Имя материала: Налоги и налогообложение Ч.2

Автор: Шувалова Е. Б

9.2. объекты налогообложения по ндпи

 

При определении объекта налогообложения необходимо учиты- вать, что Российская Федерация обладает суверенными правами и осу- ществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительно экономической зоне Российской Федерации (статья 67 Конституции Российской Федерации). Определение и границы континентального шельфа Российской Федерации установлены Федеральным законом от

30 ноябрь 1995 г. № 187-ФЗ «О континентальном шельфе Российской

Федерации» . Определение и границы исключительной экономической зоны  Российской  Федерации  установлены  Федеральным  законом  от

17января 1998 г. № 191-ФЗ «Об исключительной экономической зоне

Российской Федерации» . К территориям, арендуемым Российской Фе- дерацией у иностранных государств или используемым ею на основании международного договора, в частности, относится архипелаг Шпицбер- ген (Норвегия).

Объекты налогообложения по налогу на добычу полезных иско- паемых определены в пункте 1 статьи 336 НК РФ. Ими признаются по- лезные ископаемые:

- добытые из недр на территории России на участке, предостав-

ленном налогоплательщику в пользование;

- извлеченные из отходов (потерь) добывающего производства, ес-

ли такое извлечение подлежит отдельному лицензированию в соответст-

вии с законодательством о недрах;

- добытые из недр за пределами территории России (на территориях,

находящихся под юрисдикцией России, арендуемых у иностранных госу- дарств или используемых на основании международного договора) на уча- стке, предоставленном налогоплательщику в пользование.

Полезное ископаемое, добытое из недр на лицензионном участке,

признается объектом налогообложения вне зависимости от вида пользо- вания недрами, указанного в лицензии. Так, если полезное ископаемое добыто при пользовании недрами на основании лицензии только на по- иск и оценку месторождений (только на строительство и эксплуатацию подземных сооружений), оно подлежит налогообложению. Если лицен- зия на право пользования недрами отсутствует, добытое полезное иско- паемое не является объектом налогообложения.

Что касается полезных ископаемых, извлеченных из отходов (по-

терь) добывающего производства, то они являются самостоятельным объектом налогообложения, только если на их использование выдана

отдельная лицензия в соответствии с Законом о недрах. Полезные иско-

паемые, извлеченные из отходов (потерь), подлежат налогообложению,

если использование последних выделено в отдельный объект лицензи-

рования, отличный от добычи полезных ископаемых из недр.

Что же такое полезное ископаемое? В статье 337 НК РФ дано такое определение: это  –  продукция горнодобывающей промышленности и

разработки карьеров, содержащаяся в фактически добытом (извлечен- ном) из недр (отходов, потерь) минеральном сырье (породе, жидкости и иной смеси), первая по своему качеству соответствующая государствен-

ному стандарту Российской Федерации, стандарту отрасли, региональ- ному стандарту, международному стандарту. Если для отдельного добы- того полезного ископаемого такие стандарты отсутствуют, то применя-

ется стандарт организации (предприятия).

Таким образом, для налогообложения значение имеет не произ-

водство продукции, соответствующей какому-либо стандарту, а извле-

чение из недр минерального сырья, содержащего (потенциально) такую продукцию. Минеральное сырье может быть реализовано без проведе- ния каких-либо операций по производству из него соответствующей продукции – объект налогообложения тем не менее возникнет.

Не признается полезным ископаемым продукция обрабатывающей промышленности, то есть продукция, полученная в результате дальней- шей переработки. Например, бензин и другие нефтепродукты, аффини-

рованный (химически чистый) металл, известь и др.

Налоговая база по НДПИ – это стоимость добытых полезных ис-

копаемых. Сказанное не относится к добыче нефти, попутного газа и га-

за горючего природного из всех видов месторождений углеводородного сырья. При их добыче налоговая база определяется как количество до- бытых полезных ископаемых в натуральном выражении. Это следует из статьи 338 НК РФ. В целях обеспечения своевременного и правильного определения налоговой базы по налогу налогоплательщик должен вести отдельный учет количества и отдельно определять налоговую базу в от- ношении добытых полезных ископаемых, подлежащих налогообложе- нию по налоговой ставке 0 процентов, в том числе в части: нормативных потерь и добытого попутного газа.

Из сказанного выше можно сделать вывод, что для формирования налоговой базы по НДПИ нужны две составляющие: количество добы-

того полезного ископаемого и его стоимость.

Количество добытого в налоговом периоде полезного ископаемого определяется по полезному ископаемому, в отношении которого в дан-

ном налоговом периоде завершен технологический процесс по его до-

быче (извлечению) из недр (отходов, потерь).

Порядок определения количества добытого полезного ископаемо- го установлен статьей 339 НК РФ. Как сказано в пункте 7 этой статьи, при определении количества добытого полезного ископаемого учитыва- ется только то полезное ископаемое, в отношении которого в налоговом

периоде завершен комплекс технологических операций (процессов) по его добыче (извлечению) из недр (отходов, потерь). Комплекс техноло- гических операций устанавливается в техническом проекте разработки конкретного месторождения полезных ископаемых.

Количество добытого полезного ископаемого определяется пря- мым или косвенным методом.  Прямой метод – это определение количе- ства путем применения измерительных средств и устройств непосредст- венно к добытому полезному ископаемому. Косвенный – это метод, при котором количество добытого полезного ископаемого определяется по данным о его содержании в извлекаемом из недр (отходов, потерь) ми- неральном сырье.

Метод, который применяет налогоплательщик, должен быть за-

фиксирован в его учетной политике. В течение всей деятельности нало-

гоплательщика по добыче полезного ископаемого этот метод изменению не подлежит. Единственное исключение из правила – внесение коррек- тив в технический проект разработки месторождения полезных иско- паемых в связи с изменением применяемой технологии добычи полез- ных ископаемых.

Прямой  метод. При его применении налогоплательщик должен учитывать фактические потери, определяя количество добытого полез-

ного ископаемого. Об этом сказано в пункте 3 статьи 339 НК РФ.

Фактические потери полезного ископаемого – это разница между расчетным количеством полезного ископаемого, на которое уменьшают-

ся его запасы, и количеством фактически добытого полезного ископае- мого. Налогообложению подлежит расчетное количество полезного ис- копаемого, на которое уменьшаются его запасы. Забегая вперед, заме-

тим, что нормативные потери полезных ископаемых (а ими признаются фактические потери, технологически связанные с принятой схемой и технологией разработки месторождения, но только в пределах нормати- вов, утвержденных в порядке, определяемом Правительством РФ), обла-

гаются по налоговой ставке 0\% (руб.).

Расчетное количество полезного ископаемого, на которое умень-

шаются его запасы (при добыче твердых полезных ископаемых исполь-

зуется также термин «погашенные запасы»), определяет геолого- маркшейдерская служба на основании соответствующих замеров. При добыче углеводородного сырья расчетное количество определяется на основании замеров, производимых на устье скважины (с учетом данных анализа о содержании в минеральном сырье добытого полезного иско- паемого).

Запасы полезных ископаемых могут уменьшаться как по причине добычи, так и в результате разведки, переоценки, списания неподтвер- дившихся запасов, изменения технологических границ и т. д. В целях налогообложения учитывается количество полезного ископаемого, на

которое уменьшаются его запасы в результате добычи (сюда же отно- сятся потери при добыче). Количество списываемых запасов по причи- нам, не связанным с добычей, не может быть отнесено к количеству до- бытого полезного ископаемого.

Фактические потери полезного ископаемого учитываются при оп- ределении количества добытого полезного ископаемого в том налоговом периоде, в котором проводилось их измерение. При этом размер потерь определяется по итогам этих измерений. Это означает, что если, напри- мер, количество фактических потерь рассчитывается ежеквартально, то в налоговом периоде, когда они были определены, они будут в полном объеме учтены и в целях налогообложения. Причем независимо от того, относятся они к другим налоговым периодам в пределах соответствую- щего квартала или нет.

 

Пример 1

ООО «Альфа» определяет фактические потери добываемого по-

лезного ископаемого один раз в квартал.

Количество фактически добытого полезного ископаемого (без учета потерь) составило:

- в июле 2004 года – 100 т;

- в августе 2004 года – 120 т;

- в сентябре 2004 года – 140 т.

Таким образом, подлежат налогообложению по общеустановленной налоговой ставке:

- по итогам июля 2004 года – 100 т;

- по итогам августа 2004 года – 120 т;

- по итогам сентября 2004 года – 140 т.

По итогам проведенных в октябре 2004 года измерений установ- лено, что фактические потери за III квартал 2004 года составили 20 т. Количество добытого за III квартал 2004 года полезного ископаемого с

учетом фактических потерь составило:

100 т + 120 т + 140 т + 20 т = 380 т.

Норматив потерь составляет 5\%. Рассчитаем нормативные потери полезных ископаемых, которые можно учесть при налогообложении:

380 т х 5\% = 19 т.

В октябре 2004 года добыто 110 т полезных ископаемых. Следова-

тельно, по итогам октября 2004 года обложению НДПИ подлежат:

- по налоговой ставке 0\% (руб.) – 19 т;

- по общеустановленной налоговой ставке – 110 т + 20 т – 19 т =

111 т.

 

 

При определении количества добытого полезного ископаемого не

учитывается то его количество, которое содержится в минеральном сы-

рье, не доведенное до качества полезного ископаемого. То есть количе-

ство в остатках незавершенного производства. Это следует из пункта 7 статьи 339 НК РФ. Указанное количество нужно учесть в том налоговом периоде, в котором минеральное сырье будет обработано (подготовлено) до требуемых кондиций, за исключением следующего случая. Если ми- неральное сырье, не доведенное до качества полезного ископаемого, реализовано и (или) использовано на собственные нужды, количество добытого в налоговом периоде полезного ископаемого определяется на момент реализации или отпуска в производство этого минерального сы- рья соответственно. Количество добытого полезного ископаемого в этом случае равно количеству полезного ископаемого, содержащегося в ми- неральном сырье.

Косвенный метод. Налоговый кодекс не содержит каких-либо по-

ложений или рекомендаций по применению косвенного метода при оп-

ределении количества добытого полезного ископаемого. Существует лишь одно ограничение. Косвенный метод применяется только в том случае, если применение прямого метода невозможно (п. 2 ст. 339 НК РФ). То есть в рамках применяемой технологии не представляется воз- можным произвести замер непосредственно добытого полезного иско- паемого. Это должно подтверждаться техническим проектом разработки месторождения полезных ископаемых. Косвенный метод будет приме- няться, в частности, в случае реализации или использования на собст- венные нужды минерального сырья до проведения комплекса необходи- мых операций.

В соответствии со статьей 340 НК РФ оценка стоимости добытых полезных ископаемых определяется налогоплательщиком самостоятельно одним из следующих способов:

1) исходя из сложившихся у налогоплательщика за соответст- вующий налоговый период цен реализации без учета государственных субвенций;

2)  исходя  из  сложившихся  у  налогоплательщика за  соответст-

вующий налоговый период цен реализации добытого полезного иско-

паемого;

3)  исходя из расчетной стоимости добытых полезных ископае-

мых.

 

 

Итак, что означает оценить стоимость добытого полезного иско-

паемого, исходя из сложившихся цен его реализации? Это предполагает определить стоимость единицы добытого полезного ископаемого как средневзвешенной цены реализации по всем сделкам, по которым в на- логовом периоде произошел переход права собственности на добытое полезное ископаемое. Средневзвешенная цена определяется так: сумма выручки от реализации полезного ископаемого в налоговом периоде де- лится на количество реализованного в этом же периоде добытого полез- ного ископаемого.

Полученный результат (то есть стоимость единицы реализованно- го полезного ископаемого) умножается на количество добытого в нало- говом периоде полезного ископаемого. Это и есть стоимостная оценка налоговой базы.

Если налогоплательщик получает государственные субвенции из бюджета на возмещение разницы между оптовой ценой и расчетной стоимостью добытого полезного ископаемого, суммы этих субвенций он должен исключить из выручки.

 

Пример 2

ООО «Альфа» в сентябре 2004 года осуществило добычу 300 т по- лезного ископаемого. В том же месяце 200 т этого или аналогичного по- лезного ископаемого было реализовано, в том числе (цены указаны без

НДС и расходов на доставку):

- 60 т по цене 130 руб./т ;

- 100 т по цене 100 руб./т;

- 40 т по цене 120 руб./т.

Выручка от реализации полезного ископаемого составила:

60 т х 130 руб. + 100 т х 100 руб. + 40 т х 120 руб. = 22 600 руб.

Стоимость единицы полезного ископаемого как средневзвешенная цена реализации равна:

22 600 руб. : (60 т + 100 т + 40 т) = 113 руб.

Таким образом, стоимость добытого в сентябре 2004 года полезно-

го ископаемого составила:

113 руб. х 300 т = 33 900 руб.

Как правило, количество реализованного добытого полезного ис-

копаемого не совпадает с количеством добытого. Это связано с наличи- ем нереализованных остатков добытого полезного ископаемого на нача- ло и на конец налогового периода. Для целей налогообложения не имеет значения, когда было добыто полезное ископаемое, реализованное в данном налоговом периоде. Если оно было реализовано, его цена долж- на быть учтена при определении выручки в соответствии со статьей 340

НК РФ. Также не имеет значения, было ли реализовано все добытое в налоговом периоде полезное ископаемое. Ведь для расчета налоговой

базы берется все количество добытого полезного ископаемого, а не та его часть, которая была реализована.

Выручка от реализации добытых полезных ископаемых определя- ется исходя из цен, уменьшенных на сумму расходов налогоплательщи- ка по доставке в зависимости от условий поставки. К вычету принима-

ются все расходы налогоплательщика по доставке (транспортировке) со- ответствующей партии добытого полезного ископаемого вне зависимо- сти от периода осуществления указанных расходов. Например, в случае

если транспортировка началась в предыдущем налоговом периоде, а за-

кончилась – в текущем. При этом статья 340 НК РФ содержит исчерпы- вающий перечень расходов по доставке (транспортировке), уменьшаю- щих цену реализации в целях исчисления налога. Это расходы:

 

- на оплату таможенных пошлин и сборов при внешнеторговых сделках;

- по  доставке  (перевозке)  добытого  полезного  ископаемого  от

склада готовой продукции (узла учета, входа в магистральный трубо- провод, пункта отгрузки потребителю или на переработку, границы раз- дела сетей с получателем и тому подобных условий) до получателя;

- по обязательному страхованию грузов, исчисленные в соответст-

вии с законодательством Российской Федерации.

В целях главы 26 Кодекса к расходам по доставке (перевозке) до-

бытого полезного ископаемого до получателя, в частности, относятся расходы по доставке (транспортировке) магистральными трубопровода- ми, железнодорожным, водным и другим транспортом, расходы на слив, налив, погрузку, разгрузку и перегрузку, на оплату услуг портов и транспортно-экспедиционных услуг.

Если у налогоплательщика не было реализации добытого полезно-

го ископаемого в налоговом периоде, он должен применить способ оценки исходя из расчетной стоимости добытого полезного ископаемо-

го. Перечень расходов, учитываемых при определении расчетной стои-

мости добытых полезных ископаемых, указан в пункте 4 статьи 340 НК РФ. Заметим, что порядок определения расходов, поименованных в этом

перечне, аналогичен порядку, установленному 25-й главой Кодекса. Но есть некоторые ограничения, которые в общем сводятся к следующему.

При определении расчетной стоимости добытых полезных ископаемых не учитываются расходы, не связанные с добычей.

В соответствии с Налоговым кодексом можно выделить три  груп-

пы расходов:

1.         Прямые расходы. Это материальные расходы (подпункты 1 и 4

ст. 254), расходы на оплату труда (ст. 255), амортизация (статьи 258—

259) и суммы ЕСН (ст. 264). Эти расходы, произведенные налогопла-

тельщиком в течение налогового периода, распределяются между добы- тым полезным ископаемым и остатками незавершенного производства на конец налогового периода.

2.   Косвенные расходы, относящиеся к добытым в налоговом пе- риоде полезным ископаемым. Это материальные расходы (все подпунк- ты статьи 254, кроме 1-го и 4-го), расходы на ремонт основных средств

(ст. 260), расходы на освоение природных ресурсов (ст. 261), прочие расходы (статьи 264 и 265). Все косвенные расходы, относящиеся к до- бытым полезным ископаемым, в полном объеме включаются в расчет-

ную стоимость этих ископаемых.

3.   Сумма косвенных и внереализационных расходов, относящихся как к добыче полезных ископаемых, так и к другим видам деятельности. К таким расходам помимо перечисленных выше могут быть отнесены расходы на НИОКР (ст. 262) и расходы, связанные с реализацией иму- щества (ст. 268). Эти расходы должны быть распределены между затра- тами на добычу полезных ископаемых и затратами на иную деятель- ность налогоплательщика пропорционально доле прямых расходов, от- носящихся к добыче полезных ископаемых, в общей сумме прямых рас- ходов.

Сумма указанных расходов даст расходы по добыче всех полез-

ных  ископаемых. Чтобы определить расчетную стоимость отдельного полезного  ископаемого,  нужно  из  общей  суммы  расходов  выделить часть расходов, приходящуюся на количество этого добытого полезного ископаемого в общем количестве добытых полезных ископаемых.

 

Пример 3

Организация осуществляет добычу нефти и песка. В течение сен-

тября 2004 года ею добыто 50 т нефти и 8 т песка. Реализация песка в налоговом периоде не производилась.

Остаток незавершенного производства на начало сентября 2004

года (суммарно в отношении нефти и песка) – 2000 руб., а на конец –

5000 руб.

По итогам сентября 2004 года по обоим видам добываемых полез-

ных ископаемых были сформированы:

а)         расходы на оплату работ производственного характера по до-

быче полезных ископаемых, выполняемых сторонними организациями,

– 3500 руб.;

б)  расходы на оплату труда работников, занятых при добыче полез- ных ископаемых, а также сумма ЕСН, начисленного на указанные суммы расходов на оплату труда, – 8700 руб.;

в)  суммы начисленной амортизации по амортизируемому имуще-

ству, используемому при добыче полезных ископаемых, – 1400 руб.;

г)         расходы на ремонт основных средств, используемых при до-

быче полезных ископаемых, – 2900 руб.;

д)  расходы на освоение природных ресурсов – 1200 руб.;

е)         расходы на управление организацией – 5000 руб.;

ж) общая  сумма  прямых  расходов,  произведенных  налогопла-

тельщиком в налоговом периоде (включая иные виды деятельности), –

12 700 руб.

Прямые расходы по добыче полезных ископаемых (нефти и песка)

составляют (подпункты «б» и «в» ):

8700 руб. + 1400 руб. = 10 100 руб.

риоде полезным ископаемым с учетом остатков незавершенного произ-

водства, составляет:

10 100 руб. + 2000 руб. – 5000 руб. = 7100 руб.

Сумма косвенных расходов, относящаяся к добытым полезным ископаемым (подпункты «а» , «г» и «д» ), равна:

3500 руб. + 2900 руб. + 1200 руб. = 7600 руб.

Косвенные расходы, которые связаны как с добычей полезных ис- копаемых, так и с другими видами деятельности (подпункт «е» ), со- ставляют сумму 5000 руб.

Доля косвенных расходов, приходящаяся на добытые в налоговом периоде полезные ископаемые (определяемая пропорционально доле прямых расходов), равна:

5000 руб. х (10 100 руб. : 12 700 руб.) = 3976,38 руб.

Общая сумма косвенных расходов, приходящаяся на добытые по-

лезные ископаемые, составляет:

7600 руб. + 3976,38 руб. = 11 576,38 руб.

Общая сумма расходов по добыче полезных ископаемых (прямых и косвенных) равна:

7100 руб. + 11 576,38 руб. = 18 676,38 руб.

Доля добытого песка в общем количестве добытых полезных иско-

паемых составляет:

8 т : (50 т + 8 т) = 0,1379.

Сумма расходов по добыче песка, а следовательно, и его расчетная стоимость равна:

18 676,38 руб. х 0,1379 = 2575,46 руб.

В соответствии с пунктом 1 статьи 342 НК РФ налогообложение производится по налоговой ставке 0\% (0 руб. – если налоговая база оп- ределяется в натуральном выражении) при добыче:

- полезных ископаемых в части нормативных потерь полезных ис-

копаемых. Нормативные потери полезных ископаемых – это фактиче- ские потери в пределах нормативов, установленных в соответствии с по- становлением Правительства РФ от 29.12.2001 № 921 «Об утверждении Правил утверждения нормативов потерь полезных ископаемых при до- быче, технологически связанных с принятой схемой и технологией раз- работки месторождения» [4];

- попутного газа;

- полезных ископаемых при разработке некондиционных (остаточ-

ных запасов пониженного качества) или ранее списанных запасов по-

лезных ископаемых (за исключением случаев ухудшения качества запа- сов полезных ископаемых в результате выборочной отработки месторо- ждения). Отнесение запасов полезных ископаемых к некондиционным осуществляется    согласно    постановлению    Правительства    РФ    от

ископаемых к некондиционным запасам и утверждения нормативов со- держания полезных ископаемых, остающихся во вскрышных, вмещаю- щих (разубоживающих) породах, в отвалах или в отходах горнодобы- вающего и перерабатывающего производства» [5];

- в иных случаях.

Если нет оснований применять налоговую ставку 0\% (руб.), при-

меняются ставки, установленные пунктом 2 статьи 342 НК РФ.

Сумма налога исчисляется в целом по всем объектам налогообло-

жения. Для определения суммы, подлежащей уплате по отдельному уча-

стку недр (месту постановки на учет в качестве налогоплательщика НДПИ), следует исходить из количества добытого на данном участке недр полезного ископаемого, включая количество, подлежащее обложе- нию по налоговой ставке 0\% (руб.), в общем количестве добытого по- лезного ископаемого данного вида.

[4] По твердым полезным ископаемым нормативы утверждаются

МПР России по согласованию с Госгортехнадзором России (преобразо-

ван в Ростехнадзор). По углеводородному сырью – Минпромэнерго Рос-

сии по согласованию с МПР России и Госгортехнадзором России.

[5] По твердым полезным ископаемым решение принимается МПР России (Федеральным агентством по недропользованию). По углеводо-

родному сырью – МПР России по согласованию с Минпромэнерго Рос-

сии и Минэкономразвития России.

В мировой нефтяной промышленности принято использовать сле- дующую классификацию контрактов по передаче в эксплуатацию инве- сторам принадлежащих государству земельных участков: концессион- ные договоры, СРП, сервисные контракты (с риском и без риска). По- этому появившиеся летом 2002 г. предложения о внедрении в россий- ское недропользование концессионных договоров некоторые исследова- тели расценили как свидетельство того, что государственная политика недропользования в России зашла в идеологический тупик, для выхода из которого властям необходимо предпринять нечто революционное, например переход на концессии. В известном смысле это предложение – дежавю: в первых редакциях закона «О недрах» содержалась формули- ровка о том, что «лицензия на право пользования недрами закрепляет... форму договорных отношений недропользования, в том числе на усло- виях концессии, договора о разделе продукции, контракта на предостав- ление услуг (с риском и без риска)» . Однако с 1995 г. термин «концес- сия» из ст. 12 закона «О недрах» был изъят окончательно и бесповорот- но, а «раздел продукции» вернулся в этот закон только в 1999 г.

Законопроект «О концессионных соглашениях» позволяет исполь-

зовать разные формы контрактов, которые не подпадают под действие

Закона «О соглашениях о разделе продукции» : когда нет добычи и не-

чего делить (сервисные контракты), когда проект должен быть продол- жен за пунктом раздела, там, где фактически завершилось соглашение о разделе продукции, наконец, когда можно выделить в отдельный – ин- фраструктурный или транспортный проект то, что позволяет удешевить базисный проект на условиях СРП. Таким образом, речь идет в первую очередь об эффективном использовании разных типов контрактов с тем, чтобы сделать инвестиционные проекты коммерчески оправданными, а не о внедрении новых платежей в недропользовании. То есть, когда го- ворят о концессиях как альтернативе СРП и лицензии, то это справедли- во только частично, главное в другом - в новых инвестиционных воз- можностях.

Особый налоговый режим действующего Закона «О соглашениях о разделе продукции» состоит из трех основных составляющих элемен-

тов. Первый - инвестор получает долю продукции в качестве возмеще- ния затрат (если соглашением не предусмотрена уплата роялти, которая в этом случае осуществляется в первую очередь). Второй - инвестор и государство делят продукцию, известную как «прибыльная продукция» .

Третий - инвестор уплачивает государству налог на прибыль из своей доли прибыльной продукции. При этом инвестор освобожден от уплаты большинства других налогов. Раздел продукции может осуществляться

как после вычета затрат инвестора, так и сразу - без определения затрат- ной части в произведенной продукции (« прямой раздел» , который ино- гда называют еще «чистым» , или «простым» разделом). При второй

разновидности этих контрактов произведенная продукция делится на долю государства и долю инвестора, то есть без определения «компен- сационной» нефти.

Российский Закон «О соглашениях о разделе продукции» в своей первой редакции – это американский правовой механизм и индонезий- ский механизм раздела. Это означает, что, принимая равными нулю те или иные переменные (роялти, государственную долю в прибыльной

продукции, прибыль инвестора и налог на прибыль), можно в рамках СРП выделить четыре традиционных рентных режима (индонезийский, перуанский, ливийский и концессионный – контракт типа «роялти плюс

налог» ). Поэтому рассуждения, что с введением концессионного закона появляется еще один режим платежей в недропользовании, отстали на 7-

8 лет – со времени принятия Закона «О соглашениях о разделе продук-

ции» фискальные органы были вправе предлагать несколько таких ре- жимов. Просто Минфин и правительство до сих пор были не готовы при подготовке соглашений к проявлению фискальной гибкости. При этом нельзя не отметить, что само по себе появление в России закона о «пря- мом разделе» при использовании СРП несомненно свидетельствует о том, что вопреки распространенному представлению о нежелании оте- чественных компаний вкладывать крупные средства в сложные, риско-

ванные инвестиционные проекты в реальном секторе экономики, нефтя- ные компании не просто декларируют такое желание, но и изыскивают для его реализации хоть какие-то правовые возможности. Хотелось бы увидеть признаки подобной заинтересованности в росте инвестицион- ной активности и у представителей государственных органов.

Интересен опыт взимания «родственника» российского НДПИ –

роялти в США. Для увеличения производства нефти, поддержки разра-

ботки нерентабельных или низкорентабельных при обычной практике месторождений (глубоководных, с истощенными запасами и т.д.) актив- но используется снижение размера роялти. В докладе о национальной энергетической политике, подготовленном в 2001 г. комиссией под ру- ководством вице-президента США Д. Чейни, говорится, что Закон о снижении роялти при разработке глубоководных месторождений 1995 г., обеспечивающий (при выполнении ряда условий) снижение роялти при заключении новых арендных соглашений, внес существенный вклад в увеличение аренды глубоководных участков недр в центральной и за- падной зоне Мексиканского залива в течение последних пяти лет. Этот закон и последующие поправки к нему помимо освоения новых участков имеют также целью увеличить производство на уже разрабатываемых глубоководных месторождениях и возобновить его на участках, где оно прекращено по причине нерентабельности. Он охватывает арендные со- глашения во внешней континентальной шельфовой зоне с глубиной за- легания месторождений в 200 м и более в Центральной, Западной частях и части Восточной зоны Мексиканского залива. При выполнении опре- деленных условий снижение роялти может достигать 50 процентов или взимание роялти в течение определенного периода может быть полно- стью отменено.

Для нерентабельных месторождений снижение роялти может со- ставить (например, в случае если величина роялти превышала 75 про- центов  чистого  годового  дохода,  а  уровень  цен  на  нефть  на  нью-

йоркской бирже за последние 12 месяцев на 25 процентов превысил со- ответствующий уровень в течение 12 месяцев, взятых в качестве базы для сравнения) 50 процентов при условии сохранения месячной добычи

на уровне, достигнутом в базовый период. При превышении инвестором базового уровня производства с объема дополнительной продукции ро- ялти взимается в полуторном размере до достижения уровня добычи в

два раза превышающего базовый. Для объемов прироста добычи сверх двойного базового уровня применяется прежняя ставка роялти. Для но- вых  проектов  (или  проектов,  являющихся  дополнением  к  проектам,

одобренным после 28 ноября 1995 г.), которые предполагают значитель- ный рост общего объема добычи на месторождениях, не эксплуатиро- вавшихся в рамках арендных соглашений, заключенных до 28 ноября

1995 г. или после 28 ноября 2000 г., взимание роялти может быть полно-

стью отменено до достижения установленного государственными орга-

нами уровня общего объема добычи.

Решение о снижении роялти принимает министр внутренних дел

США на основании информации, подготовленной службой по управле-

нию минеральными ресурсами. Для борьбы с коррупцией оказывается вполне достаточным наличие антикоррупционного законодательства, спецслужб и развитой системы предварительной экспертизы!

За последние годы резко возросло применение в России методов повышения нефтеотдачи пластов (далее – ПНП) и других технологий, обеспечивающих ускоренную разработку запасов, что вызвало рост до-

бычи в сырьевых отраслях. В некоторых компаниях число операций, форсирующих добычу нефти, быстро растет. Во многом благодаря это- му         ряду   вертикально-интегрированных  компаний   («   Сибнефть»   ,

ЮКОС) удалось сегодня добиться рекордно низких операционных из- держек и высоких темпов прироста нефтедобычи. Использование мето- дов ПНП позволяет весьма существенно улучшить экономику нефтега- зовых проектов, приводит к увеличению общего объема нефти, извле-

ченной за время реализации проекта, заметно повышает уровень пика добычи и приближает его достижение. Более того, например, Сургут- ское месторождение «Сибнефти» , по первоначальному плану разработ-

ки, основанному на традиционных отечественных технологиях, рассмат- ривалось как бесперспективное, но применение современных техноло- гических решений позволило сделать этот проект высокорентабельным.

Аналогичным образом обстоит дело и с рядом других проектов компа-

нии.

Однако для поддержания высокого уровня добычи российским нефтяным компаниям рано или поздно придется начинать разработку но- вых месторождений. И перед ними встанет непраздный вопрос: а на ка- ких условиях? Ведь для того чтобы в течение долгого времени пополнять запасы нефти и газа и гарантировать стране обеспеченность ими, необхо- димо, во-первых, сохранить возможность зарабатывать на их экспорте и, во-вторых, найти и начать активно разрабатывать новые крупные место- рождения. Разработка новых месторождений неизбежно потребует либо партнерства российских и зарубежных компаний, либо финансирования российских компаний зарубежными банками. В обоих случаях решением для привлечения крупномасштабных инвестиций остается использование таких правовых механизмов, которые были бы конкурентоспособными с международными. Понятно, что сегодня в России это могут быть только СРП. Поэтому основные акционеры компаний, которые в ближайшие 2-3 года намерены сократить свою долю в компании посредством продажи акций на международных биржах, должны отдавать себе отчет в том, что лояльность режиму СРП является одним из условий высокой оценки компании за границей.

Для России с ее огромным разнообразием месторождений и феде- ративным устройством государства введение НДПИ чревато острыми конфликтами и тяжелыми социально-экономическими последствиями. Сугубо корпоративная тактика ликвидации нерентабельных филиалов плохо сочетается с государственной задачей развития российских регио- нов. Многие производства нефтегазовых компаний являются градообра- зующими. Запретительно-высокие налоги в районах падающей добычи неизбежно ведут к потере для разработки трудноизвлекаемых и малоде- битных запасов и увольнению персонала. Пополнение числа безработных в свою очередь усиливает экономическую нагрузку на государство по ли- нии соцобеспечения (пособия по безработице, расходы на переквалифи- кацию и т.п.), с одной стороны, и создает серьезные социальные пробле- мы в этих районах – с другой. Кроме того, отсутствие работы усиливает поток вынужденных переселенцев из северных и восточных районов страны на «большую землю», а это – дополнительные затраты бюджетов разных уровней (примерно 25 тыс. долл. в расчете на одного переселен- ца).

Речь, подчеркнем, идет об интересах крупных компаний, рабо- тающих с относительно легко извлекаемыми запасами – именно для них введение НДПИ стало серьезным налоговым послаблением. Для мелких, независимых компаний, для компаний, работающих с трудно извлекае- мыми запасами или просто на удаленных месторождениях с неразвитой инфраструктурой, НДПИ стал тяжкой обузой. Во время обсуждения концепции этого налога в Государственной Думе многие, кстати, пред- лагали  использовать  коэффициенты,  учитывающие  горно- геологические, географические и инфраструктурные особенности разра- ботки конкретных месторождений, но стремление к единообразию взяло верх – благодаря усилиям тех компаний, которым это конкретное едино- образие было выгодно.

Весной 2002 г. осталась незамеченной для средств массовой ин-

формации знаменательная дата – 230 лет со дня рождения Давида Рик- кардо, отца теории ренты, автора книги «Принципы политической эко- номии и налогообложения» (1817). Так вот, рента у Рикардо – это диф- ференциальная рента, то есть доход, превышающий среднюю прибыль вследствие относительно лучших условий приложения капитала. И вот спустя два с лишним века именно в России рента в понимании Рикардо была уничтожена.

Уже в 2002 г. от Минэнерго России неоднократно исходили пред-

ложения о том, что необходимо незамедлительно внести изменения и дополнения в главу 26 НК РФ в части дифференциации ставки НДПИ в

зависимости от горно-геологических и экономико-географических усло-

вий разработки месторождений нефти и газа. По оценке Минэнерго, за-

мена роялти, налога на ВМСБ и акциза на нефть налогом на добычу по-

лезных ископаемых увеличила налоговое бремя в два раза, а общая на- логовая нагрузка в 2002 г. увеличится на 6-7 процентных пунктов. В ус- ловиях неопределенности с будущими налогами ни о какой нормальной предпринимательской деятельности не может быть и речи.

В 2003 г. правительство после долгих колебаний, дискуссий и со- гласований объявило о продолжении налоговой реформы. При этом ре- зерв для пополнения бюджета, для снижения налогов, для стимулирова- ния экономического роста правительственные чиновники увидели в уве- личении налоговой нагрузки на нефтяную отрасль, понимая, что далеко не полностью используются преимущества благоприятной мировой конъюнктуры. Да и миссия МВФ в конце января выдала аналогичную рекомендацию.

Представители нефтяных компаний немедленно возразили: если дополнительные конъюнктурные доходы изъять у нефтяников сейчас, то

завтра, когда цены упадут, компании останутся без необходимых инве- стиционных ресурсов, и «дойная корова» бюджета сама останется на го- лодном пайке. При этом пострадает развитие ресурсной базы, инфра-

структуры, и о мечтах относительно российской нефтяной экспансии на мировом рынке можно будет забыть. В свою очередь обрабатывающие отрасли, о которых заботится правительство, от дополнительного нало-

гового «угнетения» нефтедобычи вряд ли вздохнут свободнее.

До сих пор и правительство, и представители ведущих нефтяных компаний предпочитают говорить о налоговом бремени, но куда меньше

– о стабильности. Одни компании привыкли к патернализму государства и рассчитывают «договариваться» и впредь, другие – ему не верят и опа- саются, что при фиксации взаимных прав и обязательств государство

навяжет неподъемные условия «на всю оставшуюся жизнь». В результа- те обсуждение специальной части НК РФ напоминает басню про Триш- кин кафтан. Изменить эту опасную ситуацию можно только изменив правила игры, а изменить правила игры может только государство. Са-

мый естественный путь – возвращение к роялти. При этом все семейство традиционных рентных платежей – бонус, ренталс и роялти – следует вернуть «на место», то есть в закон «О недрах» . Это отвечало бы и эле-

ментарной логике – неналоговые платежи (а именно так платежи за пра- во пользования государственным имуществом определяются Бюджет- ным кодексом Российской Федерации) неуютно чувствуют себя в НК

РФ – и вместе с тем позволило бы упростить процедуру формирования вменяемой системы рентных платежей.

В  мае  2004  года  глава  Федерального  агентства  по  энергетике

Сергей Оганесян выступает за дифференциацию налога на добычу по- лезных ископаемых (НДПИ). «Я считаю, я даже выступал на парламент- ских слушаниях, что это (дифференциацию НДПИ) надо делать не то чтобы в будущем, это надо делать быстрее», - сказал он журналистам в

Москве. На вопрос, каким образом можно ускорить проведение процес-

са дифференциации НДПИ, Оганесян сказал: «Кричать надо громко» .

«Кричать надо громко для того, чтобы дошло до депутатов, до тех, кто будет принимать решение. Иначе мы приходим к тому, что можем поте-

рять большое количество нефти с труднодоступных месторождений» , - сказал он. Оганесян подчеркнул, что сегодня, по его мнению, существу- ют параметры, по которым можно провести дифференциацию НДПИ.

Поясним, что до 2002 года в России существовало три основных вида платежей за недропользование: налог на воспроизводство мине- рально-сырьевой базы, налог на пользование недрами и акциз на нефть.

Однако с начала 2002 года в результате реформы налогового законода- тельства эти три платежа были заменены единым налогом на добычу по- лезных ископаемых. Это казалось удобнее и действительно оказалось

выгоднее для российской казны. Но, как выяснилось, новая система на- логообложения не стимулирует недропользователей к поисковым рабо- там (воспроизводству минерально-сырьевой базы), разработке сложных (высокозатратных и выработанных) месторождений, полномасштабному

проведению природоохранных мероприятий.

Выходом из этого положения, по мнению участников прошедших парламентских слушаний, и может стать дифференциация рентных пла-

тежей. В частности, предлагается ввести налоговые льготы для компа- ний, осваивающих сложные месторождения, учитывать особенности природных условий, экономические затраты на различных стадиях реа-

лизации проектов.

По  итогам прошедших слушаний законодатели намерены реко-

мендовать правительству РФ разработать и внести в Госдуму соответст-

вующие поправки в закон «О недрах» . Будет сформирована рабочая группа, где будет вырабатываться закон о дифференцированной уплате за ресурсы.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 |