Имя материала: Теория и история налогообложения

Автор: Майбуров И.А.

10.3. система продовольственных налогов

1 Маневич В.Е. Налоговая система НЭПа и современные проблемы налоговой реформы. — Экономика и математические методы. 1989. Т. 25. Вып. 6. С. 87.

 

Продналог, введенный весной 1921 г. и просуществовавший до весны 1923 г., предусматривал натуральные поставки 18 видов продукции, включая различные виды зерновых, мясо, картофель и даже сено. Издержки по сбору натурального налога доходили до 40\% валовых поступлений. Натуральный налог не только предусматривал изъятие в пользу государства части продукции крестьянского хозяйства, но и регулировал структуру сельскохозяйственного производства, во всяком случае, определенной ее части. Переход к чисто денежным налоговым изъятиям означал отказ от всяких попыток натурального регулирования сельского хозяйства, доверие государства к регулированию через рынок. Переход к рыночному регулированию земледелия занял менее двух лет, и это в стране, разрушенной многими годами войн и социальных экспериментов, пережившей чудовищный голод 1921 г.

 

Характеристика сельскохозяйственного налога

Для налоговой системы нэпа было характерно строгое разграничение в обложении города и деревни, в этом отношении она продолжала традиции дореволюционной России. В 1921—1923 гг. крестьянство платило продовольственный налог1, несло ряд натуральных повинностей (трудгужналог2 и др.). С мая 1923 г. все повинности крестьянства были консолидированы в единый сельскохозяйственный налог, который крестьянство могло по выбору вносить либо в натуре, либо деньгами. Подавляющее большинство крестьян (75\%) уже в урожай 1923 г. предпочло внести налог деньгами. С 1 января 1924 г. налоги стали приниматься только в денежной форме, все натуральные налоги и повинности были полностью упразднены.

Денежный сельскохозяйственный налог играл в доходах бюджета значительно большую роль, чем дореволюционные поземельные подати, составлявшие, как уже говорилось, в 1913 г. лишь 2,5\% общей суммы доходов бюджета. В 1923—1924 гг. сельхозналог дал около половины всех налоговых поступлений или около четверти всех денежных поступлений в бюджет.

1          Продналог (продовольственный налог) — натуральный налог с крестьянского хозяйства, введенный в СССР вместо продовольственной разверстки (Большая советская энциклопедия. — 2-е изд. Т. 34 С. 598).

2          Трудгужналог (трудовой и гужевой налог) — форма обязательного привлечения населения к бесплатному выполнению определенных работ и использования принадлежащих отдельным гражданам гужевых средств по указанию органов Советской власти (Большая советская энциклопедия. — 2-е изд. Т. 43. С. 325).

Построение сельхозналога вызывает вполне закономерный интерес. Для того чтобы земля, принадлежавшая государству, стала одним из важнейших источников его денежных доходов, необходима коренная реформа поземельных отношений и отношений финансовых. Опыт прошлого может не только подсказать приемлемые формы налоговых построений, но и предостеречь от повторения когда-то сделанных ошибок. Итак, обложение сельскохозяйственным налогом отдельного хозяйства определялось в зависимости от наличия земли на одного едока и наличия скота в расчете на едока, причем первоначально (до 1924 г.) показатели наличия пашни и скота не складывались, а перемножались так, что наличие скота резко увеличивало тяжесть обложения, приходящегося на одну десятину земли. Это сдерживало интенсификацию крестьянского хозяйства. В 1924 г. сельхозналог был реформирован: количество пашни и наличие скота стали не перемножаться, а суммироваться, причем скот был приравнен к пашне по определенному коэффициенту (одна голова рабочего скота = 0,8 десятины пашни)1.

Тем не менее построение сельхозналога сохранило ряд органических недостатков. Так, тяжесть обложения с одной десятины сильно возрастала в хозяйствах более крупных, лучше обеспеченных землей и скотом. Это стимулировало не мобилизацию земли и укрупнение хозяйств в соответствии с оптимальными их размерами, обеспечивающими наибольшую производительность и доходность, а дробление хозяйств в целях облегчения тяжести обложения, освобождения от всякого рода дискриминации которой уже с 1924 г. подвергались так называемые «кулацкие» хозяйства. «Классовый подход» к налогообложению, как и в целом «классовая политика» в деревне, направленная против относительно зажиточных хозяйств, осуществляющих производственное накопление, тормозил развитие земледелия и, в конечном счете, способствовал кризису хлебозаготовок и срыву новой экономической политики.

1 См.: Шваренко И.Д. Налоги в механизме хозяйствования. М.: Финансы и статистика, 1991. С. 21.

Вывод, который можно сделать из опыта нэпа в вопросах земельного обложения состоит в том, что земельный налог не должен комбинировать элементов поземельного и подоходного обложения, а именно такое смещение было характерно для 1920-х гг. Строгое поземельное обложение, основанное на учете и классификации земельных угодий, находящихся в собственности или пользовании хозяйства должно быть единым, независимым от того, насколько эффективно и рентабельно используется земля. Именно это будет стимулировать наилучшее использование земли. Разумеется, отсюда не следует, что вообще не нужно в сельском хозяйстве подоходного обложения: такое обложение нужно, но оно должно быть самостоятельным по отношению к обложению поземельному и не должно чем-либо отличаться от подоходного обложения в любой другой отрасли.

Налоговая политика по отношению к деревне аккумулировала в себе реализацию сразу нескольких основных функций налоговой политики — фискальной, регулирующей и социальной.

Причем если в 1921—1922 гг. натуральный сельхозналог на конкретные 18 видов продукции пусть самыми примитивными методами, но все же регулировал общую структуру сельскохозяйственного производства, то в 1923—1928 гг. регулятивная направленность налога вместо экономического приобрела классовый характер. Методика взимания сельхозналога обеспечивала возрастание тяжести налогового бремени для «классово чуждых» хозяйств, т.е. более крупных и лучше обеспеченных тягловой силой, стимулируя, таким образом, собственника земли к свертыванию производства, сдерживанию процесса производственного накопления.

В данном случае регулирующая функция налогообложения обеспечивала развитие процесса разукрупнения крестьянских хозяйств, обеднения крестьянства, сокращения объемов производства зерна Попытка же реализовать через сельхозналог функцию социальной поддержки бедноты в деревне трансформировалась в стимулирование процессов свертывания объемов сельскохозяйственного производства

Во второй половине 1920-х гг. положение усугубилось из-за низкой товарной обеспеченности денежной массы, которой оплачивались государством закупки зерна Достаточным количеством промышленных изделий, влияющих на стабилизацию хлебозаготовок, государство не располагало. Для 1926—1927, 1927—1928, 1928— 1929 гг. характерны кризисы хлебозаготовок и дефицит товарного зерна, несмотря на резкое повышение закупочных цен на хлеб.

В целом классовая ориентация налоговой политики по отношению к крестьянству способствовала нарастанию негативных процессов, быстро развивавшихся в деревне во второй половине 1920-х гг.:

избыточный потребительский спрос;

слабое производственное накопление;

все ускорявшееся дробление крестьянских хозяйств;

развитие отхожих и побочных промыслов в ущерб земледелию;

прогрессирующая уплата налогов за счет побочных заработков, а не за счет реализации продукции земледелия кризис зернового хозяйства;

распад рынка хлебов.

Динамика налоговых поступлений в 1922—1926 гг. представлена в табл. 10.1.

Экономические последствия налогообложения сельского хозяйства

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |