Имя материала: Культурология

Автор: А.Н. Марковой

4.3. культура старовавилонского царства

 

Наследницей Шумеро-Аккадской цивилизации была Вавилония. Центром ее был город Вавилон (Бабили означает «Ворота бога»), цари которого во II тыс. до н. э. смогли объединить под своим главенством все области Шумера и Аккада. Расцвет Старовавилонского царства пришелся на время правления шестого царя I Вавилонской династии — Хаммурапи. При нем Вавилон из небольшого города превратился в крупнейший экономический, политический и культурный центр Передней Азии.

При Хаммурапи появился знаменитый Свод законов, записанный клинописью на двухметровом каменном столбе. В этих законах отразились хозяйственная жизнь, быт и нравы жителей Старовавилонского царства. Из этих законов мы знаем, что свободный полноправный гражданин назывался «ави-лум» — человек. В эту группу населения входили земельные собственники, жрецы, крестьяне-общинники, ремесленники, к которым наряду с традиционными ремесленными специальностями, такими, как строители, кузнецы, ткачи, кожевенники, пр., также относились врачи, ветеринары, цирюльники. Свободные с ограниченными правами назывались «склоняющиеся ниц», однако они владели имуществом и рабами и их права как собственников строго защищались. Низший слой вавилонского общества составляли рабы. Средняя семья имела от двух до пяти рабов, богатые семьи владели многими десятками рабов. Характерно, что раб также мог иметь имущество, жениться на свободных женщинах и дети от таких смешанных браков считались свободными. Право на наследование родительского имущества имели все дети обоего пола, но преимущество отдавалось сыновьям. Развод, а также вторичное замужество вдовы были затруднены.

Религиозные взгляды

Важным новшеством в религиозной жизни Месопотамии II тыс. до н. э. стало постепенное выдвижение среди всех шумеро-вавилонских богов городского бога Вавилона — Мардука. Он почти повсеместно почитался как царь богов. Жрецы объясняли это тем, что великие боги сами уступили верховенство Мардуку, так как именно он смог избавить их от страшного чудовища — кровожадной Тиамат, с которой никто не отваживался вступить в борьбу.

Вавилонские боги, как и боги шумерские, были многочисленны. Они изображались как покровители царя, что свидетельствует об оформлении идеологии обожествления сильной царской власти. В то же время богов очеловечивали: как и люди, они стремились к успеху, желали выгод, устраивали свои дела, действовали по обстоятельствам. Они были неравнодушны к богатству, владели материальными благами, могли обзаводиться семьями и потомством. Они должны были пить и есть, как и люди; им, как и людям, были свойственны различные слабости и недостатки: зависть, злость, нерешительность, сомнения, непостоянство.

Согласно учению вавилонских жрецов, люди были созданы из глины, чтобы служить богам. И именно боги определяли судьбы людей. Волю бога могли знать только жрецы: они одни умели вызывать и заклинать духов, беседовать с богами, определять будущее по движению небесных светил. Культ небесных светил, таким образом, становится исключительно важным в Вавилонии. В неизменном и поэтому чудесном движении звезд по раз и навсегда заданному пути жители Вавилона видели проявление божественной воли.

Внимание к звездам и планетам способствовало быстрому развитию астрономии и математики. Так, была создана шестидесятеричная система, которая и по сей день существует в исчислении времени — минутах, секундах. Вавилонские астрономы впервые в истории человечества высчитали законы обращения Солнца, Луны и повторяемость затмений, и в целом они значительно опередили в астрономических наблюдениях египтян. Научные познания в области математики и астрономии часто опережали практические потребности жителей Вавилонии.

Все научные знания и исследования ученых были связаны с магией и гаданием: как научное знание, так и магические формулы и заклинания были привилегией мудрецов, звездочетов и жрецов.

Люди покорялись воле жрецов и царей, веря в предопределенность человеческой судьбы, в подвластность человека высшим силам, добрым и злым. Но покорность судьбе была далеко не абсолютной: она сочеталась с волей одержать победу в борьбе с враждебным окружением. Постоянное сознание опасности для человека в окружающем мире переплеталось с желанием полностью насладиться жизнью. Загадки и страхи, суеверия, мистика и колдовство соседствовали с трезвой мыслью, точным расчетом и прагматизмом.

Все основные интересы древних обитателей Месопотамии были сосредоточены на реальной действительности. Вавилонский жрец не обещал благ и радостей в царстве мертвых, но в случае послушания обещал их при жизни. В вавилонском искусстве почти нет изображения погребальных сцен. В целом религия, искусство и идеология Древнего Вавилона были более реалистичны, чем культура Древнего Египта того же периода.

Представления жителей Вавилона о смерти и о посмертной участи человека сводились к следующему. Они верили, что после смерти человек попадает в «страну без возвратам, там он будет пребывать вечно, воскрешение невозможно. Место, где будет пребывать умерший, весьма уныло и печально — там нет света, а пища мертвых — прах и глина. Усопшие уже не будут знать человеческих радостей. В таком одинаково печальном положении обречены пребывать все — независимо от своего статуса и поведения при жизни — и знатные, и безродные, и богатые и бедные, и праведники, и негодяи. В несколько лучшей ситуации, пожалуй, будут находиться только те, кто оставил на земле многочисленное мужское потомство, — они могут рассчитывать на получение заупокойных жертв и будут пить чистую воду. Худшая же участь ожидала тех, чье тело не было захоронено. Обитатели Месопотамии полагали, что между живыми и мертвыми существует определенная связь: мертвые могли дать живым нужный совет или предостеречь от беды. Живые старались быть поближе к своим мертвым: покойников часто хоронили не на кладбищах, а прямо под полом дома или во внутреннем дворике.

Такие представления о связи живых и мертвых укрепляла вера в существование личного бога человека — илу, который принимал участие во всех его делах. Между человеком и его илу существовала особая связь: из поколения в поколение личный бог передавался из тела отца в тело сына в момент зачатия. Человек — сын илу — мог рассчитывать на заступничество своего личного бога и на его посредничество при обращении к великим богам.

Религиозные верования древних обитателей Двуречья

Монументальное искусство

Зиккурат (сер. VII в. до н.э.). Реконструкция

отразились в их монументальном искусстве. Особенно важную роль играли храмы, посвященные богам. Храмы были важнейшими культурными и хозяйственными центрами в городах Месопотамии. Им принадлежали земли, на которых трудились тысячи крестьян-общинников, множество храмовых рабов. Они вели торговлю с ближними и дальними странами, занимались операциями с недвижимостью; при них находились мастерские, архивы, библиотеки и школы.

Храмы строились так, чтобы продемонстрировать могущество своего божества. Классической формой месопотамских храмов была высокая ступенчатая башня — зиккурат, опоясанная выступающими террасами и создающая впечатление нескольких башен, которые уменьшались в объеме уступ за уступом. Таких уступов-террас могло быть от четырех до семи. Зиккураты были раскрашены, причем нижние уступы делались более темными, чем верхние;

террасы были, как правило, озеленены. Самым известным в истории зиккура-том можно считать храм бога Мардука в Вавилоне — знаменитую Вавилонскую башню, о строительстве которой как о Вавилонском столпотворении говорится в Библии.

В главном внутреннем зале храма помещали статую бога, изготовленную, как правило, из ценных пород дерева и покрытую пластинками из золота и слоновой кости; статую одевали в пышные одежды и венчали короной. Доступ в зал, где стояла статуя, был открыт только узкому кругу жрецов. Все прочие жители могли видеть божество только в короткое время праздничных церемоний, когда статую проносили по улицам города, — бог тогда благословлял город и округу. Особенно важным был праздник нового года, приуроченный к весеннему равноденствию, когда боги на год определяли судьбы города и горожан.

Собственно святилище бога, его «жилище», находилось в верхней башне зиккурата, нередко увенчанной золотым куполом, — там бог гостил по ночам. Внутри этой башни не было ничего, кроме ложа и золоченого стола. Впрочем, эту башню использовали и для более конкретных земных нужд: жрецы вели оттуда астрономические наблюдения.

Жрецы учили, что боги могли принимать гостей — богов других храмов и городов и сами иногда отправлялись в гости; боги ценили вкусную еду — трапезы богов проходили утром и вечером: правда, божество поглощало пищу и напитки, лишь взирая на них; некоторые боги были страстными охотниками и т. д.

Архитектура

и изобразительное искусство

В целом архитектурных памятников вавилонского искусства дошло до нас значительно меньше, чем, например, египетского. Это вполне объяснимо: в отличие от Египта территория Двуречья была бедна камнем, и основным строительным материалом был кирпич, просто высушенный на солнце. Такой кирпич был очень недолговечным — кирпичные постройки почти не сохранились. Кроме того, непрочный и тяжелый материал существенно ограничивал возможности строителей, диктуя сам стиль зданий Месопотамии, которые отличались тяжеловесностью, простыми прямоугольными формами, массивными стенами. Наряду с этим важнейшими элементами архитектуры здесь были купола, арки, сводчатые потолки. Ритм горизонтальных и вертикальных сечений определял в Вавилонии архитектурную композицию храма. Это обстоятельство позволило искусствоведам высказать точку зрения, что именно вавилонские зодчие явились создателями тех архитектурных форм, которые впоследствии легли в основу строительного искусства Древнего Рима, а затем и Средневековой Европы. Итак, многие ученые считают, что прообразы европейской архитектуры следует искать в долине Тигра и Евфрата.

Для вавилонского изобразительного искусства типичным было изображение зверей — чаще всего льва или быка. Замечательны также мраморные статуэтки из Тель-Асмара, изображающие группу мужских фигур. Каждая фигурка поставлена так, что зритель всегда встречал ее взгляд. Характерной особенностью этих статуэток была более тонкая по сравнению со статуэтками из Египта проработка, большая реалистичность и живость изображения, несколько меньшая условность.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 |