Имя материала: Теория и история налогообложения

Автор: Майбуров И.А.

3.1. теории единого налога и ее разновидности

 

Идея справедливости в налогообложении впервые отчетливо прозвучала в теории единого налога. Необходимо отдать должное финансовой науке, что она в самом начале своего становления поставила вопрос о социальной справедливости в налогообложении. Практический аспект теории единого налога был связан с преобразованиями в налоговой системе. Во все времена и эпохи человеческий ум много изощрялся над изобретением новых налогов и целых податных систем. «Налогомания принадлежит к числу наиболее опасных видов умопомешательства», — так выразился один политический деятель. Одну из ее форм составляет «навязчивая идея» единого налога, который способен заменить всю пеструю мозаику податных систем, «несправедливых, возмутительных, жестоких, грабительских, невыносимых, и все же не предохраняющих бюджет от дефицитов»1.

1 Кулишер И.М. Указ. соч. С. 147.

Вообще, единый налог — это исключительный (единственный) налог на один определенный объект обложения. Следует отметить, что идея единого налога имеет глубокие исторические корни и столь же давние споры о ее обоснованности. Впервые соответствующая теория была сформулирована еще «отцом политической экономии» У. Петти во второй половине XVII в. В последующем теории единого налога неоднократно обосновывались в различных проектах кардинальных налоговых реформ. Причем каждый раз данная идея преподносилась чуть ли не как единственная панацея от бесчисленного множества проблем налогообложения. И каждый раз она наталкивалась на ожесточенную критику оппонентов.

Тем не менее популярность теорий единого налога в обществе не уменьшается. Это объясняется доходчивостью до всех слоев общества ожидаемых преимуществ, связанных с практической реализацией данной новации. В частности, по мнению Э. Селигмана (1861— 1939) — ярого адепта этой теории, введение единого налога объективно неизбежно1. Он значительно упростит весь процесс налогообложения, позволит повысить заработную плату и ликвидировать бедность, приведет к росту производства во всех отраслях, сделает невозможным перепроизводство товаров и т.д.

Кроме того, эта популярность во многом объясняется также легко реализуемой в данной теории идеей справедливости налогообложения. Поскольку у нас имеется только один или почти один источник уплаты налогов — доход, то естественно возникает вопрос, не является ли вся наблюдаемая сложность и множественность налогов излишним нагромождением, «от которого мы без ущерба или даже с пользой для дела могли бы отказаться, заменив все разнообразие налогов каким-либо единым налогом»2. Русский экономист И.М. Кулишер с явным сарказмом говорит даже о «навязчивости» идеи единого налога, будто бы способного заменить всю пеструю мозаику податных систем, «несправедливых, возмутительных, жестоких, грабительских, невыносимых и все же не предохраняющих бюджет от дефицитов»3. Итак, возвратимся к истокам формирования данных теорий. К таковым следует отнести в первую очередь теорию единого акциза.

 

Теория единого акциза

1          См.: Селигман Э., Струм Р. Этюды по теории обложения. СПб., 1908. С. 91.

2          Соколов А.А. Указ. соч. С. 121.

3          Кулишер И.М. Указ. соч. С. 147.

Данную теорию сформулировал У. Петти в «Трактате о налогах и сборах» (1662). Посредством ее реализации он собирался привнести справедливость в налогообложение, обеспечив вовлечение в данный процесс привилегированных сословий, освобожденных от прямого обложения. Необходимость единого налога в форме акциза (т.е. предлагая облагать исключительно потребление), он обосновывал следующим образом. «Во-первых, естественная справедливость требует, чтобы каждый платил в соответствии с тем, что он действительно потребляет. Вследствие этого такой налог вряд ли навязывается кому-либо насильно и его чрезвычайно легко платить тому, кто довольствуется предметами первой необходимости. Во-вторых, этот налог... располагает к бережливости, что является единственным способом к обогащению народа... В-третьих, никто не уплачивает налог вдвое или дважды за одну и ту же вещь, поскольку ничто не может быть потреблено более одного раза...»1.

| ? |       Согласны ли Вы с подобным утверждением У. Петти? Если нет, то поясните свою позицию.

 

Теория королевской десятины

В начале XVIII в. С. де Вобан сформулировал теорию королевской десятины, предлагая ввести единый налог в размере от 5 до 10\% на доходы от земледелия, промыслов и всех других источников. Вместе с тем он искажал идею единого налога, предлагая сохранить наряду с королевской десятиной также таможенные пошлины и некоторые налоги на обращение. Данной позиции придерживался и основоположник русской экономической школы И.Т. Посошков (1652—1726). В своем известнейшем трактате «Книга о скудости и богатстве», опубликованном лишь спустя сто с лишним лет после его смерти, он отводит роль единого налога не одному налогу, а совокупности поземельного налога и 10-процентного налога с продажной цены товара, заменяющим все действующие налоговые платежи.

 

Теория единого поземельного налога

1          Пети У., Смит А., Риккардо Д. Антология экономической классики. М.: Финансы и статистика, 2003. С. 128.

2          Справедливости ради следует отметить, что в разработке данной новации фзиокарты не были пионерами. Концепция единого поземельного налога зародилась еще в эпоху меркантелизма, а первым обосновал ее в 1961 г. английский философ и экономист Дж. Локк (1632—1704).

Во второй половине XVIII в. физиократы, исходя из посыла о производительности только земледельческого труда, пришли к выводу, что чистый доход получается исключительно от земледелия. Ф. Кенэ и А. Тюрго предложили теорию единого поземельного налога2. По их мнению, следует заменить все подати единым поземельным налогом, который должен определяться на основании кадастра и соотноситься с производительностью земли. По расчетам Ф. Кенэ, данный налог должен составлять 2/7 земельного дохода. Все остальные налоги, по мнению физиократов, излишни, поскольку они в конечном итоге перелагаются на чистый доход от земли.

Физиократам не суждено было внедрить свою идею на практике, хотя она была очень популярна и даже обсуждалась во французском парламенте. В конце XVIII в. эту идею попытался реализовать в отдельно взятом поместье — Бадене — герцог Карл Фридрих Баденский (1728—1811), который установил единый налог в размере 20\% прежних налоговых платежей (чистый земельный доход он не смог определить), но, как и следовало ожидать, неудачно.

 

Теория единого налога на земельную ренту

Идея единого налога на землю получила новый импульс развития в теории единого налога на земельную ренту конца XIX в. благодаря вышедшей в 1879 г. книге «Прогресс и бедность» американского экономиста Г. Джорджа (1839—1897). В США было сформировано общественное движение, выступающее за введение единого налога и отмену всех других налогов. Г. Джордж и указанное реформистское движение исходили из того, что земля является бесплатным даром природы и на ее производство не требуется никаких затрат. Более того, поскольку население непрерывно увеличивается, а количество земли остается неизменным, ее собственники получают все возрастающую ренту. Прирост ренты происходит в результате возрастания спроса на ресурс, предложение которого абсолютно неэластично. Почему тогда следует платить ренту тем, кто по наследству или по воле случая оказался собственником земли?

1 Предложение национализировать землю было сформулировано не Г. Джорджем, а активистами его движения.

Любая земельная рента — это незаработанный доход. В связи с этим землю следует национализировать1, чтобы любые платежи за ее пользование могли быть направлены государству для улучшения благосостояния всего населения, а не отдельной группы землевладельцев. По мнению Джорджа, налог на рентный доход должен стать единственным налогом, взимаемым государством. При этом следует изымать у землевладельцев от 70 до 90\% их рентного дохода и все 100\% прироста размера земельной ренты, связанной с качеством земли, исключая из обложения доходы от улучшения земельных участков. Свою идею он основывал не только на принципах равенства и справедливости, но и на понятии эффективности. Налог на рентный доход от земли, по Г. Джорджу, будет наиболее эффективным, поскольку выплаты по нему не влияют на объем используемых ресурсов. По всем остальным налогам дело обстоит не так: например, налоги на заработную плату снижают ее и тем самым уменьшают стимулы к труду. Аналогично имущественные налоги на здания снижают доходы тех, кто вкладывает капитал в соответствующую недвижимость, побуждая их перемещать денежные ресурсы в другие инвестиционные объекты. Но подобного перемещения ресурсов не происходит, если налогом облагается земля. Конечно, землевладелец может вывести землю из оборота, но тогда он совсем не получит рентного дохода. Однако получить его — сколь бы малым он ни был — все равно лучше, чем совсем его не получать.

В середине XIX в. значительную популярность приобретали также другие предложения о формировании налоговых систем на основе единого налога: на капиталы, на доходы или на расходы (потребление).

 

Теория единого покапиталъного налога

Данную теорию сформулировал в 1872 г. французский экономист Э. ле Жирарден. По его расчетам, налоговая база, а именно продажная цена земли, домов, машин, различных промыслов, скота и т.п., настолько велика (200—300 млрд франков), что достаточно установить налог в размере 1—2\% для покрытия всех государственных расходов.

Теория единого прогрессивно-подоходного налога

С этой теорией выступили французский мыслитель В. Мирабо (1715—1789) и немецкий экономист К. Маркс (1818—1883). Первый еще в конце XVIII в. предлагал взимать единую поголовную подать с изменением окладов по степени зажиточности плательщиков. В свою очередь, К. Маркс в 1848 г., публикуя свой «Коммунистический манифест», в подоходном налоге увидел не единый налог, заменяющий все прочие налоги (он не рассматривал возможность вытеснения им массы других налогов), а в первую очередь средство конфискации капиталов, социализации общества и ликвидации капитализма.

Данная теория, выдвинутая в 1866 г. немецким экономистом Э. Пфейффером, была не менее популярной: по мнению ее автора, единый налог должен быть соразмерен сумме расходов граждан. Чем

 

Теория единого налога на расходы

больше расходы, тем больше должен быть налог. Такой налог, по Пфейфферу, будет не только более справедливым, нежели обложение доходов (подоходный), но и экономически более целесообразным. Ведь обложение расходов снижало бы потребление и соответственно увеличивало сбережение.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |