Имя материала: Опасные схемы минимизации налогов. Необоснованная налоговая выгода

Автор: Иван Александрович Феоктистов

2.1. операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера)

 

Первый критерий необоснованной налоговой выгоды - когда операции учтены не в соответствии  с  их  действительным  экономическим  смыслом.  Что  это  означает  на  практике? Пленум ВАС РФ особо подчеркивает, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому, если арбитражный суд установит, что главная цель фирмы - только лишь получить прибыль исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, то такая выгода не может быть признана обоснованной. Надо сказать, что и раньше, до того, как увидело свет Постановление N 53, судьи обращали внимание на так называемую деловую цель сделок.

Чего стоит уже ставшее притчей во языцех  скандальное Определение Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2004 г. N 169-О. По мнению судей, организация несет реальные затраты, если НДС уплачен за счет собственного имущества или своих денежных средств. При этом он уточнил,  что  переданное  в  счет  оплаты  имущество  (в  том  числе  ценные  бумаги:  векселя, облигации, акции) и имущественные права, которые были ранее получены по возмездной сделке, на момент вычета НДС должны быть полностью оплачены. Либо деньги (иное имущество), которыми оплачен налог, получены от реализации товаров (работ, услуг). Это значит, что если на покупку имущества истрачены деньги, которые фирма получила безвозмездно, то вычет НДС по таким покупкам вообще не положен. Ведь фирма не понесла никаких реальных затрат по уплате налога.  Так  же  обстоит  дело,  когда  имеет  место  зачет  взаимных   требований.  В  своем Определении Конституционный Суд РФ подчеркнул, что, хотя фирмы вправе рассчитываться друг с другом неденежными средствами (как это бывает при зачете), это "не освобождает налогоплательщиков от обязанности по внесению такой же суммы налогов, как если бы расчет совершался в денежной форме".

А если фирма оплатила товар деньгами, которые получила взаймы, то вычет НДС по этому товару будет производиться по мере возврата кредита или займа. Такой же подход действует и при уступке права требования. Например, организация приобрела право требования долга, но еще не расплатилась за него. Затем составлен новый договор уступки, и этот долг отдан в оплату за купленные товары. Так вот, пока организация не заплатит деньги предыдущему кредитору, сумма "входного" НДС по этим товарам не считается фактически оплаченной. А значит, нет права и на вычет.

Конечно, благодаря поправкам, внесенным в Налоговый кодекс РФ, когда оплата в общем случае уже перестала быть одним из условий принятия НДС к вычету, правовая позиция, высказанная  в  Определении  N  169-О,  во  многом  нивелирована.  Но  не  стоит  забывать,  что претензии налоговики могут предъявить и сейчас, проверяя деятельность компаний за тот период, когда указанные нормы еще действовали.

Справедливости ради отметим, что Конституционный Суд РФ позже в Определении от 4 ноября 2004 г. N 324-О также разъяснил, что случай оплаты приобретенных товаров за счет заемных денежных средств в Определении N 169-О приведен в качестве возможного примера сделок, которые не имеют разумной экономической цели. То есть сам по себе факт оплаты налога за счет заемных средств не может рассматриваться как получение необоснованной налоговой выгоды. Во всех подобных ситуациях чиновники и арбитражные суды вправе удостовериться в наличии или отсутствии таковой. Более того, согласно п. 9 Постановления N 53, обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности (использование собственных, заемных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.п.) или от эффективности использования капитала.

Теперь перейдем к конкретной арбитражной практике.

1.  В Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 22 марта 2006 г. по делу N А56-

6934/2005 суд отказал организации в вычете НДС, уплаченному при ввозе импортных товаров на территорию России. А все потому, что товар был реализован предприятию, которое находилось в процессе ликвидации. Кроме того, у данного покупателя уже была непогашенная задолженность за поставленный ранее товар. Судьи сочли, что данная сделка не соответствует обычному хозяйственному риску, свойственному направленной на систематическое извлечение прибыли предпринимательской деятельности. Следовательно, она лишена разумной деловой цели.

2. Иногда чиновники обвиняют компании-экспортеров в отсутствии деловой цели, если они реализуют товар по цене ниже цены, уплаченной поставщикам. Впрочем, арбитражная практика в данном случае на стороне налогоплательщиков. В качестве примеров можно привести Постановления Президиума ВАС РФ от 20 июня 2006 г. N 3946/06, ФАС Центрального округа от 19 мая 2006 г. N А35-3899/05-С29, ФАС Уральского округа от 15 января 2008 г. N Ф09-6270/07-С2, ФАС Восточно-Сибирского округа от 15 марта 2007 г. N А19-17264/06-11-Ф02-1233/07-С1. Здесь служители  Фемиды  признали,  что  компании  вправе  возместить  НДС  по  экспорту.  Ведь  факт продажи товара на экспорт по цене, которая ниже цены приобретения товара у российского поставщика, не означает отсутствия экономической выгоды и хозяйственного результата от заключенных организацией сделок. Дело в том, что при расчете прибыли в стоимость приобретенного у российского поставщика товара не включается НДС, уплаченный поставщику.

3. Общество представило в налоговую инспекцию декларацию по НДС, в которой заявило к возмещению   из   бюджета   сумму   налога.   Однако  чиновники  отказались   возмещать   НДС. Основанием для отказа обществу в возмещении НДС послужил вывод чиновников об отсутствии у налогоплательщика реально понесенных затрат на оплату начисленных поставщиком сумм НДС - в расчетах использовались заемные денежные средства.

Общество обжаловало это решение в арбитражном суде. Судьи компанию поддержали. В Постановлении они пришли к такому выводу. Налогоплательщик заключил и исполнил сделки с реальными товарами, принял товары на бухгалтерский учет, оплатил их поставщикам с учетом НДС. Оплата товаров поставщикам денежными средствами, полученными по договору займа, не погашенному на момент проведения камеральной проверки, не может свидетельствовать об отсутствии у общества права на налоговые вычеты, поскольку использование в расчетах заемных денежных средств не противоречит налоговому законодательству.

В соответствии со ст. 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги. Следовательно, денежные средства, полученные обществом по договору займа, являются его собственными  денежными  средствами.  Кроме  того,  заемные  денежные  средства  были направлены обществом не на оплату приобретаемых товаров, а на покупку векселей, которые впоследствии предъявлены к погашению.

Следовательно, доказательств того, что у заявителя отсутствуют намерения, а также реальные возможности в дальнейшем исполнить обязательства по возврату оставшейся части займа, налоговый орган не представил. А значит, решение налоговиков незаконно (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17 мая 2007 г. по делу N А56-26294/2006).

4.   Фирма  включила  в   расходы   стоимость   услуг   управляющей  компании.   Чиновники посчитали,  что  такие  затраты  не  могут  уменьшать  налогооблагаемые  доходы.  По  мнению фискалов, включение указанных расходов говорит о недобросовестности производственно- хозяйственных операций и экономической нецелесообразности сделок купли-продажи товара с участием  группы  компаний.  Дескать,  для  получения  максимального  экономического  эффекта фирме было бы целесообразнее осуществлять сделки по продаже производимой продукции самостоятельно, и деятельность зависимого от него и фактически подконтрольного ему общества имеет исключительно противоправную природу. Основным доводом налогового органа, свидетельствующим, по его мнению, о недобросовестности заявителя, является довод о взаимозависимости компаний группы и наличии централизованного управления со стороны головной компании. Следовательно, как полагают чиновники, понесенные заявителем затраты на управление не обладают характером реальных и экономически обоснованных.

Налоговая инспекция указывает на наличие у группы компаний одних руководителей и взаимной согласованности действий налогоплательщика и его контрагентов, что привело к искажению действительного экономического смысла совершенных обществом операций.

Однако, как указал суд, взаимозависимость не оспаривается заявителем. Сама по себе взаимозависимость не является безусловным основанием для вывода о необоснованном получении налогоплательщиком налоговой выгоды: налоговому органу необходимо представить доказательства того, что такая выгода получена им именно в результате недобросовестных действий взаимозависимых лиц. Налоговики таких доказательств не представили. А суд на основе анализа договоров, иных документов, составленных в процессе заключения сделок, первичных бухгалтерских документов, счетов-фактур, товарных накладных, перевозочных документов пришел

к выводу о том, что все сделки, совершаемые компанией, являются реальными, имеют конкретную разумную цель, направлены на получение прибыли. Суд установил факт надлежащего исполнения обществом обязанностей налогоплательщика, уплаты им сумм налогов в бюджет.

Из положений гл. 25 Налогового кодекса РФ следует, что расходы налогоплательщика на управление организацией или отдельными ее подразделениями, а также затраты на приобретение услуг по управлению организацией или ее отдельными подразделениями, понесенные им, могут уменьшать полученные организацией доходы для целей исчисления налога на прибыль. Конечно, при условии, что данные расходы экономически обоснованы и документально подтверждены.

Исследовав экономические результаты, полученные обществом в спорном периоде, свидетельствующие о его финансовой стабильности, суд сделал обоснованный вывод об экономической оправданности понесенных им расходов на управление. Материалами дела также подтверждается и вывод суда о документальной подтвержденности понесенных обществом расходов. Исходя из этого, действия налоговиков не соответствуют действующему законодательству. Указанный вывод содержится в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 14 мая 2007 г. по делу N А42-4488/2006.

5. Вызывают вопросы у чиновников и некоторые виды затрат. В частности, расходы на исследование конъюнктуры рынка (маркетинговые услуги) и затраты на бухгалтерские и консультационные услуги (аутсорсинг). Все они относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией (ст. 264 Налогового кодекса РФ). По мнению инспекторов, экономическая обоснованность таких затрат вызывает сомнения, поскольку указанные работы налогоплательщики могли провести своими подразделениями, работающими в этих направлениях. Однако суды с таким подходом не соглашаются. В качестве примера можно привести Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 17 сентября 2007 г. N Ф04-6333/2007(38133- А27-15),  ФАС  Волго-Вятского  округа  от  22  мая  2006  г.  N  А82-8772/2005-37,  ФАС  Западно- Сибирского округа от 20 марта 2006 г. N Ф04-1521/2006(20764-А46-15), ФАС Северо-Западного округа от 7 марта 2006 г. N А56-14860/2005, ФАС Восточно-Сибирского округа от 6 апреля 2006 г. N А33-9867/05-Ф02-1356/06-С1.

6. По мнению Конституционного Суда РФ (Определение N 169-О), оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели. Правомерность таких выводов подтверждается судебной практикой (см., например, Постановления ФАС Волго-Вятского округа от

18 мая 2005 г. N А11-3810/2003-К2-Е-1794, ФАС Северо-Западного округа от 5 мая 2006 г. по делу

N А56-45123/2005).

Президиум  ВАС РФ  в Постановлениях  от  13 декабря  2005 г.  N  9841/05, N  10053/05, N

10048/05 указывает: суды обязаны дать оценку совокупности доводов налоговой инспекции о фиктивности хозяйственных операций, связанных с производством, поставкой и экспортом товара, и их документального оформления. В том числе - о непрофильности экспортной операции для российского экспортера, произведенной не по месту осуществления им основной деятельности, использовании системы расчетов между российским экспортером и его поставщиками, направленной на уклонение от уплаты НДС. А также, об отсутствии разумной деловой цели заключаемых сделок, вовлечении в процесс производства и поставок продукции исключительно организаций,  правомерность  регистрации  и реальность деятельности  которых  вызывают сомнения.

Как отмечено в Постановлении Президиума ВАС РФ от 23 ноября 2005 г. N 7088/05, суд

первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что система расчетов между участниками данных отношений, а также передача товара по цепочке поставщиков не имеют экономического смысла. И предприняты с единственной целью создания видимости хозяйственных операций для обоснования возмещения суммы НДС.

Но существует и судебная практика, подтверждающая, что операции между участниками экономических и гражданских отношений необходимо оценивать с точки зрения разумных экономических и иных причин.

Еще раз подчеркнем: важным является то, что ВАС РФ указал: обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления деятельности (собственные или заемные средства, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.п.) или от того, насколько эффективно денежные средства используются. Скажем, суды и ранее указывали, что наличие дебиторской и кредиторской задолженности не свидетельствует о недобросовестности организации, если ведется реальная хозяйственная деятельность (см., например, Постановления ФАС Московского округа от 23 марта

2006 г., 20 марта 2006 г. N КА-А40/1829-06, ФАС Северо-Западного округа от 28 июня 2006 г. N

А56-41294/2005).

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 |