Имя материала: Налоговые споры. НДС и налог на прибыль

Автор: В.К.Мешалкин

Проблема 35. компенсация морального вреда

 

Согласно пп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ расходы в виде санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также расходы на возмещение причиненного ущерба признаются внереализационными. Такие расходы учитываются при исчислении налога на прибыль.

В данном пункте ст. 265 НК РФ нет упоминания о суммах, выплачиваемых в качестве компенсации   морального   вреда.   Поэтому   представители  Минфина   России   считают,   что возмещение морального вреда гражданину (например, работнику за необоснованное увольнение) не может быть приравнено к возмещению причиненного ущерба (материального) и потому не признается в целях налогообложения внереализационным расходом (Письма Минфина России от

24.01.2007 N 03-04-06-02/6, от 23.06.2005 N 03-03-04/1/28).

Соглашаются с таким подходом и налоговики из московского управления ФНС России. Они также считают, что такая компенсация не может быть приравнена к возмещению причиненного ущерба и не отвечает требованиям п. 1 ст. 252 НК РФ (Письмо УФНС России по г. Москве от

09.08.2005 N 20-12/56815).

Вместе с тем сложившаяся судебная практика свидетельствует о том, что налогоплательщик все-таки может учесть сумму компенсации морального вреда при расчете налога на прибыль, руководствуясь пп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ (Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от

25.04.2007 N Ф04-2428/2007(33555-А27-15), Уральского округа от 11.01.2006 N Ф09-5989/05-С7, Волго-Вятского округа от 04.10.2006 N А38-635-4/178-2006). Или в крайнем случае на основании пп. 20 п. 1 ст. 265 НК РФ, включив эти суммы в число других обоснованных расходов (Постановление ФАС Московского округа от 16.03.2007 N КА-А40/1442-07).

Таким образом, на сегодняшний день, учитывая позицию Минфина России по данному вопросу, а также сложившуюся арбитражную практику, свое право на включение указанной компенсации в состав расходов налогоплательщикам приходится отстаивать в судах.

 

Проблема 36. Убытки прошлых лет

Согласно пп. 1 п. 2 ст. 265 НК РФ к внереализационным расходам приравниваются убытки прошлых налоговых периодов, выявленные в текущем отчетном (налоговом) периоде.

Основной вопрос, возникающий у налогоплательщиков при выявлении убытков прошлых лет: в каком налоговом периоде отразить этот расход - в периоде возникновения или в периоде выявления?

Свою позицию по данному вопросу Минфин России довел до налогоплательщиков Письмом от 29.01.2007 N 03-03-06/1/42. В нем, в частности, указано, что ошибки в исчислении налоговой базы, относящиеся к прошлым налоговым периодам, выявленные в текущем (отчетном) налоговом периоде, приводят к необходимости перерасчета налоговой базы за предыдущие налоговые (отчетные) периоды и представления в налоговые органы уточненной декларации по налогу на прибыль.

Этой же позиции придерживается и большинство арбитражных судов. Например, ФАС Уральского округа в Постановлении от 24.01.2007 N Ф09-10948/06-С2 указал, что если выявленный убыток относится к конкретному налоговому периоду, то он должен корректировать налогооблагаемую прибыль именно этого периода. В своем решении суд также отметил, что правовых оснований совершить перенос не учтенных ранее убытков прошлых лет на текущий налоговый период до перерасчета налоговых обязательств прошлых налоговых периодов нет.

Таким  образом,  в  составе  внереализационных  расходов  текущего  периода  могут  быть учтены только те убытки прошлых лет, выявленные в текущем налоговом периоде, по которым невозможно определить конкретный налоговый период их возникновения (Постановления ФАС Поволжского округа от 26.02.2006 N А72-8844/05-6/540, Уральского округа от 23.01.2006 N Ф09-

6175/05-С7, Дальневосточного округа от 10.04.2006 N Ф03-А16/06-2/646 и другие).

Если же период возникновения убытка можно установить, то организация обязана скорректировать налогооблагаемую прибыль именно этого периода (Постановления ФАС Западно- Сибирского округа от 02.10.2006 N Ф04-5620/2006(25963-А27-33), Уральского округа от 09.08.2006

N Ф09-6964/06-С7, Центрального округа от 29.05.2006 N А36-3893/2005).

 

Проблема 37. Невозможность взыскания задолженности

 

В соответствии с пп. 2 п. 2 ст. 265 НК РФ к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности суммы безнадежных долгов, а в случае если налогоплательщик принял решение о создании резерва по сомнительным долгам, суммы безнадежных долгов, не покрытые за счет средств резерва.

Безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации (п. 2 ст. 266 НК РФ).

Разъясняя применение данных норм НК РФ, Минфин и ФНС России пришли к выводу, что акт судебного пристава-исполнителя о невозможности взыскания и постановление об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа не являются основаниями для признания суммы долга безнадежной задолженностью. По их мнению, в качестве указанного в ст. 266 НК РФ акта государственного органа может рассматриваться только документ, подтверждающий факт исключения должника из реестра юридических лиц, или вступившее в силу решение  суда  о  завершении  конкурсного  производства  по  процедуре  банкротства  (Письма Минфина России от 06.02.2007 N 03-03-07/2,  от  05.09.2007 N 03-03-06/1/644,  МНС России от

15.09.2004 N 02-5-10/53).

Впрочем, с позицией контролирующих органов соглашаются далеко не все налогоплательщики, считая определение пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства тем самым актом государственного органа (п. 2 ст. 266 НК РФ), который позволяет признать задолженность безнадежной и списать ее на расходы.

В ряде случаев с налогоплательщиками соглашаются и суды. Например, ФАС Московского округа в Постановлении от 23.03.2007 N КА-А40/1194-07 указал, что организация обоснованно списала в состав внереализационных расходов дебиторскую задолженность на основании актов судебного пристава-исполнителя о невозможности взыскания и постановлений об окончании исполнительного производства, поскольку в такой ситуации у организации не осталось легитимных способов взыскания задолженности. Аналогичные выводы содержат Постановления ФАС Волго- Вятского округа от 21.08.2006 N А79-807/2006, Дальневосточного округа от 15.06.2007 N Ф03- А51/07-2/1996 и другие.

Однако не все суды поддерживают такой подход. Так, ФАС Уральского округа, вынося решение в пользу налоговиков, указал, что акт судебного пристава-исполнителя о невозможности взыскания   и   постановление   об   окончании   исполнительного   производства   и   возвращении

исполнительного документа не являются основаниями для признания суммы дебиторской задолженности безнадежной. Суд разъяснил, что при окончании исполнительного производства судебный пристав-исполнитель констатирует исключительно положения, закрепленные Федеральным законом "Об исполнительном производстве", и не делает выводов о реальности или нереальности взыскания (Постановление ФАС Уральского округа от 22.01.2007 N Ф09-12035/06- С2).  Эти  же  выводы  можно  встретить  в  Постановлениях  ФАС  Западно-Сибирского  округа  от

18.06.2007  N  Ф04-3765/2007(35137-А27-40),  Северо-Кавказского  округа  от  01.03.2007  N  Ф08-

778/2007-329А и других.

Таким  образом,  на  сегодняшний  день  данный  вопрос  остается  спорным.  В  этой  связи остается ждать, когда свое мнение по этой проблеме выскажет ВАС РФ.

 

Проблема 38. Убыток от реализации доли

 

Согласно пп. 2.1 п. 1 ст. 268 НК РФ организация вправе уменьшить доходы от реализации имущественных прав (долей, паев) на их стоимость, которая определяется как цена приобретения данных имущественных прав с учетом расходов, связанных с их приобретением и реализацией.

На практике организация может продать принадлежащую ей долю в ООО не только с прибылью, но и с убытком (например, доля может быть продана ниже номинала). В этом случае организация обязательно столкнется с претензиями налоговых органов, которые считают, что убыток в виде превышения стоимости вклада в уставный капитал над доходами от его реализации не должен учитываться для целей налогообложения прибыли (Письмо ФНС России от 21.06.2006

N 02-3-11/181@). Такого же мнения придерживается и Минфин России. В Письме Минфина России

от  08.11.2006  N  03-03-04/1/735  разъясняется,  что  п.  2  ст.  268  НК  РФ  не  предусмотрена возможность учета убытка от реализации имущественных прав в виде превышения стоимости вклада в уставный капитал общества над доходами от его реализации.

Однако судебных решений на уровне федеральных арбитражных судов и ВАС РФ, которые подтверждали бы точку зрения налоговиков, на сегодняшний день нет.

Зато есть решения, которые ее опровергают. Например, ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 15.02.2008 N А17-1711/5-2007 пришел к выводу, что убыток в виде превышения стоимости вклада в уставный капитал общества над доходами от его реализации уменьшает налогооблагаемую прибыль (см. также Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.05.2006 N А43-40911/2005-31-1326). В другом деле ФАС Западно-Сибирского округа указал, что налогоплательщик  правомерно  уменьшил  доход  от  реализации  доли  в  уставном  капитале  на сумму убытков в связи с продажей доли в уставных капиталах дочерних обществ (Постановление от 09.10.2006 N Ф04-1784/2006(27110-А27-15)).

 

Проблема 39. Приобретение программного продукта

 

Расходы, связанные с приобретением права на использование программ для ЭВМ и баз данных  по  договорам  с  правообладателем  (по  лицензионным  соглашениям),  учитываются  в составе прочих расходов, связанных с производством и (или) реализацией (пп. 26 п. 1 ст. 264 НК РФ).

В течение ряда лет подход к признанию расходов на приобретение программ для ЭВМ при применении метода начисления был следующим. Если по условиям договора на приобретение неисключительных  прав  установлен  срок  использования  программ  для  ЭВМ,  расходы, относящиеся к нескольким отчетным периодам, учитывались при исчислении налоговой базы равномерно  в  течение  этих  периодов.  Если  же  срок  использования  программы  для  ЭВМ определить  было  нельзя,  то  для  целей  исчисления  налога  на  прибыль  расходы  на  ее приобретение признавались единовременно на дату начала использования программы (Письма Минфина России от 06.02.2006 N 03-03-04/1/92, от 07.03.2006 N 03-03-04/1/188, УФНС России по г. Москве от 28.06.2005 N 20-12/46408).

Но в 2006 г. специалисты финансового ведомства изменили свою точку зрения. В Письме Минфина России от 23.06.2006 N 03-03-04/1/542 разъясняется, что если условиями договора на приобретение программного продукта срок его полезного использования не определен, то расходы на приобретение программы единовременно учесть в уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль нельзя. Они должны распределяться по отчетным (налоговым) периодам с учетом принципа равномерности признания расходов. При этом порядок распределения расходов налогоплательщик должен определить самостоятельно (п. 1 ст. 272 НК РФ).

Этой же точки зрения финансисты и налоговики придерживаются сейчас (Письма Минфина

России от 25.07.2007 N 03-03-06/2/139, УФНС России по г. Москве от 22.08.2007 N 20-12/079908).

С новым подходом налоговиков согласны далеко не все налогоплательщики. Причем право на единовременное включение затрат на приобретение программных продуктов в состав расходов некоторым из них даже удалось отстоять в суде.

Решение в пользу налогоплательщика вынес, например, ФАС Волго-Вятского округа (Постановление от 17.08.2007 N А43-33315/2006-37-925). Суд указал, что в случае если из условий договора  невозможно  определить  срок  использования  программного  продукта,  к  которому относятся произведенные расходы, то такие расходы признаются в налоговой базе в момент их возникновения исходя из условий сделки. При этом гл. 25 НК РФ не предусмотрено право налогоплательщиков, не обладающих исключительными правами на использование программного продукта, самостоятельно устанавливать срок его использования.

Аналогичные  выводы  содержатся  и  в  Постановлении  ФАС  Северо-Западного  округа  от

15.10.2007 N А05-810/2007, который пришел к заключению, что приобретение права пользования программными   продуктами   -   это   разовая   сделка,  предусматривающая  конкретные   сроки исполнения  (порядок  оплаты  и  сроки  поставки),  поэтому  организация  правомерно  признала расходы в том периоде, в котором они возникли.

Таким образом, можно констатировать, что в случае, когда из условий договора с продавцом программного продукта нельзя определить период его использования, расходы на приобретение программы организация может признать в момент их осуществления. Но этот подход в настоящее время приходится отстаивать в судах.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 |