Имя материала: Теория и история налогообложения

Автор: Майбуров И.А.

3.3. теории переложения налогов

 

С момента зарождения первых налоговых теорий ученые активно исследовали важнейший как для теории, так и для практики налогообложения вопрос: кто же является реальным плательщиком

различных налогов? Положение о том, что номинальный налогоплательщик (субъект обложения) и фактический носитель налога — зачастую не одно и то же лицо, впервые было обосновано еще в XVII в., но оказалось практически незамеченным. И лишь в XVIII в. обнаруженное несоответствие между первоначальной (планируемой) и конечной (получаемой) адресностью налога, а соответственно и бременем его уплаты было подобно эффекту «разорвавшейся бомбы»: многие теоретические постулаты сразу были поставлены под сомнение. Отныне от предлагаемых рецептов решения проблемы переложения налогов напрямую зависели направления решения всех других аспектов налогообложения. Как в свое время справедливо заметил наш соотечественник М.И. Фридман, «вопрос о том, несет ли налог его юридический плательщик, или последний может перенести податную тягость на других лиц, является необходимой предпосылкой для разрешения вопросов о налоговой справедливости, прогрессивности или пропорциональности обложения, едином налоге и т.п.»1.

С тех давних пор эта проблема находила свое освещение практически в каждом трактате о финансах и налогах периода XVIII XX вв. Но и спустя три столетия напряженных исследований, несмотря на заметное продвижение вперед, академическое сообщество так и не может с уверенностью заявить, что проблема переложения налогов близка к решению.

За трехвековой период переложению налогов был посвящен ряд теорий. Рассмотрим их эволюцию, не забывая, однако, что обоснованность этих теорий во многом определялась разработанностью положений чистой экономической теории и, в первую очередь, пониманием вопросов формирования цены (стоимости). Общая суть данных теорий сводится к тому, что распределение бремени уплаты налогов становится возможным только в процессе обмена товаров (услуг), результатом которого как раз и является формирование их цены.

1 Цит. по: Пушкарева В.М. Указ. соч. С. 148.

Под переложением налога чаще всего понимается такое вызванное налогом изменение цен товаров и услуг (воспрепятствование этому изменению), когда юридический плательщик налога получает возможность в той или иной мере перенести бремя налога на других лиц. Этот плательщик может переложить налог «вперед», т.е. на покупателей своих товаров, повысив их цену в соответствии с размером налога (случай прямого переложения). Однако он может переложить налог и «назад» — на своих поставщиков, уплачивая им меньшую цену в соответствии с размером налога (случай обратного переложения).

Данная теория, сформулированная в рамках классической политэкономии, называется так потому, что ее представители пытались с абсолютной точностью определить степень переложимости каждого налога и с такой же абсолютной уверенностью определить его конкретного носителя.

Право первенства в теоретическом обосновании переложения налогов принадлежит известному меркантилисту Дж. Локку (1632— 1704). Именно он в 1691 г. первым пришел к выводу, что все налоги, и даже налоги на потребление, в конечном итоге падают на собственника земли. В своих рассуждениях он полагал, что торговцы, не желая платить налогов, успешно перелагают их на потребителя — работника. Последний может уплатить налоги только через повышение услуг своего труда. Фермер (арендатор земли), нанимающий работника, компенсирует это повышение увеличением цены продаваемых товаров либо уменьшением ренты, уплачиваемой собственнику земли. И только землевладельцу деваться некуда: бремя уплаты налога все равно ляжет на него либо в открытой форме поземельного налога, либо в скрытой форме уменьшенной земельной ренты. Следует отметить, что данная теория в изложении Локка не привлекла общественного внимания.

Значительный резонанс она получила только спустя полвека, благодаря работам физиократов. Ф. Кенэ и А. Тюрго считали, что единый поземельный налог является единственно непереложимым, все остальные перелагаются на землевладельцев.

Вслед за физиократами подробно исследовали переложимость отдельных налогов классики политической экономии А. Смит и Д. Рикардо. Оба они с той же категоричностью, что и их предшественники, настаивали на следующем: налоги не уплачиваются из заработной платы, в какой бы форме они ни возлагались на нее. Ход их рассуждений следующий: налоги на заработную плату, равно как и налоги на потребление, в полной мере переносятся работниками через повышение заработной платы на предпринимателя. Такой вывод они сделали на основании выведенной закономерности, что заработная плата удовлетворяет только необходимый минимум потребностей и не может опускаться, даже под давлением налогов, ниже этого уровня. Только те категории работников могут быть носителями налогов, которые, поставляя квалифицированный труд, имеют заработную плату, превосходящую этот минимальный уровень.

По мнению Смита и Рикардо, поскольку прибыли во всех производствах равны, то налоги перелагаются в цене товаров на потре-

Абсолютная (классическая) теория переложения

бителей, а поскольку низший размер заработной платы не подлежит уменьшению, они, следовательно, не падая на рабочий класс, уплачиваются в конечном итоге из ренты и прибыли.

Данная теория снискала в последующем как многочисленных сторонников, так и противников. В частности Ж.Б. Сэй считал безумием утверждать, что какой-либо определенный налог перелагается неизменно на тот или иной класс населения. По его мнению, нет ничего более неопределенного и изменчивого, чем переложение налогов. В зависимости от своих свойств или состояния рынка налоги перелагаются различным образом на тех, кто не может от них освободиться. Аналогичной позиции придерживался также известный немецкий ученый КГ. Pay (1806—1873). Он признавал, в отличие от классиков политэкономии, возможность переложения многих налогов именно «на плечи» рабочего класса.

Наиболее категоричным в своей критике абсолютизма переложения был Ж.С. де Сисмонди. Он выразил резкое неприятие краеугольных положений классиков о не уменьшающемся минимуме заработной платы и абсолютном равенстве прибыли, обусловливающем возможность быстрого перетока труда и капитала из одной отрасли в другую. Сисмонди спрашивает: разве земледельцы могут стать адвокатами или врачами только потому, что их заработная плата понизилась? И тут же отвечает: концепция автоматически восстанавливающегося равновесия опасна.

Равновесие в последующем восстановится, но какова бу-

дет его экономическая, социальная и политическая цена?

В 1801 г. французский математик Н. Канар сформулировал теорию уравнительной диффузии, или уравнительного рассеяния налогов (уже впоследствии получившую название оптимистической), согласно которой все налоги после их переложения распределяются между всеми плательщиками соразмерно их платежеспособности. Название уравнительного рассеяния данная теория получила потому, что Н. Канар сравнивал товарооборот с системой сообщающихся сосудов. Подобно тому, как вода, изъятая из любого сосуда, приведет к падению и выравниванию уровней во всех сосудах, так и налог распределяется между всеми участниками товарооборота. В своих обоснованиях он исходил из положений классиков о равенстве прибылей и постоянстве заработной платы, которая будто бы не испытывает на себе действия налогов. Однако при этом ученый пришел к оригинальному выводу о важности срока действия налога.

 

Оптимистическая теория переложения

Логика его рассуждений такова: каждый новый налог вызывает определенные виды переложений, которые в последующем приведут к равновесию в распределении налогового бремени. Но такое равновесие устанавливается не сразу — вначале всякий налог вызывает определенное трение и ухудшает условия хозяйствования и жизни отдельных лиц. Например, введение нового косвенного налога на товары определенного вида сразу приводит к их подорожанию и сокращению потребления, что неминуемо сказывается на снижении выгод производства этих товаров. Капиталы из данной отрасли производства начинают перетекать в другие отрасли, в которых, благодаря усиливающейся конкуренции, также начинает снижаться средний уровень доходности. Переток капиталов будет продолжаться до тех пор, пока доходности в различных отраслях не уравняются. В результате оказывается, что отрасль, пораженная налогом, сложила на другие часть своего бремени. Что касается потребления, то оно всегда уменьшается вследствие введения нового косвенного налога, но не всегда будет уменьшаться потребление товаров, подлежащих обложению. Налог в конечном итоге уменьшит потребление излишних товаров.

Аналогичным действием обладают и прямые налоги. Если ввести налог на земельную ренту, то ведение сельского хозяйства станет невыгодным, часть аграрных капиталов начнет уходить в другие отрасли, соответственно уменьшая их доходность. Через время количество сельскохозяйственных продуктов на рынке уменьшится, цены на них повысятся, рента возрастет, аграрное производство вновь станет выгодным, как и другие сферы деятельности, капиталы снова устремятся к нему.

Перемещения капиталов, наблюдаемые в результате введения новых налогов, приводят к параллельным переливам наименее квалифицированной рабочей силы, т.е. к изменениям частью труда сферы своего приложения. Но при этом, во-первых, совокупная масса труда в обществе остается и после налога такой же, какой была до него (меняются только направления его использования), а во-вторых, эта часть труда и в других сферах приложения обеспечивает себе минимально требуемый уровень заработной платы.

Таким образом, Н. Канар убежденно доказывает, что все налоги оказывают одинаковое влияние на народное хозяйство. Налог в конечном итоге не затронет работников с минимальной заработной платой. Он поражает в первую очередь производителей соразмерно с выгодностью их бизнеса, нивелируя ее, а также потребителей, уничтожая крайности наиболее излишнего потребления товаров всех отраслей производства. Канар критиковал экономистов, желающих установить какие-либо налоги для обложения отдельных отраслей народного хозяйства. Сравнивая такое обложение с кровопусканием, он говорил, что вена, из которой хирург взял кровь, теряет не больше крови, чем остальные вены. Точно так же и налог распределится между всеми отраслями, уменьшая их доходность.

Итак, с течением времени установится желаемое равновесие. Все лица, несущие на себе частицу бремени уплаты налога, приспособятся к нему, соразмерят с ним свои производство и потребление. С наступлением равновесия бремя уплаты налога уже не замечается, оно не причиняет крупных неудобств отдельным хозяйствам. Его переложение можно считать законченным, конечно, не в том смысле, что налогоплательщик более не перекладывал его на другие хозяйства, а в том, что переложение вылилось в устойчивую форму, застыло в ней, воспроизводя из года в год падение в определенной пропорции на определенных носителей налога. Эта мысль выразилась в известной формуле Канара: «Каждый старый налог хорош, а каждый новый налог дурен». Таким образом, Канар продемонстрировал свою категоричную убежденность в том, что всякое уменьшение и увеличение налогов крайне нежелательно; не следует изменять даже самые несправедливые и жесткие, но давно действующие налоги.

При всех недостатках данной теории, которую Э. Селигман совершенно справедливо критиковал за невысокий уровень научного обоснования, в частности за восприятие излишней мобильности факторов производства, поверхностное использование теории спроса и предложения, нельзя не отметить в ней рационального посыла о наличии временного лага между всяким введением налога и приспособлением к нему плательщиков, по прошествии которого и следует оценивать результаты переложения.

Спустя полвека оптимистическая теория Н. Канара нашла своего продолжателя в лице Л. Штейна. По его мнению, в обществе совершается безостановочный хозяйственный процесс, в котором каждый участвует и как продавец, и как покупатель. Например, торговец, арендующий у домовладельца помещение под магазин, уплачивает ему и подомовой налог, а домовладелец, покупая что-либо у этого торговца, возвращает ему часть подомового налога. В итоге каждый плательщик перелагает на всех любой налог, поэтому и не стоит говорить о каком-либо специальном переложении. Штейн убежден, что данные исследования имеют праздный характер. Нужно говорить о том, что бремя уплаты налогов несут не отдельные лица, а все общественное хозяйство. Ведь именно оно производит тот излишек, который поступает государству в виде налогов, возвращаясь всему народу в виде разнообразных услуг. По Штейну, налоги не обременительны, как бы ни совершалось их переложение с одних плательщиков на других, если общество получает от государства такую совокупность услуг, которая уравновешивает лишения, вызванные уплатой налогов.

 

Пессимистическая теория переложения

Эта теория, разработанная в 1860-х гг. социалистами П. Прудо-ном (1809—1865) и Ф. Лассалем (1825—1864), отражает другую крайность. Логика их рассуждений очень схожа: они доказывают, что любой налог в конечном итоге ложится бременем уплаты на потребителей, большинство из которых малоимущие бедняки. Именно беднейшие слои населения несут основную тяжесть их уплаты, им налоги наносят только вред. И даже услуги, которые оказывает им государство в обмен на эти налоги, не компенсируют этого вреда.

В качестве отличительного признака этих теорий следует отметить явную их политизированность. Их вообще следовало бы назвать социально ориентированными теориями переложения. Несмотря на то, что определенные политические интересы (землевладельцев, предпринимателей) и до них находили отражение в абсолютных теориях переложения, однако в данных теориях наиболее рельефно проявились интересы противостоящих сил XIX в. Обе они появились в ответ на потребность защиты интересов соответствующих слоев населения. В то время как оптимистическая теория обосновывала целесообразность неизменности существующей системы налогообложения, встав на защиту интересов имущих слоев населения, пессимистическая теория выступала за изменение этой системы, придание ей социальной справедливости, выражая тем самым чаяния малоимущих слоев.

Данная теория была создана во второй половине XIX в. в рамках немецкой финансовой школы (К. Pay, А. Шеффле, А. Вагнер). Пытаясь отойти от излишней политической ангажированности в исследовании влияния различных налогов на формирование цены товара, но не имея в своем арсенале фундамента экономически обоснованной теории цены, немецкие ученые отказались от выводов предыдущих теорий переложения, однако при этом впали в другую крайность — эмпиризм. Вместе с тем такой подход позволил получить объективно лучшие результаты и выводы по сравнению с абсолютными и социально ориентированными теориями переложения.

В 1864 г. немецкий экономист К. Pay сформулировал свои известные эмпирические «законы переложения», суть которых сводится

 

Эмпирическая теория переложения

к следующему: во-первых, переложение возможно лишь при изменении цены; во-вторых, переложение от покупателя к продавцу затруднительно, ибо изменение спроса незаметно распределяется по всей совокупности товаров; в-третьих, переложение от продавца легче там, где налог взимается с цены товаров; в-четвертых, почти невозможно переложение налога с определенных личных доходов (заработной платы); в-пятых, малопереложимыми являются те налоги, которые не определяются по количеству товаров; в-шестых, налог с источника дохода перелагается, если его можно иначе использовать. Его современники, хотя и называли данные законы «полуфабрикатами индукции», но, тем не менее, отдавали должное их прогрессивности1.

Значение теоретического вклада Pay в проблему переложения налогов велико. С его именем связывают не только эмпирические законы, но и пионерное обоснование необходимости учета как можно большего числа условий хозяйственной жизни, оказывающих влияние на процесс переложения. Кроме того, ему принадлежит заслуга оформления современной терминологии данной теории (переложение вперед, т.е. от продавца к покупателю; переложение назад, т.е. от потребителя к продавцу; избежание налога посредством отказа от потребления объекта обложения налогом).

Немецкий финансист А. Шеффле привнес в теорию большую ясность в возможности переложения косвенных налогов. Его обоснование доказывает, что переложение косвенного налога тем легче, чем меньше временной разрыв между моментом взимания налога и моментом потребления обложенного им товара.

1 Пушкарвва В.М. Указ. соч. С. 155.

Венчает вклад в данную теорию исследование А. Вагнера, опубликованное в 1880 г. Оно касалось социально-экономических условий переложения налогов, в частности двух его форм (переложения вперед и назад). Однако наиболее важное значение имеют его выводы о возможности уменьшения заработной платы, давно превысившей уровень удовлетворения минимальных потребностей и, соответственно, возможности переложения налогов на личные доходы (заработную плату). По мнению Вагнера, учение экономистов-классиков о том, что заработная плата никогда не несет на себе бремя уплаты налогов, перелагая их во всех случаях, не отвечает современным реалиям. Он доказывает, что с ростом производства и общественного богатства увеличивается также заработная плата рабочих. Ее увеличение наблюдается в основном, когда спрос превышает предложение рабочей силы, но в целом облегчает для всех классов несение податных тягостей. Такое превышение спроса наблюдается вследствие благоприятного развития промышленности.

? | В свете выше сказанного проанализируйте усилия Президента РФ и Правительства РФ за последние два года и сформулируйте выводы о действенности (или бездействии) положений рассматриваемой теории.

В результате заработная плата сейчас достаточна не только для покрытия жизненно необходимых потребностей работника (его семьи), но и позволяет перелагать на нее налоги. Однако, заработная плата может не только повышаться, но и понижаться, когда спрос на рабочую силу меньше предложения, например в период кризисов в Северной Америке и Австралии она понижалась вдвое.

Таким образом, следует считать бесспорным то положение, что какова бы ни была заработная плата в любой стране, она всегда может понизиться. А если она может уменьшаться от разных причин, то нет оснований считать, что налог, падающий на работника в какой-либо форме, не может быть одной из этих причин. Подтверждением тому служит наблюдаемое в последние годы в Германии увеличение налогов, падающее на рабочий класс, но не приводящее при этом к повышению заработной платы. Отсюда А. Вагнер заключает, что заработная плата, как и другие виды общественных доходов, несет на себе бремя уплаты налогов. В то же время он отвергает мнение К. Pay о полной непереложимости личного подоходного налога. Такой налог в ряде случаев вполне переложим, если позволяют условия хозяйствования. Данная возможность определяется множеством факторов, в числе которых наибольшее значение имеют род занятий, уровень конкуренции, возможность образования монопольных цен.

? | Как вы считаете, при каких условиях может быть переложим (и на кого) налог на доходы физических лиц, действующий в настоящее время в Российской Федерации?

Эта теория была разработана в последние десятилетия XIX в. представителями маржинализма неоклассического направления экономической мысли. Основная их заслуга в том, что они первыми применили математический инструментарий к обоснованию пере-

 

Математическая (маржинальная) теория переложения ложения налогов, опыт применения которого затем был расширен экономистами неоклассического синтеза. Они подняли научный уровень теории переложения, продемонстрировав функциональную зависимость между налогом и ценой, а формирование цены они увязали через концепцию предельной полезности с потреблением продукта. При этом наиболее заметный вклад в развитие маржинальной теории переложения внесли Ф. Дженкин, Р. Майер, К. Виксель, М. Панта-леоне, Ф. Конильяни.

Австрийский ученый Ф. Дженкин математически обосновал, что любой косвенный налог оттягивает на себя часть выгод при обмене, совершаемом продавцом и покупателем. Каждый из них будет нести потери, причем в совокупности эти потери больше суммы изымаемого налога. Чем значительнее налог, тем больше разница между потерей для общества чистой выручки и суммой поступлений от налога, так как уменьшается общий объем потребления пораженного налогом товара, а значит, и его производства. На примере акцизных налогов он первым поставил вопрос об избыточном бремени налогов, возможности их распределения в зависимости от эластичности спроса и предложения.

Другой австрийский ученый — Р. Майер в своей работе «Принципы справедливого налогообложения» (1884), используя концепцию предельной полезности, исследовал переложение как частный случай влияния налога на отдельное хозяйство, как реакцию последнего на действия государства в сфере налогообложения. Налоги уменьшают оборотный капитал и (или) личный доход такого хозяйства, уменьшая возможности удовлетворения определенных потребностей. Но даже когда налог не уплачивается, а перелагается этим хозяйством, он заставляет его сократить и изменить характер потребления. Ведь, как показал Ф. Дженкин, налог ведет к снижению предложения облагаемых товаров и повышению их цены. Р. Майер обосновывает максимальную границу такого повышения: оно должно быть меньше величины самого налога.

Шведский ученый К. Виксель (1851—1926) в своей работе «Исследования по теории финансов» (1896) анализирует особенности переложения налогов применительно к условиям монополии и свободной конкуренции. Опровергая мнение А. Вагнера, он обосновывает положение, что монополист не может произвольно повышать цены для полного переложения налога на потребителя, так как это сократит спрос. Монополист будет стремиться к такой цене, при которой он получит максимальный чистый доход, следовательно, часть бремени уплаты налога ляжет и на него. Кроме того, крайне интересным является его исследование переложения налогов как действенного инструмента государственной политики в сфере перераспределения национального дохода. Виксель определяет переложение как ситуацию, когда налоговое давление, оказываемое государством на одну часть хозяйственного механизма, посредством меновых сделок переносится на его другие части, тем самым, осуществляется перераспределение дохода между различными группами населения. Так, введение в развитых странах прогрессивного подоходного налога было осуществлено в первую очередь не в фискальных целях, а для перераспределения национального дохода в интересах рабочего класса, снижения напряженности обострившихся отношений между трудом и капиталом.

Вклад итальянских исследователей в формирование современных представлений о переложении не менее, а может даже и более, значителен. Они первыми предложили рассматривать переложение не в статике, а в динамике: как определенный процесс, с помощью которого плательщик налога вознаграждает себя полностью или частично за уплату этого налога. Применение процессного подхода имело принципиальное значение для всей теории переложения, поскольку актуализировало вопрос о тенденциях данного процесса и факторах, обусловливающих его.

Такую задачу концептуально решил итальянский ученый М. Пан-талеоне, сформулировав основные тенденции переложения различных налогов (они будут представлены позднее в изложении Э. Селигмана), а также обосновав динамический закон переложения. Этот закон связывает процесс переложения с влиянием налога на цену товара в качестве издержек производства. Применение его он обосновал как для рынков свободной конкуренции, так и для монополистических рынков. Для последних полученные выводы, как, впрочем, и схожие выводы К. Викселя, оказались абсолютно неожиданными. В результате введения налога монополист будет терпеть убытки, даже если цену товара при этом он увеличит на всю величину налога, так как уменьшится потребление этого товара. Прежнего, выгодного для него сочетания цены и объема продаж ему уже никогда не достичь. Следовательно, несмотря на включение всей суммы налога в цену товара, налог не перелагается на потребителей, а падает на монополиста.

В.Н. Твердохлебов в связи с этим приводит следующий пример. Собственник известной картины ежегодно сбывает 500 копий по 1 у.е. каждая. Под влиянием налога в 3 у.е. с копии он повышает цену до 5 у.е., но при этом сбыт его уменьшается всего до 20 копий. Таким образом, его доход снижается с 500 до 40 у.е. В результате налог уплачивается им, а не потребителем, поскольку и до налога он мог установить цену в 5 у.е. за копию и получить с 20 копий 100 у.е. дохода.

Вместе с тем потери будут нести не только монополист — от снижения потребления, но и потребитель — от повышения цены. Таким образом, М. Панталеоне приходит к оригинальному выводу: условия монополии производства какого-либо блага не располагают к введению различных налогов на них. Следует вначале устранить саму монополию, трансформировав соответствующий рынок — лучше в рынок свободной конкуренции.

 

Статистическая теория переложения

Это теория, оформившаяся в первые десятилетия XX в., базируется в основном на эмпирико-статистическом анализе данных, посредством которого выводятся соответствующие тренды и закономерности переложения налогов. Наиболее значительный вклад в ее развитие внесли известные русские экономисты: В.Н. Твердо-хлебов, Н.Н. Кутлер, И.М. Кулишер, А.А. Соколов, Б. Дитман.

Безусловно, тяготение данной теории к эмпиризму неизбежно отодвигало на задний план теоретический анализ глубинной сущности такого сложного явления, как переложение налогов. Так, Н.Н. Кутлер необоснованно полагал, что выявление закономерностей динамики переложения должно характеризоваться «движением остатков чистой прибыльности на предприятиях за вычетом личных налогов, и таким путем, возможно подойти к действительному эмпирическому решению главнейших вопросов, касающихся переложения налогов»1. Б. Дитман также наивно считал, что для обоснования переложимо-сти различных налогов достаточно выявить по изолированным статистическим данным вызываемые налогами тенденции.

Приверженность статистическому подходу объясняется их убежденностью, что действие налогов не может существенно видоизменить объективный ход ценообразования и распределения совокупного общественного продукта. По этому поводу А.А. Соколов пишет: «Налоги попадают в волну ценообразования и распределения благ и после этого уже несутся вместе с ней»2.

Налог, выступая в роли особого ценообразующего фактора, может оказывать прямое, косвенное и отдаленное влияние на цену. Соколов статистически обосновывает данные способы влияния, что, без сомнения, является значимым аспектом наследия этой теории.

1          Кутлер Н.Н. О статистическом освещении переложения налогов // Вестник финансов. 1927. № 4. С. 29.

2          Соколов А.А. О развитии податного дела // Вестник финансов. 1927. № 6. С. 106.

Прямое влияние выражается либо в прямом повышении производителем продажной цены обложенных налогом товаров (услуг), либо в прямом понижении цен тех товаров, которые приобретаются плательщиком налога у своих поставщиков для дальнейшего производства облагаемых налогом товаров.

Косвенное влияние наблюдается, когда изменение цен, т.е. повышение цен продаваемых или понижение цен приобретаемых товаров (услуг), произошло независимо от налога (например, вследствие изменения конъюнктуры), но налог помогает цене удержаться на прежнем уровне, сохраняя масштабы предложения и спроса неизменными.

Отдаленное влияние проявляется в случаях, когда налог через цену облагаемого товара отдаленно влияет на цены других товаров. Например, при повышении налога и, соответственно, цены на водку может так случиться, что население будет меньше ее покупать, но зато увеличится потребление сахара и дрожжей (для производства ее заменителя — самогона), вследствие чего цены на сахар и дрожжи также повысятся.

? | С этих позиций оцените сложившуюся в конце 2007 — начале 2008 г. ситуацию с ценами на нефть на мировом рынке (цена за 1 барелль достигла психологической точки — 100 долл. США). Какое в данном случае влияние оказывают акцизы и налог на добавленную стоимость, действующие на территории Российской Федерации, на повышение цен на бензин?

Движение цены товаров, по А.А. Соколову, является главным, но не единственным показателем переложимости. Вторым критерием, по которому можно статистически отслеживать результаты переложения, является изменение динамики производства, сбыта и потребления товаров. Если эти показатели растут, то это свидетельствует о благоприятной конъюнктуре для данного товара, которая всегда содействует переложению налогов. Вместе с тем, Соколов справедливо замечает, что второй критерий не является однозначным: рост этих показателей может наблюдаться и вследствие неполной переложи-мости, когда предприниматель находит для себя выгодным в целях расширения производства взять часть налога на себя. И, наконец, третьим критерием является уровень условно нормальной прибыли предприятия, под которой он понимает естественное превышение полученной прибыли над величиной процента на капитал. Если предприятие, несущее тот или иной налог, покрыло свои издержки и дало условно нормальную прибыль, превышающую среднюю по стране величину процента на капитал, то это в большинстве случаев означает, что предприятию удалось переложить налог. Важный вывод, к которому пришел Соколов: в анализе переложимости налогов все три критерия должны использоваться в совокупности.

 

Синтезированная теория переложения

Эту теорию американской экономической школы, вобравшую в себя и развившую наиболее важные теоретические выводы и положения, которые были получены в предшествующих ей исследованиях, на сегодняшний день по праву считают венцом теоретической мысли в обосновании переложения налогов. Оформившаяся с середины XX в. в рамках концепции неоклассического синтеза, она полностью соответствует ее общему методологическому настрою: интегрировать в себе самое рациональное из предшествующих теоретических подходов (наиболее сильно прослеживается ее тяготение к маржинальной теории переложения) и на этой основе представить целостное видение проблемы (в данном случае — переложения налогов).

Основоположником синтезированной теории переложения следует считать американского экономиста Э. Селигмана (1861—1939). В своей монографии «Переложение и падение налогов», выдержавшей пять жизненных переизданий (с 1892 по 1927 г.), на основе тщательного ретроспективного анализа данной проблемы он сформулировал условия, имеющие значение для решения практического вопроса о вероятности переложения того или иного налога. Практически весь массив его обобщающих положений до сих пор не теряет актуальности и используется современными исследователями. Тезисно приведем их.

Выделены два вида переложения, различающиеся характером включения налога в цену. Причем как в первом, так и во втором виде переложение может быть полным либо частичным.

Переложение с продавца на покупателя есть наиболее часто встречающийся вид переложения, под которое подпадают все налоги, включаемые производителем или продавцом в стоимость продаваемого продукта и тем самым повышающие цену и падающие фактически не на продавца, а на покупателя.

Переложение с покупателя на продавца встречается реже. Он наблюдается, как правило, при установлении чрезмерно высоких ставок прямых и косвенных налогов либо при существенном ухудшении рыночной конъюнктуры. Данный процесс переложения происходит в результате снижения потребительского спроса и цены товара до такого уровня, когда производителю или продавцу не удается включить высокий налог в стоимость продукта и им приходится оплачивать его из своих доходов, не получая соответствующей компенсации в цене продукта. Таким образом, увеличение налога минует потребителей и падает на производителей (продавцов) продукта.

Э. Селигман выделил четыре известных случая переложения налогов.

Случай уклонения от переложения налога. Такое уклонение бывает легальным (законным) и нелегальным (противозаконным). К легальным относятся случаи отказа от потребления (производства) обложенного налогом товара, так как закон никого не обязывает потреблять (производить) какой-либо товар. Иногда такое уклонение от налога даже входит в намерение законодателя (например, повышенное обложение вредных для здоровья товаров — спиртных напитков, табачных изделий). При этом уклоняться от налога (не допускать переложения на себя) могут как покупатель, отказываясь от потребления соответствующих товаров, так и продавец, отказываясь от их производства и ввоза в страну. К нелегальным относятся случаи уклонения от налогов путем противозаконного сокрытия объекта обложения (например, контрабанда обложенных налогом товаров, их производство и продажа в теневом секторе экономики).

Случай амортизации (или капитализации) и поглощения налога. Амортизация наблюдается в случае, когда налог вызывает капитализированное уменьшение ценности объекта обложения, характеризующегося длительным сроком использования (земли, недвижимости). Поглощение наблюдается тогда, когда налог может быть поглощен простым уменьшением ценности объекта обложения. Различие между этими случаями определяется характером объекта обложения и механизмом уменьшения его ценности. Амортизация как случай переложения подразумевает уменьшение ценности объекта обложения на капитализированную величину налога, посчитанную на весь предстоящий период его использования. Покупатель освобождает себя от фактической уплаты этих налогов заранее, в момент покупки данного объекта, хотя юридически он будет производить такие налоговые платежи ежегодно, в то время как поглощение подразумевает уменьшение ценности объекта на одномоментную величину выплаты налога, посчитанную на текущий либо предстоящий период его уплаты. Оба случая характеризуют процесс переложения налога на продавца.

Случай трансформации налога. Трансформация наблюдается тогда, когда увеличение налога побуждает предпринимателя добиваться снижения издержек производства (например, используя новую технику или технологию, более рационально используя ресурсы) и тем самым ему удастся предотвратить тот ущерб, который он понес бы в результате повышения цены на сумму налога и соответствующего сокращения сбыта своей продукции.

Если другие производители не поступят аналогичным образом, тогда предпринимателю даже удастся трансформировать этот ущерб, ожидаемый от введения или повышения налога, в прямую выгоду для себя в связи с повышением конкурентоспособности цены его продукции и увеличения ее сбыта. Трансформация налога подразумевает переложение его назад (к производителю) либо полное отсутствие его переложения: юридический плательщик является фактическим носителем налога.

На рис. 3.1 представлено соотношение сумм подоходного налога, недополученного бюджетом Российской Федерации от зарегистрированных и незарегистрированных безработных за анализируемый период.

На рис. 3.2 представлена взаимосвязь численности экономически активного населения, незарегистрированных безработных и суммы подоходного налога (НДФЛ), поступившего в консолидированный бюджет Российской Федерации.

 

80000 60000 40000 20000 0 600000 400000 200000 0

1992 1993 1994 1995 1996 19971998 1999 2000  2001 2002 2003 2004

Численность экономически активного населения без учета безработных, тыс. чел.

Количество незарегистрированных безработных, работающих в теневой экономике Российской Федерации, тыс. чел.

Сумма подоходного налога (НДФЛ), поступившего в консолидированный бюджет Российской Федерации, тыс. руб.

Рис. 3.2. Взаимосвязь численности экономически активного населения, незарегистрированных безработных и суммы подоходного налога (НДФЛ), поступившего в консолидированный бюджет Российской Федерации

 

| ? | Имеет ли место в данном случае уклонение от переложения налога? Поясните свою позицию.

4. Случай сложного (многократного) переложения налога. В процессе промежуточного обмена переложение происходит несколько раз до тех пор, пока не достигнет конечного потребителя, который и будет фактическим носителем налога. Обмен — это экономическая борьба, в которой плательщик налога всегда будет стремиться переложить налог на своего контрагента. Следовательно, переложение зависит от экономической силы и слабости сторон, которые определяются, по Э. Селигману, двумя группами условий — имеющих отношение к облагаемому объекту и имеющих отношение непосредственно к самому налогу.

Первая группа условий включает характеристику рынка данного объекта обложения, показатели эластичности его спроса и предложения, степень мобильности объекта:

чем более монополизирован рынок, тем труднее переложить налог;

чем более эластичен спрос, тем труднее переложить налог на потребителей;

при определенном спросе, наоборот, чем более эластично предложение, тем легче перелагается налог на потребителей;

чем большей мобильностью обладает объект обложения, тем легче перелагается налог, и наоборот (например, владельцу

недвижимости сложнее переложить налог, нежели владельцу

движимого имущества). Вторая группа условий определяется характеристиками самого налога: высотой ставки налога, использованием пропорциональности или прогрессии, избирательностью или всеобщностью действия:

чем ниже ставка налога, тем меньше стремятся его переложить: к такому налогу плательщики быстро привыкают, отказываясь от труда и риска бороться за его переложение;

пропорциональные налоги перелагаются значительно легче по сравнению с прогрессивными;

чем выше используется прогрессия в налоге, тем труднее он перелагается;

чем больше всеобщность действия налога, тем труднее он перелагается (например, в поимущественном налоге обложение какого-либо одного вида имущества приводит к отказу от владения им и большей переложимости, в то время как равномерное обложение всех видов имущества дестимулирует переток капиталов в другие его виды и переложение становится затруднительным).

Однако в целом значение теоретических выводов относительно переложения тех или иных налогов для практики обложения первых десятилетий XX в. не следует преувеличивать. Такие выводы по-прежнему оставались мало востребованными. Ситуация принципиальным образом изменилась лишь после Великой депрессии и торжества кейнсианских методов регулирования экономики, значительная роль в которых отводилась налогам. Сам Дж. Кейнс не занимался исследованием переложения налогов, но он актуализировал эту задачу. Во второй половине XX в. американские экономисты (П. Самуэльсон, Р. Масгрейв, К. Макконел, С. Брю и др.) сделали важный шаг в ее решении, разработав синтезированную теорию переложения. Опираясь на обобщения Э. Селигмана, единую теорию факторов производства и предельной полезности А. Маршалла, представители неоклассического синтеза привнесли в анализ переложения налогов прочную математическую основу и убедительную графическую интерпретацию, без которых сейчас уже невозможно изучение данной проблемы.

Итогом синтезированной теории переложения стали обобщающие выводы относительно возможности переложения наиболее крупных налогов.

1. Личные подоходные налоги. Возможность их переложения незначительна, поскольку они взимаются с индивидуальных доходов лип, которым просто не на кого их переложить. Однако бывают исключения. Отдельные лица, которые держат под контролем цены на предлагаемые ими услуги (врачи, адвокаты и другие представители частной практики), поднимая цены, успешно перелагают личные налоги. Но в большинстве случаев личные налоги (подоходный, на наследство) считаются непереложимыми. Здесь юридический плательщик и фактический носитель налога совпадают в одном лице.

Налоги на прибыль (доходы) организаций. Вопрос о переложении этих налогов менее однозначен. Существуют две точки зрения. Традиционная сводится к тому, что налоги на прибыль (доходы) непереложимы. У компании, которая назначает цену, обеспечивающую максимальную прибыль, и производит максимизирующий прибыль объем продукции, просто не возникает оснований для изменения цены или объема, когда она облагается налогом на прибыль. Владельцы компании (акционеры) несут бремя уплаты этих налогов, получая более низкие дивиденды или меньшую сумму нераспределенной прибыли.

Согласно другой точке зрения налог на прибыль может перекладываться частично на потребителей через более высокие цены и частично на поставщиков через установление более низких цен на потребляемые ресурсы. Учитывая обе позиции, заметим, что бремя уплаты налога на прибыль (доходы) могут нести как сама компания (акционеры), так и ее контрагенты.

Косвенные налоги (с продаж, акцизы, на добавленную стоимость, таможенные пошлины). Большинство экономистов уверены, что бремя таких налогов достаточно успешно перекладывается через механизм ценообразования на потребителей. У последних практически нет шансов, дабы противостоять повышению цен, которое несут косвенные налоги, за исключением акцизов. Поскольку акцизами облагается небольшой перечень товаров, у потребителей больше шансов избежать обложения, не потребляя подакцизные товары или переориентируя потребление на товары-заменители. Опасения, что значительное повышение цен на товары с эластичным спросом может вызвать существенное уменьшение объема продаж, заставляют продавцов и производителей платить значимую часть акцизов.

Однако такие теоретические построения характерны более для науки. Как правило, на практике акцизами облагают товары неэластичного спроса (бензин, автомобильные масла, алкогольная и табачная продукция), у которых практически отсутствуют необлагаемые товары-заменители. Поэтому продавцы не боятся повышать цены на такие подакцизные товары, зная, что это окажет незначительное влияние на объемы продаж. В результате бремя уплаты акцизов также достаточно успешно перекладывается на потребителей. Что касается таможенных пошлин, то ими облагаются и товары эластичного спроса (например, импортируемая продукция электротехническая, машиностроительная, деревообработки, у которой достаточное число заменителей, в том числе отечественного производства). В этом случае бремя уплаты таможенных пошлин может падать и на продавцов.

4. Поимущественные налоги. Бремя уплаты большей части таких налогов падает на владельцев собственности, потому что их не на кого переложить. Но это правило безупречно работает только в случае имущества, которое не используется в целях извлечения прибыли. Налоги на арендуемую собственность могут перекладываться полностью или частично с владельца на арендатора через повышение арендной платы. Налоги на имущество организаций включаются в их издержки и учитываются при назначении цены на продукцию, тем самым достаточно просто перекладываясь на потребителей.

В заключение отметим, что конец XX в. не отмечен какими-либо новыми фундаментальными исследованиями проблемы переложения налогов. Более удовлетворительных закономерностей по сравнению с представленными выше теория переложения на сегодняшний день дать пока не может.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |