Имя материала: Лексикология английского языка

Автор: Харитончик Зинаида Андреевна

§ 2. пути становления омонимов в английском языке

 

Причины и пути становления полисемии и омонимии кардинально различны. В появлении омонимов трудно усмотреть прямое воздействие экстралингвистических факторов, как это наблюдается при полисемии. Причины, лежащие у истоков омонимии, связаны в первую очередь с историческим развитием языковой системы, с теми фонетическими, фонологическими, морфологическими, семантическими и т.д. видоизменениями, которые претерпевает язык в процессе своего существования. Тождество языковых форм разных лексических единиц может быть результатом звуковой конвергенции, т.е. звукового совпадения первоначально различающихся по своему звучанию слов. Вследствие фонетических изменений, происшедших в конце древнеанглийского, в среднеанглийский и начале новоанглийского периода и коренным образом преобразовавших фонетическую систему английского языка, совпали по своей звуковой форме слова sea 'море' (ОЕ x )*и see 'видеть' (ОЕ seon), meat 'мясо' (ОЕ mete) и meet 'встречать' (ОЕ metan), eye 'глаз' (OE eage) и I 'я' (ОЕ ic), son 'сын' (ОЕ sunu) и sun 'солнце' (ОЕ sunne, sunna) и многие другие. Сохранившиеся в силу устойчивости орфографической традиции различия в их написании – единственное формальное свидетельство их различного происхождения и отдельности как лексических единиц в современном английском языке. Изменения морфологической системы английского языка, упрощение и утрата флективных форм как еще одно следствие фонетических изменений обусловила звуковое тождество слов, принадлежащих к разным частям речи, типа love 'любовь' (ОЕ lufu) и love 'любить' (ОЕ lufian),warm 'теплый'(ОЕ wearm) и warm 'греть, согревать' (ОЕ werman), watch 'наблюдение, надзор; присмотр' (ОЕ wx cce) и watch 'на блюдать, следить' (ОЕ wxccan) и многих других. Таким образом, размах фонетических преобразований, затронувших самые разные слои системы английского языка, привел к тому, что омонимия, возни кающая как следствие звуковой конвергенции, обрела в английском языке масштабность и довольно значительные размеры. Под действие фонетических изменений подпадают и многочисленные заимствования из других языков, преимущественно романских. Например, сагр 'карп' (f. OF carpe) и carp 'придираться; недоброжела тельно критиковать' (f. ON karpa to brag; f. or influenced by L. carpere pluck at, slander); gum 'десна' (ОЕ goma) и gum 'смола; клей' (ME, f. ОF gomme); plain 'ясный; понятный; простой' (ME, f. OF plain, f.L. planus) plain 'оплакивать, скорбеть' (ME, f. OF plaindre, f.L. plangere planet - la ment), plane 'платан' (ME & OF, f-L.f.Gk platanos), plane 'рубанок; маcтерок' (ME & OF, f.LL plana), plane 'плоскость; грань; уровень' (F.L.planum) и т.д.

Параллельно фонетическим и морфологическим изменениям в системе английского языка имеют место изменения семантические, в результате которых разрушается связь значений в семантической структуре многозначного слова. Сложные отношения между значениями, отсутствие непосредственных связей и большое расстояние между опосредованно связанными лексико-семантическими вариантами полисемантичного слова способствуют отрыву отдельных значений, распаду полисемии и становлению семантически не связанных, но тождественных по форме слов-омонимов. Такова история омонимов story (storey) 'этаж, ярус' и story 'повесть, рассказ', восходящих к ранне-среднеанглийскому story (storie), заимствованному через французский язык из латинского history и имеющему значения 'рисунок, скульптура, отражающие исторические события', 'история, предание, сказка' и другие. Под влиянием обычая у англо-нормандской знати украшать фасадную сторону дома рисунками или скульптурами на исторические сюжеты, причем рисунки на один сюжет располагались горизонтально, а рисунки на разные сюжеты помещались на разных ярусах дома, слово story стало употребляться и в значении 'этаж'. Семантическая дифференциация, или дивергенция, лежит в истоках и таких омонимов, как: discreet 'осторожный, осмотрительный' и discrete 'раздельный', flour 'мука' и flower 'цветок', tun 'большая бочка' и ton 'тонна' и др., приобретение которыми статуса нетождественных лексических единиц закрепилось в их различном написании. На пути к распаду на два омонимичных слова находится и прилагательное right.

Отсутствие связи между значениями 'правый, справедливый' и 'правый, правосторонний' позволяет лексикографам трактовать слово right в первом значении как омоним слову right во втором значении, хотя единства мнений здесь не наблюдается.

Наряду с процессами диахроническими, а звуковая (фонетическая) конвергенция и семантическая дивергенция, несомненно, ими являются, так как они представляют собой исторические процессы, связанные с длительными периодами времени, в системе языка действуют процессы синхронические, также приводящие к омонимии лексических единиц. На синхронном срезе они принимают форму закономерностей, действующих в системе языка данного периода времени, и могут быть специфичны для каждого отдельно взятого языка (ср., напр., фонетическую конвергенцию слов типа рус. лук - луг, код - кот, лиса - леса, спешу - спишу и др., возникающую как результат нейтрализации дифференциальных признаков фонем в определенных позициях и являющуюся в этом случае процессом синхронным, характерным для многих славянских языков). Для современного английского языка, равно как и многих других языков, в том числе русского, ведущим, доминирующим синхронным процессом формирования омонимов является, однако, словообразование. По продуктивным и активным словообразовательным моделям, среди которых особое место как наиболее активные занимают модели образования слов по конверсии, образуются омонимичные единицы типа bossyi 'начальнический' и bossy; 'шишковатый', springlike1 'весенний' и springlike2 'пружинистый', girly1 (girlie) 'девочка, девчушка' и girly2 'девический', father1 'отец' – father2 'отечески заботиться о ком-л.', null1 'недействительный' – null2 'делать недействительным' и другие в английском языке (ср. рус. выжать (белье, лимон ...) и выжать (косяк ржи), пилка (дров) и пилка (маленькая пила), рубка (корабля) и рубка (леса) и др.). Возникая в результате единовременного словообразовательного акта, данные омонимы тем не менее различаются по своей природе. Омонимия производных слов bossy1 – bossy2, springlikel – springlike2 (ср. рус. Выжать1 и выжать2) есть лишь проекция омонимии их производящих баз, т.е., по определению В.В.Виноградова, "отраженная словообразовательная омонимия". Омонимичный их статус не вызывает сомнений до тех пор, пока несомненна омонимия их производящих баз. Данные производные проявляют полную зависимость от статуса (полисемантичного или омонимичного) их исходных лексических единиц. Естественно поэтому, что часто наблюдаемые в лексикографических источниках разногласия относительно многозначности или омонимичности тех или иных исходных лексических единиц (о причинах этих разногласий мы будем говорить несколько позже) находят отражение и в описании соответствующих производных. Так, в словарях Уэбстера (1961) и Хорнби (1980) мы находим противоположные решения о тождестве и отдельности слова spring 'весна; пружина; прыжок' и разные соответственно последующие описания производной единицы springlike 'весенний; пружинистый'. (Аналогичная ситуация наблюдается и в словарях русского языка: ср. описание слова лицо 'передняя часть головы человека и грамматическая категория глагола' и соответственно производного личный (личное оружие, личное местоимение) в словаре С.И. Ожегова (1978) и словаре омонимов русского языка О.С. Ахмановой (1974).)

В отличие от данной группы производных слов-омонимов омонимия дериватов типа girly1 и girly2 сопряжена с действием разных словообразовательных моделей, вовлекающих в свою сферу одни и те же производящие базы, или же производящие базы, связанные между собой прямыми или опосредованными деривационными отношениями (ср., напр., unpacked 'неупакованный, без упаковки' и unpacked 'распакованный, разгруженный', образованные разными деривационными путями (unpacked1 - un- + packed; unpacked2 - unpack + -ed) и лишь опосредованно связанные глаголом pack 'упаковывать , укладывать'; ср. также рус. подковка 'маленькая подкова' и подковка (лошадей), пилка 'маленькая пила' и пилка (дров).

Словообразовательные процессы лежат в основе возникновения и таких омонимов, как buggy1 'легкая двухместная коляска' и buggy2 'кишащий клопами' (ср. рус. рубка (корабля) и рубка (леса), губка (морская, резиновая) и губка (пухлая, прелестная), из которых одно слово является простым, а второе - производным от соответствующей производящей базы, случайно совпавшим по своей форме с непроизводной единицей.

Ядро омонимии, возникающей как следствие словообразовательных процессов, составляют, однако, в современном английском языке многочисленные пары, соотносящиеся по конверсии, типа father1 'отец' – father2 'отечески заботиться', в которых один член омонимичной пары является производящей базой, а второй - образованным на ее основе, структурно и семантически мотивированным дериватом, совпадающим в некоторых своих формах с исходной единицей. Такие омонимы образуют особый класс, отличающийся от других, во-первых, тем, что между омонимами устанавливаются определенные семантические связи, хотя оба члена пары семантически нетождественны друг другу. Во-вторых, формирование омонимов носит в данном случае характер моделируемой омонимии, границы которой обусловлены только диапазоном действия конверсии.

Заслуживает внимания различная степень активности словообразовательных процессов, которая обнаруживает зависимость от свойств образуемых в ходе словообразовательных актов омонимов. Нельзя не заметить, что наиболее активны те словообразовательные процессы, которые ведут к возникновению омонимов с разными лексико-грамматическими характеристиками. Разграничение частей речи, вероятно, столь кардинально для языка, что протяженные ряды омонимов, формируемые в результате действия конверсии и различающиеся своими функциональными свойствами, не создают каких-либо серьезных помех для коммуникации. Сфера действия словообразовательных процессов, ведущих к возникновению омонимов в пределах одной и той же части речи, напротив, ограничена и связана, в основном, с малоактивными и неактивными словообразовательными моделями. Даже там, где наблюдаются омонимичные аффиксы (напр., субстантивный суффикс -ful и адъективный суффикс -ful в английском языке, сочетающиеся с субстантивными производящими базами и др.), системно действующие ограничения на омонимию (homonymy constraints), детерминируют несовпадение, как правило, лексико-семантических классов единиц, избираемых в качестве производящих, и/или различие лексико-грамматических значений производных. Такое положение дел объясняется, по-видимому, тем, что возникновение огромного числа омонимичных производных, не так явно противопоставленных по своим дистрибутивным характеристикам, внутри одной и той же части речи могло бы затруднить общение говорящих. Словообразование как наиболее активный способ пополнения словарного состава языка преимущественно поэтому "повторяет" омонимию лексических единиц одного и того же класса или же создает дополнительные смыслы, по которым дифференцируются омонимы. В конечном итоге благодаря словообразованию система омонимов в языке значительно усложняется, причем усложнение это не только количественное, но, что главное, качественное, приводящее к возникновению и существованию в лексической системе сложных типов омонимов.

Таким образом, омонимия лексических единиц в современном английском языке оказывается результатом разных процессов, что позволяет соответственно описывать подсистему омонимов как неоднородное с генетической точки зрения множество слов, которое включает: а) омонимы, возникшие как результат звуковой конвергенции (они часто называются этимологическими омонимами); б) омонимы, образованные как итог семантической дивергенции, или семантические омонимы, и в) словообразовательные омонимы.

К сожалению, на синхронном уровне рассмотрения омонимии процессуальные ее аспекты в значительной степени теряют свою релевантность, ибо отпечаток, накладываемый процессом, в результате которого сформировались омонимичные единицы, на сам тип омонимов, недостаточно явный. Несмотря на то что говорящие пытаются каким-то образом (чаще всего в написании) сохранить прежнюю дифференциацию слов, совпавших в процессе развития языка по своему звучанию, или же закрепить в разной графической форме факт распада полисемии, а словообразовательные омонимы развести по разным лексико-грамматическим классам, жесткой детерминированности и определенности корреляций здесь обнаружить не удается. Поэтому синхронное описание омонимов проводится в ином по сравнению с диахронным ключе и с иных позиций. (Это, кстати, еще одна линия, по которой омонимия отличается от полисемии.)

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 |