимаемых свойств денотатов, возникающим как следствие тождества нейрофизиологических процессов восприятия людей. Она также лежит в основе семантической эквивалентности единиц разных языков, что обусловливает возможность перевода с одного языка на другой и таким образом возможность коммуникации разных языковых коллективов.

Это единство проявляется также и в общности типов значений, выделяемых по тем или иным параметрам, как языковым, так и неязыковым. Среди типологий значений, основанных на неязыковых принципах, наиболее широкое распространение получила типология значений, базирующаяся на отношениях знака, а слово, несомненно, обладает свойствами знака в процессе его функционирования. Опираясь на связи знака с составляющими знаковую ситуацию, в содержании слова выделяют следующие аспекты, или типы значений:

предметный, или денотативный, аспект значения слова, определяемый отнесенностью слова к предмету (денотату, референту), именуемый также референционным значением;

понятийный, или сигнификативный, аспект значения, детерминированный отношением слова и мыслительного содержания (понятия, образа, представления) и заключающий в себе общие существенные признаки, которые являются основанием для объединения отдельных, единичных предметов в какие-то классы;

прагматический, или коннотативный, аспект, обусловленный отношением говорящего к обозначаемому знаком объекту и включающий субъективно-оценочные, модальные и т.д. компоненты;

системный, или дифференциальный, аспект, формируемый на основе отношения слова к другим словам как в рамках соответствующей группы слов, с которой данное слово семантически связано (этот аспект называют также значимостью – фр. valeur), так и в речевой цепи.

В самом общем виде данная типология соотносится с тремя разделами науки о значении – семантикой, изучающей знаки в их отношении к предметам и понятиям, прагматикой, занимающейся изучением отношения говорящих к знакам, и синтактикой, исследующей отношения между самими знаками.

Вышеприведенной типологии значений созвучна в некоторой степени типология, возникшая в последнее время как результат когнитивного подхода к языку. Деление значений в ней осуществляется по тому, какие структуры сознания лежат в их основе когнитивные, отражающие объективное знание человеком окружающего его мира, обогащенное тысячелетним коллективным опытом всего человечества, или же прагматические, несущие информацию о субъективной оценке человеком окружающих его явлений, его личностных переживаниях, интересах и отношении к наблюдаемому.

Поскольку, как отмечает М.В.Никитин, "всякое конкретное значение... неизбежно получает квалификацию как элемент этих двух структур сознания" (7, 20), то происходит расслоение значения на компоненты - когнитивный и прагматический (здесь, как и ранее, для наименования указанных компонентов в лингвистических теориях также используются разные термины: денотативный, референционный, сигматический, иногда семантический, интеллектуальный и коннотативный, эмотивный и другие).

Развивая далее данную типологию значений, М.В.Никитин различает в когнитивном значении слов контенсиональный и экстенсиональный компоненты. Контенсионал, или содержание понятия, - это совокупность, а точнее, структура отраженных в данном понятии (значении, имени) признаков. Экстенсионал, или объем понятия, - это множество вещей (денотатов), с которыми соотносится понятие (значение, имя). Для слова сир 'чашка' в его прямом значении контенсионал составляют такие признаки, как "сосуд, небольшой, открытый, обычно с ручкой, предназначенный для питья", а экстенсионал - все предметы, объединяемые общностью данных признаков в единое множество.

И контенсионал, и экстенсионал имени варьируются под влиянием контекста, т.е. они оказываются непостоянными. Ср., например, следующие контексты употребления слова cup: I have broken her favourite cup 'Я разбил ее любимую чашку' и How much does a cup cost? 'Сколько стоит чашка?'. В первом случае контенсионал слова cup включает признак любимый, а экстенсионалом является определенная чашка; во втором экстенсионалом может явиться любая чашка из всего множества чашек, а контенсионалом – наше представление о некоторой усредненной, прототипической чашке.

Однако при всей вариативности контенсионала, возникающей в различных ситуациях общения и в зависимости от субъективного знания говорящих, в контенсионале выделяется стабильное ядро, устойчивая часть, называемая интенсионалом значения. Благодаря этой устойчивости интенсионала становится возможной коммуникация между людьми, достигается взаимопонимание в процессе общения. Изменения в интенсионале представляют собой качественные семантические преобразования и ведут к возникновению новых значений (ср. такие значения сир, как: 'чаша, кубок; доля, судьба; чашечка (цветка)' и другие).

Следует, однако, еще раз подчеркнуть, что устойчивость интенсионала не исключает варьирования контенсионального значения, которое в зависимости от контекста использования слова предстает в двух своих разновидностях: денотативном и сигнификативном значениях. "Имя, – указывает М.В. Никитин, – имеет денотативное значение, если оно репрезентирует единичный денотат или группу единичных денотатов, во всех остальных случаях оно несет сигнификативное значение" (7, 30).

Если сигнификативное значение включает общие признаки класса обозначаемых предметов (ср. In freshness, youth and beauty she was like the flowers of spring 'Своей свежестью, молодостью и красотой она напоминала весенние цветы', I am fond of flowers 'Я люблю цветы' и т.д.), то денотативное значение вмещает сверх признаков класса и другие признаки, присущие обозначаемому именем единичному предмету и отличающие от других предметов того же класса.(ср. "Flowers, Miss Covak". Fran opened the door. "Flowers?". That's right. Just delivered downstairs". With the flowers was a small envelope with a note in it. P.Highsmith. The Network. '"Цветы, мисс Ковак". Фрэн открыла дверь. "Цветы?" – "Да, только что доставили". К цветам был приложен маленький конверт с запиской').

Денотативное значение имени переменно, ибо оно базируется на конкретных, данных в определенной ситуации сущностях и неодинаково как в разных контекстах, так и у говорящего и слушающего. Сигнификативное значение, напротив, стремится к постоянству, 'стабильности, совпадению у говорящих и слушающих, идентичности в разных контекстах.

В целом типология значения, предложенная М.В.Никитиным, имеет следующий вид:

Немаловажно в данной типологии и то, что прагматическое и когнитивное значения предстают как компоненты значения имени, реализуемые одновременно, компонентами значения являются также экстенсиональное и контенсиональное значения. Этого, однако, нельзя сказать о денотативном и сигнификативном значениях. По мнению автора, они суть разновидности контенсионального значения и не могут сочетаться в одном акте употребления имени. В определенной речевой ситуации слово несет или денотативное, или же сигнификативное значение.

Стройная и логически непротиворечивая, данная типология, на наш взгляд, во многом разрешает те многочисленные разногласия, существовавшие в литературе по вопросу денотативного и сигнификативного типов значений, их соотношения в значении слова, и создает прочные основания для разграничения лексики предметной, или денотатной, которая может быть употреблена как в денотативном, так и сигнификативном значении, и лексики признаковой, или сигнификативной, имеющей только сигнификативное значение и не несущей денотативного значения (глаголы, прилагательные и т.д.).

Думается, однако, что лишение признаковых слов денотативного значения по той причине, что они обозначают непредметные сущности, не учитывает того факта, что понятия, лежащие в основе семантики признаковых слов, формируются на базе отраженных нашим сознанием объективно существующих свойств и признаков внешнего мира. Объективность свойств вытекает из объективности существования вещей, ибо если признается объективное существование вещи, то отсюда неминуемо следует признать также объективное существование свойств. Мышление лишь открывает эти свойства, а человек с помощью различных средств языка дает им соответствующие названия. Благодаря объективности существования свойств признаковые слова, называющие какие-то свойства в определенной ситуации, так же конкретно референциальны, как и предметная лексика (ср., напр., Give me that blue pencil! 'Дай мне тот голубой карандаш!' или His seriousness attracted them to him. 'Их привлекала к нему его серьезность' и др., в которых речь" идет о конкретных свойствах конкретных объектов, а не о классах свойств, образующих единое множество).

Принимая это во внимание, возможно, имеет смысл расширительное определение денотата, согласно которому денотатом является "то, что мы имеем в виду" (11,183).

Приведенные выше типологии значений не исчерпывают всех возможностей классификации значений. Существуют и иные типологии значений, основанные на языковых параметрах и ориентированные не столько на учет содержательных различий в значениях, сколько на формы их выражения.

Специфика языковой системы в значительной степени детерминируется своеобразием языковых форм, в которых закрепляется то или иное значение, способов выражения значений, которые различаются как в одном и том же языке, так и, тем более, в разных языках мира. На этом основании осуществляется общая лингвистическая типология значений, в которой наиболее яркую оппозицию составляют лексические и грамматические значения, образующие тесное и целостное единство в основной лексической единице – слове. "Слово, – писал А.А.Потебня, – заключает в себе указание на известное содержание, свойственное только ему одному, и вместе с тем указание на один или несколько общих разрядов, называемых грамматическими категориями, под которые содержание этого слова подводится наравне с содержанием многих других" (8, 35). Содержание, свойственное только данному слову и отличающее его от других слов языка, называется лексическим значением слова. Оно одно и то же во всех формах слова и не видоизменяется при изменении слова. Таковы, например, лексические значения английских слов write 'писать', ask 'спрашивать', student 'студент' и многих других, в систему форм которых, т.е. парадигму, входят не только названные выше словоформы, но и формы wrote, has written, have written, am writing, have been writing; asked, has asked, have been asking; students, student's и другие.

Одновременно словоформы приведенных примеров writes, asks, students входят в группы таких же словоформ других слов и образуют единые ряды writes, asks, smiles, sits, lies, sings, runs, makes по общности значения единственного числа 3-го лица, students, tables, pictures, vases, balconies, flowers - по общности значения множественного числа. Эти общие значения и принято называть грамматическими. Таким образом, лексическое значение оказывается чисто индивидуальным, связанным с определенным словом во всех его словоформах, грамматическое значение – общим, объединяющим многие слова в одинаковых формах, а для отдельного слова во всех его формах - переменным, дополняющим лексическое значение и осложняющим его.

Порою в качестве основания для разграничения лексических и грамматических значений предлагают считать конкретность лексического значения и обобщенность грамматического. Это основание нуждается, на наш взгляд, в уточнении, ибо в такой формулировке конкретность лексического значения слова противоречит обобщающему характеру слова. Всякое слово, называя класс вещей, явлений, свойств, отношений, в своей семантике обязательно содержит отвлечение, абстрагированность от индивидуальных различий конкретных предметов, явлений и т.д., составляющих данный класс, вследствие чего лексическое значение слова также представляет собой обобщение. Однако это обобщение на уровне класса, в то  время как грамматическое, охватывающее не один класс обозначаемых словами предметов, явлений, оказывается обобщением на уровне класса классов, т.е. обобщением более высокого порядка. Указанные различия, по-видимому, позволили А.И. Смирницкому утверждать, что и "в области лексики имеется известное обобщение частных случаев, но конкретность слова здесь все же полностью не исчезает" (10,22), и уподобить слово с лексической точки зрения арифметической, а с точки зрения грамматической – алгебраической величинам.

Противопоставление лексического и грамматического значений не столько по их природе, сколько по способу выражения приводит к тому, что в разных языках наблюдаются достаточно часто встречающиеся случаи, когда грамматически выраженные значения в одном языке находят лексические соответствия в другом и наоборот. Примером может явиться грамматическое обозначение рода в глаголах в формах единственного числа прошедшего времени или сослагательного наклонения с помощью флексий -а (жен. род), -о (средний род) и нулевой флексии (муж. род) – ср. расцвела, расцвело, расцвел в русском языке и использование местоимений для выражения аналогичных значений в английском (Не has written a letter 'Он написал письмо', She has written a letter 'Она написала письмо'). Длительность действия выражается в английском языке в системе видо-временных форм в виде Continuous forms (is writing, was writing, has been writing, will be writing и т.д.), т.е. грамматически: для передачи этого значения в русском языке используются лексические единицы (Я пишу каждый день; Я пишу два часа; Я пишу в настоящий момент) или же необходим контекст, из которого бы явствовало, когда происходит действие и как долго оно длится. Системе падежных форм слов русского языка и выражаемых ею значений соответствует система служебных слов английского языка. Можно приводить и другие примеры таких несоответствий в способах выражения значений, равно как и примеры сложного и своеобразного переплетения в разных языках грамматических и лексических значений, формирующих на основе семантической близости единую семантическую зону и содержательную базу для функционально-семантических полей, в которых тесно взаимодействуют грамматические (морфологические и синтаксические), лексические, лексико-грамматические и словообразовательные элементы языковой системы.

Сказанное выше не исключает ряда серьезных различий, существующих между лексическим и грамматическим типами значений. Это сопровождающий характер, регулярность, высокая частотность и обязательность грамматических значений и некоторые другие их свойства, отличающие грамматические значения от лексических. Важно, однако, подчеркнуть, что в слове лексическое и грамматическое образуют тесное и неразрывное единство, определяющее функционирование слова.

Лексическое и грамматическое значения, различение которых связано непосредственно со способом их языкового выражения, образуют, как говорилось ранее, наиболее яркую оппозицию в лингвистической типологии значений, основанной на типе языковой единицы, используемой для передачи того или иного смысла и включающей, наряду с грамматическим и лексическим значениями, и другие типы значений (например, словообразовательные, синтаксические как разновидности грамматических значений, фразеологические, словосочетательные и т.д. как разновидности номинативных значений).

Возможны и иные лингвистические типологии значений. Широко известны, например, дальнейшие стратификации лексических и грамматических значений. Значимая для лексической семантики типология лексических значений связана с дифференциацией их в различных условиях функционирования и сосуществования в единой семантической структуре слова. Поскольку истоки этой типологии лежат в неоднозначности слова, она будет рассмотрена несколько позже.

Здесь же представляется необходимым отметить наличие тесной связи между содержательными типами значений и лингвистическими значениями. Эта связь особенно очевидна при изучении лексического значения, которое оказывается сложно структурированным образованием, состоящим из взаимозависимых, содержательно разных частей, или долей. В структуре лексического значения выделяют следующие компоненты: денотативный, сигнификативный и коннотативный согласно типологии значений, основанной на свойствах знака. В рамках когнитивного подхода к значению слова, предлагающего несколько иную, как было показано ранее, содержательную типологию значений, структура лексического значения приобретает следующий вид.

Лексическое значение может сочетать в себе либо оба типа содержания – когнитивный и прагматический, либо ограничиваться одним из них. Значительное число слов прагматически нейтральны, и в их значениях представлен лишь когнитивный компонент содержания с определенной внутренней структурой (ср. англ. water 'вода', salt 'соль', take 'брать', run 'бежать', green 'зеленый', strong 'сильный' и многие другие). Названные слова сами по себе не связаны с выражением эмоционально-оценочных отношений, хотя в определенных контекстах могут получать определенную прагматическую окраску. Последняя, однако, не является частью их собственного значения, она результат использования слова в определенной речевой ситуации.

Многие слова сочетают в своих лексических значениях и когнитивный, и прагматический компоненты, причем один из них может оказаться доминирующим. Например, в словах типа upstart 'выскочкa', cad 'грубиян, невежа', monster 'урод' и т.д. доминирует прагматический компонент, слова типа anarchist 'анархист', coward 'трус', "informer 'осведомитель' содержат когнитивный компонент, но называемый ими тип людей и их деятельность вызывает определение эмоции и оценки.

Внутренняя структура когнитивного компонента лексического значения многих слов также многокомпонентна и представляет собой определенным образом организованный набор семантических признаков, т.е. признаков, отраженных в значении языковой единицы. Семантические признаки, входящие в ядро лексического значения, образуют интенсионал лексического значения, периферийные семантические признаки, наличие которых с большей или меньшей степенью вероятности детерминируется интенсиональными признаками, т.е. основными признаками денотата, формируют импликационал лексического значения.

Импликация признаков может быть сильной, обязательной, высоковероятностной, и в таком случае совокупность имплицируемы? признаков рассматривается как сильный импликационал значения. С другой стороны, импликация каких-то признаков может быть невозможной или маловероятной. Совокупность таких признаков образует отрицательный импликационал значения, или нег импликационал. И, наконец, существуют признаки, наличие или отсутствие которых равновероятно. Эта совокупность признаков формирует свободный, или слабый, импликационал (7,58 - 66).

Поясним сказанное на примере английского слова winter. Интенсионалом когнитивного компонента прямого лексического значения данного слова является совокупность следующих семантических признаков: season between autumn and spring (November or December to February or March in the northern hemisphere) 'время годе между осенью и весной (с ноября или декабря до февраля или мар та в северном полушарии)'. В сильный импликационал лексического значения данного слова входят такие признаки, как: 'холодное время года', 'выпадает снег', 'замерзают реки', 'солнце стоит низко над горизонтом', 'люди носят теплую одежду' и т.д.

Отрицательный импликационал данного слова включает при знаки, несовместимые с понятием зимы, например такие свойства как круглый, настенный, глинистый. Зима не может покупать, продавать, танцевать, усмехаться и т.д. Очевидно, что отрицательный импликационал подсказывает говорящему, как правильно использовать слово, и в то же время создает широкие возможности для метафорических переносов типа "Зима скачет, зима пляшет, зима песенки поет".

Такие же признаки, как долгая, бесконечная, короткая, суровая, морозная, теплая, сырая и т.д., которые могут быть, а могут v не быть признаками зимы, составляют свободный импликационал этого слова.

Содержательные компоненты (в любой их трактовке) и самостроение лексического значения универсальны и определяются природой, назначением языковых единиц. Достаточно универсально и своеобразие структуры лексического значения, диктуемое типом слов, которым эти значения свойственны. Существуют слова, лексическое значение которых исчерпывается одним признаком. Структура лексического значения таких слов проста, моносемна, элементарна, что создает трудности для лексикографического описания. Таковы многие прилагательные, обозначающие, как правило, один признак, например keen 'острый', pure 'чистый', shallow 'мелкий', clever 'умный', grand 'главный, важный', red 'красный', глаголы sit 'сидеть', smile 'улыбаться', move 'двигаться', sleep 'спать', абстрактные существительные. Все это признаковые слова, именуемые также предикатными и принадлежащие к сигнификатной лексике.

Структура лексического значения денотатной лексики, или предметных, денотатных, идентифицирующих слов, не исчерпывается одним признаком, но представляет собой совокупность взаимосвязанных и взаимозависимых признаков. Этим словам свойственна тесная связь с денотатом, многопризнаковость, гетерогенность семантических компонентов и ряд других характеристик.

Универсальность структуры лексического значения, равно как и универсальность специфики лексического значения в определенных классах слов, не означает, однако, что лексические значения коррелятивных слов в разных языках абсолютно идентичны. Это явствует из несовпадения возможностей сочетаемости коррелятивных слов.

Так, в современном английском языке возможны и общеупотребительны словосочетания red hair 'красные волосы', red fox 'красная лиса', red beard 'красная борода' и т.д., в то время как в современном русском языке им соответствуют словосочетания рыжие волосы, рыжая лиса, рыжая борода. Аналогичным образом кленовые листья осенью в языковом сознании говорящих на русском языке ассоциируются скорее с желтым или золотистым цветом, нежели с красным как это имеет место в современном английском языке. Таким образом, очевидна специфика языкового членения спектра и соответственно несовпадение интенсионалов лексических значений коррелятивных цветообозначений. Сфера денотации, или область референций, к которой приложимо слово red в английском языке, оказывается шире сферы денотации прилагательного красный в русском языке.

Еще одним примером различия интенсионалов лексического значения коррелятивных слов в разных языках могут явиться существительные англ. dinner и рус. обед, англ. morning и рус. утро. Различия систем наименований приемов пищи (англ. breakfast, lunch, dinner, supper; рус. завтрак, обед, ужин) и различия во временном членении суток (ср. рус. три часа ночи – англ. three o'clock in the niorning) обусловливают неполноту соответствия коррелятивных единиц в разных языках, которая обязательно должна учитываться в процессе овладения лексикой изучаемого языка. Важно, тем не менее, подчеркнуть при этом, что различие интенсионалов лексических значений лишь частично, и благодаря этому перевод с одного языка на другой принципиально возможен.

Еще более часты несовпадения в импликационалах лексических значений коррелятивных слов, связанные с национально-культурной спецификой практической деятельности языковых коллективов, особенностями национальных моделей поведения, традиций и т.д. Ср., например, значения отыменных производных прилагательных в английском и русском языках: piggish 'такой, как свинья, или такой, как у свиньи: грязный, неопрятный; жадный и упрямый' и свинский 'такой, как свинья, или такой, как у свиньи: грубый, примитивный: грязный, неопрятный; невежественный, некультурный'; doggish' свойственный собаке; такой, как у собаки: грубый, раздражительный; угрюмый', собачий 'свойственный собаке: тяжелый, плохой, невыносимый; очень сильный в своем проявлении' и т.д.

Коррелятивные слова в разных языках могут отличаться друг от друга и прагматическими компонентами своих лексических значений. Ср. англ. physiognomy 'физиономия, лицо, облик' и рус. физиономия, имеющее разговорный характер. Различная стилистическая окраска английского и русского слов лежит в основе их раз ной сочетаемости. В английском языке возможны сочетания типа the political physiognomy of the new parliament 'политическое лицо нового парламента', а в русском сочетания неприятная, отвратная, лукавая физиономия, в переводе которых вряд ли будет правильные использовать данные корреляты.

Таким образом, несмотря на общие закономерности структурации лексических значений, полной идентичности семантических компонентов, совокупность которых составляет лексическое значение, в разных языках не наблюдается, и это в значительной степени затрудняет поиск эквивалентных форм передачи содержания с одного языка на другой и заставляет переводчика прибегать к описательным оборотам с целью достижения наибольшей точности и адекватности перевода.

КОНТРОЛЬНЫЕ ЗАДАНИЯ

 

Определите основные связи слова как знаковой единицы в процессе коммуникации.

Назовите важнейшие компоненты содержания слова, определяемые его связью с объектом, понятием об объекте, другими словами и т.д.

Изложите суть и назовите достоинства и недостатки:

а) остенсивного определения значения,

б) концептуальной трактовки значения,

в) функциональной концепции значения,

г) бихевиористской концепции значения,

д) теории прототипов.

Назовите типы значений по выражаемым в них содержательным признакам.

Назовите типы значений, обусловленные формами их выражения.

Определите критериальные различия лексических и грамматических значений.

Назовите компоненты лексического значения слова.

Найдите примеры специфики лексических значений коррелятивных слов в английском и других известных вам языках.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Арутюнова Н.Д. К проблеме функциональных типов лексического значения // Аспекты семантических исследований. — М., 1980.

2. Блумфилд Л. Язык. - М., 1968.

3. Витгенштейн Л. Философские исследования // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 16. Лингвистическая прагматика. — М., 1985. 

4. Грайс Г.Л. Логика и речевое общение // Новое в зарубежной лингвистике. Вып.16. Лингвистическая прагматика. —М., 1985.

5. Лайонз Дж. Введение в теоретическую лингвистику. — М., 1978.

6. Лакофф Дж. Мышление в зеркале классификаторов // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 23. Когнитивные аспекты языка. — М., 1988.

7. Никитин М.В. Основы лингвистической теории значения. — М., 1988.

8. Потебня А.А. Из записок по русской грамматике. — М., 1968.

9. Сааринен Э. О метатеории и методологии семантики // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 18. Логический анализ естественного языка. — М., 1986.

10. Смирниикий А.И. Лексикология английского языка. — М., 1956.

11. Фреге Г. Смысл и денотат // Семиотика и информатика. Вып. 8. — М., 1977.

12. Allan К. Linguistic Meaning. - Vol. I. - L., N.Y„ 1986.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 |