Имя материала: Теория и история налогообложения

Автор: Майбуров И.А.

2.1. характеристика общих теорий налогообложения

Известные в настоящее время налоговые теории классифицируются следующим образом:

общие — к ним следует относить такие учения, где объект исследования — природа и экономическая сущность налога и налогообложения в целом, а предметом исследования является обоснование отношений, складывающихся между экономическими субъектами хозяйствования и государством по поводу установления и взимания налогов;

частные — к ним следует относить учения, где объектом исследования является какой-либо отдельный аспект налогообложения, представляющий собой проблему, а предметом исследования выступает обоснование отношений, складывающихся между экономическими субъектами и государством в процессе решения данной проблемы.

 

Теория обмена и ее разновидности

Общие теории были первыми налоговыми теориями, их единой методологической основой послужило признание возмездного характера налогообложения и договорного характера государственных услуг, оказываемых в обмен на уплачиваемые налоги. Различия проявляются в обосновании характера этого обмена и стоимости услуг государства.

Теория эквивалентного обмена зародилась в условиях средневекового финансового хозяйства. Основной ее посыл состоял в определении сущности налогов как эквивалентной платы граждан за услуги по охране границ, поддержанию правопорядка, исправлению судопроизводства и т.п., покупаемые у государства. Налоговый платеж в обмен на покупку государственных услуг воспринимался учеными Средневековья как акт свободного волеизъявления людей, результат которого эквивалентен. Как замечает С.В. Барулин, «возвратном, эквивалентном и возмездном характере первых денежных налогов и заложена «одноклеточная» первородная сущность налоговых отношений»1.

Автоматическая теория налогов, или теория «общественного (публичного) договора», оформилась в эпоху Просвещения в XVII— XVIII вв.; ее основоположниками стали французские просветители С. де Вобан (1633—1707) и Ш.Л. Монтескье (1689—1755), настаивавшие на договорном характере налога, согласно которому налог есть плата, вносимая гражданами в результате своеобразного заключения ими публичного договора с государством. Этот договор в отличие от теории эквивалентного обмена не является актом свободного волеизъявления граждан, он уже имеет черты обязательности т.е. уплата налогов и в обмен на это пользование услугами государства является обязательным актом.

Хотя данный обмен не является полностью эквивалентным, он все же взаимовыгоден для обеих сторон. Такая выгода определяется экономией на издержках, поскольку самозащита для каждого гражданина обошлась бы несравнимо дороже по сравнению с уплатой налога как платой за обеспечение этой защиты государством. Известный русский экономист И.М. Кулишер (1878—1934) так характеризовал данный обмен и его выгодность для граждан: «...Хотя эта сделка далеко не всегда является добровольной и еще реже справедливой, но все же это обмен, и, в конечном счете, обмен выгодный, ибо самое неспособное правительство дешевле и лучше охраняет подданных, чем если бы каждый из них защищал себя самостоятельно и независимо от других»2.

1          Барулин С.В. Теория и история налогообложения: Учеб. пособие. М.: Экономиста, 2006. С. 35.

2          Кулишер И.М. Очерки финансовой науки. Пг., 1919.

Выгода государственная определяется обеспечением посредством налогов финансовых ресурсов для его существования, что гораздо лучше, чем альтернативное обеспечение таких ресурсов посредством доменов или регалий. По этому поводу, С. де Вобан пишет: «Совершенно ясно и признано всеми, что все подданные государства нуждаются в его защите, без которой они не могут существовать, и не менее ясно, что государь, глава и правитель страны не может дать им эту защиту, если подданные не доставляют ему необходимых для этого средств»1.

Говоря преимущественно о защите, авторы теории понимали под ней не только защиту от внешних врагов, но и услуги государства по поддержанию внутреннего правопорядка, т.е. необходимость содержания суда, полиции и других государственных органов. Иными словами, налог выступал платой за весь комплекс выгод, получаемых гражданином от осуществления государством своих функций.

? | Изучив характеристику атомистической теории налогов, сформулируйте ответ на вопрос: существует ли преемственность положений данной теории в настоящее время? Если да, то в основу какого принципа налогообложения легли посылы

данной теории?

 

Некоторые положения теории «общественного» договора используются также в теории «фискального» договора, авторы которой — английский философ Т. Гоббс (1588—1679), французские мыслители Вольтер (1694—1778) и О. Мирабо (1749—1791) — определяли сущность налога как цены, которую каждый гражданин уплачивает из своего имущества, для того, чтобы получить охрану остальной его части и спокойно пользоваться ею. В этом положении проявляется сущность возмездного обмена обязанностями между подданными и государством, обмена не обязательно эквивалентного, но выгодного. Выгоды здесь проявляются в первую очередь для граждан, охраняющих посредством налогов свою жизнь и имущество, а потому обмен становится фискальным для них. По словам Мирабо, «налог есть предварительная уплата за предоставление защиты общественного порядка». Вольтер уточняет: «...уплачивать налог означает отдавать часть своего имущества, чтобы сохранить остальное». Положения данной теории с одобрением были встречены правительственными кругами. Так, Национальное собрание Франции в XVIII в. объявило налог «общим долгом всех граждан и ценой тех выгод, которые доставляет им общество».

1 Цит. по: Пушкарёва В.М. История финансовой мысли и политики налогов. М.: Финансы и статистика. 2005. С. 78.

Основное положение данной теории о налоге как части имущества, которую следует отдать государству, чтобы с большим удовольствием пользоваться оставшейся его частью, находит дальнейшее развитие в теории налога как «наслаждения». Ее в начале XIX в.

швейцарский экономист Ж.С. де Сисмонди (1773—1842) сформулировал так: фактор удовольствия перерастает в общественное наслаждение, которое каждый гражданин извлекает из общественных выгод, предоставляемых национальной защитой, правосудием, обеспечением охраны личности и имущества, народным просвещением и т.п., но наслаждение необходимо платить, а налог и есть та цена, которую уплачивает каждый гражданин за получаемое им наслаждение. Сам автор по этому поводу в своей фундаментальной работе «Новые начала политэкономии» (1819) пишет следующее: «...Итак, деньги, уплачиваемые в виде налогов, выгодно употребляются, с одной стороны, если все, что взято во имя общественных наслаждений, действительно идет на эти наслаждения, а не на удовлетворение тщеславия или страстей правителей. Налог есть цена, уплачиваемая гражданином за получаемое им наслаждение»1.

Суть посыла данной теории в возмездном, а главное в эквивалентном, обмене обязанностями между подданными и государством. Идею эквивалентности, взятую из теории эквивалентного обмена, автор формулирует так: «...налоги, уплачиваемые гражданами, должны по справедливости соответствовать тем выгодам, которое общество им доставляет, и тем расходам, которое оно делает ради них»2.

| ? | Изучив характеристику теории налога как «наслаждения», сформулируйте ответ на следующий вопрос: в чем отличие статуса налога в теориях эквивалентного обмена и «общественного договора» от статуса налога, представленного в теориях «фискального договора» и «наслаждения»?

Является ли данное изменение статуса случайным? Если нет, то объясните, почему?

В XVIII в. возникает оригинальная идея восприятия налога как страховой премии, которая во второй половине XIX в. материализуется в виде теории налога как страховой премии.

1          Ж. Сисмонд де Сисмонди. Новые начала политэкономии. М., 1897. С. 149.

2          Там же. С. 78—79.

Авторами теории налога как страховой премии стали французский государственный деятель А. Тьер (1797—1877) и английский экономист Дж. Мак-Куллох (1789—1864). Они представляли, что государство образует своеобразную страховую компанию, а налоги соответственно выступают страховыми платежами, которые уплачиваются гражданами как страхователями на случай наступления какого-либо страхового случая. Что касается обязательности и размера налогов (страховых платежей), то, по мнению А. Тьера, их должен платить каждый гражданин, причем пропорционально своему доходу или имуществу, платить на том основании, что издержки государства по охране и защите должны распределяться по стоимости охраняемой собственности.

| ? | В чем состоит основная заслуга А. Тьера при формировании им идей налогообложения, изложенных в рассматриваемом контексте?

Существует ли преемственность данного положения в современных налоговых системах? Обоснуйте свой ответ.

Таким образом, граждане сообразно величине своих доходов (стоимости имущества) страхуют свою собственность от всякого риска, который может помешать в их владении и пользовании этой собственностью. Вместе с тем страхование посредством уплаты налогов имеет принципиальное отличие и не стыкуется с моделью обычного страхования жизни или имущества, так как осуществляется не для получения страхового возмещения при наступлении страхового случая, а для финансирования затрат государства по предотвращению риска наступления такого случая.

Эта нестыковка, несмотря на определенную плодотворность идеи страхования, не позволяет распространить ее на все без исключения налоговые отношения. Однако она вполне применима для понимания природы отдельных налогов, предусматривающих компенсационные механизмы при наступлении страховых случаев.

В XX в. многие страны активно используют данную теорию для разработки конструкций платежей налогового характера в сфере социального и пенсионного страхования. В современной налоговой системе России идея страхования воплощена, например, в конструкции единого социального налога, имеющего такие компенсационные механизмы в части обеспечения страховой медицины, страховой и накопительной частей трудовой пенсии, социального страхования. Принцип платежеспособности здесь также реализуется, поскольку размер страховых взносов исчисляется в процентах от совокупности выплат и иных вознаграждений, начисляемых в пользу граждан (страхователей).

| ? | Справедливо ли рассматривать теорию налога как страховой премии как одну из разновидностей теории обмена? Обоснуйте свой ответ.

Подытоживая анализ теорий обмена, представим на рис. 2.1 видение налогов в рамках этих теорий.

 

Теория эквивалентного обмена

Налог — эквивалентная плата граждан за покупаемые у государства услуги общественного характера, являющаяся результатом соглашения между гражданами и государством

 

Атомистическая теория налогов

Налог — обязательная плата граждан за пользование государственными услугами, являющаяся результатом взаимовыгодного договора между гражданами и государством

 

Теория «фискального» договора

Налог — обязательный платеж граждан государству за предоставление защиты общественного порядка, являющийся ценой, которую каждый гражданин уплачивает из своего имущества для того, чтобы получить охрану остальной его части

Подпись:

Налог — обязательный эквивалентный платеж граждан государству за предоставление услуг общественного характера, являющийся ценой,

которую каждый гражданин уплачивает за получаемое им наслаждение от извлечения общественных выгод

 

Налог — обязательный эквивалентный страховой платеж граждан для финансирования затрат государства по предотвращению риска наступления страхового случая, уплачиваемый гражданами пропорционально величине доходов (стоимости имущества)

Рис. 2.1. Сущность подходов к восприятию налога в разновидностях теорий обмена

 

В целом с позиций теорий обмена можно дать следующее синтезированное определение: налог — это обязательный, индивидуально эквивалентный платеж индивида государству, осуществляемый с целью покрытия объявленных обществу расходов государства, посредством которых финансируется оказание конкретных услуг, предоставляемых государством индивиду в обмен на получение от него данного платежа.

С позиций сегодняшнего восприятия налога подобное определение, безусловно, методологически несостоятельно. В его основу заложен ошибочный посыл о договорном происхождении института государства, который приводит к некой договорной основе уплаты налогов и получения от государства выгод. Такая основа, конечно же, не раскрывает объективную сущность налога, его императивность, поскольку любой договор возникает в результате добровольного волеизъявления сторон, уплата же налога не идентична плате за приобретение услуги на рынке, когда у плательщика есть право выбора. Соответственно налог не является результатом какого-либо соглашения между гражданином и государством, он имеет принудительный характер.

Что касается возмездного характера налога и наличия определенного эквивалента в совершаемом обмене, то такая постановка вопроса имеет под собой объективную почву. Действительно, трудно отрицать наличие встречного потока общественных благ и услуг от государства. Такие выгоды, безусловно, есть. Однако индивидуальная эквивалентность, на которой настаивали авторы теорий обмена, проявляется лишь в отдельных налогах исключительно страхового характера. Во всех остальных налогах абсолютно невозможно установить эквивалентности между суммой налога, уплачиваемой гражданином, и стоимостной оценкой выгод, получаемых им от государства. Вместе с тем такая связь все-таки обнаруживается, если рассматривать в масштабе всего общества некую коллективную эквивалентность, подразумевая под ней совокупное меновое отношение суммы налогов, уплачиваемых всем социумом, к стоимостной оценке общественных благ и публичных услуг, получаемых им от государства. Но и такое меновое отношение не имеет абсолютной эквивалентности в силу объективных непроизводительных вычетов, как минимум, на содержание аппарата государственного управления.

Историческая ценность теорий обмена в основном как раз и определяется постановкой вопроса о наличии эквивалентности в налоговых отношениях. Практически все последующие исследователи возвращались к этой проблеме, которая как водораздел разграничивала их на адептов возмездного или безвозмездного характера налоговых отношений, не допуская сколько-нибудь значимых компромиссов в данном вопросе. Не избежали этой участи французская финансовая школа, а также английская классическая школа.

 

Классическая теория налогов

Основой данной теории (ее еще называют теорий налогового нейтралитета) принято считать работы английских экономистов А. Смита (1723—1790) и Д. Рикардо (1772—1823). Это действительно так, если не забывать, что отдельные идеи данной теории, пусть в виде штрихов, отдельных положений и разрозненных комментариев, были озвучены еще У. Петти (1623—1687) в его «Трактате о налогах и сборах» (1662).

Основоположники классической школы исследовали налоги в рамках разработанной ими теории трудовой стоимости и цены. Смит первым вплотную подходит к обоснованию положения, согласно которому стоимость, а следовательно, и цена любого товара складывается не только из затрат труда, но и прибыли, процента на капитал и земельной ренты, т.е. определяется совокупностью издержек производства. Наряду с фактором «труд» в образовании доходов в товарно-капиталистическом производстве участвуют уже такие факторы, как «капитал», создающий доход в форме прибыли, и «земля», образующая доход в форме ренты. Соответственно уплату налогов следует возлагать не на какой-либо определенный класс, как это предлагали физиократы, а на все факторы, создающие доход, одинаково — на труд, на капитал и на землю.

| ? | Во что в дальнейшем воплотилось данное теоретическое предложение А. Смита и какое значение оно имеет для последующего развития налогообложения? Обоснуйте свой ответ.

Центральное место в исследовании Смита занимает концепция экономического либерализма, согласно которой рыночные законы как «невидимая рука» рынка наилучшим образом могут воздействовать на развитие экономики, когда частный интерес «экономического человека» выше общественного. Каждый в отдельности заботится лишь о себе, а выигрывает в конечном итоге общество. Стремление к собственной выгоде обеспечивает достижение общего блага. Смит выступает против вмешательства государства в экономику как регулятора экономических процессов, отводя ему роль исключительно «ночного сторожа», призванного исполнять лишь функции внешней и внутренней защиты страны, отправления правосудия, устройства и содержания общественных учреждений. Причем эти функции должны финансироваться за счет разных доходов.

Смит пытается ограничить сферу действия налога, настаивая на том, что только обороноспособность страны должна обеспечиваться за счет сбора налогов. В своем фундаментальном труде «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776) он пишет, что только «расходы на общественную оборону и на поддержание достоинства верховной власти должны покрываться общими сборами со всего общества», т.е. налогами, в которых никакая иная функция, кроме фискальной, не должна проявляться. Все остальные государственные расходы, связанные «с отправлением правосудия, с содержанием общественных заведений и работ, учреждений общественного образования и религиозного воспитания», должны оплачиваться целевыми пошлинами и сборами, взимаемыми с пользователей данных общественных благ и государственных услуг. И только в случае нехватки целевых сборов данные расходы должны покрываться налогами со всего общества.

Именно таким образом «классики» разграничивают налоговые и неналоговые платежи (сборы, пошлины) — в зависимости от направления расходования поступающих от них средств. Столь поверхностное их разграничение с сегодняшних позиций во многом выглядит искусственным, поскольку зиждется оно на популярной в то время, но ошибочной смитовской концепции производительного труда. Согласно ей, весь труд разграничивается на производительный, увеличивающий «стоимость материалов, которые он перерабатывает», и непроизводительный — услуги, которые «исчезают в самый момент их оказания». К последним как раз относятся все государственные услуги, финансируемые за счет налогов и сборов.

К сожалению, почти все экономисты классической школы безоговорочно приняли смитовское разграничение труда и непроизводительный характер государственных услуг. Отсюда столь негативное отношение к восприятию налога как «неизбежного зла». Например, Д. Рикардо в своем лучшем трактате «Начала политической экономии и налогового обложения» (1817) пишет: «Нет налогов, которые не тормозили бы накопление, поскольку нет ни одного налога, который не мешал бы производству. Налоги имеют тот же эффект, что и неплодородная почва, плохой климат, отсутствие ловкости или активности, плохое распределение рабочих мест, утрата станков»1.

Рикардо столь резко высказывался в отношении налога, поскольку считал, что любой налог, падающий на народные массы, в конечном итоге перекладывается на предпринимателей, снижая их прибыль и возможности развития производства.

1          Цит. по: Алексеенко М.М. Взгляд на развитие учения о налоге. Харьков, 1870. С. 74.

2          Там же. С. 86.

Размышляя об экономической природе налога, Смит и Рикардо в определенной степени демонстрируют аналогичные, но достаточно противоречивые и двойственные суждения. Эта двойственность проявляется, с одной стороны, в их убежденности относительно непроизводительного характера государственных услуг и нежелательного отвлечения посредством налогов ресурсов от производительного труда, с другой — в признании налога справедливой ценой или платой за предоставляемые государством услуги. При этом Смит пишет, что «расходы правительства по отношению к подданным то же, что издержки управления относительно хозяев большого владения, обязанных участвовать в этих издержках в размере доходов, получаемых каждым из этого владения»2.

Даже в этом высказывании просматривается отсутствие единой логики в восприятии налога как издержек управления. Более того, Смит даже называет налоги «чистым убытком для общества».

Непоследовательность в обосновании экономической природы налога объясняется тем, что взгляды Смита на налог еще не сгруппированы в систему, у него нет даже определения налога1. Вместе с тем внимательное изучение его работ позволяет сделать вывод, что он выступает приверженцем принципа эквивалентности или принципа наслаждения. Соответственно в понимании налога Смит и Рикардо стояли на позициях теории обмена, эквивалента.

Следует признать, что гораздо большей удачей Смита является разработка фундаментальных принципов налогообложения: справедливости, определенности, удобности и экономии, получивших впоследствии название «декларации прав налогоплательщика». В данном вопросе он был пионером.

| ! | Ключевая идея Ш 1. Под справедливостью понимается честное или законное распределение доходов. Обратите внимание на следующее: во-первых, справедливое распределение — это не то же самое, что распределение поровну, аво-вторых различные люди имеют различные взгляды относительного того, что является справедливым.

 

I ? | Как вы думаете, нашли ли отражение в современной налоговой системе России разработанные А. Смитом принципы налогообложения? Насколько полно отражают данные принципы эффективность налоговой системы? Обоснуйте свой ответ.

Последующие представители классической школы так и не подошли к правильному пониманию экономической сущности налога, хотя отдельные последователи, критически осмысливая концепцию производительного труда, были на верном пути. Так, французский экономист Ж.-Б. Сэй (1767—1832), будучи активным приверженцем классической теории, тем не менее не соглашался ни с физиократами, которые считали, что производителен лишь сельскохозяйственный труд, ни с А. Смитом, утверждавшим, что производителен лишь труд в сфере материального производства.

1 См.: Пушкарева В.М. Указ. соч. С. 80—81.

Сэй считал критерием производительности полезность, поскольку любое производство — это деятельность человека, направленная на создание полезностей. Для него важна не материальная форма продукта, а в первую очередь результат деятельности. В итоге предоставление государственных услуг он определил как производство полезностей в нематериальной форме. Труд людей, употребленный на их создание, должен по справедливости называться производительным и оплачиваться налогами. Вместе с тем значительно продвинувшись в понимании налога, Сэй не смог далее развить это рациональное положение. Он так и остался верен идеям своего кумира об экономическом либерализме и негативном восприятии налога как «чистого убытка для общества», говоря о том, что «наилучший из всех финансовых планов — это расходовать возможно меньше, а наилучший из всех налогов — это наименьший».

Вклад классиков политэкономии в науку о налогах оценивается исследователями с диаметрально противоположных позиций: от восторженных оценок до негативных комментариев. Нам представляется более адекватной компромиссная оценка их вклада. Экономическую природу налога они не раскрыли, но разработанная ими система принципов налогообложения привнесла в последующее понимание налога нечто принципиально новое, в первую очередь понятие справедливости.

В целом с позиций классической теории можно было бы дать следующее синтезированное определение налога.

Налог — это обязательный, индивидуально эквивалентный платеж индивида государству, осуществляемый с целью покрытия расходов государства на общественную оборону и поддержание достоинства верховной власти, взимание которого должно осуществляться с соблюдением принципов справедливости, определенности, удобности и экономии.

 

Теория налога как жертвы

В основу данной теории легли практические идеи Средневековья, ассоциирующие уплату налога с жертвоприношением. Первое теоретическое представление налога как жертвы принадлежит физиократам, которые еще в середине XVIII в. использовали его жертвенную сущность для обоснования доминирующего значения ренты и единого налога на землю. При этом логика их была следующей: «...если государство всем народным богатством, всем своим достоянием обязано земле, природным силам, то и все жертвы, которые государство может требовать от народа, следует получать из этого же источника»1.

1 Янжул И.И. Основные начала финансовой науки. М., 1904. С. 49.

Следует отметить достаточную популярность в XIX в. и даже в начале XX в. идеи восприятия налога как жертвы, которую должен приносить каждый гражданин своему государству. Эта идея активно разрабатывалась учеными различных школ и направлений. В оформление ее в качестве теории существенный вклад внесли французские ученые И. Канар (1755—1833) и Ж.С. де Сисмонди, английский экономист Д.С. Милль (1806—1873), немецкий ученый КТ. Эеберг, а также целая плеяда русских экономистов: С.Ю. Витте, И.И. Тургенев, И.И. Янжул, Б.Т. Мильгаузен, Я. Таргулов и др.

Одним из последних представителей классической теории налогов, при котором она достигает «своего совершенства и с ним же она начнет приходить в упадок»1, был Д.С. Милль. Он стал не только синтезатором идей классической школы (хотя это можно назвать стержнем его творческого наследия), но и выдвинул ряд новых идей, подготовив тем самым почву для оформления неоклассического направления в экономике и теории налога как жертвы. Он так же, как и Сэй, считал государственные услуги производительными, однако пошел еще дальше, признав правительство отдельным производителем, удовлетворяющим общим началам хозяйствования. Налог в его понимании становится платой со стороны производства за обеспечение нормальных условий хозяйствования. Такая трансформация взглядов на государство позволила ему перейти от восприятия налога как «неизбежного зла» к налогу как «необходимой жертве», которую он предлагал распределять на принципах равенства между всеми членами общества.

Н. Канар первым развил идею жертвенного характера налога, который неизбежно проявляется при его уплате как жертва, приносимая индивидом в интересах государства. Аналогичных позиций придерживался и русский экономист Н.И. Тургенев, который охарактеризовал налоги «пожертвованиями на общую пользу». Через полвека данная идея находит дальнейшее развитие в книге Б.Г. Мильгаузена «Лекции по финансовому праву» (1866), где он первым обосновал принудительный характер налогов, характеризуя подати и налоги как пожертвования, которые объективны, поскольку они «вытекают из самого понятия о государстве, из идеи об отношении верховной власти к членам его». Обоснование принудительной сущности налогов становится доминирующим в русской экономической школе.

1 Ядгаров Я.С. История экономических учений: Учебник. М.: ИНФРА-М, 2006. С. 166.

Наиболее полное раскрытие сущности налога с позиций теории налога как жертвы встречается в работах русского экономиста Я. Таргулова. Принудительность и законодательно-правовая основа налога дополняются им неприятием какой-либо эквивалентности в налоговых отношениях между гражданами и государством. Он пишет: «Налог есть такая форма доходов государства или каких-либо других общественно-принудительных единиц, когда эти доходы, получаемые с имущества граждан, являются односторонней их жертвой, без получения ими какого-либо эквивалента, вытекают из природы государства как органа власти и служат для удовлетворения общественных потребностей»1.

Обоснование принудительной, правовой и безэквивалентной сущности налога — важный вклад разработчиков данной теории в его современное понимание. Несмотря на изначально добровольную природу жертвоприношений, данная теория смогла отказаться от этого посыла и обосновать новую для того времени методологическую платформу, обосновытающую признаки налога как принудительного, легитимного и безэквивалентного пожертвования.

Кроме того, жертвенная сущность налога в отличие от его обменного храктера позволяла ученым в дальнейшем, во-первых, отойти от поиска какой-либо договорной основы в налоговых отношениях между гражданами и государством и, во-вторых, отказаться от необходимости обоснования индивидуальных выгод, получаемых каждым подданным от своего государства в обмен на уплату налога.

К сожалению, архаичный фундамент восприятия налогообложения как жертвоприношения уже не соответствовал реалиям возрастающей роли государства в жизни общества и экономик, не позволял аргументировать необходимость постоянного увеличения приносимых государству жертв. Поэтому многие рациональные положения данной теории были преданы забвению. Большей популярности в первой четверти XX в. добились представители неоклассической школы, разработавшие налоговую теорию коллективных потребностей.

Теория удовлетворения коллективных потребностей

Оформление неоклассического направления маржинализма в последней четверти XIX — начале XX в. связано прежде всего с именами А. Маршалла (1842—1924), Д.Б. Кларка (1847—1938), А. Пигу (1877—1959), Л Вальраса (1834—1910), В. Парето (1848—1923).

1 Таргулов Я. Финансовая наука. Пг., 1919. С. 78.

В рамках неоклассического направления и была сформулирована данная теория, методологический стержень которой состоит в обосновании усложнения функций государства с позиции объективного возрастания коллективных, а главное неделимых, потребностей. Удовлетворение именно таких потребностей и должно обеспечиваться за счет принудительного сбора налогов. Строго говоря, категория «потребность» как надобность или нужда в чем-либо, требующая удовлетворения, существовала и до неоклассицизма. Что же нового внесли в ее понимание неоклассики?

В первую очередь авторы этой теории ввели и разграничили понятия индивидуальной и коллективной потребностей. Известный русский экономист, яркий приверженец данной теории, А.А. Соколов (1885—?)1 в своей фундаментальной работе «Теория налогов» (1928)2 обобщает итоги рассмотрения этих категорий.

Индивидуальные потребности обладают следующими отличительными признаками: во-первых, они возникают в рамках отдельных хозяйств и удовлетворяются индивидуальным (частным) способом; во-вторых, они всегда требуют для своего удовлетворения индивидуального обладания данным благом или услугой и посему обладают свойством делимости (дробимости).

Коллективные (общественные) потребности, в свою очередь, обладают следующими признаками:

их возникновение обусловливается общей заинтересованностью целой более или менее обширной группы (класса) людей и хозяйств;

удовлетворяются они не индивидуальньрм, а коллективным способом;

они могут быть делимыми и неделимыми в зависимости от возможности обладания данным благом или услугой.

Последнее положение, обоснованное авторами рассматриваемой теории, крайне важно для разграничения коллективных потребностей и способов их оплаты.

Делимыми являются коллективные потребности, которые представляют собой сумму индивидуальных потребностей, обусловливающую ярко выраженную заинтересованность людей в их удовлетворении и соответственно добровольность расходования людьми своих средств для оплаты расходов, связанных с их удовлетворением. Например, делимыми являются потребности в почте, телеграфе, железной дороге, образовании, здравоохранении и др.

1          Год смерти А.А. Соколова неизвестен. Последняя его статья была опубликована в 1929 г., после чего какие-либо упоминания о нем отсутствуют. По предположению И.И. Кучерова, проф. А.А. Соколов мог стать жертвой массовых репрессий.

2          Соколов А.А. Теория налогов. М.: ЮрИнфоР-Пресс, 2003. С. 60—68.

Неделимыми являются коллективные потребности, которые выходят за рамки индивидуальных потребностей и не могут быть на них разложены. Они демонстрируют слабо выраженную заинтересованность людей в удовлетворении этих потребностей и необходимость коллективного принуждения в сборе с людей средств для оплаты расходов, связанных с их удовлетворением. Например, неделимыми являются потребности в содержании аппарата государственного управления, национальной обороне, общественном правопорядке.

Из различия в характере индивидуальных и коллективных потребностей вытекает различие в способах оплаты расходов, связанных с их удовлетворением. С индивидуальными потребностями ситуация достаточно проста. Отдельные лица могут удовлетворять свои индивидуальные потребности только либо путем собственного производства требуемых для их удовлетворения товаров или услуг, либо путем их покупки у других частных хозяйств, получая необходимые для этого средства от продажи каких-либо собственных товаров и услуг.

Ситуация с удовлетворением коллективных потребностей не столь проста и однозначна. Государство в представлении авторов данной теории является публично-хозяйственной организацией, т.е. субъектом хозяйствования. Однако деятельность государства как субъекта хозяйствования, направленная на удовлетворение коллективных потребностей, не может основываться на рыночных отношениях. Услуги, оказываемые государством населению по удовлетворению коллективных потребностей, не могут носить характера рыночных благ, продаваемых и покупаемых по определенной цене, а отношения по оказанию таких услуг должны иметь какую-то иную, отличную от рыночной, основу. Таким образом, задачей государства как субъекта хозяйствования является удовлетворение коллективных потребностей, но каких: делимых или неделимых, и на какой основе? На этот сложный вопрос авторы теории дают логичный ответ.

Неделимые коллективные потребности должны оплачиваться налогами, взимаемыми в принудительной форме, т.е. добровольность меновых отношений здесь заменяется принудительностью налогов. Индивидуальной эквивалентности в таком обмене нет, но присутствует коллективная (общественная) эквивалентность.

Что касается делимых потребностей, то они должны оплачиваться добровольно уплачиваемыми пошлинами и сборами, а в отдельных случаях — даже добровольными платежами, имеющими характер меновых отношений и рыночную стоимость. Индивидуальная эквивалентность обмена здесь легко просматривается. Принудительный характер налога является наиболее явным признаком, отличающим налог от пошлин. Из представленных выше рассуждений видно, что данная теория берет за основу отношения обмена.

Мера разложения коллективной потребности на сумму индивидуальных, совпадение коллективной потребности с совокупностью индивидуальных, а также мера соотношения заинтересованности общества и индивида в удовлетворении этих потребностей и служат основанием для установления особенностей компенсационного механизма.

I ? | Каким образом в данном случае определить меру разложения коллективной потребности на сумму индивидуальных? Обоснуйте свой ответ.

Там, где индивидуальная заинтересованность превышает коллективную (например, услуги образовательные, коммунальные, почты, железной дороги), есть возможность использовать меновые отношения и продавать их населению по рыночной стоимости, а в некоторых случаях даже ниже ее, частично субсидируя их предоставление. Там, где коллективная потребность, наоборот, превышает индивидуальную (например, услуги судопроизводства), лучше использовать механизм частичного возмещения их путем установления соответствующего платежа (судебной пошлины) за пользование данной услугой.

Важным достижением неоклассицизма является также отказ от классического негативного подхода к хозяйственной роли государства и пониманию налога как чистого убытка для общества. Авторы этой теории пытались обосновать производительный характер государственных услуг, настаивая на том, что без хозяйственной деятельности государства, «направленной на удовлетворение коллективных потребностей, система частных хозяйств не могла бы существовать. Следовательно, затраты на удовлетворение коллективных потребностей представляются экономически нужными и целесообразными»1.

Но ко всем этим выводам неоклассицизм пришел не сразу, различные его школы — немецкая, итальянская, американская, русская и др. — внесли свою лепту в формирование основных положений теории коллективных потребностей.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |