Имя материала: Проверка компании. Милиционеры, налоговики, трудовая инспекция. Тактика поведения

Автор: А.В. Касьянов

7.4. тактика поведения с милицейскими следователями (дознавателями)

 

В соответствии с подпунктом 3 пункта 2 статьи 151 УПК РФ дела о преступлениях, совершенных в экономической сфере, расследуются следователями органов внутренних дел. Поэтому если налоговые чиновники обнаружат признаки налогового преступления, к вам на фирму могут нагрянуть не дознаватели, не представители органов прокуратуры, а следователи органов внутренних дел. В этой связи отметим, что прокуратура вправе в любой момент и на любой стадии уголовного процесса вмешаться в его ход, осуществляя прокурорский надзор.

Быть  может,  несколько  забегая  вперед,  представляется  необходимым  отметить,  что,

согласно   статье   83   УПК,   протоколы   следственных   действий   допускаются   в   качестве

доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным названным Кодексом. В суде путем  подачи  ходатайства  об  уточнении  родственных  отношений  понятых,  участвовавших  в осмотре, обыске, личном обыске или следственном эксперименте, не упускайте случая поставить под сомнение объективность их свидетельства в протоколе следственного действия - помните, что такой протокол является в суде доказательством, а доказательство может быть признано полученным с нарушением требований действующего законодательства, то есть недопустимым. Согласно  статье  170  УПК,  следственные  действия  производятся  с  участием  не  менее  двух понятых, которые вызываются для удостоверения факта производства следственного действия, его хода и результатов. В этой связи следует обратить внимание именно на то обстоятельство, что понятые участвуют в следственном действии, в частности, для удостоверение хода этого следственного действия,  то есть  если понятые находились,  например,  в одной комнате,  а из другой комнаты лицо, производящее обыск, вынесло некий предмет (вещественное доказательство), якобы им обнаруженный, то у вас появляется реальная возможность "развалить" в  суде  дело  путем  признания  протокола  обыска  недопустимым  доказательством,  поскольку понятые подписались в нем под тем, чего в действительности не только не видели, но и не могли видеть. Главное в такой ситуации - грамотно выдержать паузу и не насторожить раньше времени лицо,  ведущее  предварительное  следствие.  Разумеется,  во  время  указанной  паузы  следует хорошо продумать существо вопросов, которые вы позднее попросите судью задать лицу, "обнаружившему" вещественное доказательство в ходе обыска, и понятым, при этом "присутствовавшим". Кроме того, необходимо учитывать интеллектуальный уровень милиционеров и в целях собственной безопасности оставлять их до поры до времени в неведении относительно обнаруженных вами промахов и ошибок с их стороны. Помните, что создать первоначальные условия обыска при повторном его проведении уже невозможно - факт обнаружения предмета (вещественного доказательства) уже запротоколирован, и, следовательно, второй раз его обнаружить просто невозможно. Причем до сих пор встречаются случаи попыток повторного "обнаружения" - милиционеры порой просто не в силах представить себе, что в этом случае сравнительно несложно доказать прямой умысел с их стороны в фальсификации доказательств по делу. Повторяю, не спешите сообщать им о допущенных ими ошибках, поскольку в процессе судебного разбирательства каждый их минус оборачивается для вас плюсом - надо только потребовать в суде рассмотрения любого из указанных фактов по существу (разумеется, с соответствующей записью в протоколе судебного заседания).

Возвращаясь к вопросу о возможности признания протокола следственного действия недопустимым доказательством, не лишним будет подумать и о том, чтобы потребовать в суде проверить, не является ли лицо, участвовавшее в следственном действии в качестве понятого, недееспособным или ограниченно дееспособным, не состоит ли оно на учете в соответствующем лечебном заведении (диспансере) на предмет наркологической или алкогольной зависимости либо психического заболевания. Понятно, что в случае если понятой состоит на таком учете, то практически невозможно будет опровергнуть предположение о том, что в период участия в следственном действии понятой не находился под воздействием алкоголя, наркотических либо психотропных средств (препаратов) или не испытывал обострение психического заболевания.

К слову сказать, не лишним будет потребовать у суда также выяснить, не был ли понятой в день проведения следственного действия болен, не принимал ли успокаивающие (рассеивающие и ослабляющие внимание) лекарственные средства. Акцентирование внимания суда на дозе лекарства целесообразно в крайнем случае с выдвижением тезиса о том, что лекарственные препараты на каждого человека оказывают различное влияние.

Исходя из известного уровня профессионализма, добросовестности, добропорядочности и общей культуры должностных лиц правоохранительных органов, прежде всего милиции, а также их стремления в кратчайший срок и с наименьшими затратами умственных и физических сил "раскрыть преступление" - возможно, даже путем фальсификации доказательственной базы, ложного изложения имеющейся информации и т.п., представляется целесообразным изложить некоторые приемы, которые можно применять в процессе общения с ними:

- создание допрашиваемым впечатления у допрашивающего того, что они оба признают и соблюдают одни и те же наиболее важные социальные нормы и что их мировоззренческие установки в главном очень схожи между собой;

- упоминание о возможностях современных экспертных исследований с одновременным высказыванием предположения о том, что в целях проверки правдивости ваших показаний вы на определенной стадии судебного разбирательства будете настаивать на их проведении;

- периодическое предъявление небольшого количества однотипных доказательств непричастности к событию без называния допрашивающему общего количества доказательств с целью создания у него впечатления о том, что этих доказательств имеется ровно столько, сколько их должно быть в наихудшем для него случае (то есть из многих однотипных мелких доказанных эпизодов он ошибочно заключает, что доказана полная непричастность к событию);

- предъявление допрашивающему, обладающему достаточно высоким уровнем общей культуры, наиболее важных имеющихся доказательств непричастности таким способом, чтобы у него создалось впечатление, что эти доказательства вами не рассматриваются как достаточно важные, но не потому, что субъект доказывания не понимает их доказательственного значения. С помощью такого приема у допрашивающего возможно сформировать представление о том, что, вероятно, существуют и другие, еще более важные доказательства вашей непричастности;

- внушение допрашивающему вас лицу мысли о том, что в случае попыток с его стороны фальсификации доказательств или иных неправомерных действий ему в настоящее время может быть  противопоставлен  государственный  аппарат,  который  отнюдь  не  заинтересован  в отстаивании  его  интересов хотя  бы потому,  что  в значительной своей части состоит  из лиц, которым их личные интересы гораздо ближе истины;

- сделанное в присутствии допрашивающего искреннее и эмоциональное обещание во что бы то ни стало установить истину по делу, преодолев для этого любые возможные препятствия, презрев опасности и не считаясь с тратой личного времени, а также не боясь чрезмерного напряжения своих интеллектуальных и физических сил, создание убеждения у допрашивающего в том, что в установлении истины по делу вы заинтересованы прежде всего как гражданин, для которого  потребность  установления  истины  по  данному  делу  является  в  высшей  степени значимой;

- упоминание об одновременном направлении в различные инстанции (органы государственного управления) и (или) средства массовой информации жалоб, ходатайств и просто писем с изложением имеющей место ситуации, существо которой заключается в неправомерном обвинении вас в причастности к событию, к которому вы непричастны;

- использование реплик и заявлений с целью создания у допрашивающего впечатления о том, что вы уже располагаете поддержкой авторитетной общественной организации, основной либо одной из основных целей которой является содействие защите соблюдения конституционных прав граждан;

- одновременное воздействие на эмоционально-волевую и интеллектуальную сферу психики допрашивающего путем отрицательной нравственной оценки разоблаченной его лжи о том, что он всеми силами старается вам помочь и именно исключительно с этой "благородной" целью добивается от вас признаний. Основные виды такого воздействия:

-  констатация  факта  лжи  с  одновременным  логическим  доказательством  этого  факта лгущему человеку и умеренной или значительной негативной эмоциональной оценкой поступка или даже негативной оценкой личности лгущего человека;

- констатация факта лжи без логического доказательства этого факта лгущему человеку, но с проявлением высокой степени убежденности в существовании этого факта и умеренной или значительной негативной эмоциональной оценкой поступка или самого человека;

- высмеивание разоблаченного лжеца;

- убежденное высказывание мысли о том, что неправомерное поведение кого-либо в отношении другого человека вообще всегда является аморальным и может быть обусловлено наличием физиологических аномалий, которыми, в свою очередь, объясняются психические и, разумеется, психологические аномалии;

- убежденное высказывание мысли о том, что психологическая готовность человека понести социальную (моральную и юридическую) ответственность за совершенные им противоправные или аморальные проступки свидетельствует о его моральном возрождении, о том, что душа его еще не погибла и человек еще сможет стать более нравственным, чем он является сейчас;

- использование возможных либо реальных религиозных чувств допрашивающего для предотвращения фактов фальсификации им информации и борьбы с ними в случае их выявления;

- в целях установления с допрашивающим психологического контакта, а также для доказывания допрашивающему логической несостоятельности выдвинутых им предположений ненавязчиво  попытаться  совместными  усилиями  выдвинуть  и  обсудить  конкретные  версии  по делу;

- в целях обеспечения психологического сближения с допрашивающим ненавязчиво попытаться поговорить по проблемам личной жизни с постепенным акцентированием внимания на проблемах его личной жизни (с сочувствием к этим проблемам и высказыванием возможных путей их устранения). С этой же целью высказаться относительно сближающих условий жизни общего характера и связанных с ними проблемах;

- высказывание сомнений в правдивости и полноте имеющейся у допрашивающего информации, а также в правдивости самого источника этой информации;

- обращение внимания допрашивающего на противоречия в его рассуждениях, изложении информации, якобы подтверждающей вашу причастность к событию;

- обращение внимания допрашивающего на указанные выше противоречия во взаимосвязи с их оценкой применительно к доказательственным категориям, которыми пользуются культурные, разумные,  добропорядочные  и  добросовестные  люди  в  своей  обычной  жизни,  объяснение

допрашивающему, что такое противоречие с большой степенью вероятности свидетельствует о тенденциозном применении против вас имеющейся в его распоряжении информации;

- обращение внимания допрашивающего на оброненные им слова, выдающие факт тенденциозного применения имеющейся у него информации, ее искажение либо отсутствие (особенно действенно указание на обстоятельства, им упомянутые, о которых, исходя из логики его рассуждений, он знать не может);

- обращение внимания допрашивающего на то, что тот не знает каких-либо обстоятельств дела, которые исходя из логики его рассуждений знать обязан, или что он не владеет какими-либо профессиональными навыками, умениями, которыми должен владеть;

- временное сокрытие от допрашивающего предположения о том, что он намеренно вводит

вас  в  заблуждение  путем  изложения  только  части  необходимой  для  логического  построения версии информации. Это необходимо для того, чтобы:

- допрашивающий максимально полно детализировал свою ложь, которую потом будет легче разоблачить;

- допрашивающий не поставил перед собой цели придумать более умную и правдоподобную ложь относительно имеющейся в его распоряжении информации;

- попытаться в дальнейшем процессуально зафиксировать ложь или тенденциозное использование допрашивающим имеющейся в его распоряжении информации;

- использовать при предъявлении опровергающих доказательств фактор внезапности и неподготовленности допрашивающего, с тем чтобы обеспечить в обязательном порядке фиксацию их процессуальными документами (протоколом).

Представляется  необходимым  особо  подчеркнуть,  что  ни  на  какие  увещевания  и  (или)

обещания дознавателя или следователя поддаваться нельзя - необходимо помнить, что любой сотрудник правоохранительных органов, тем более дознаватель или следователь, по существу, является вашим процессуальным противником, а поскольку он действует в рамках порочной по своей сути сугубо ведомственной системы "результативности", то ему выгодно "навесить" на вас преступление (правонарушение). Это его стремление обусловлено обстоятельствами чисто субъективного характера - ведь если виноваты не вы, то ему придется разыскивать истинного виновника преступления, что может быть сопряжено с определенными трудностями, затратами времени и иными "неудобствами", а вы, что называется, под рукой, и надо только "хорошо" составить протокол, чтобы преступление было "раскрыто".

Думается, не лишним будет еще раз напомнить о том, что с самых начальных моментов общения с должностными лицами правоохранительных органов в целях защиты своих интересов следует пользоваться своими конституционными правами. Выше уже упоминалось о целесообразности ссылки на положения статьи 51 Конституции РФ, согласно которой любой гражданин вправе не свидетельствовать против себя и своих близких родственников. На практике это означает, что, как только лицо ссылается на указанную конституционную норму, дознаватель или следователь вынужден сделать об этом отметку в протоколе и прекратить допрос. Это обстоятельство  является  очень  важным,  поскольку  показания  подозреваемого  в  дальнейшем могут быть использованы против него в суде - не забывайте об этом. Кроме того, напомним, что статьей 48 Конституции РФ каждому задержанному гарантировано право пользоваться услугами защитника  с  момента  задержания.  На  практике  это  положение  реализуется  путем предварительной (до допроса) конфиденциальной беседы подозреваемого со своим защитником (адвокатом), который дает ему необходимые рекомендации. Это тем более важно, что во многих случаях сразу после наступления конкретного события или развития ситуации бывает достаточно трудно разобраться в произошедшем и его возможных последствиях.

После возбуждения уголовного дела нужна помощь профессионала. Адвокат имеет больше возможностей защитить своего клиента, чем просто юрист. Юрист предприятия состоит с ним в трудовых отношениях, и поэтому обязан давать показания в качестве свидетеля. Допросить адвоката не может никто. Кроме того, адвокату предоставлен свободный доступ к клиенту, находящемуся под стражей, адвокат вправе присутствовать при всех следственных действиях, знакомиться со всеми материалами дела, самостоятельно собирать оправдательные доказательства. Запросы адвоката о предоставлении информации обязаны выполнять все предприятия. Я думаю, что бухгалтеру будет спокойнее заниматься своими текущими делами, зная, что он находится под защитой профессионала.

В  этой  связи  особо  подчеркнем  -  никогда  не  соглашайтесь  на  адвоката,  которого  вам

предлагает следователь. Дело в том, что в силу самих особенностей своей деятельности и решаемых сугубо ведомственного характера задач любой следователь (даже с небольшим стажем работы)  имеет  друзей-адвокатов,  которые  как  минимум  заинтересованы  в  клиентуре, поставляемой  следователем.  Не  следует  также  забывать  о  том,  что  следователь  может располагать "компроматом" на адвоката и в силу этого обстоятельства вынуждать последнего работать в своих интересах. Хотя, казалось бы, и так все предельно понятно, задайте себе один-

единственный вопрос: как будет защищать вас адвокат, который находится в зависимости от следователя?

Непременно поинтересуйтесь у вашего адвоката, кем он раньше работал и какое учебное заведение окончил. Дело в том, что в последнее время адвокатами "сделались" многие бывшие милиционеры и налоговые полицейские, в том числе и бывшие оперативники, имеющие высшее юридическое образование. Нарушений действующего законодательства в течение своей милицейской карьеры или полицейской карьеры оперативники по различным причинам допускают немало. Причем среди таких нарушений могут быть и достаточно серьезные, позволяющие действующим сотрудникам милиции или полиции крепко держать своего бывшего коллегу и в случае необходимости использовать его в собственных целях.

Немаловажными представляются нижеследующие обстоятельства. Мизерные расценки и тягостная практика реальной выплаты вознаграждений по делам, где адвокат назначается для защиты лиц, указывающих на свою неспособность оплатить его услуги, вынуждают адвокатов воспринимать  такую  работу  как  фактически  бесплатную,  как  принудительный  труд. Принудительный труд никогда не был качественным. За "бесплатно", как правило, адвокат во время следствия выполнит роль не более чем огородного пугала. Активная защита - обжалование, в том числе в суд, всех незаконных следственных и прокурорских действий, составление глубоких и всесторонних ходатайств по делам, где адвокат назначен, явление редкое. Немного находится желающих  из  одной  "любви  к  искусству"  вникать  в  особенности  дела,  анализировать  их, скрупулезно опровергать доказательства обвинения и собирать обратные. Поэтому в суде защита по назначению, как правило, ограничивается скромной просьбой проявить снисхождение.

Хорошо продумайте либо сами, либо вместе с адвокатом ваши показания и не меняйте их ни

в ходе следствия, ни в суде. Дело в том, что, как показывает практика, во многих случаях (если, вообще говоря, не в большинстве случаев) в суд дело доходит плохо расследованным, а в этом случае единственным козырем прокурора, которым он непременно воспользуется, будет непоследовательность ваших показаний, на основе чего он будет утверждать, что вы говорите неправду для того, чтобы уйти от ответственности. Понятно, что судьи и присяжные заседатели на такое  поведение  с  вашей  стороны  будут  реагировать  отрицательно,  что  в  конечном  счете неизбежно найдет свое проявление при назначении наказания.

Ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах не подписывайте протокол либо любой иной документ,  предварительно внимательно не прочитав его.  Причем  обязательно требуйте, чтобы в любом предлагаемом вам для подписания документе были заполнены все реквизиты, на каждом листе документа свободные места прочеркните и поставьте свою подпись и дату. Не забывайте ставить дату под своей подписью.

Если дознаватель или следователь вызывает вас к себе для беседы по телефону, то в ходе телефонного разговора ему не следует ничего пояснять, а также ссылаться на положения статьи

51 Конституции РФ, поскольку ваша правовая осведомленность может насторожить собеседника, и  он  может  предпринять  дополнительные  действия  по  подготовке  к  беседе  с  вами.  В  такой ситуации лучше поменьше говорить, ограничиться односложными ответами и, сославшись на занятость либо иные обстоятельства, постараться назначить встречу через несколько дней, а за это   время   посетить   адвоката   и  проконсультироваться   с   ним  по  возможным  со   стороны следователя вопросам.

Давно  замечено,  что  "чем  слабее  уголовно-розыскной  аппарат,  тем  чаще  агенты  его прибегают к провокационным методам". Сотрудник милиции своими нарочито неправомерными действиями может спровоцировать вас на эмоциональное проявление протеста и, воспользовавшись этим, доставить вас в отделение милиции, а там уже можно оказаться в помещении (необязательно это будет изолятор временного содержания), в котором, кроме вас, будет находиться еще кто-либо - имейте в виду, что это лицо может оказаться из категории тех самых моральных паразитов, задачей которых является выведывание необходимой информации.

Старайтесь поменьше рассказывать о себе, своих детях, родителях, работе, заработках. Не забывайте - основным источником информации оперативников являются их агенты, а агенты - это, как правило, уголовные элементы самого низкого уровня, и именно с ними чаще и дольше, чем с иными людьми, общаются милицейские оперативники. Понятно, что такое общение не может не оказывать воздействие на характер, мировоззрение и психологию самих оперативников. На фоне этих  обстоятельств  представляется  целесообразным  вспомнить  о  высоком  уровне  текучести кадров в милиции и очень невысоком уровне общей культуры этих самых кадров, а это, в свою очередь,  означает,  что  после  увольнения  из  органов  внутренних  дел  их  бывшие  сотрудники прежде всего оказываются именно в этой своеобразной среде, представляющей собой смесь бывших оперативников с разномастными представителями уголовной, околоуголовной, блатной и приблатненной среды. Нетрудно представить себе возможные последствия использования этими личностями соответствующей информации о вашем благосостоянии или благосостоянии ваших родственников, месте нахождения имущества и т.д. Указанные обстоятельства имейте в виду сами и  разъясняйте их  членам  вашей семьи или родственникам  пожилого возраста,  поскольку  они

выросли   и   прожили   большую   часть  своей   жизни   в   условиях   массированного   внушения информации о честности, неподкупности и иных прекрасных качествах сотрудников милиции. К слову  сказать,  имейте  в  виду,  что  информация,  которую  вы  сообщаете  при  тестировании  в агентстве  по  трудоустройству,  очень  просто  может  оказаться  сначала у  милицейского оперативника через его человека в этом агентстве, а от опера она может стать достоянием других лиц, в том числе из числа вышеуказанных категорий. В этой связи обратите внимание, что в предлагаемых вам для заполнения работниками названных агентств анкетах очень часто предлагается сообщить не только прежнюю вашу должность, но и размер вашей заработной платы по прежнему месту работы и период вашей работы в этой должности, а также информацию о вашем жилищном и имущественном положении и т.д. Стремясь обосновать желаемый уровень оплаты труда, граждане часто попадаются на эту уловку, а повышенный интерес оперативного состава милиции к приобретению агентуры в такого рода агентствах объясняется очень просто - в них граждане сами сообщают о себе информацию, на получение которой "правоохранители" при прочих обстоятельствах потратили бы немало времени. Если не хотите, чтобы вас начали шантажировать перспективой налоговой и (или) уголовной ответственности и требовать взамен информации о ком-либо или о чем-либо, то постарайтесь никогда и никому не сообщать никаких иных данных о вашей работе, кроме тех, которые записаны в вашей трудовой книжке.

Даже если вас вызывают на беседу в качестве свидетеля, то на беседу со следователем разумнее прийти вместе с адвокатом. Согласно нормам УПК РФ свидетелю (а именно в таком качестве скорее всего вас начнет допрашивать следователь) адвокат не положен. Но никто не может запретить адвокату ожидать вас в холле отделения милиции. Присутствие адвоката за дверью  кабинета  не  позволит  следователю  применить  к  вам  незаконные  методы  ведения следствия. В ходе беседы не отступайте от линии защиты, выбранной вами вместе с адвокатом. Помните, за показания, изложенные в протоколе, несете ответственность вы, а не следователь.

В качестве общей рекомендации всем попавшим в круговорот уголовного процесса хотелось бы посоветовать не менять выбранного адвоката. А если делать это, то делать обдуманно. Смена адвоката  неизбежно  ведет  к  смене  тактики  защиты.  Непоследовательность линии защиты  не просто на руку следствию. В случае осложнения для него ситуации с расследованием он может постараться представить прокурору либо судье такие ваши действия как попытку с вашей стороны запутывания следствия.

Практика осуществления сотрудниками оперативных подразделений правоохранительных органов во многих случаях организована таким образом, что сначала они, являясь должностными лицами подразделения органа, которому предоставлено право осуществления оперативно- розыскной  деятельности,  и  исходя  из  имеющихся  материалов  дела  оперативной  проверки, проводят опросы конкретных физических лиц (налогоплательщиков - физических лиц, руководителей налогоплательщиков - юридических лиц). Затем этим же оперативным сотрудникам поручается проведение проверок налогоплательщиков, в связи с чем в постановлениях о проведении  проверок  налогоплательщиков  указываются  их  фамилии,  имена,  отчества, занимаемые должности и специальные звания. Разумеется, по окончании проверки налогоплательщика лица, указанные в постановлении на ее проведение, обязаны составить соответствующий  акт  и  подписать  его  (последнее  обстоятельство  подчеркнем  особо). Впоследствии  на  этих  же  оперативных  сотрудников  соответствующими  руководителями возлагаются полномочия дознавателей по возбужденным уголовным делам в отношении физических лиц, которых они сначала опрашивали в рамках оперативно-розыскной деятельности и которые, конечно же, упоминаются в актах проверок налогоплательщиков.

Еще   надо  постоянно   помнить,   что   чистосердечное   признание   облегчает   совесть   и увеличивает срок. Кстати, напомним, что, согласно Постановлению Конституционного Суда от 27 июня 2000 г. N 11-П, право на адвоката любое лицо имеет и до того, как будет возбуждено уголовное дело.

Милицейские следователи и их сопровождающие иногда ведут себя некорректно: позволяют себе не только обыск помещения, изъятие документов или допрос работников фирмы, но и применение наручников, проведение личного досмотра, досмотра личных вещей и т.д. Если у проверяющих  нет  санкции  прокурора,  делать  это  они  не  вправе.  Необходимо  знать,  что нарушением  является  и  обыск  работниц  фирмы  проверяющими-мужчинами.  В  любом  случае лучше не сопротивляться, а указать все нарушения в замечаниях к протоколу, который вы будете подписывать. В нем также можно отметить, что следователь отказался взять работников фирмы в качестве понятых.

Зафиксировать   нарушения   могут   и  сами   работники   в   служебных   записках   на   имя руководства фирмы. Это позволит в дальнейшем признать все доказательства, полученные при обыске и допросе, недействительными, подав жалобу в прокуратуру или обратившись с иском в суд.

Если сотрудники правоохранительных служб изымают деньги, компьютеры, другие ценности, в протоколе лучше всего указать, что это личные вещи, например, руководителя или главного бухгалтера, тогда их сложнее будет использовать как доказательства нарушения.

Протокол надо подписывать в любом случае, одновременно указав в нем свое мнение по поводу действий или выводов следователя.

Еще раз напомним о том, что нецелесообразно указывать на явные ошибки, которые вы можете обнаружить в протоколе, например на неправильные наименование вашей фирмы, ИНН или другие реквизиты, поскольку именно такие мелочи помогут впоследствии вашему адвокату признать все постановление недействительным.

Согласно   статье   291   УК   РФ,   лицо,   давшее   взятку,   освобождается   от   уголовной

ответственности, если оно добровольно рассказало об этом правоохранительным органам или если взятку у него вымогали. Последнее обстоятельство можно очень неплохо использовать в свою пользу. В частности, можно составить в нескольких экземплярах заявление в прокуратуру и указать в нем, что вас вынуждают дать взятку. Один экземпляр нужно отдать адвокату, другой оставить дома, третий иметь при себе. Если все прошло нормально, заявления уничтожаются. В противном случае они будут доказательством того, что человек собирался сообщить о нечестных на руку проверяющих.

Надо  помнить  об  основаниях  освобождения  от  ответственности,  которые  указаны  в Налоговом кодексе РФ. Если, например, налогоплательщик подал уточненную декларацию, предварительно уплатив недоимку по налогам и пени, то его уже нельзя привлечь к налоговой ответственности, а значит, и к уголовной тоже. Надо только успеть до того, как налоговики или милиционеры обнаружат недоплату налога.

Если налогоплательщик недоплатил налоги, выполняя письменные разъяснения налоговых чиновников, то это не преступление.

Любое налоговое преступление можно считать таковым только при условии, что оно совершено с прямым умыслом. Прямой умысел имеет место, когда налогоплательщик не сдает отчетность или искажает ее данные, понимая, что это противоречит закону, но делает это специально,  чтобы   недоплатить   налоги.   Именно   это   и   предстоит   доказать   в   процессе расследования налогового преступления. В противном случае преступления нет - есть только правонарушение. Это означает, что за так называемое добросовестное заблуждение суд налогоплательщика  не  осудит.  Поэтому  если,  например,  налогоплательщик  представил налоговому  органу  неправильные  сведения  из-за  того,  что  по  поводу  толкования  закона существуют  разные  мнения,  то  это  не  преступление.  Например,  в  Налоговом  кодексе  РФ написано, что в базу для расчета НДС нужно включать сумму полученных авансов. В то же время в Налоговом кодексе РФ указано, что НДС нужно платить с операций по реализации. Если деньги поступили, но товар не передан, то реализации нет. Налицо противоречие.

В соответствующей ситуации надо постараться найти решение суда (пусть даже неокончательное  или  отмененное),  в  котором  судьи  истолковали  спорный  акт  не  в  пользу налоговых чиновников, - это будет весомым аргументом для освобождения от уголовной ответственности. Если же судебного решения такого рода найти не удалось, то можно применить публикации юристов или аудиторов на ту же тему - важно подтвердить тот факт, что однозначного толкования закона нет. А все неустранимые сомнения, как известно, используются в пользу обвиняемого.

Раз  налоговые  преступления  можно  совершить  только  с  умыслом,  это  означает,  что

преступник должен осознавать, что его незаконные действия могут привести к неуплате налога в крупном размере.

Особо подчеркнем, что вне зависимости от размера недоплаченных налогов нельзя говорить об уголовной ответственности в том случае, когда налоговый закон оказался нарушен из-за неумышленной ошибки. На практике это означает, что если в декларации есть арифметические ошибки, то это еще не преступление.

Не надо заблуждаться по поводу того, что в налоговом преступлении всегда виноват только руководитель фирмы или учредитель. Конечно, именно они подписывают финансовые документы и командуют работниками. Однако при этом следует иметь в виду, что в принципе любой работник фирмы может "пойти" по делу в качестве соучастника, если удастся доказать, что этот работник знал о совершении преступления и был лично заинтересован в том, чтобы деньги не попали в бюджет. Доказательством могут послужить свидетельские показания других работников фирмы. Кто-то из недовольных руководством, общими условиями жизни и т.д. либо просто неуравновешенных   и  нервозных   работников  вполне   может   рассказать  милиционерам,  что "творится"  на  фирме.  Кстати,  такие  проявления  откровения  характерны  для  лиц,  которые  во времена правления коммунистов работали в органах государственной власти и имели доступ к распределению материальных благ либо непосредственно пользовались ими, а с утратой коммунистами руководящих позиций оказались в категории обслуживающего персонала.

Другим распространенным заблуждением является мнение о том, что если бухгалтер подчиняется  письменному  распоряжению  руководства,  то  привлечь  его  к  уголовной ответственности  за  неуплату  налогов  невозможно,  поскольку,  согласно  статье  42  УК  РФ, выполнение приказа или распоряжения вышестоящего руководителя не является преступлением. Все это, конечно, верно, но только при условии, что милиционерам не удастся доказать, что бухгалтер знал о незаконности приказа своего руководителя. Понятно, что во многих случаях такие доказательства, как говорится, лежат на поверхности.

Нередко добросовестное заблуждение проявляется в убеждении, что если бухгалтеру ставят ультиматум - либо делай что тебе говорят, либо увольняйся, то налицо действия по принуждению и, следовательно, привлечь к уголовной ответственности бухгалтера невозможно. На самом деле все иначе: если просто пригрозили увольнением, то от ответственности это не освободит, хотя при назначении наказания судьи, разумеется, могут учесть служебную зависимость.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |