Имя материала: Лексикология английского языка

Автор: Харитончик Зинаида Андреевна

§ 4. функциональный аспект системы словообразования. продуктивность, активность и употребительность словообразовательных моделей

 

Изучение функционального аспекта словообразования предполагает исследование двух взаимосвязанных проблем. Первая – это выяснение того, для выполнения каких функций предназначена словообразовательная система, какие роли она призвана играть в системе языка и речи. О них говорилось ранее. Вторая и не менее важная проблема связана с изучением ограничений, которые испытывает словообразовательная система в своем функционировании, природы этих ограничений, с изучением сферы ее действия и специфики по сравнению с другими подсистемами языка, условий, при которых имеющиеся ограничения действительны или недействительны, и т.д.

Учеными давно было замечено, что по одним словообразовательным моделям можно образовать почти бесконечное или, по крайней мере, значительное число производных, другие же характеризуются неспособностью к свободному производству слов. Не вдаваясь подробно в историю становления понятий продуктивности, активности и частотности, описывающих функционирование словообразовательной системы с точки зрения испытываемых ею ограничений, скажем, что наиболее распространенной является Предложенная Е.С.Кубряковой трактовка этих понятий. "Продуктивность, – пишет Е.С.Кубрякова, - это скорее количественная характеристика словообразовательного ряда: модель продуктивна, когда по ее образцу в языке созданы десятки, а то и сотни производных. С другой стороны, активность модели – это скорее качественная ее характеристика, ибо она означает способность словообразовательного ряда к пополнению новыми единицами. Наконец, употребительность модели связана с ее реализацией в тексте, т.е. статистическими закономерностями ее использования" (7, 21).

Из сказанного выше явствует, что продуктивность – это статическая характеристика словообразовательной системы, это учет результатов ее действия, это отражение реализации способности разных словообразовательных моделей в определенные временные периоды к словопроизводству. Многие словообразовательные модели различаются именно в количественном аспекте: ср. довольно ограниченный и закрытый список производных с суффиксом -dom (Kingdom, princedom и т.д.) и огромный, открытый ряд производных с суффиксом -ег в современном английском языке; ср. также в русском языке ряды производных с суффиксом -изн(а), суффиксом -ение и др.

Активность - это динамический, процессуальный аспект словообразовательной системы, ее способность к действию, пополнению языка новыми лексическими единицами, к выполнению определенных коммуникативных заданий. Естественно, что статический и процессуальный аспекты в словообразовании тесно связаны и трудно разграничиваемы. Оттого порою и невозможно определить, употребляем ли мы в речи производные слова как готовые единицы или же вновь создаем их по активным моделям словообразования.

Необходимо сказать, что активность словообразовательных моделей детерминируется многочисленными факторами - лингвистическими и экстралингвистическими: фонетическими, фонологическими, морфологическими, этимологическими, деривационными, семантическими, стилистическими и т.д. свойствами лексических единиц, конкуренцией с уже существующими языковыми обозначениями, коммуникативными и прагматическими причинами.

В английском языке, например, производные прилагательные содержат до 70 суффиксов разного происхождения. Из них суффиксы -ate, -ory, -ine, -id и другие никогда не соединяются с иcкoнными основами; напротив, такие суффиксы, как -ward, -most, -fold, .никогда не сочетаются с основами заимствованными.

Небезынтересен и тот факт, что в 96\% случаев исконные суффиксы, с помощью которых образуются производные прилагательные в английском языке, присоединяются к одноморфемным производящим базам (wolfish 'волчий', fatherly 'отцовский', painful 'болезненный', papery 'бумажный', swanlike 'лебединый' и др.).

Примером ограничительного действия семантики производящих баз может явиться сочетаемость адъективного суффикса -1у с обозначениями лиц, единиц измерения времени (manly 'мужественный', kingly 'королевский', daily 'ежедневный', weekly 'еженедельный' и т.д.) и исключение из сферы действия этого суффикса названий растений, материалов и т.д., которые типичны для модели с адъективным суффиксом -у (piny 'сосновый', clayey 'глинистый'  и др.)

Активность словообразовательной модели, несомненно, регулируется уже существующими в лексической системе языка единицами. Так, отсутствие производных с префиксом un- типа *ungood, *unsoft, *unlong в серии слов типа unkind 'недобрый', unready 'неготовый', unpleasant 'неприятный' и т.д. обусловливается, среди прочих факторов, тем, что в лексике английского языка имеются простые слова bad 'плохой', hard 'твердый', short 'короткий' и т.д.

Возникновение производных по тем или иным словообразовательным моделям, таким образом, есть результат действия много численных закономерностей, или правил. Следует отметить, что словообразование зависит от гораздо большего числа факторов по сравнению, например, с синтаксисом, настолько большего, что не которые лингвисты склонны видеть в системе производных слов -этом продукте словообразовательных процессов - лишь набор исключений, или полный набор нерегулярностей.

Необходимо отметить, что современное понимание продуктивности и активности, особенно в зарубежной лингвистике, не тождественно традиционной ее трактовке в чисто количественном аспекте. Продуктивность, без обсуждения которой редко обходятся труды по порождающей грамматике и фактически ни одна работа по словообразованию, мыслится не только как функция от совокупного действия многочисленных фильтров, разрешающих или блокирующих образование новых единиц. Она, как выявили разгоревшиеся дебаты, связана с тем типом речевой деятельности говорящих, которая управляется определенными закономерностями и в результате которой в лексиконе возникают новые единицы, чья новизна не ощущается ни самими создателями, ни слушателями. Этим продуктивность отличается от креативности, или нерегулируемого правилами речевого поведения говорящих, в основе которой лежит осознанная интенция создания при порождении новой единицы какого-то особого эффекта, а само порождение, по своей сути аналогическое и потому непредсказуемое, происходит с опорой на непродуктивные и уникальные образцы.

Продуктивность скалярна и многомерна. Наряду с упоминаемым ранее количественным измерением, при котором деривационные процессы квалифицируются как продуктивные, малопродуктивные и непродуктивные по числу образованных языковых единиц, продуктивность можно исчислить исходя из соотношения исходных и производных единиц и тем самым соотношения всех потенциально возможных и реально образованных по той или иной модели дериватов. Ориентируясь на принципиально иные показатели, несомненно, складывающиеся под влиянием величины вовлекаемых в сферу словообразования классов лексических единиц, их открытого или закрытого характера, подобная корреляция позволяет точнее уловить степень порождающей способности деривационных моделей. Еще одним измерением продуктивности словообразовательных моделей, которое С.Р.Андерсон предлагает назвать их активностью, может стать способность модели или правила распространять свое действие на новые единицы, новые как в том смысле, что они только появились в лексической системе языка (в результате словообразования или заимствования), так и в смысле уже существующих, но ранее не задействованных в модели слов. Важно подчеркнуть, что вышеизложенная концепция продуктивности и активности, которая наряду с другими параметрами может стать фундаментом таксономического описания словообразования, зиждется на принципиальном признании направленности деривационных процессов и их моделирующих моделей, причем направленности от производящей базы, а не наоборот – от лексических единиц к производящим базам.

Чрезвычайно интересный и, по-видимому, наименее изученный аспект функционирования словообразовательной системы – употребительность, или реализация, словообразовательных моделей в тексте.

Несомненно, что употребительность словообразовательной модели, под которой надо понимать, по нашему мнению, не только сам факт реализации производных того или иного" словообразовательного ряда в тексте, но и характер их текстового распределения, т.е. дисперсию производных, связана с удельным весом этой словообразовательной модели в ономасиологической категории, для обозначения которой предназначены образованные по модели производные. Связана она и с коммуникативной важностью обозначаемых производными явлений. Иначе говоря, употребительность модели есть в известной степени отражение значимости и употребительности созданных по ней производных. Важно не ставить знак равенства между употребительностью производных и употребительностью словообразовательной модели. В целях их разграничения представляется целесообразным ввести термин "речевая активность словообразовательной модели".

В имеющихся немногочисленных исследованиях функционирования словообразовательных систем или подсистем существует практика определения речевой репрезентации словообразовательных моделей:

а) по числу всех зарегистрированных в текстах определенной протяженности (зачастую определенного функционального стиля) производных слов;

б) по числу разных, неповторяющихся единиц, построенных по анализируемым моделям, зафиксированных в текстах.

Однако в первом случае речь идет не столько о характеристике словообразовательной модели, сколько о функционировании производных слов как индивидуальных словесных знаков, частотность которых детерминируется их местом в лексической системе языка. Такое рассмотрение, конечно, важно для характеристики того или иного слова, для понимания его значимости в языковой системе и процессах коммуникации, для сопоставления роли простых и производных единиц в тексте и т.д. Но для описания словообразовательных моделей как аналогов, образцов построения производных слов оно явно недостаточно, так как в результате такого анализа мы получаем сведения лишь о дисперсии производных того или иного словообразовательного ряда в текстах. Иными словами, характеристика речевой активности словообразовательной модели оказывается неоправданно суженной и односторонней.

Во втором случае в поле зрения исследователя оказывается не частотность употребления отдельных производных единиц в текстах, а достаточно полная картина представленности той или иной словообразовательной модели в тексте. Однако и данный аспект описания речевого функционирования словообразовательной модели, изолированный от других ее аспектов, представляется ущербным, так как вне соотнесенности речевой активности с длиной соответствующего словообразовательного ряда и возможностями новообразований - продуктивностью и активностью модели, невозможно определить степень речевой активности и дать системное описание функционального аспекта словообразовательной системы.

Речевая активность словообразовательной модели, на наш взгляд, есть соотношение числа разных репрезентаций словообразовательной модели к общему числу образований по модели, т.е. ее продуктивности, обнаруживающей прямую зависимость от активности модели, и соответственно числа окказиональных и новых слов, зафиксированных в речи.

Определение речевой активности словообразовательной модели в том виде, как это предлагается выше, сопряжено с рядом трудностей: определением достаточной для достоверности выводов длины текста, фиксацией производных слов и установлением длины словообразовательного ряда, в целом исчислением продуктивности модели, определением коэффициента активности модели и т.д. Но взятая вне других функциональных параметров речевая активность словообразовательной модели не может получить более или менее убедительного описания, поскольку реализация производных той или иной модели непосредственно зависит от общего числа производных, созданных и создаваемых по этой модели.

Определенная взаимозависимость между речевой активностью и продуктивностью словообразовательных моделей проявляется не только в количественном соотношении образованных по данной модели и реализованных в текстах производных единиц. Дисперсия производных слов в тексте также обнаруживает определенную корреляцию с продуктивностью соответствующей модели. Как показывают наблюдения над речевым функционированием производных прилагательных в современном английском языке, реализация и концентрация производных различных по своей продуктивности и активности моделей в тексте осуществляется по-разному. Из всего множества производных, построенных по непродуктивным и/или неактивным моделям, в текстах встречаются, как правило, лишь некоторые, часто повторяющиеся "представители" данных моделей, в то время как множество производных, образованных по продуктивным и активным моделям, репрезентировано в текстах разными с более или менее одинаковой частотностью словами. Так, из всей совокупности производных прилагательных с суффиксами -ful, -en, -ly в современном английском языке в текстах употребительны лишь слова beautiful 'красивый', wonderful 'прекрасный', careful 'осторожный', golden 'золотой', wooden 'деревянный', friendly 'дружеский' и некоторые другие.

Производные прилагательные с суффиксами -у, -less, -like и др. представлены в текстах более равномерно и резких различий в частотности употребления не обнаруживают. Можно заключить на этом основании, что речевая активность словообразовательных моделей с суффиксами продуктивными выше речевой активности словообразовательных моделей с суффиксами непродуктивными. Этому способствует также активность многих продуктивных моделей и образование по ним окказиональных слов.

Речевая активность словообразовательных моделей обусловлена также спецификой функциональных стилей, в которых реализуются производные. Речевая активность словообразовательных моделей с суффиксами -like, -ish равняется почти нулю в текстах научной и газетно-публицистической прозы и резко возрастает в текстах художественной прозы. Различаются сферы функционирования производных и других словообразовательных моделей.

В заключение необходимо сказать, что функциональные характеристики деривационной модели определяют ее место и значимость в общей системе словообразования данного языка, что детерминирует в свою очередь важность описания функционального аспекта словообразовательных моделей в общем описании языка.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 |