Имя материала: Опасные схемы минимизации налогов. Необоснованная налоговая выгода

Автор: Иван Александрович Феоктистов

2.2. необоснованная налоговая выгода получена не в рамках реальной предпринимательской или иной экономической деятельности

 

Налоговая выгода должна быть признана необоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (п. 4 Постановления N 53).

Теперь перейдем к арбитражной практике. Сначала расскажем о тех решениях, где инспекторам удавалось доказать получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

1. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30 мая 2007 г. N Ф04-3451/2007(34770- А27-42) по делу N А27-15140/2006-2. Суд не поддержал налогоплательщика, указав, что налоговая инспекция правомерно отказала возмещать НДС, поскольку фактически хозяйственная операция, которая  послужила  основанием для  обращения  налогоплательщика  за  возмещением  НДС,  не могла  быть  осуществлена,  в  связи  с  чем  вычеты  заявлены  неправомерно.  Невозможность реального осуществления поставки продукции подтверждается тем, что в штате продавца есть только руководитель, иных работников в штате общества не имеется, по юридическому адресу общество не находится, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств общество не имеет. К аналогичному выводу судьи ФАС этого же округа пришли  в  Постановлении  от  30  мая  2007  г.  N  Ф04-3449/2007(34755-А27-42)  по  делу  N  А27-

126767/2006-6.

2. Постановление ФАС Поволжского округа от 30 марта 2007 г. по делу N А12-15915/06. Суд

поддержал налоговиков, установив наличие в действиях налогоплательщика признаков недобросовестности и злоупотребления своим правом на возмещение НДС из бюджета. Общество купило товары для дальнейшей реализации и предъявило НДС к вычету. Однако материалами дела установлено, что по сделкам, в ходе которых приобретался товар, он за один день проходил цепочку нескольких юридических лиц.

Расчетные счета, перечисленные по схеме организаций, через которые между ними осуществлялись расчеты, находятся в одном банке. Налоговым органом в адрес организаций - покупателей товара направлялись требования о представлении документов. Документов, подтверждающих транспортировку товара и фактическое его существование, данными организациями не представлено.

Судебными   инстанциями   приняты   во   внимание   также   характер   товара   (техническая

сложность и громоздкость) и то обстоятельство, что в составе общества числится один директор. Кроме того, нахождение в один день сотрудника в г. Элисте, где он изучал товар, и в г. Волгограде для приемки товара и направления его следующему покупателю, доставка товара в г. Волгоград в этот же день, перевозка через несколько организаций и возвращение в г. Элисту вызывают сомнение.

Таким образом, суд пришел к правильному выводу, что исполнение договора поставки не сопровождалось фактическим движением товара от поставщика к покупателю, а сводилось к оформлению документов, которые формально свидетельствовали о получении обществом товара, тогда как фактически товар в адрес общества не поступал.

При таких обстоятельствах судебные инстанции пришли к правильному выводу о наличии в действиях налогоплательщика признаков недобросовестности.

В итоге в удовлетворении иска о признании недействительным решения фискалов о привлечении к налоговой ответственности и доначислении налога на добавленную стоимость отказано, а встречное заявление инспекции о взыскании налоговых санкций за неполную уплату НДС удовлетворено.

3. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28 мая 2007 г. по делу N А56-23520/2006. Суд отказал в признании недействительным решения ИФНС об отказе ООО в возмещении НДС, поскольку  пришел  к  обоснованному  выводу  об  отсутствии  права  на  применение  ставки  0 процентов по НДС и налоговых вычетов у общества, деятельность которого фактически сводилась к оформлению комплекта документов экспортера с целью необоснованного возмещения налога из бюджета.

Как  видно  из  материалов  дела,  на  основании  контрактов,  заключенных  с  иностранной фирмой,  общество  реализовало  на  экспорт  товары.  Они  оплачены  заемными  денежными

средствами,  а  также  векселями  банка,  приобретенными  за  счет  заемных  денежных  средств,

переданными по "цепочке" и в тот же день предъявленными банку к погашению.

В  ходе   мероприятий   налогового   контроля   инспекцией   получены   и   представлены   в материалы дела доказательства того, что указанные в грузовых таможенных декларациях товары конкретного российского производителя последним не изготавливались и не реализовывались, а следовательно, не могли быть отправлены на экспорт.

Так, на запрос налогового органа в ходе камеральной налоговой проверки производитель сообщил,  что  выпуск  якобы  экспортируемого  товара  прекращен,  а  его  производство осуществлялось   лишь  для   собственных   целей,   третьим   лицам   товары   не   продавались. Аналогичная информация поступила в инспекцию от Северо-Западного таможенного управления.

Оценив представленные сторонами доказательства, суд апелляционной инстанции сделал вывод о применении обществом схемы движения денежных средств, не позволяющей установить участие  в  расчетах  организации  -  производителя  экспортированных  товаров.  А  также  об отсутствии у заявителя возможности совершать реальные сделки с указанными товарами в связи с невозможностью их приобретения у лица, названного изготовителем этих товаров.

Таким образом, суд пришел к выводу, что заявитель получил необоснованную налоговую

выгоду. Следовательно, решение налоговиков оставил в силе.

4. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 16 марта 2007 г. по делу N Ф03-А04/07-

2/231. Налоговики обвинили общество в минимизации налога на игорный бизнес. Организация передала в аренду своему филиалу (арендатору) игровые автоматы. По мнению фискалов, налогоплательщиком фактически являлось общество и обязано было уплачивать данный налог исходя из налоговой ставки в соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 369 Налогового кодекса РФ: за один игровой автомат - 7500 руб.

Между тем арендатор как субъект малого предпринимательства, руководствуясь действовавшими в спорный период нормами налогового законодательства, применял налоговую ставку за один игровой автомат - 2000 руб.

Проверяющие доначислили обществу налог на игорный бизнес. Судьи чиновников поддержали. Обстоятельства дела, установленные судом, свидетельствуют о предоставлении обществом по договорам аренды своему филиалу во временное владение и пользование нежилых помещений  для  организации  работы  игровых  автоматов  по  адресам.  Кроме  того,  общество сдавало в аренду игровые автоматы филиалу, предварительно сняв их с учета.

Проверяя возражения общества относительно того, что оно не получало доход от игровых автоматов по причине того, что были заключены указанные договоры, судьи посчитали, что действия общества направлены на снижение налогового бремени, поскольку сумма налога на игорный бизнес оказалась втрое меньше той, что общество должно было бы уплатить.

Общество по месту своей регистрации давно не представляет бухгалтерскую отчетность.

Кроме  того,  были  завышены  расходы  по  оплате  труда  и  аренде  персонала.  Поэтому судебная  инстанция  признала  сделки  по  передаче  игровых  автоматов  мнимыми,  не порождающими никаких последствий.

В соответствии со ст. 365 Налогового кодекса РФ налогоплательщиками налога на игорный бизнес признаются организации или индивидуальные предприниматели, осуществляющие предпринимательскую деятельность в сфере игорного бизнеса.

Определение предпринимательской деятельности дано п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса РФ, согласно  которому  предпринимательской  является  самостоятельная,  осуществляемая  на  свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом,  продажи  товаров,  выполнения  работ  или  оказания  услуг  лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Из приведенных формулировок норм закона следует вывод: обязанность платить данный налог возникает у организации (предпринимателя) с момента, когда она начала получать экономическую выгоду в виде дохода от деятельности в сфере игорного бизнеса.

Однако, учитывая, что по правилам пп. 2 п. 1 ст. 366 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения  на  игорный  бизнес  является  игровой  автомат,  не  будет  иметь  правового значения наличие доказательств того, в каком размере лицом, осуществляющим деятельность в сфере игорного бизнеса, получен доход. Ведь для признания этого лица налогоплательщиком достаточно установить использование им названного объекта налогообложения.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Обстоятельства данного спора о передаче обществом в аренду как нежилых помещений, так и игровых автоматов, несоразмерность понесенных в этой связи  расходов,  в  том  числе  от  передачи  в  аренду  нежилых  помещений,  немотивированные расходы по заработной плате персонала общества, которые не обусловлены целями делового характера, позволили суду согласиться с обоснованием инспекцией правомерности доначисления обществу как налогоплательщику налога на игорный бизнес.

5. Президиум ВАС РФ в Постановлении от 5 апреля 2006 г. N 15825/05 не согласился с доводами  налогоплательщика,  признав  решение налоговой  инспекции,  отказавшей  возместить НДС, законным. Судьи пришли к выводу, что при отсутствии достоверных доказательств реального экспорта товаров наличие у налогоплательщика документов, предусмотренных налоговым законодательством,  не  может  служить  достаточным  основанием  для  возмещения  налога  из

бюджета.  Суть  дела  такова.  По  результатам  проверки  налоговой  декларации  инспекция,  не отрицая  того,  что  компания  представила  полный пакет  документов,  предусмотренных  ст.  165

Налогового кодекса РФ, отказала обществу в возмещении из бюджета НДС. Отказ налоговики мотивировали тем, что в ходе проверок изготовитель экспортируемого товара установлен не был. Сделка же является убыточной для общества, мнимой и заключена с целью незаконного изъятия денежных средств из бюджета.

Как установлено инспекцией, на этикетках экспортируемого товара (электролитических танталовых объемно-пористых конденсаторов) его изготовителем указано ОАО "Элеконд" (г. Сарапул). Между тем изъятые сотрудниками таможни при вывозе товара за пределы РФ этикетки не  являются  этикетками  ОАО  "Элеконд".  Доказательства  изготовления  в  России электролитических танталовых объемно-пористых конденсаторов другими организациями (не ОАО "Элеконд") в деле отсутствуют. В соответствии с представленными налоговым органом справками количество поставленных на экспорт конденсаторов значительно превышает общий объем их производства ОАО "Элеконд".

Таким образом, в данном случае суды не располагали достоверными сведениями, доказывающими реальный экспорт товара, в отношении которого заявлены налоговые вычеты. Представление же налогоплательщиком документов, предусмотренных ст. 165 Налогового кодекса РФ, не может являться безусловным основанием для возмещения НДС.

Аналогичные выводы содержатся в Постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 11 апреля 2007 г. N Ф04-2131/2007(33183-А02-34) по делу N А02-1392/2006, от 11 апреля 2007 г. N Ф04-2129/2007(33203-А02-34)   по   делу   N   А02-1452/2006,   от   11   апреля   2007   г.   N   Ф04-

2130/2007(33205-А02-34) по делу N А02-1451/2006, ФАС Поволжского округа от 12 апреля 2007 г.

по делу N А55-9267/05 и от 24 июля 2007 г. N А55-16669/2006.

Надо сказать,  что судебная арбитражная практика знает  примеры,  когда налогоплательщикам удавалось доказать, что действовали они в рамках реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

1.  В  Постановлении  ФАС  Северо-Западного  округа  от  17  мая  2007  г.  по  делу  N  А56-

38901/2006 суд признал недействительным решение ИФНС об отказе ООО в применении вычетов по НДС.

В ходе камеральной проверки уточненной декларации по НДС инспекция нашла в действиях общества признаки недобросовестности, а именно: минимальный размер уставного капитала -

8400  руб.;  малая  среднесписочная  численность  -  4  человека;  отсутствие  автотранспортных средств и складских помещений; непредставление товарно-транспортных накладных, подтверждающих отгрузку товаров покупателям; значительная отсрочка платежей по контракту, заключенному с иностранным партнером; неоплата товаров покупателями, а следовательно, отсутствие у общества реально понесенных затрат на уплату НДС на таможне; непринятие мер к погашению дебиторской и кредиторской задолженностей; низкая рентабельность сделок.

Судьи установили, что на основании контракта, заключенного с иностранной фирмой, общество  ввезло  на  таможенную  территорию  Российской  Федерации  товары  в  таможенном режиме выпуска для свободного обращения, уплатив НДС в составе таможенных платежей за счет собственных средств со своего расчетного счета. Данные обстоятельства подтверждаются имеющимися  в  материалах   дела  копиями   грузовых   таможенных   деклараций,   платежных документов, выписок банка.

Приобретенные товары приняты на учет в установленном порядке. Реализация ввезенных

товаров покупателям подтверждается договорами поставки, счетами-фактурами, товарными накладными, книгой продаж, платежными документами. То есть инспекция отказала обществу в применении  налоговых  вычетов  в  виде  фактически  уплаченных  сумм  налога,  не  опровергнув факты приобретения им товаров и их ввоза на территорию Российской Федерации. При этом налоговый орган указал на неисполнение обществом своих обязательств по оплате товаров иностранному партнеру и неполучение в полном объеме платы за товары, реализованные покупателям на внутреннем рынке. Однако судьи сделали вывод о наличии у компании права на применение налоговых вычетов и возмещение НДС в порядке, предусмотренном ст. ст. 171, 172,

176 Налогового кодекса РФ. Доводы инспекции о злоупотреблении заявителем правом на возмещение налога и совершении им недобросовестных действий обоснованно признаны судами несостоятельными.

Так, суды отклонили ссылку инспекции на малую численность организации (4 человека),

отсутствие собственных или арендованных складских помещений, а также на отсутствие затрат,

связанных с транспортировкой товаров.

Согласно условиям контракта доставка товаров на территорию Российской Федерации осуществляется на условиях CPT-Санкт-Петербург за счет иностранного контрагента и его транспортом. По условиям договоров поставки общество не занимается отгрузкой и транспортировкой импортированных товаров, в связи с чем у него отсутствуют товарно- транспортные  накладные,  складские  помещения  и  транспортные  средства.  Обязательства  по

срокам  поставки,  номенклатуре,  количеству  и  качеству  товаров  считаются  выполненными  с момента подписания товарной накладной представителями общества и покупателями товаров на внутреннем  рынке.  Товарные  накладные  по форме  ТОРГ-12  составлены  обществом в соответствии с требованиями действующего законодательства. Отсутствие у заявителя собственных или арендованных складских помещений, транспортных средств, а также специалистов, обеспечивающих хранение и перевозку товаров, в целях достижения результатов экономической деятельности компенсируется им возложением соответствующих обязанностей на своих контрагентов.

Суды установили, что наличие у общества на момент проведения камеральной проверки кредиторской и дебиторской задолженностей обусловлено положениями заключенных с иностранным партнером и с российскими контрагентами договоров об отсрочке платежей, что не противоречит действующему внешнеэкономическому, гражданскому и налоговому законодательству.

Расчеты налогоплательщика с иностранным поставщиком не влияют на право применения налоговых  вычетов,  поскольку  при  ввозе  товаров  на  таможенную  территорию  Российской Федерации   НДС   уплачивается   не   поставщикам,   а  таможенному   органу.   Вместе   с   тем неисполнение покупателями обязанности по оплате товаров не освобождает заявителя от уплаты налога в бюджет.

Вывод инспекции о низкой рентабельности хозяйственной деятельности общества признан судами необоснованным, поскольку сделан без учета различных экономических факторов, влияющих на формирование этого показателя.

В  соответствии  со  ст.  1  Гражданского  кодекса  РФ  юридические  лица  приобретают  и

осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Следовательно,  стороны  вправе  самостоятельно  определять  цену  реализации  товаров исходя из соотношения спроса и предложения на рынке.

Из Постановления Пленума ВАС РФ N 53 следует, что обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала, выраженной в том или ином уровне рентабельности.

Суды  установили,  что  плата  за  отгруженные  товары  превышает  НДС,  уплаченный  на таможне. Помимо уплаты таможенных платежей, налогоплательщиком произведены отчисления в различные фонды, уплачены налоги и сборы.

В ходе камеральной проверки инспекцией установлено, что в результате реализации импортированных товаров обществом получена прибыль, учтенная для целей налогообложения. Однако незначительный размер прибыли, по мнению налогового органа, свидетельствует об отсутствии у общества цели извлечения прибыли. Между тем экономическая эффективность деятельности налогоплательщика не может влиять на его налоговые обязательства с учетом того, что инспекцией не оспаривается реальность совершенных им операций.

Таким образом, инспекция должна представить сведения, бесспорно подтверждающие, что действия заявителя не имели экономического обоснования, направлены на возникновение у него налоговой выгоды за счет незаконного возмещения налога из бюджета.

В Постановлении Пленума ВАС РФ N 53 указано, что налоговая выгода не может быть признана  обоснованной,  если  получена  налогоплательщиком  вне  связи  с  осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Суды установили, что общество совершало операции с реальными товарами, ввезенными на таможенную территорию Российской Федерации с целью перепродажи, уплатило в бюджет сумму налога при таможенном оформлении данных товаров и совершенные им хозяйственные операции не являются убыточными. При таких обстоятельствах судьи отменили решение налоговиков, отказавших в возмещении НДС.

2.  ФАС  Северо-Западного  округа  в  Постановлении  от  21  мая  2007  г.  по  делу  N  А56-

24032/2006, отказывая в признании недействительным решения ИФНС о доначислении ООО сумм НДС, пришел к выводу, что поставка обществом товара другому юридическому лицу реальна. И хотя  физическое  лицо,  числящееся  учредителем,  генеральным  директором  и  главным бухгалтером данного юридического лица согласно протоколу допроса не знает о существовании ООО,  указанное  физическое  лицо  не  отрицает  возможности  подписания  финансово- хозяйственных документов общества от его имени по доверенности.

Как следует из материалов дела, инспекция провела камеральную налоговую проверку декларации общества по НДС, в которой общество заявило к возмещению налог.

По результатам проверки инспекция приняла решение, которым доначислила обществу НДС,

рассчитала пени и штраф, предусмотренный ст. 122 Налогового кодекса РФ.

Основанием для принятия такого решения послужило то, что созданная в декабре 2005 г.

компания в том же налоговом периоде заявила к возмещению крупную сумму налога. При этом в

январе и феврале 2006 г. общество представило в инспекцию нулевую отчетность. Уплата обществом НДС поставщику произведена за счет заемных денежных средств, среднесписочная численность общества не определена, у него имеется задолженность по уплате налогов перед бюджетом, и в ходе встречных проверок его контрагентами не представлены запрошенные документы. Кроме того, согласно опросам физических лиц, числящихся учредителями, руководителями и главными бухгалтерами организаций - контрагентов общества, установлено, что эти лица к данным организациям не имеют отношения. Данные обстоятельства, по мнению инспекции, свидетельствуют о том, что деятельность общества не имеет разумной деловой цели и направлена на получение возмещения НДС из бюджета.

Судьи  чиновников  не  поддержали.  Право  налогоплательщика  на  применение  налоговых

вычетов  обусловлено  фактами  приобретения  товаров  для  совершения  операций,  облагаемых НДС, уплаты суммы НДС поставщикам (в редакции норм Налогового кодекса РФ, действовавшей в проверяемый период) и принятия товаров на учет.

Согласно п. 1 ст. 176 Налогового кодекса РФ, если по итогам налогового периода сумма налоговых вычетов превышает общую сумму налога, исчисленную по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с пп. 1 - 2 п. 1 ст. 146 Налогового кодекса РФ, полученная разница подлежит возмещению (зачету, возврату) налогоплательщику.

Согласно п. 4 Постановления Пленума ВАС N 53 налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Как следует из материалов дела, общество приобрело у поставщика измерительное оборудование по договору. Приобретенный товар общество реализовало покупателю также по договору. Согласно договору, заключенному с покупателем, поставка товара осуществляется транспортом и за счет поставщика общества.

Таким образом, вывод о том, что по условиям договора обязанность по доставке товара возлагалась на общество, не соответствует материалам дела.

Нельзя признать обоснованным и вывод о том, что реальная поставка обществом товара покупателю не осуществлялась. Как следует из протокола допроса свидетеля, числящегося учредителем, генеральным директором и главным бухгалтером покупателя, он подписывал учредительные, а также иные документы от имени покупателя, содержание и перечень которых он не помнит. При этом он не отрицает возможности подписания финансово-хозяйственных документов покупателя от его имени по доверенности.

При таких обстоятельствах следует признать, что вывод об отсутствии реальной поставки

обществом товара покупателю основан на неполном исследовании доказательств по делу.

Согласно п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ N 53 создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции и разовый характер операции сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды налогоплательщика необоснованной. Эти обстоятельства могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды лишь в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в п. 5 этого Постановления, доказательства наличия которых по настоящему делу инспекцией не представлено.

Наличие   у   общества   убытка   по   результатам   деятельности   за   9  месяцев   2006   г., значительных кредиторской и дебиторской задолженностей, а также задолженности перед бюджетом по уплате налогов в данном случае также не может служить основанием для признания налоговых вычетов общества неправомерными.

При таких обстоятельствах следует признать правильным вывод суда первой инстанции о том, что общество правомерно применило налоговые вычеты и у него возникло право на возмещение НДС, а инспекцией не доказана необоснованность налоговой выгоды заявителя.

3. Ярким примером отсутствия реальной предпринимательской деятельности может служить ситуация, изложенная в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 18 декабря 2006 г. N А56-18298/2006. Налоговой инспекции не составило особого труда доказать суду, что основной целью деятельности предприятия было не получение экономической выгоды от предпринимательской деятельности, а возмещение из бюджета сумм НДС по импортному товару. Налоговый орган использовал практически все признаки необоснованности налоговой выгоды, перечисленные ВАС РФ. В Постановлении по делу фигурируют и минимизация кадрового состава, и отсутствие производственно-управленческих служб, без которых деятельность предприятия, осуществляющего финансово-хозяйственные и внешнеторговые операции в крупных размерах, невозможна, и отсутствие основных средств, складских, офисных помещений и транспортных средств. А также "непринятие налогоплательщиком мер к ликвидации как дебиторской, так и кредиторской  задолженностей,  представление  налоговому  органу  нулевой  отчетности".  Кроме того, налог, исчисленный с реализации товаров, был всегда меньше, чем суммы заявленных вычетов,  а  предъявленные  к  возмещению  суммы  налога  несоизмеримы  по удельному  весу  с другими налоговыми отчислениями организации. В таких обстоятельствах вывод суда о том, что

деятельность  предприятия  направлена  исключительно  на  получение  из  бюджета  сумм  НДС,

заявленного к вычету, а следовательно, не имеет деловой цели, вполне закономерен.

Аналогичные выводы содержатся и в более поздних Постановлениях ФАС Северо- Кавказского округа от 17 марта 2008 г. N Ф08-1131/08-408А и Поволжского округа от 22 мая 2007 г. N А55-16518/06.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 |