Имя материала: Культура письменной речи

Автор: Вениамин Семенович Мучник

4. слова одного семантического поля

 

«Тысячи москвичей собрались у микрофонов» (тл. репродукторов). Микрофон, репродуктор - элементы одной системы проводной связи.

«Нервы охотников напряжены. Палец на мушке» (вм. на спуске). Мушка, спусковой крючок - части ружья.

«Большой интерес у зрителей вызвала гонка мужчин на двадцать километров» (вм. забег).

«Выстрел попал не в собаку, а в проходившего по дороге

Тимохина» (вм.пуля или заряд).

Приведенные примеры показывают, что смешиваться могут не только слова с пересекающимся (общим) значением, но и слова, не имеющие общего значения или звучания, однако относящиеся к одной предметной области, к одному семантическому полю. Это наблюдение расширяет, обогащает представление о психолингвистическом механизме возникновения нарушений точности речи.

Итак, мы рассмотрели четыре разновидности ошибок, нарушающих точность речи: сближение (подмена) слов по значению, по звучанию, по звучанию и значению, по общей предметной области. Кроме этих четырех разновидностей, представляющих собой один тип нарушений - замена слова «соседним», в чем-то похожим, близким, можно выделить еще один тип нарушений точности речи - употребление вместо конкретного слова, необходимого по смыслу (видового), слова с более широким значением (родового), не передающим выражаемую мысль с должной точностью (подробнее см. об этом в следующем разделе).

Кроме того, важно учесть, что в предложении может быть не одно, а два-три и более неточно употребленных слова. «Они знали,

что их каторжный труд нужен для обеспечения городского населения топливом, поэтому сознательно губили свое здоровье». В этом предложении неточно употреблены три слова: каторжный - это слово выражает отрицательное отношение к труду, что, конечно, не входило в намерение автора; для обеспечения - выражение имеет неуместный в данном контексте канцелярский оттенок; сознательно губили свое здоровье - тоже явно неточно. Исправление предложения с учетом всех трех неточно употребленных элементов дает вариант: Они знали, что их тяжелый, самоотверженный труд нужен, чтобы обеспечить город топливом, поэтому работали, не щадя своего здоровья. Здесь важно, что, исправляя даже значительную часть предложения или - в отдельных случаях - все предложение, пишущий фактически выделяет в предложении и исправляет отдельные неточно употребленные слова, а остальные слова приходится заменять только для того, чтобы согласовать оставшуюся часть фразы, точно выражающую мысль, с введенными в нее новыми элементами, заменившими старые, употребленные неточно.

«Сделавшись революционеркой, Ниловна стала привлекательной для сыщиков». В этом предложении - два неточно употребленных слова: сделавшись привлекательной. Избавиться от неточности можно, построив, например, такое высказывание: Став революционеркой, Ниловна начала вызывать подозрение сыщиков. Или: Когда Ниловна стала революционеркой, за ней установили слежку. «Он сел на скамейку и почувствовал, как охвативший его испуг заменяется (сменяется!) еще небывалым в нем обозлением (озлоблением!)-^. «Приятно смотреть на морские волны: кажется, что в них собраны любые (все!) краски мира и сочтены (сочетаются!) так, чтобы ласкать зрение».

Рассмотренные примеры показывают, что приведенная классификация фактов нарушений точности речи несколько упрощает действительность, поскольку не охватывает абсолютно все случаи нарушений точности речи и предлагает рубрики, которые иногда оказываются слишком жесткими. Тем не менее эта классификация удобна в практике конструирования текста, так как пишущему почти всегда приходится иметь дело либо с отдельным неточно употребленным словом (одного из тех типов, которые предусматривает классификация), либо с двумя - реже тремя словами (тех же самых типов, которые предусматривает та же самая классификация). И даже заменяя предложение в целом, даже варьируя порой весь его лексический состав (см. в этой связи пример о Ниловне), пишущий всякий раз отправляется от необходимости заменить то или иное неточно употребленное слово или два-три слова. А замена всей конструкции новой возникает обычно как вынужденное действие, предпринимается из-за невозможности иначе заменить два-три неточно употребленных слова.

Таким образом, классификация употребленных неточно отдельных слов достаточно удобна, охватывает основные случаи, с которыми приходится сталкиваться в практике конструирования текстов.

Как уже отмечалось, неточно может быть употреблено не только слово, но и грамматическая конструкция, которая, конечно, тоже имеет свою семантику, хотя и более абстрактную.

Пятиклассник пишет: «Если выйти на поляну, то она покрыта разноцветными цветами» (пример Н.А. Пленкина). А если не выйти, то не покрыта? Если тут, разумеется, ни при чем. Никакой зависимости (обусловленности) обилия цветов от того, что кто-то вышел на поляну, нет. Ученик употребил не ту конструкцию. Не украшают фразу и «разноцветные цветы». Су.: Выйдешь на поляну и залюбуешься: вся она пестрит яркими цветами (это, конечно, лишь один из возможных вариантов исправления).

В «Календаре школьника» за 1977 год (листок 18 декабря) читаем: «Зимняя викторина.... 2. Во сколько раз меньше давление на снежный покров: при ходьбе на лыжах или при ходьбе пешком?» Можно сказать либо В каком случае давление на снежный покров меньше: при ходьбе на лыжах или при ходьбе пешком?, либо Во сколько раз давление на снежный покров при ходьбе на лыжах меньше, чем при ходьбе пешком ? Можно также задать эти вопросы один за другим, при этом второй - в сокращенном виде: Во сколько раз ? Инине говоря, надо избрать либо конструкцию с в каком случае, либо конструкцию с во сколько раз. Составитель же почему-то (для краткости? по недосмотру?) соединил эти два несовместимых способа выражения, точнее - два разных вопроса, в один, и получился невообразимый гибрид, который многотысячным тиражом предлагался школьникам.

Языковед рассуждает: «Звуковые единицы любого языка могут рассматриваться как с позиции образования (артикуляционные особенности), так и с позиции звучания (акустические особенности) и восприятия (перцептивные особенности)». Однако конструкция как... так и предназначена для сопоставления двух элементов, а не трех. Чтобы сопоставить три элемента, нужна другая конструкция, например: ...со следующих позиций: 1) образования... 2) звучания... 3) восприятия... Здесь все три позиции равноправны, и именно это соответствует логике передаваемой мысли. У автора же получилось неравновесие: с одной стороны - одна позиция, с другой - две.

Литературовед рассуждает: «Наше мнение о характере темы сводится к тому, чтобы тема избиралась, во-первых, с учетом способностей соискателя, во-вторых, будущему ученому необходимо быть глубоко заинтересованным в изучении именно этой темы и тех проблем, какие с нею связаны». Конструкция с, во-первых, во-вторых предполагает однородность, одноплановость сопоставляемых после во-первых, во-вторых элементов. У автора же: во-первых, с учетом, во-вторых, будущему ученому... Ясно, что творительный падеж и дательный падеж открывают разные грамматические перспективы и не могут быть представлены в качестве элементов одного перечисления. Если автор не намеревался давать после во-первых, во-вторых однородные элементы, зачем он вводит конструкцию, предполагающую перечисление? Возможный вариант исправления:

Наше мнение сводится к тому, что тема должна избираться прежде всего с учетом способностей соискателя. Немаловажно также, чтобы будущий ученый был глубоко заинтересован в изучении этой темы... и т.д. Прямое сопоставление здесь устранено (теперь не требуется однородности сопоставляемых элементов), а два интересующих автора фактора названы, причем в должной последовательности и, насколько можно судить, с нужными акцентами: прежде всего способности, немаловажно также, чтобы была заинтересованность в изучении темы. Заметим, что при редактировании устранен в начале предложения тавтологический повтор (ср. в исходном предложении: «Наше мнение о характере темы сводится к тому, чтобы тема...*, в исправленном предложении: Наше мнение сводится к тому, что тема...).

«И не только метрика определяет характер стиха, но и главным образом его ритмические оттенки». (Аксенов В.Н. Искусство художественного слова. - М., 1962. - С. 173). Понять эту фразу исключительно трудно. При восприятии не сразу улавливается, в каком падежном значении употреблено слово оттенки и к чему оно относится. Но главное - автором избрана не та конструкция. Не только ... но и грамматически означает: первое (после не только) - основное, второе (после но u) - дополнительное. У автора же получилось наоборот: после не только-дополнительное, а то, что после но и- основное {главным образом). Отсюда - путаница вызываемых текстом представлений. Следовало бы написать: Но характер стиха определяется не столько метрикой, сколько его ритмическими оттенками. Между двумя «спутавшимися» конструкциями есть принципиальное различие по грамматической семантике: не только сигнализирует, что за ним следует главное, а не столько - второстепенное. Ясно, что вместо одной конструкции нельзя употребить другую. Иначе семантика предложения, заключенная в его лексическом составе, входит в противоречие с передаваемым конструкцией грамматическим значением.

Выбор конструкции - ответственное дело. Он во многом обусловливает успех или неуспех в передаче всего содержания высказывания. Важен, значит, не только выбор слов, как принято считать (и как это настойчиво подчеркивается в различных пособиях по практической стилистике), но и выбор конструкции,о чем методисты пока не задумывались.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 |