Имя материала: Опасные схемы минимизации налогов. Необоснованная налоговая выгода

Автор: Иван Александрович Феоктистов

2.3. у организации нет ресурсов для выполнения необходимого объема работ

 

Отсутствие у фирмы реальных материальных ресурсов, управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств - то есть всего того, что требуется для выполнения того объема работ (товаров, услуг), который был установлен договором, - первый признак необоснованной налоговый выгоды.

Приведем примеры из арбитражной практики.

1. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27 июля 2005 г. N А29-5446/2004а. В деле инспекторы пришли к выводу о том, что предприятие неправомерно возместило налог на добавленную стоимость и включило в расходы стоимость материалов, приобретенных для производственной деятельности, в связи с их отсутствием у налогоплательщика. Общество не представило доказательств реальности совершения сделок, факта приобретения и получения строительных материалов, финансово-хозяйственной деятельности поставщика. По мнению налогового органа, указанные обстоятельства свидетельствуют о недобросовестности налогоплательщика  и  исключают  право  общества  на  возмещение  налога  на  добавленную стоимость и отнесение расходов по оплате материалов на себестоимость.

В период, за который общество заявило налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость и отнесло на расходы затраты по приобретению стройматериалов, поставщик товаров никакой хозяйственной деятельности не вел, товар не производил и не закупал, складских помещений не имел. При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о недобросовестности действий ООО и признал, что расчеты между предприятиями носили формальный характер, а сделки, заключенные ими, фиктивны, поэтому ООО неправомерно предъявило  к  возмещению  из  бюджета  налог  на  добавленную  стоимость  и  отнесло  суммы расходов на приобретение товаров.

Аналогичные  выводы  содержатся  в  Постановлении  ФАС  Дальневосточного  округа  от  19

июля 2006 г. N Ф03-А51/06-2/2015.

2.  Постановление  ФАС  Северо-Западного  округа  от  11  октября  2006  г.  по  делу N  А05-

1984/2006-18. Инспекция провела выездную проверку, по итогам которой общество привлечено к налоговой ответственности за неполную уплату налога на прибыль. Компания обжаловала это решение в суде.

Как следует из материалов дела, общество заключило договоры на оказание услуг по переработке металлолома, а также на проведение погрузо-разгрузочных  работ. Однако налоговикам удалось представить доказательства, согласно которым контрагент не имел реальной возможности осуществлять операции по переработке, погрузке-разгрузке металлолома с учетом времени, места нахождения металлопродукции и объема материальных ресурсов, экономически необходимых для оказания услуг. У него отсутствовали необходимые условия для достижения результатов при выполнении условий договоров с обществом в силу отсутствия управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов, транспортных средств.

Суд признал налогоплательщика недобросовестным, указав, что его контрагент не имел возможности осуществлять операции в рамках договора с учетом времени, места нахождения продукции и объема материальных ресурсов, экономически необходимых для оказания услуг, а также в силу отсутствия управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов, транспортных средств.

3. Постановление ФАС Поволжского округа от 18 января 2007 г. по делу N А55-5530/2006-22. Для  выполнения  ремонтно-строительных  работ  для  заказчиков  обществом  были  заключены договор субподряда и договор на ремонтно-отделочные работы. Затраты по оплате этих услуг обществом были отнесены на расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

В   ходе  проверки   инспекцией  установлено,   что   подрядчик  с   2003  г.   отчетность   не

представляет, материально-техническая база для проведения комплекса работ по ремонту отсутствует.

Отказывая в удовлетворении требований общества, арбитражный суд исходил из недобросовестности налогоплательщика. При этом суд указал, что налогоплательщик не может считаться добросовестным, если, вступая в договорные отношения, не проявил необходимую осмотрительность при выборе контрагентов.

4. Недостаточная численность персонала или отсутствие работников в компании вообще также может свидетельствовать о получении необоснованности налоговой выгоды.

В качестве примера можно привести Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22 января  2007  г.  N  Ф04-8777/2006(29887-А46-15)  по  делу  N  А46-3599/2006.  В  ходе  выездной налоговой проверки компанию обязали заплатить недоимку, штраф и пени. Основанием для доначисления налога на прибыль и налога на добавленную стоимость послужили неправомерное, по мнению налоговой инспекции, завышение компанией расходов для целей налогообложения налогом на прибыль организаций и необоснованное заявление к вычету сумм налога на добавленную стоимость.

Судьи пришли к выводу, что в действиях общества налицо признаки недобросовестного

поведения при осуществлении предпринимательской деятельности и исполнении обязанностей налогоплательщика: юридические лица, с которыми осуществлялись хозяйственные отношения, были зарегистрированы по утерянным документам и по адресам, по которым никогда фактически не находились. Более того, они не имеют в своем составе имущества и персонала, необходимого для осуществления предпринимательской деятельности, их интересы представляли неустановленные лица, налоговая отчетность не представлялась либо представлялась, но с нулевыми показателями, налоги в бюджет не уплачивались, в систему взаиморасчетов были включены векселя при отсутствии необходимости такой формы расчетов.

Поскольку заявителем не доказана достоверность сведений первичных учетных документов, на основании которых был произведен налоговый вычет по НДС, возмещение заявлено неправомерно.

Что касается налога на прибыль, то тут суд также исходил из недостоверности первичных

документов по факту взаимоотношений с указанными выше лицами. Поэтому судьи не приняли эти документы в качестве подтверждения обоснованности произведенных расходов и уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль организаций.

В силу п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации в целях налогообложения прибыли налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами  признаются  обоснованные  и  документально  подтвержденные  затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Из системной связи ст. 252 Налогового кодекса РФ, п. 1 ст. 54 Налогового кодекса РФ, ст. 9

Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" следует, что факт, основания и размер расходов доказываются путем представления совокупности первичных документов, удовлетворяющих требованиям законодательства Российской Федерации о бухгалтерском учете. Сведения, содержащиеся в расходных документах, должны быть достоверными.

Учитывая, что налоговой инспекцией установлена недостоверность документов, подтверждающих   обоснованность   произведенных   расходов,   арбитражный  суд   обоснованно признал неправомерным уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль организаций на сумму произведенных расходов и отказал в удовлетворении требований в этой части.

Таким образом, действия налогоплательщика можно рассматривать как недобросовестные, поскольку у юридических лиц, с которыми осуществлялись хозяйственные отношения, не было персонала, необходимого для осуществления предпринимательской деятельности.

К такому же выводу пришел и ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 21 марта

2007 г. N Ф04-2131/2006(32431-А46-37) по делу N 15-972/2005.

5. В Постановлении от 5 февраля 2007 г. по делу N А42-6681/2005 ФАС Северо-Западного округа также посчитал, что налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду. В ходе проверки налоговики установили, что между обществом и другой компанией был заключен договор консигнации, согласно которому общество (комиссионер) обязуется по поручению комитента осуществить от своего имени и за свой счет торговые операции с товарами. Налоговая инспекция полагает, что общество занизило базу по налогу на прибыль, поскольку комиссионного вознаграждения получено не было. Аналогичные выводы налоговая инспекция сделала в отношении занижения налоговой базы и вычетов по налогу на добавленную стоимость.

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что осуществление комиссионной торговли обществом на основании договора консигнации не подтверждается. Фактически общество самостоятельно  приобретало   и   реализовывало   товары,   то   есть   при   исчислении   налогов необходимо учитывать стоимость товаров, а не комиссионное вознаграждение. Также суд признал, что в ходе выездной проверки доказано участие общества в создании схемы уклонения от уплаты

налогов, договор консигнации составлен с целью занижения налоговой базы. Согласно протоколу изъятия, в помещении офиса общества обнаружены документы, имеющие отношение к деятельности комитента, и его печать, а подписи на договорах с поставщиками, в бухгалтерском балансе, налоговых декларациях, договоре консигнации и ряде иных хозяйственных документов от имени директора комитента подделаны, так как на момент подписания директора контрагента не было в живых. Более того, из материалов дела следует, что безвременно усопший директор комитента был единственным сотрудником комитента.

Таким образом, суд сделал вывод о том, что общество использовало компанию-контрагента для видимости осуществления комиссионной деятельности. Так что налицо создание схемы ухода от налогов с использованием посредников и получение необоснованной налоговой выгоды.

6. В другом деле ФАС Северо-Западного округа признал налогоплательщика недобросовестным, указав, что его контрагент не имел возможности осуществлять операции в рамках  договора  с  учетом  времени,  места  нахождения  продукции  и  объема  материальных ресурсов, экономически необходимых для оказания услуг. А также в силу отсутствия управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов, транспортных средств (Постановление от 11 октября 2006 г. по делу N А05-1984/2006-18).

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная проверка, по результатом которой общество привлечено к ответственности за умышленную неуплату НДС и налога на прибыль. Посчитав, что проверяющие нарушили права и законные интересы общества, оно обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании решения инспекции недействительным.

Судьи, однако, не поддержали организацию. В ходе проверки налоговой инспекцией, в частности,  установлено  неправомерное  завышение  обществом  расходов  на  реализацию  на экспорт и внутренний рынок металлолома. Основанием для такого вывода инспекции послужили следующие обстоятельства. Общество заключило договоры с контрагентами на оказание услуг по переработке металлолома, а также на проведение погрузо-разгрузочных работ. При исчислении налога на прибыль общество уменьшило доходы на сумму расходов по оплате услуг, оказанных контрагентом, а суммы НДС, уплаченные исполнителю, предъявило к вычету при исчислении НДС, подлежащего уплате в бюджет.

При этом судом установлено, что контрагент не имел реальной возможности осуществлять операции по переработке, погрузке-разгрузке металлолома с учетом времени, места нахождения металлопродукции и объема материальных ресурсов, экономически необходимых для оказания услуг. У него отсутствовали необходимые условия для достижения результатов при выполнении условий договоров с обществом в силу отсутствия управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов, транспортных средств.

Материалы дела свидетельствуют о формальном составлении первичных документов с переработчиком металлолома в целях необоснованного возмещения НДС и занижения базы, облагаемой налогом на прибыль. Суд установил, что документы, представленные налогоплательщиком в подтверждение его права на применение налоговых вычетов по НДС и на отнесение к расходам затрат, связанных с выполнением переработчиком работ, содержат недостоверные сведения о фактических хозяйственных  отношениях между последним и обществом.

С учетом изложенного суд сделал вывод о том, что инспекция обоснованно доначислила налог на прибыль и отказала в возмещении соответствующей суммы НДС по спорным операциям.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 |