Имя материала: Культура письменной речи

Автор: Вениамин Семенович Мучник

§ 1. пропуск необходимого элемента речевой цепи

 

Приведем примеры таких пропусков: «Особенно раскрывается образ Павла на суде» (следует: особенно полно, особенно ярко). «Я знаю, что в недалеком будущем полечу на Луну так же свободно, как на автобусе» (следует: ...так же свободно, как сейчас езжу на автобусе). «Марат встал пораньше, вычесал Джульбарса, надел новый ошейник и повел в военкомат» (следует: надел на него). «Однажды в эту комнату втолкнули Дефоржа. Но он не растерялся, вложил в ухо пистолет и выстрелил. Медведь упал» (следует: ...в ухо медведя).

Примечательно, что пишущие пропускают не только зависимые компоненты словосочетания, но нередко даже управляющее (главное) слово: «Маша присматривалась к обстановке на заводе, к голосу рабочих» (вместо: ...прислушивалась к голосу рабочих). «Подходя к пруду, мы увидели торчащие из воды головы и крик детворы» (вместо: ...и услышали крик детворы).

Если ясность речи, очевидно, не может быть чрезмерной, то другое коммуникативное качество речи - краткость, как показывают уже приведенные примеры, может быть и бывает чрезмерной. При этом сказывается и неумение достаточно полно выразить свое представление, и неверное предположение об имеющейся у читателя информации, и желание блеснуть афористичностью там, где требуется развернуть мысль.

«Ясности вредит излишняя краткость. Гораций пишет: «Кратким быть хочу, выражаюсь темно»... Квинтилиан говорит: «Иные, любя краткость, отнимают у речи слова самые необходимые» (Филонов А. Учебник по словесности. - СПб., 1879. - С. 6).

Методист рассуждает: «Наша задача - разработать наиболее эффективные приемы обучения учащихся сложноподчиненным предложениям». Не предложениям, очевидно, обучают учащихся, а их анализу и употреблению, как, например, обучают не автомобилю, а вождению автомобиля.

Подобными ошибками пестрят объявления, рекламные тексты, производственные документы. «Касса получает за товары бакалейного отдела». Получает - что? Одна связь повисла в воздухе, оказалась незаполненной. Указание на объект есть, а самого объекта нет. Он остался в мысли, не отражен в структуре предложения. «Хлебозаводу требуются рабочие по выпечке хлебобулочных изделий и безалкогольных напитков». Здесь нет такого слова, к которому относится сочетание безалкогольных напитков. Не к выпечке же. А к чему? К отсутствующему в предложении слову изготовлению (или производству). Это слово необходимо ввести в предложение и тем самым восстановить связность общей цепи всех элементов данного предложения. Аналогично: «Принята на работу в качестве ученицы кожаных перчаток»; «Рабочих, которые делают брак, мы вывешиваем на наглядную агитацию, и они висят как черное пятно целый месяц»; «Поступило заявление от гражданки Олесик. Просит освободить ее от ночного сторожа. Постановили: освободить гражданку Олесик от ночного сторожа».

Проникают такие ошибки и в печатные тексты. Приведем несколько примеров из газеты «Известия»: «Пора бы уже игрокам всерьез понять, что самоотверженность и грубость ничего общего не имеют». «Ничего общего» - с чем? «На глубине около полуметра лопата уперлась во что-то твердое. Когда ломом выворотили на поверхность два ржавых чугунных горшка, то они были доверху наполнены монетами». А до того, как выворотили, они не были наполнены? Исправление: то увидели, что они доверху наполнены монетами. То есть здесь нельзя «напрямую» соединять придаточное предложение с главным, необходимо ввести связующее звено: увидели, что. «Саак Папазян так запутался в своих показаниях, что ложь его оказалась очевидной. Он даже попросил выпустить в боковую дверь, чтобы только не проходить обратно через зал». Выпустить - кого? «Знает, конечно, Иван Тимофеевич Шеховцов, юрист и законник, настаивающий на том, что преступником без суда не может быть назван ни один гражданин. Но требует тем не менее...» Что же знает Иван Тимофеевич?

В одной книге по лингвистике читаем: «Если откинуть (!) своеобразие «штиля» данной эпохи, М.В. Ломоносов рассматривал стилистические приемы как взаимообусловленность синтаксических конструкций и отбора слов, т.е. приближался к современным проблемам стилистики». Если мы правильно понимаем оборот с если, автор этим многотрудным высказыванием хотел выразить такую мысль: Если не принимать во внимание особенности терминологии того времени, то можно утверждать, что М.В. Ломоносов рассматривал стилистические приемы как единство синтаксических конструкций и их лексического наполнения, т.е. приближался к современному пониманию соответствующих проблем стилистики (или, может быть, предвосхитил постановку проблем, которые находятся в центре внимания современной стилистики). При правке, кроме необходимых лексических уточнений, были введены два логических мостика, заполнившие провалы в мысли. Учтено, что: 1) невозможно соединять «напрямую» конструкции если откинуть... и М.В. Ломоносов рассматривал, поэтому введен оборот то можно утверждать, что; 2) не к современным проблемам приближался, по всей вероятности, М.В. Ломоносов, а к современному пониманию соответствующих проблем, поэтому введено совершенно необходимое (пропущенное) слово пониманию. Таким образом, устранена двойная неполнота высказывания.

Процитируем одно предложение из газетной публицистической статьи:

«И вот в этой ситуации, когда после выступления президента и его призыва к проведению референдума народные депутаты обратились в том числе и к мнению Конституционного суда, который оказался в очень трудном положении».

Суд оказался в трудном положении. Не легче и читателю, который недоуменно ищет конец главного предложения после двух придаточных. И вот в этой ситуации, когда... который... - что произошло? Нет ответа. Нагнетали напряжение и, не выдав главного, поставили точку - в середине фразы. Это впечатление читателя сохраняется и после нескольких перечитываний. Лишь значительно позже он наконец догадывается, что главное содержание заключено в последнем придаточном. Автор, видимо, забыл, что начал предложение конструкцией Я вот в этой ситуации, и подвязал (при помощи который) заключительное оказался в очень трудном положении не к начальному в этой ситуации, а к ближайшему предшествующему Конституционного суда, тем более что о суде и должна идти речь в заключительной части фразы. Легко подвязалось, да не туда. Недобрую услугу оказало автору коварное который.

Исправить предложение можно, заменив который на суд, тот или последний. Это позволит стилистически правильно завершить начатую фразу, внесет полную ясность.

В изложении по тексту «Гибель Муму» ученик пишет: «Он заказал щи и сел за стол. Герасим накрошил туда хлеба». Не сказано, что щи Герасиму подали (пример В.А. Добромыслова).

Рассуждая о герое рассказа М. Шолохова «Судьба человека», школьник пишет: «Очнувшись, он увидел двух немецких солдат. Собрав последние силы, Андрей поднялся навстречу врагу. Так он попал в плен». Между последним предложением и двумя предшествующими пропущено необходимое связующее звено, разъяснение. В результате создается нелепый смысл. Более сложный текст:

«...А что если через речушку Камышинку подать воды Волги в Иловлю, а из Иловли в Дон? Подать воду при помощи каналов и таким способом добраться до Азовского моря... Подобная мысль возникла еще во времена Петра I, и Петр приказал соединить Волгу с Доном через Камышинку и Иловлю. Был согнан народ, назначен управитель, приступили к работе, следы которой остались и по сей день. Но мысль о соединении Волги с Доном продолжала жить...» «Здесь, - замечает исследователь, - чувствуется известная непоследовательность, необоснованность, ибо между последней фразой и предыдущими явный разрыв» (Фолъкович Э.М. Искусство лектора. - М., 1960. - С. 67).

В месте этого разрыва естественной была бы фраза, указывающая на причину незавершения работ. Например: Осуществлению планов помешало то... После этого вполне уместно и заключительное высказывание: Но мысль о соединении Волги с Доном продолжала жить...

Нередко критики указывали писателям на подобные пропуски в тексте, и писатели добивались необходимой полноты высказывания. «В изложении рассказа «Жаба» (по Гюго)... есть такой эпизод: осел, везущий тяжелый воз, увидел в колее жабу; он не наступил на нее, а ногой выбросил ее на дорогу. Толстой писал по этому поводу:

«Жаба лежит брюхом кверху, а потом говорится сейчас же, что она потащилась дальше. Нужно непременно сказать, как она перевернулась опять спиной кверху». ...Н.И. Темковский вспоминает, как критиковал его Толстой: «У вас вьюга продолжается всю ночь, а утром крестьянин выходит из избы. Вы говорите просто: он вышел... Но каким образом он вышел? Ведь всю избу замело, перед дверью сугроб. Ему, конечно, пришлось отгребать снег. Надо не только упомянуть об этом, но и показать, как это происходило» (Толстой-редактор. - М., 1965. - С. 15).

Прочитав в рукописи рассказ К. Тренева «На ярмарке», Горький писал автору: «Дед Терешко у вас идет, не встав на ноги. Как сидел, так и пошел». При переработке рассказа К. Тренев учел замечание Горького. В печатном тексте стало: Дед Терешко грустно вздыхает и, махнув рукой, поднимается, чтобы идти дальше по ярмарке.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 |