Имя материала: Проверка компании. Милиционеры, налоговики, трудовая инспекция. Тактика поведения

Автор: А.В. Касьянов

2.4. судебное обжалование решений, принятых по итогам камеральных проверок

 

Обжалование решения налогового органа о доначислении налога в арбитражный суд производится в соответствии с правилами, предусмотренными разделом III АПК "Производство в арбитражном суде первой инстанции по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений".

Самым значимым правилом, изложенным в пункте 3 статьи 189 АПК, является следующее: "Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, законности оспариваемых решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, возлагается на органы и лиц, которые приняли оспариваемый акт, решение, совершили оспариваемые действия (бездействие)". Это означает, что налоговый орган обязан в суде доказать обоснованность вынесенного им решения, хотя по делу он будет являться ответчиком. Надо отметить, что далеко не всегда это требование соблюдается  судами,  особенно при рассмотрении дел, связанных  с возмещением НДС. Суды очень часто требуют от налогоплательщиков предоставления больших объемов доказательств своей правоты, даже тогда, когда такие доказательства не являлись объектом налоговой проверки. Лояльность арбитражных судов к той или иной стороне в налоговых спорах, как говорилось выше, очень разнится от их территориальной принадлежности.

Заявление об обжаловании решения, принятого налоговым органом по итогам налоговой проверки,  может  быть  подано  в  арбитражный  суд  в  течение  трех  месяцев  со  дня,  когда

предприятию  стало  известно  о  принятии  такого  решения  (п.  4  ст.  198  АПК).  Здесь  следует обратить внимание на то, что срок обжалования решения начинает течь не с момента его вынесения, а с того момента, когда копия решения поступила на предприятие или когда предприятие  должно  было  узнать  о  принятом  решении.  Последнее  можно  отсчитывать  от момента, когда предприятие должно было получить требование об уплате налога: в соответствии с пунктом 6 статьи 69 Налогового кодекса РФ требование об уплате налога считается полученным по истечении шести дней с даты направления заказного письма. Если же по итогам принятого решения в направлении требования нет необходимости (например, при наличии переплаты по налогу или при отказе в возмещении налога), срок, когда налогоплательщик должен был узнать о принятом решении, следует отсчитывать с момента, когда копия этого решения должна была прийти на его юридический адрес заказным письмом. Для определения этого момента надо отсчитать со дня отправления налоговым органом заказного письма разумный срок, необходимый для доставки почтовой корреспонденции от налогового органа до юридического адреса налогоплательщика.

Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.   Уважительными   могут   быть   признаны  разные   причины:   неполучение   обжалуемого решения, болезнь или долгое отсутствие руководства предприятия и т.д. Главное, чтобы эти причины были подтверждены документально. Ходатайство о восстановлении пропущенного срока обжалования решения налогового органа должно содержаться в заявлении об обжаловании этого решения.

В том случае если решение, вынесенное по итогам камеральной проверки, заключается в отказе налогового органа совершить те или иные действия (например, в отказе возместить суммы налога), пропуск срока не является окончательным препятствием для обжалования. Нужно только повторно обратиться в налоговый орган с заявлением, содержащим требование совершить необходимое действие. Налоговый орган откажет в совершении этого действия, сославшись на ранее принятое решение. Если решение было вынесено необоснованно, то и бездействие налогового органа на момент подачи второго заявления будет незаконным. В этом случае надо требовать не признания недействительным решения налогового органа (срок его обжалования действительно истек), а признания незаконным бездействия и вменения в обязанность совершить необходимое в соответствии с требованиями закона действие. Срок обжалования бездействия нужно будет отсчитывать с момента получения ответа налогового органа на второе заявление.

В соответствии с пунктом 1 статьи 199 АПК заявление о признании решения налогового органа недействительным или бездействия незаконным должно соответствовать требованиям, предусмотренным частью 1, пунктами 1, 2 и 10 части 2, частью 3 статьи 125 АПК.

В заявлении должны быть также указаны:

1) наименование налогового органа, принявшего оспариваемое решение, допустившего бездействие;

2)  название,  номер,  дата  принятия  оспариваемого  решения,  период  допущенного бездействия;

3) права и законные интересы, которые, по мнению заявителя, нарушаются оспариваемым решением или бездействием;

4) законы и иные нормативные правовые акты, которым, по мнению заявителя, не соответствуют оспариваемое решение или бездействие;

5) требование заявителя о признании решения налогового органа недействительным или

бездействия незаконным.

К заявлению прилагаются документы, указанные в статье 126 АПК, а также текст оспариваемого решения.

Одним  из  самых  важных  вопросов,  решаемых  при  подаче  заявления  об  обжаловании решения налогового органа, является приостановление исполнения этого решения. Как уже говорилось, налоговые органы могут осуществить принудительное взыскание налогов и пеней в бесспорном порядке. То есть налоговый орган нередко принимает незаконное решение и сам же в довольно-таки короткие сроки начинает исполнять его. При этом зачастую деятельность предприятия практически парализуется: денежные средства списываются со счетов, сами счета замораживаются, имущество арестовывается и продается с торгов, действие лицензий на осуществление  лицензируемых  видов  деятельности  приостанавливается.  Если  решение налогового  органа  не  приостановить  на  время  судебного  разбирательства,  то  даже  принятое судом в пользу налогоплательщика решение далеко не всегда помогает ему избежать существенных убытков.

Законодатель попытался как-то смягчить эту ситуацию. Согласно пункту 7 статьи 201 АПК, решения арбитражного суда по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий  (бездействия)  государственных   органов,  органов  местного  самоуправления,  иных органов, должностных лиц подлежат немедленному исполнению, если иные сроки не установлены в решении суда. Это означает, что если арбитражный суд первой инстанции признает решение

налогового органа недействующим, то это решение не будет действовать с момента вынесения решения суда первой инстанции. Однако это исключение из общего правила только частично может смягчить удар, наносимый предприятию несправедливым решением налогового органа. Судебное разбирательство - процесс длительный, на разбирательство в суде первой инстанции с момента подачи заявления об обжаловании решения налогового органа может пройти от полутора месяцев (в самом лучшем случае) до полугода, в единичных случаях и более.

Законодатель предусмотрел еще одно препятствие на пути слишком быстрого исполнения спорных решений налоговиков. Согласно пункту 3 статьи 199 АПК, по ходатайству заявителя арбитражный суд может приостановить действие оспариваемого акта, решения. Однако и здесь, как в других нормах российского законодательства, где имеется возможность для существенной защиты  налогоплательщика,  не  так  все  просто.  Ранее  при  обжаловании  решения  налогового органа организации достаточно было включить в текст заявления или приложить отдельно ходатайство о приостановлении действия этого решения, и арбитражные суды всегда удовлетворяли эти просьбы. Однако некоторые предприниматели злоупотребляли этим правилом и использовали его для того, чтобы под любым предлогом обжаловать пусть даже и законное решение налогового органа, в то же время уведя все активы от возможности обращения на них взыскания,  чтобы  попросту  уклониться  от  уплаты  налогов.  Президиум  ВАС  исследовал  эту практику и издал информационное письмо от 13 августа 2004 г. N 83 "О некоторых вопросах, связанных с применением части 3 статьи 199 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации". В этом письме арбитражным судам рекомендовано существенно ужесточить требования к ходатайствам о приостановлении действия обжалуемых актов и решений государственных органов. Конечно, законодательство о судебной системе Российской Федерации декларирует независимость судов при принятии ими решений, и формально судьи не обязаны следовать толкованию закона, изложенному в указанном информационном письме. Но на практике суды очень чутко следят за подобными документами, так как Президиум ВАС является высшей судебной инстанцией в системе арбитражных судов и любой судебный акт теоретически может оказаться на его рассмотрении. Поэтому рассмотрим письмо Президиума ВАС подробно.

Во-первых, письмо плотно увязывает возможность приостановления действия обжалуемого акта, установленную пунктом 3 статьи 199 АПК, с обеспечительными мерами, порядок применения которых установлен главой 8 АПК. Ранее у практикующих юристов не было единого мнения по этому поводу, и многие высказывались в том смысле, что требования, предъявляемые к ходатайствам о применении обеспечительных мер, не относятся к случаям, предусмотренным пунктом 3 статьи 199 АПК. Такой подход, с одной стороны, давал судам возможность действовать по  своему  усмотрению  при  рассмотрении  налоговых  споров,  а  с  другой  стороны  - налогоплательщик не связывался рамками правил, предусмотренных для обеспечительных мер. А рамки эти довольно существенны. В соответствии с пунктом 2 статьи 90 АПК обеспечительные меры допускаются на любой стадии арбитражного процесса, если непринятие этих мер может затруднить  или  сделать  невозможным  исполнение  судебного  акта,  а  также  в  целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю. При подаче ходатайства об обеспечении иска истец обязан обосновать применение обеспечительных мер. Причем если вышеуказанные последствия неприменения обеспечительных мер явно не следует из существа иска, то истец должен представить суду дополнительные доказательства, в том числе документальные. В противном случае суд может отклонить ходатайство как не соответствующее пункту 2 статьи 90 АПК.

Ранее суды исходили из того, что любое решение налогового органа может причинить ущерб организации,  и  такой  ущерб  очевиден.  Например,  по  одному  из  дел  налоговики  могли  в бесспорном порядке взыскать сумму недоимки по налогу со счетов фирмы. Однако она попросила арбитражный суд приостановить решение налогового органа о привлечении ее к ответственности. Представители  компании   указали,   что   возвратить   деньги   в   случае   положительного   для организации вердикта будет трудно. И судьи согласились, что процедура возврата средств из бюджета "сложна и продолжительна во времени", и приостановили решение налоговиков. Все доводы налоговых органов о том, что лучше бесспорно взыскать сразу, а если налогоплательщик окажется прав, он сможет соответствующие суммы вернуть, суды признали несостоятельными. Суды видели возможный ущерб правам фирмы уже в том, что ей придется обращаться в суд с новым заявлением о возврате налога.

После издания информационного письма N 83 ситуация кардинально изменилась.

Во-первых,  организация,  которая  хочет  приостановить  реализацию  спорного  решения, должна выполнить важное условие. Ей следует представить конкретные доказательства того, что действия  налоговиков нанесут  ей ущерб  (п.  2 письма  N  83).  Автоматически это  не подразумевается.

Во-вторых, судья не сможет освободить вас от притязаний налоговиков, если промедление может привести к тому, что их решение станет неисполнимым в будущем (п. 3 письма N 83). Стоит ли говорить, что это излюбленный довод инспекций в спорах с организациями. Ранее суды его

совершенно не принимали во внимание. Даже если представители налоговых органов утверждали, что фирма однозначно примет меры для сокрытия своего имущества, судьи не учитывали их доводы. Письмо N 83 положило конец такой практике.

В-третьих, Высший Арбитражный Суд РФ создал препятствия для организаций, злоупотребляющих своими правами. ВАС однозначно указал, что приостановить решение налогового органа организация может, только если очевидно, что после разбирательства у нее будут   средства   расплатиться   с  бюджетом.   Всем   судам   рекомендовано   запрашивать   так называемое встречное обеспечение (п. 6 письма N 83). Организации будут обязаны внести деньги на депозит суда, предоставить банковскую гарантию или заручиться поддержкой поручителей. Сделано это для того, чтобы фирмы ходатайствовали об отсрочке только в исключительных случаях. А именно: когда они сами уверены, что выиграют процесс.

Что же можно порекомендовать предпринимателям в сложившейся ситуации? Прежде всего смело  можно  просить  суд  приостановить  решение  налогового  органа,  когда  у  предприятия имелась переплата по одному налогу, а решение вынесено о привлечении предприятия к ответственности и есть намерение в бесспорном порядке взыскать суммы недоимки по другому. В письме N 83 об этой ситуации нет ни слова. А практика показывает, что судьи в подобных случаях организации поддерживают. Также высоки ваши шансы защитить свои права, если имущество, на которое налоговики могут наложить арест, вы используете в производственной деятельности.

Ситуация упрощается, и когда у вашей фирмы всего один расчетный счет. Необходимо принести арендные счета, платежи от поставщиков и другие документы, доказывающие, что деятельность организации на время суда будет совершенно парализована. Однако бесполезно делать это, когда налоговики уже начали исполнять свое решение (например, списали деньги со счета). На это указывает пункт 4 письма N 83. Так что обезопасить себя на период судебного разбирательства можно, только действуя оперативно.

Подавать заявление об обжаловании решения налогового органа нужно сразу, как только вы узнали о его вынесении и получили на руки его копию. Не нужно сразу тратить много времени на обоснование своей позиции в отношении оспариваемого решения, у вас будет еще достаточно времени для того, чтобы представить суду дополнения к заявлению. Суды первой инстанции принимают эти документы без каких-либо проблем и приобщают к делу. А вот потратить день- другой на подготовку документов, обосновывающих ходатайство о приостановлении исполнения оспариваемого решения, стоит. Суд, рассматривающий дело, в соответствии с пунктом 1 статьи 93

АПК рассматривает заявление об обеспечении иска не позднее следующего дня после дня поступления заявления в суд без извещения сторон. Правда, нужно учесть, что рассмотрение дела начинается с вынесения судом определения о принятии заявления к производству и назначении дня судебного заседания. Обычно на вынесение такого определения у суда уходит от недели до трех с момента поступления заявления в канцелярию суда. Иногда суды, рассмотрев представленное ходатайство о применении обеспечительных мер и отказав в его удовлетворении, сами подсказывают заявителям, какие документы могли бы послужить доказательством необходимости применения этих мер. Вот перечень документов, на основании которых суд вынес определение о применении обеспечительных мер, до того указав на необходимость их представления:

1. Бухгалтерский баланс.

2. Отчет о прибылях и убытках.

3. Перечень основных предприятий-кредиторов.

4. Перечень основных предприятий-дебиторов.

5. Хозяйственные договоры, исполнение которых задерживается в связи с исполнением решения налогового органа.

6. Претензии контрагентов о неисполнении указанных договоров.

Как уже говорилось, АПК и Налоговый кодекс РФ возлагают бремя доказывания в налоговых спорах на налоговые органы. В отношении обязанности представления доказательств АПК содержит дополнительное правило: согласно пункту 6 статьи 200 АПК, в случае непредставления органом или лицом, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия   (бездействие),   доказательств,   необходимых   для   рассмотрения   дела   и  принятия решения, арбитражный суд может истребовать их по своей инициативе. Однако в жизни часто все выглядит совсем иначе. Практически всегда документы, могущие послужить доказательствами в налоговом споре, находятся у налогоплательщика, так как предметом судебного разбирательства являются обстоятельства ведения налогоплательщиком предпринимательской деятельности. Налоговый орган обычно может предоставить свое решение, акт проверки, объяснения налогоплательщика (если таковые имеются) и копии документов, представленных налоговому органу налогоплательщиком.

Практически всегда суды обращаются к налогоплательщику с предложением представить оригиналы тех или иных документов, так как налоговый орган ими не располагает и не может располагать (за исключением документов, получаемых по запросам налоговых органов из других

источников). АПК не предусматривает право суда самостоятельно истребовать доказательства у налогоплательщика, но в соответствии с пунктом 4 статьи 66 АПК лицо, участвующее в деле и не имеющее возможности самостоятельно получить необходимое доказательство от лица, у которого оно находится, вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством об истребовании данного доказательства. Нередко бывает так, что представители налогового органа сами не догадываются подавать такие ходатайства, судьи в этих случаях часто подсказывают им это, в протоколе же судебного заседания пишут: "Ответчик обратился к суду с ходатайством об истребовании дополнительных доказательств".

Очень часто предприниматели спрашивают: "Почему мы должны что-то дополнительно предоставлять? Налоговый орган проводил проверку, имел все возможности для получения документов, мог получить от нас объяснения, почему?".

Теоретически предприниматели правы, но, к сожалению, очень часто российская Фемида небеспристрастна, во многих случаях суды разных уровней в той или иной мере поддерживают налоговые органы. Особенно часто этим грешат арбитражные суды Москвы и Московской области, хотя и провинция в этом смысле нередко оказывается "впереди".

Суды по-разному решают дела, связанные с привлечением предприятий к налоговой ответственности, если необходимые доказательства не предоставляются. Бывают решения как в пользу налоговиков, так и в пользу налогоплательщиков. Но если спор идет о возмещении налога из бюджета, то непредставление суду всех документов (хотя бы в копиях, с обоснованием невозможности представления оригиналов) однозначно приводит к отказу в удовлетворении требований налогоплательщика. Причина вслух не говорится, но известна всем - и налоговики, и суды боятся повторения ситуаций, когда некоторые дельцы выкачивали из бюджета существенные средства при помощи криминальных схем, связанных с мнимым возмещением налогов. Поэтому налоговики сейчас перестраховываются на каждом шагу, даже там, где это вообще не нужно, и отказывают в возмещении налогов под любыми предлогами. Логика рассуждений их такова: "Если предприятие честное и основания для возмещения и правда есть, то суды их и так поддержат. А если нет, то мы им правильно отказали". То, что предприятие при этом терпит существенные убытки, никого не волнует, главное для чиновников - снять с себя ответственность: в случае чего - так суд решил, а мы ни при чем.

Такая позиция часто приводит еще к некоторым нарушениям налоговыми органами процессуального законодательства в ходе налоговых споров. Бывает так, что решение налогового органа   принимается   по   одним   основаниям,   а  в  ходе  судебного   разбирательства   к   ним добавляются другие. Проще говоря, налоговый орган меняет правила во время игры. Здесь не идет речь о делах о привлечении организаций к налоговой ответственности, когда налоговый орган является заявителем. В этих случаях на основании пункта 1 статьи 49 АПК заявитель вправе изменить основание заявленных требований. Однако налоговые органы не стесняются менять основания вынесенных ими решений и тогда, когда по делу они являются ответчиками. Суды и здесь часто идут на скрытую или явную поддержку налоговиков, речь идет в первую очередь о том же обжаловании отказов в возмещении налогов. Судьи мотивируют это так: да, решение было вынесено с процессуальными нарушениями, но дело должно рассматриваться исходя из фактических обстоятельств. В итоге суды принимают к рассмотрению все доводы налоговиков и, как уже говорилось выше, в той или иной форме запрашивают у налогоплательщика документы, которые могут эти доводы подтвердить или опровергнуть. Даже если эти документы никакого отношения к принятому изначально решению налогового органа не имеют.

В этих случаях нужно ориентироваться по обстановке: если ваши позиции крепки и предоставление дополнительных доказательств никак на исходе дела не отразится, то не стоит злить судью и указывать ему на нарушение процессуальных норм. Вполне вероятно, что суд, рассмотрев все документы, вынесет решение в вашу пользу и судебный процесс существенно сократится. Если же представление тех или иных документов проблематично, нужно просто это обосновать. Выше уже говорилось о том, что документы не представляются в арбитражный суд в случае, если: они утеряны вследствие пожара, аварии, стихийного бедствия и т.п.; они по тем или иным причинам находятся у других государственных органов (переданы по запросу, изъяты правоохранительными органами); находятся у аудитора на проверке. Подтверждением этих обстоятельств будут соответственно: копии актов пожарной охраны или иных структур МЧС, копии сопроводительных писем с отметками о получении государственными органами или копии протоколов изъятия (осмотра места происшествия), договор об аудите.

Ссылаться же на нарушение судом первой инстанции процессуальных норм следует уже на стадии обжалования вынесенного им решения, если это решение не в вашу пользу. В апелляционной жалобе следует указать на то, что АПК не предусматривает возможности для государственного органа изменения основания для вынесенного им решения на стадии его обжалования. Дополнительные же доводы налоговиков следует определить как не относящиеся к рассматриваемому спору. Любые упоминания в решении суда недоказанности заявителем (то есть организацией)  тех  или  иных  обстоятельств  должны  трактоваться  однозначно  как  нарушение

процессуальных норм (п. 5 ст. 200 АПК). Всю вину за отсутствие доказательств нужно возлагать на налоговый орган, так как он в соответствии со статьей 88 Налогового кодекса РФ имел право и возможность истребовать у вас все необходимые документы и объяснения, но не сделал этого. Здесь, однако, следует учесть то, что суд второй или третьей инстанции при отсутствии необходимых документов в принципе может отменить решение налогового органа как вынесенное без достаточных оснований (надо признать, что такое случается не очень часто). Однако это не относится к случаям, когда вы требуете от суда не только отмены решения налогового органа, но и обязать этот орган совершить определенные действия, в первую очередь возместить налог. Дело в том, что все случаи возмещения налогов перечислены в Налоговом кодексе, и порядок возмещения предполагает предоставление налогоплательщиком определенного перечня документов. То есть если эти документы были представлены в налоговый орган, то они могут быть представлены и суду, по крайней мере копии документов должны иметься в налоговом органе. Хотя очень часто налоговые органы отказывают в возмещении налога на основании непредставления документов, не предусмотренных процедурой возмещения.

Отказ налоговым органом в возмещении налога в связи с непредставлением документов, не предусмотренных процедурой возмещения, - одно из распространенных нарушений, допускаемых налоговыми органами при принятии решений о возмещении налогов. Получив заявление налогоплательщика о возмещении, налоговый инспектор проводит камеральную проверку и, как правило, ищет любые, даже малейшие, основания для отказа в удовлетворении заявления. Чаще всего законных оснований не находится (налогоплательщики в последнее время стали грамотнее), и тогда инспектор начинает искать, к чему бы придраться. Один из самых простых способов - запросить копии первичной документации, найти там какие-либо нестыковки и отказать под любым благовидным  предлогом.  А  дальше  пусть  разбираются  суд  и  юристы  налогового  органа. Последние в ходе судебного разбирательства стараются изыскать дополнительные основания для отказа и заявляют о необходимости представления дополнительного объема документов. Например, в ходе судебных споров по возмещению акциза по экспортным операциям налоговые органы практикуют добавление такого аргумента, как непредставление предприятиями- производителями документов, доказывающих ведение раздельного учета производства и реализации на экспорт подакцизных товаров. То, что предоставление таких документов статьей

198 Налогового кодекса РФ, регулирующей порядок подтверждения обоснованности освобождения от  уплаты  акциза  и  налоговых  вычетов,  налогоплательщиком  не  предусмотрено,  юристов налоговых органов не смущает.

Как  и  в  вышеописанных  случаях,  здесь  необходимо  действовать  по  обстановке:  если

документы есть в наличии и их представление в суде первой инстанции не является проблемой - лучше их представить. Нет - готовиться к длительному судебному разбирательству в нескольких судебных инстанциях.

Иногда проблема в предоставлении тех или иных документов или сведений связана с тем, что они должны быть представлены третьими лицами - контрагентами налогоплательщика. Кроме того, те документы или сведения, которые представлены контрагентами, могут по-разному толковаться  как  налоговиками,  так  и  судами.  Здесь  речь  идет  о  таком  вопросе,  ставшем  в последнее время темой для обсуждения и споров на самых разных уровнях, как применение налоговых вычетов по НДС. В соответствии с пунктом 1 статьи 171 Налогового кодекса РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость на установленные данной статьей налоговые вычеты. Пункты 2 - 10 указанной статьи содержат перечень случаев, когда применяются вычеты налога, а в статье 172 Налогового кодекса РФ изложен порядок применения вычетов. Основными документами, подтверждающими право на вычет,  являются  счета-фактуры,  выставленные  продавцами  при  приобретении налогоплательщиком товаров (работ,  услуг), документы,  подтверждающие фактическую уплату сумм налога (имеется в виду самый распространенный случай купли-продажи товара, для внешнеторговых и некоторых других операций предусмотрен свой перечень документов). Казалось бы, все просто: надо оплатить товар, представить в налоговый орган нужные документы, и налоговый вычет  обеспечен.  Но,  как  водится,  налоговики  имеют на сей  счет особое  мнение, причем мнение это имеет под собой солидную платформу в виде двух определений Конституционного Суда. Но по порядку.

Ранее налогоплательщики соблюдали вышеуказанную процедуру, и проблем с налоговым вычетом у них не возникало (в основном). Но 8 апреля 2004 г. Конституционный Суд вынес Определение N 169-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Пром Лайн" на нарушение конституционных прав и свобод положением пункта

2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации". Это Определение стало сенсацией не только для фирм, но и для налоговых инспекторов. В нем были сделаны следующие выводы:

1) вычет НДС, уплаченного продавцам за счет заемных средств, не может быть осуществлен до момента погашения займа;

2) при использовании неденежных форм расчетов (передача векселей и другого имущества, взаимозачет, уступка права требования, мена) вычет НДС налогоплательщику не предоставляется до момента погашения встречной задолженности за полученное имущество;

3) передача продавцу имущества, ранее полученного налогоплательщиком безвозмездно, не влечет у налогоплательщика возникновения права на вычет НДС.

Выводы   эти  были  настолько  неожиданными,   настолько   идущими  вразрез   с  логикой толкования норм права, что вызвали замешательство даже у налоговиков, в чьих интересах, по сути дела, это Определение и было вынесено. В бизнес-сообществе же этот документ и вовсе вызвал  бурю  эмоций:  такое  решение  Конституционного  Суда  Российской  Федерации  могло повлечь негативные экономико-правовые последствия для лизинговых компаний, строительных организаций,  холдингов,  а  также  всех  компаний,  привлекающих  средства  путем  получения кредитов, выпуска акций, облигаций и в любых других формах. Поэтому Определение N 169-О вызвало широкий резонанс. Судья Конституционного Суда А.Л. Кононов высказал Особое мнение, в котором прямо выразил несогласие с выводами, сделанными в Определении N 169-О. В результате  в  Определении  от  4  ноября  2004  г.  N  324-О  Конституционный  Суд  разъяснил положения Определения N 169-О, уточнив сферу его действия.

Согласно Определению N 169-О, для признания сумм НДС, фактически уплаченных поставщику, требуется установить, "являются ли расходы на оплату начисленных ему сумм налога реальными затратами налогоплательщика". Поэтому, если входной НДС покупатель оплачивает, например, заемными средствами, принять его к вычету он может "только в момент исполнения своей обязанности по возврату суммы займа". На первый взгляд вполне определенное, хотя и далеко не бесспорное заявление. Однако, как оказалось теперь, Конституционный Суд вовсе не это имел в виду. И из Определения N 169-О не следовало (и не следует), что "налогоплательщик, во всяком случае, не вправе произвести налоговый вычет, если сумма налога на добавленную стоимость  уплачена  им  поставщику  товаров  (работ,  услуг)  в  составе  цены,  в  частности, денежными средствами (в том числе до момента исполнения налогоплательщиком обязанности по возврату займа)". Именно такую фразу содержит пункт 4 мотивировочной части Определения N

324-О. То есть оплата товаров, работ, услуг заемными средствами не влечет для покупателя безусловного отказа в праве на вычет. Из Определения N 324-О следует, что право на вычет сумм налога, предъявленных налогоплательщику и уплаченных им при приобретении товаров (работ, услуг), не может быть предоставлено в том случае, если налогоплательщик не несет реальных затрат на оплату начисленных поставщиком сумм налога на добавленную стоимость, то есть если имущество, приобретенное по возмездной сделке, к моменту его передачи поставщику в счет оплаты начисленных сумм налога не только не оплачено либо оплачено не полностью, но и явно не подлежит оплате в будущем.

Есть в Определении N 324-О и фразы, и термины, которые звучат сомнительно. Например, если понять текст этого Определения буквально, можно сделать вывод, что право на налоговый вычет у покупателя "корреспондирует" с обязанностью поставщика перечислить сумму НДС в бюджет. То есть, чтобы быть уверенными в праве на вычет, фирмам-покупателям придется отслеживать "добросовестность" своих контрагентов. Безусловно, такое требование незаконно - ни одна компания  не должна нести  ответственность  за действия  третьих  организаций,  например своих поставщиков. Ведь вывод о недопустимости возложения на фирмы не прописанных в законодательстве обязанностей прозвучал в Постановлении самого Конституционного Суда от 20 февраля  2001  г.  N  3-П.  К  тому  же  не  так  давно  судьи  были  твердо  убеждены  в  том,  что организации не обязаны выяснять исполнительность своих поставщиков. Об этом сказано в Определении Конституционного Суда от 16 октября 2003 г. N 329-О.

В целом принятие Определения N 324-О свидетельствует о стремлении Конституционного Суда как-то смягчить ранее заявленную в Определении N 169-О позицию, и отчасти это Суду удалось. Однако налоговые органы уже развернули практику применения буквального толкования Определения  N  169-О,  в  судах  начались  споры  по  проведенным  налоговым  проверкам  в отношении обоснованности налоговых вычетов. Сначала суды по большинству таких дел стали принимать решения в пользу налоговиков, после выхода Определения N 324-О ситуация частично изменилась - суды стали более взвешенно подходить к разрешению таких споров и исследовать вопрос доказанности (со стороны налогового органа) недобросовестности налогоплательщика.

Президиум Высшего Арбитражного Суда не мог остаться в стороне от такой кризисной для судебной власти ситуации и вынес Постановление от 14 декабря 2004 г. N 4149/04, в котором развил мысль, изложенную в Определении N 324-О. В этом документе сказано, что инспекторы только тогда могут признать вычет НДС незаконным, когда одновременно соблюдаются два условия:

- имущество, которое фирма передает поставщику в счет оплаты товара, работы или услуги,

не оплачено или оплачено не полностью;

- оно явно не будет оплачено в будущем.

Данные требования существенно меняют акценты в налоговых спорах и возвращают последние к презумпции добросовестности налогоплательщика. Если сразу после выхода Определения N 169-О налоговики отказывали в вычете только на том основании, что налог был оплачен из заемных средств, то теперь им нужно предметно доказать, что действия налогоплательщика имели цель уклонения от налога, а сделать это в судебном порядке очень непросто. На судебной практике это сразу отразилось с положительной стороны - количество решений  в  пользу  налогоплательщиков  существенно  возросло.  Однако  и  сейчас  толкование судами скандальных определений Конституционного Суда принимает подчас нелепые формы: "В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 8 апреля 2004 г. N 169-О, в такой ситуации обязанность по доказыванию обоснованности права на налоговый вычет лежит на налогоплательщике. Поскольку этих доказательств предприниматель не представил, у него отсутствовало право на применение налогового вычета...".

Как быть налогоплательщику сейчас? В том случае если налоговый орган вынес решение об отказе в применении налогового вычета, голословно ссылаясь на Определение N 169-О, то, безусловно, такое решение надо обжаловать в суд, где заявлять о своей добросовестности и отсутствии  доказательств  обратного  у  налоговиков.  С  предоставлением  документов, запрашиваемых судом, лучше не тянуть, так как судом это может быть воспринято как свидетельство   недобросовестности.   В   том   случае   если  поводом  для   решения  налоговой инспекции послужила оплата товара или услуг заемными средствами, то к судебному заседанию (или хотя бы в ходе его) нужно постараться полностью погасить заем или кредит и представить суду доказательства этого (платежные поручения и выписки по счету). Обычно судьи считают такие доказательства достаточными для того, чтобы сделать вывод о добросовестности налогоплательщика. Если возврат заемных средств в срочном порядке невозможен, в суде необходимо настаивать на том, что вы являетесь добросовестным налогоплательщиком, срок исполнения заемного обязательства еще не истек, обязательство будет непременно исполнено и оснований для обратного вывода у налогового органа и суда нет. При этом суду можно в качестве доказательств предъявлять самые разные документы, так как понятие "добросовестный налогоплательщик" в законе не прописано, является оценочным и применяется в каждом случае по усмотрению суда.

В последнее время судьи при рассмотрении налоговых споров очень часто задают налогоплательщикам вопросы, весьма далекие от существа дела: какой вид предпринимательской деятельности осуществляет предприятие, каково его финансовое положение, нет ли долгов по налогам и т.д. Таким образом, судьи пытаются установить степень добросовестности налогоплательщика.  При  подготовке  к  судебному  заседанию  нужно  быть  готовым  к  такому повороту событий, отвечать четко, уверенно, можно подготовить пакет документов, аналогичный представляемому в суд вместе с ходатайством о применении обеспечительных мер (см. выше).

В том случае если суд первой инстанции вынес решение в вашу пользу, у налогового органа остается право обжаловать его в апелляционную инстанцию в течение месяца. Почти всегда налоговые органы идут до конца и обжалуют принятые не в их пользу решения не только в апелляционную, но и в кассационную инстанции. Правда, серьезных изменений в свою позицию они обычно не вносят и упорно продолжают настаивать на прежних доводах, даже самых необоснованных.

Как уже говорилось, согласно пункту 7 статьи 201 АПК, решения арбитражного суда по делам

об оспаривании решений налоговых органов подлежат немедленному исполнению. То есть сразу после  вынесения   решения   суда  первой   инстанции   можно  брать   исполнительный  лист   и обращаться к судебным приставам с заявлением о возбуждении исполнительного производства. Это правило не относится к тем случаям, когда налогоплательщик, кроме обжалования решения налогового  органа,  требует  обязать  налоговиков  совершить  те  или  иные  действия,  в  первую очередь возместить налог. В этих случаях исполнительный лист выдается только в отношении признания недействительным решения налогового органа, а та часть решения суда, где говорится об обязанности налоговиков совершить действия, вступает в силу в соответствии с общим правилом, предусмотренным пунктом 1 статьи 180 АПК, по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции. Полученный исполнительный лист с заявлением о возбуждении исполнительного производства нужно сразу направить в службу судебных приставов по месту нахождения налогового органа, одновременно направив в этот орган письмо с требованием прекратить исполнение отмененного судом решения или совершить необходимые действия. Писать письмо налоговикам вы в принципе не обязаны, налоговый орган сам обязан исполнить решение суда, но исходя из практики лучше внятно напомнить об этом, приложив к письму копии решения суда и исполнительного листа.

Если в ходе исполнения отмененного судом решения налогового органа были установлены те или иные ограничения на пользование налогоплательщиком принадлежащим ему имуществом и налоговый орган, не исполняя решения суда, не предпринимает действий по снятию этих ограничений, то нужно потребовать от пристава снять эти ограничения своей властью. В соответствии с пунктом 3 статьи 73 Закона "Об исполнительном производстве", в случае если для исполнения исполнительного документа участие должника необязательно, судебный пристав- исполнитель организует исполнение в соответствии с правами, предоставленными ему данным законом,  с  взысканием  с  должника  трехкратного  размера  расходов  по  совершению исполнительных действий. Закон не расшифровывает понятия случая, когда для исполнения исполнительного документа участие должника необязательно, поэтому для совершения тех или иных действий важно наличие доброй воли пристава. Участие пристава очень полезно при снятии ареста с имущества, находящегося вне досягаемости предприятия. В случаях оказания противодействия со стороны тех или иных структур приставы могут даже использовать подразделение физической поддержки, хотя, конечно, такое случается крайне редко.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |