Имя материала: Лексикология английского языка

Автор: Харитончик Зинаида Андреевна

§ 3. классификация омонимов

 

Главными вопросами лингвистического описания омонимов в синхронии являются проблема классификации омонимов и их разграничение.

Как любая другая типология, классификация омонимов предполагает предварительное решение двух принципиально важных моментов: определение границ анализируемого явления и поиск критериев разбиения или объединения составляющих его единиц в определенные подклассы. Как по первому, так и второму вопросу единства мнений не наблюдается.

В лингвистической литературе известны различные концепции омонимии, связанные с разным пониманием и определением омонимов. Одна из причин существующих разногласий кроется в разной трактовке языковой формы, идентичность которой, сопровождаемая отсутствием связи значений, лежит в основе омонимии. В зависимости от того, будем ли мы понимать под языковой формой только звуковой образ, руководствуясь тем, что ведущей формой общения является звучащая, устная речь, или же станем учитывать и написание слов, т.е. их графическую форму, которая в связи с массовым распространением письма и все возрастающей ролью письменных форм коммуникации приобретает автономность, становится психической реальностью и играет в общении грамотных людей весьма важную роль, границы омонимии будут значительно варьироваться. Так, согласно определению О.С. Ахмановой, рассматривающей как омонимы две (или более) разные языковые единицы, совпавшие по звучанию (т.е. в плане выражения), из сферы омонимии должны быть исключены все слова, совпадающие по своему написанию, но различающиеся в звучании (типа bow /bou/ 'лук' (оружие) и bow /bau/ 'поклон', row /rou/ 'ряд' и row /rau/ 'шум; ссора' и др.), равно как и те омонимы, которые явились результатом распада полисемии. Если же под омонимами понимать "разные слова, имеющие одинаковый звуковой состав" (определение, разделяемое многими советскими и зарубежными учеными, например А.А. Реформатским, Р.А. Будаговым, Б.Н. Головиным, Ю.С. Масловым, А. Бурджесом и др.), то в границы омонимии войдут все идентичные по звуковой форме слова, независимо от причин и путей их совпадения. Те же авторы, которые настаивают на том, что для признания омонимами лексических единиц, разных по своим значениям, необходимо тождество как их звуковой, так и графической формы, исключают из сферы омонимии единицы, идентичные по звучанию и различные по написанию (типа way 'путь, дорога' - whey 'сыворотка', weigh 'взвешивать(ся)' и др.), которых в английском языке достаточно большое число. Возможна также и широкая трактовка омонимии (она наиболее распространена в зарубежной англистике), учитывающая все возможные совпадения единиц в плане выражения при различии их содержания. Система омонимов в английском языке (и в других тоже) в такой интерпретации включает: а) омофоны (homophones), или единицы, идентичные по своему звучанию, но различающиеся своим написанием и значениями (типа place 'место, жилище, усадьба' и plaice 'камбала', principle 'принцип, основа, закон' и principal 'глава, начальник; ректор университета' и другие); б)омографы (homographs), или слова, тождественные в написании, но различные по своему произношению и содержанию (типа slough /slau/ 'болото, топь, трясина' и slough /slAf/ 'сброшенная кожа (змеи); шелуха, кожица (фруктов); струп', read /ri:d/ 'читать' -read /red/ 'прочитанный' и др.) и в) полные омонимы, т.е. слова, совпадающие как в своей звуковой, так и письменной формах и различающиеся значениями (напр., pupil1 'ученик, учащийся' –pupil2 'зрачок', rent1 'квартирная плата; арендная плата' – rent2 'дыра, прореха; прорезь; щель', tip1 'чаевые' – tip2 (верхний) конец; верхушка, кончик' – tip3 'прикосновение; легкий удар' – tip4 'намек, совет' и т.д.).

Еще одним критериальным признаком, под влиянием которого границы омонимии принимают различные очертания, является постулируемая авторами необходимая степень формального совпадения слов-омонимов. Как известно, слова могут быть тождественными во всех своих формах вследствие принадлежности к одной и той же части речи и полного тождества их морфологических парадигм (напр., blow1 'дуть' – blow2 'цвести' (blows, blowing, blew, blown), tent1 'палатка, шатер, тент' – tent2 'мед. тампон', sealer1 'тот, кто ставит печать' – sealer2 'охотник на котиков, тюленей' и др.). В то же время формальное тождество слов-омонимов может быть частичным и касаться только некоторых их форм (напр., lie1 'лежать' (lies, lying, lay, lain) – lie2 'лгать' (lies, lying, lied), found1 'основывать' (founds, founding, founded) - find 'находить' (found2, finds, finding), maid 'служанка, горничная, прислуга' (maid's, maids, maids) - make 'делать' (makes, making, made) и другие). На этом основании ряд ученых трактует как омонимию лишь случаи полного совпадения форм слов, рассматривая частичное тождество форм разных слов как явление омоформии. (Ср., например, определения Н.М. Шанского: "Омонимами являются такие слова, одинаково звучащие, но имеющие совершенно различные, не выводимые сейчас одно из другого значения, которые совпадают между собой как в звучании, так и на письме во всех (или в ряде им присущих) грамматических формах. Омонимы, следовательно, представляют собой слова одного грамматического класса ... Омоформами являются в отличие от омонимов слова как одного и того же, так и разных грамматических классов, совпадающие между собой в звучании всего лишь в отдельных формах ... К омонимам и омоформам примыкают омофоны, представляющие собой слова и формы разного значения, которые произносятся также одинаково, но изображаются на письме в отличие от первых по-разному" (11,43).)

В такой интерпретации термин "омоним" теряет свое обобщающее значение как название всего многоликого класса идентичных по тому или иному формальному признаку или совокупности признаков слов и приобретает характер наименования определенного его подмножества, входяще! о в общий класс наряду с омоформами, омофонами, омографами. Однако отсутствие общего термина неизбежно влечет использование термина "омоним" и в более широком значении, что вызывает неясность и нечеткость всего таксономического построения. Вряд ли стоит отрицать плодотворность понятия омоформии, введенного В.В. Виноградовым, с помощью которого, на наш взгляд, легко объяснить, почему при наличии такого большого пласта омонимов в английском языке столкновения между ними не происходит, ибо чем меньше число идентичных форм разных слов, тем меньше возможность речевого конфликта между ними. Одновременно нельзя не признать большую стройность и последовательность концепции тех авторов, которые вслед за А.И. Смирницким в общей системе омонимов различают омонимы полные, т.е. совпадающие во всех своих формах слова-омонимы, и омонимы частичные, характеризуемые тождеством части своих словоформ. Результатом попытки более точного количественного учета степени совпадения омонимов стало разграничение И.С.Тышлером полной омонимии, неполной омонимии, при которой наблюдается совпадение половины и большей части форм, и частичной омонимии при совпадении меньшей части форм, хотя такая дифференциация, требующая определения количественных порогов, вызывает некоторые сомнения.

Весьма серьезные разногласия при определении границ омонимии связаны с планом содержания. В английском языке они принимают особенно принципиальный характер вследствие конверсии. В зависимости от того, какая из двух кардинально противоположных трактовок данного явления - как употребления одного и того же слова в функциях разных частей речи или же как словообразовательного процесса (см. подробнее "Конверсия") - получит предпочтение, существенно будет меняться вся картина английской омонимики. Едва ли не все советские языковеды вслед за А.И. Смирницким включают слова, соотносящиеся по конверсии, в сферу омонимии. В то же время наличие внутренней мотивированности подобных слов по линии семантики, близость их лексических значений дает основание ряду ученых считать отнесение данных слов к числу омонимов неоправданным, ибо в таком случае, по их мнению, не соблюдается основное условие омонимов - отсутствие связи их значений при одинаковой форме. С подобной позицией трудно согласиться, ибо если быть последовательным, то, признавая статус единиц, соотносящихся по конверсии, как разных слов, необходимо признать и их омонимичность, так как идентичность некоторых их форм очевидна, равно как и значительная семантическая дифференциация.

Степень семантической дифференциации и отсутствие связи значений как главный содержательный признак омонимии становится одновременно и наиболее уязвимым и спорным моментом при ее определении. Значение в разных его аспектах всегда является пробным камнем лингвистических теорий. Омонимия не составляет в этом плане исключения, тем более что омонимия – прежде всего семантическое явление, и в основе ее определения лежит критерий значения, тип которого обусловливает и тип омонимии. По тому, какие семантические различия наблюдаются между тождественными по форме словами, все омонимы делятся на следующие группы:

а) лексические омонимы, принадлежащие к одной части речи и характеризуемые одним лексико-грамматическим значением и различными лексическими значениями (напр., miser1 'скупой, скупец, скряга' – miser2 'буровая ложка', mate1 'шахм. мат' – mate2 'товарищ, супруг(а); самец', mole1 'родинка' – mole2 'крот' - mо1е3  'мол, дамба', ring 'звенеть' - wring 'скручивать'.

б) лексико-грамматические омонимы, или слова, идентичные во всех или части своих форм и различающиеся как своими лексическими, так и частеречными значениями (напр., sea 'море' - see 'видеть', mean1 'иметь в виду' – mean2 'средний', геd 'красный' – геаd 'читал', spoon1 'ложкa ; блесна' – spoon2 'черпать ложкой; ловить на блесну', mantle1 'накидка, мантия' – mantle2 покрывать, укутывать' и т.д.). Сюда относятся, по А.И. Смирницкому, и омонимы типа found1 'нашел' – found2 'основывать', различие между которыми проходит как по линии их лексических значений, так и по линии грамматических значений, хотя оба слова принадлежат к одной части речи.

В общем ряду лексических и лексико-грамматических омонимов следует назвать грамматические омонимы, т.е. омонимические формы в системе одного и того же слова, различающиеся своими грамматическими значениями (напр., brothers 'братья' -brother's 'брата' – brothers' 'братьев'и др.), поскольку возможные расхождения в значениях совпадающих грамматических форм могут привести к отрыву той или иной формы от всей парадигмы слова и к возникновению лексических омонимов, как это случилось, например, с множественным числом существительных colours 'знамя, флаг', works1 'механизм', works2 'завод, фабрика, мастерские' и некоторыми другими, где грамматическая омонимия превратилась в лексическую.

В последнее время под влиянием общего возросшего интереса к производным словам и деривационным процессам наряду с перечисленными выше типами омонимов выделяют омонимы словообразовательные, в основе которых лежит различие словообразовательных структур идентичных- по форме производных слов. Иными словами, в качестве основополагающего критерия выбирается критерий формальный, и собственно словообразовательными омонимами оказываются производные слова с множественностью мотиваций (типа англ. unpacked) или связанные по конверсии лексические единицы, или же единицы типа reader1 'читатель' и reader2 'книга для чтения'.

Однако, если исходить из того, что тип омонимии определяется по типу значения, различающего идентичные по форме единицы, то естественно следующее заключение: как собственно словообразовательные омонимы должны квалифицироваться те материально тождественные единицы, которые отличаются друг от друга прежде всего своим словообразовательным значением. Соответственно в категорию словообразовательных омонимов попадут далеко не все омонимы, образованные в результате словообразовательных процессов. Так, к словообразовательным омонимам вследствие тождества их словообразовательных значений вряд ли правомерно отнести производные типа bossy1 'начальнический' и bossy2 'шишковатый', омонимия которых есть результат отражения омонимии их производящих баз и представляет собой чистый случай лексической омонимии. Исключить из сферы словообразовательных омонимов необходимо и случаи типа controller1 'контролер' – controller2 'контролирующее устройство', неоднозначность которых возникает, по-видимому, как следствие неоднократного вовлечения производящей базы в словообразовательные процессы, и некоторые другие. В группу словообразовательных омонимов войдут, вероятно, лишь единицы типа girly 'девический' - girlie 'девочка', как кардинально различающиеся своими словообразовательными значениями, единицы типа buggy2 'кишащий клопами' и buggy1 'легкая двухместная коляска', противопоставленные друг другу по наличию/отсутствию словообразовательного значения, weekend1 'уикенд, конец недели' –weekend2 'проводить уикенд', между словообразовательными значениями которых наблюдаются принципиальные различия, и пары слов, соотносящиеся по конверсии, в семантике которых различие лексических и грамматических значений дополняется словообразовательным значением.

Говоря о собственно словообразовательной омонимии, необходимо подчеркнуть одно чрезвычайно важное, на наш взгляд, обстоятельство, а именно то, что область чистой словообразовательной омонимии выделить в языке, по всей вероятности, невозможно. Детерминируется это тем, что словообразование по сути своей направлено на производство единиц, отличающихся от исходных новым значением: лексическим, грамматическим или тем и другим. Выделить единицы и в целом особый разряд слов, которые отличались бы от других формально тождественных им единиц только словообразовательным значением, поэтому становится невозможным. Различия в словообразовательных значениях дериватов обязательно коррелируют с различиями их лексических, грамматических или лексико-грамматических значений, что приводит к возникновению таких типов омонимов, как лексико-словообразовательные, грамматико-словообразовательные, лексико-грамматико-словообразовательные и т.д.

Существование в системе языка разных по признаку тождества и различия их значений типов омонимов обусловливает тот факт, что при определении границ омонимии критерий семантической дифференциации действует с разной степенью эффективности. Естественно, что он работает тем успешнее, чем шире круг значений, которыми различаются формально идентичные единицы. В этом плане разграничение как отдельных слов тождественных форм, характеризуемых разными лексическими, лексико-грамматическими и словообразовательными значениями, не вызывает никаких трудностей. По поводу принадлежности таких единиц к омонимии у всех исследователей сложилось единое мнение. Разногласия начинаются там, где семантические различия сводятся лишь к различиям чисто лексическим (лексические омонимы) или же чисто грамматическим (по мнению ряда исследователей, слова, образованные по конверсии, характеризуются тождественным лексическим значением, хотя, по нашему мнению, такому утверждению противоречит присутствие в значениях многих производных по конверсии слов дополнительных семантических компонентов, не выводимых из значений производящих баз и обусловливающих частичную идиоматичность конвертированных единиц). Вопрос о тождестве и отдельности единиц даже с идентичным лексическим значением, но разными частеречными значениями, тем не менее достаточно легко разрешается, ибо он на самом деле является экстраполяцией принципиального положения о частях речи: если разные части речи представляют собой разные классы слов, то наличие нетождественных частеречных свойств у идентичных по форме и лексическим значениям единиц — бесспорное свидетельство их омонимичности. Камнем преткновения для исследователей была и остается лексическая омонимия, которая традиционно трактуется как проблема разграничения омонимии и полисемии. Ни дистрибутивный критерий, где показателем различных значений выступает различное контекстуальное окружение слова, ни словообразовательный критерий, при котором различные словообразовательные возможности интерпретируются как индикатор отдельности единиц с разными лексическими значениями, ни различия в семантических связях и специфика синонимических и антонимических рядов, в которые входят идентичные по форме единицы с разными лексическими значениями, ни своеобразие наборов грамматических категорий для двух лексических значений - ни один из названных выше критериев, ни даже все они, взятые в совокупности, не становятся надежной и объективной опорой при решении вопроса, имеем ли мы дело с разными лексическими значениями многозначного слова, или же с разными словами-омонимами. Все перечисленные выше различия, а также и некоторые другие (напр., наличие/отсутствие общих семантических компонентов, уникальность данной комбинации значений и т.д. и т.п.) свидетельствуют лишь об одном - о различии лексических значений. Определить же, связаны эти различия с полисемией слова или омонимией, с помощью данных критериев невозможно. Апелляция к интуитивно ощущаемой или неощущаемой связи значений детерминирует субъективность семантического критерия разграничения полисемии и омонимии, из которой и проистекает наблюдаемый в лингвистической литературе и лексикографических источниках разнобой в описании тех или иных слов как многозначных лексических единиц или же как омонимов. Так, авторский коллектив составителей Большого англо-русского словаря под руководством И.Р. Гальперина описывает приводимые ранее colours1 'цвета, оттенки' – colours2, 'знамя, флаг'', works1 'дела, деяния' – works2 'механизм; конструкция' – works3 'завод, фабрика, мастерские', а также mite1 'скромная доля, лепта' –mite2 'клещ', bone1 'снимать мясо с костей' – bone2 'арестовывать; красть; требовать, просить' и многие другие как омонимичные единицы. Авторы Краткого Оксфордского словаря под редакцией Дж. Б.Сайкса считают лексические различия у этих единиц различиями лексико-семантических вариантов многозначных слов и соответственно рассматривают их в одной словарной статье как полисемантичные слова. Подобных расхождений существует такое огромное количество, что границы омонимии варьируются в значительных пределах.

По мнению ряда ученых, более надежный способ строго различить полисемию и омонимию состоит в том, чтобы формализовать понятие семантического сходства/несходства значений - единственный фактор, непосредственно отражающий существо этих двух явлений. Эта формализация, однако, - задача будущих исследований.

Итак, границы омонимии обнаруживают прямую зависимость от того, какие признаки положены в основу ее определения. Из предшествующего изложения очевидно также и то, что эти признаки становятся одновременно теми параметрами, по которым проводится классификация омонимов. Выше получили описание наиболее Распространенные из имеющихся типологий омонимов, в основе которых лежит один какой-либо признак: 1) формальное тождество (омофоны, омографы, полные омонимы); 2) степень идентичности (полные и частичные омонимы); 3) тип различающего значения (лексические, лексико-грамматические, грамматические омонимы (см. несколько иную интерпретацию этих классов омонимов Ю.С. Масловым) (6,108).

Возможны, однако, и более сложные классификации, построенные по двум и более параметрам. Такова, например, классификация А.И.Смирницкого, учитывающая степень идентичности форм, тип различающего значения и отнесенность к одной и той же или разным частям речи. Соответственно классы лексических и лексико-грамматических омонимов подразделяются на полные и частичные. Внутри частичной лексико-грамматической омонимии осуществляется дифференциация простых (типа found1 'нашел' ~ found2 'основывать') и сложных (типа bore1 'нес' и bore2 'бурав', light1 'свет' –light2 'легкий' и др.) случаев.

Интересна многомерная классификация, предложенная И.В.Арнольд, в которой различительными признаками классов слов являются лексическое и грамматическое значения, парадигма и основная форма и которая позволяет на основе тождеств и различий указанных признаков выявить не только типы омонимов, но полисемию и синонимию. Приняв следующие условные обозначения: А -разные лексические значения, А - почти тождественные лексические значения, В - разные грамматические значения, В - одно и то же грамматическое значение, С - различная парадигма, С - идентичная парадигма и Д - различная основная форма, Д - идентичная основная форма, автор путем исчисления, комбинаций призна° ков получила матрицу, в которой оказались возможными следующие 12 классов:

АВСД – частичные лексико-грамматические омонимы типа

Light1 'свет' –light2 'легкий'.

АВСД– тот же набор признаков, что и выше, но для одного из слов тождественная форма не является основной, типа might1 'сила' – might2 (прош. время may).

АВСД – лексические омонимы, различающиеся своими основными формами, но совпадающие в какой-то другой форме, например в форме множественного числа (для существительных) или форме прошедшего времени (глаголы), типа axe - axes 'топоры' - axis - axes 'оси'.

АВСД – лексические омонимы, имеющие одинаковое грамматическое значение, но различные парадигмы типа lie1 'лежать' (lay, lain) – lie2 'лгать' (lied, lied).

АВСД – полные лексико-грамматические омонимы, к которым относятся неизменяемые служебные слова типа предлога for1  и союза for2.

АВСД – полные лексические омонимы типа springy 'прыжок' – spring1 'ключ, родник' – spring2 'весна'.

АВСД – моделируемые омонимы (в основном служебные слова, связанные лексическими значениями, типа before adv, before prep, before cj).

АВСД – лексико-семантические варианты многозначного слова.

АВСД — моделируемые омонимы по конверсии, различающиеся грамматическими значениями и парадигмами, типа eye 'глаз' – eye 'разглядывать'.

АВСД – омонимы, принадлежащие к разным частям речи и совпадающие в некоторых своих формах вследствие общности корня, типа thought1 'мысль' – thought2 'думал'.

АВСД — синонимы, гипонимы.

АВСД – случаи типа brother 'брат' - brothers: brother 'собрат' - brethren.

Близка к описанной классификации и типология омонимов, разработанная А.В. Малаховским, в которой автор исходит из четырех гетерогенных признаков: а) тождества или различия звучания; б) тождества или различия написания; в) тождества или различия инварианта лексического значения; г) тождества или различия инварианта грамматического значения.

Попытка провести более четкие семантические различия между классами омонимов содержится в типологических описаниях П.А. Соболевой, О.М. Ким. Неизвестно, однако, насколько эти оригинальные, хотя и не во всем бесспорные, семантические классификации омонимов, выполненные на материале русского языка и призванные отразить специфику омонимики данного языка, приложимы к английскому материалу. По этой причине мы опускаем их детальное изложение. В заключение хотелось бы сказать, что огромный интерес лингвистов к проблемам омонимии и практическая необходимость их решения, связанная с построением механических устройств для восприятия текста, автоматической обработкой текстов, в целом попытками создания искусственного интеллекта, несомненно, вызовут к жизни новые ответы и новые классификации.

 

КОНТРОЛЬНЫЕ ЗАДАНИЯ

 

Определите главное отличие омонимии от полисемии.

Дайте объяснение относительно незначительного числа омонимов в лексической системе языка.

Назовите пути возникновения омонимов и сравните их с путями возникновения новых значений многозначного слова.

Назовите типы омонимов с точки зрения процессов их возникновения.

Определите критериальные признаки омонимов и приведите языковые примеры.

Выберите наиболее адекватные на ваш взгляд определения омонимов.

Определите причины сложностей при определении омонимов.

Назовите типы омонимов по критерию значения.

Назовите типы омонимов по критерию формы.

Определите, в каких случаях омонимия является моделируемой.

 

литература

 

1. Апресян Ю.Д. Лексическая семантика: Синонимические средства языка. — М., 1974.

2. Арнольд И.В. Лексикология современного английского языка. — 3-е изд. — М,, 1986. - (На англ. яз.).

3. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. — М., 1969.

4. Виноградов В.В. Проблемы морфематической структуры слова и явление омонимии в славянских языках // Славянское языкознание. VI международный съезд славистов. — М., 1968.

5. Ким О.М. Транспозиция на уровне частей речи и явление омонимии в современном русском языке. — Ташкент, 1978.

6. Мослов Ю.С. Введение в языкознание. — М., 1987.

7. Смирницкий А.И. Лексикология английского языка. — М., 1956.

8. Соболева П.А. Словообразовательная полисемия и омонимия. — М., 1980.

9. Тихонов А.Н. Проблемы составления гнездового словообразовательного словаря современного русского языка. — Самарканд, 1971.

10. Тышлер И.С. Словарь лексических и лексико-грамматических омонимов современного английского языка. — Саратов, 1975.

11. Шанский Н.М. Лексикология современного русского языка. — М., 1982.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 |