Имя материала: Личность в психологии

Автор: Гордон Уиллард Олпорт

Второе десятилетие

Позволю себе подойти к описанию второго десятилетия до некоторой! степени автобиографически, поскольку именно в этот период приобщился к социальной психологии я сам. И сейчас мой рассказ пойдет главным образом о социальной психологии в Гарварде. Такой подход кажется мне вполне оправданным, поскольку я уверен в том, что, несмотря на все свои странности, Гарвард действительно отражал время, дух и судьбу амери-S канской социальной психологии в течение последних пятидесяти лет.

Первый курс по социальной психологии был прочитан в Гарварде вес-j ной 1917 года Эдвином Бисселом Холтом. Мы столкнулись с самой стран-, ной их всех смесей, которые когда-либо существовали в рамках социаль-J ной психологии. Работы, которые нам пришлось изучать, это «Подражание» Тарда и «Первичность воли в самосознании» Шопенгауэра. Учебники Мак-Даугалла и Росса были проигнорированы. Целевая теория Мак-Даугалла раздражала бихевиористскую душу Холта, а поскольку Росс был в некотором роде переложением Тарда, то почему бы не почитать оригинал?

На лекциях Холт распространялся только о своих актуальных интересах. Ему нравилась идея голландского физиолога Бока о циркулярное рефлексе. Эта идея в сочетании с концепцией Павлова привела Холта к формулированию его «эхо-принципа», который он рассматривал как ключевой принцип всей психологии. Хотя лично я никогда не мог согласиться с тем, что он объясняет хоть что-либо, за исключением разве что первых этапов научения ребенка языку.

Другой прилив энтузиазма вызывала у Холта новая книга Феликса Ле Дантека «Эгоизм». На лекциях он, бывало, цитировал ее целыми страницами, радуясь радикальному обращению автора с социальными институтами. Все они, включая «Десять заповедей», считались сущим лицемерием, используемым индивидом для выживания во враждебном окружении. И я до сих пор уверен, что никто из мыслителей, будь то Гоббс, Штирнер, Фрейд или Бертран Рассел, не предложил столь критического толкования своекорыстия человеческой природы. А поскольку корыстных людей огромное множество и в современном благоденствующем государстве, книга Ле Дантека остается классикой, неизвестной, к сожалению, большинству современных социальных психологов.

Курс Холта был весьма сумбурным; однако тем не менее это было началом моего собственного пути. И два основных импульса, которые я получил, — это воодушевление от попыток великих умов прошлого решить загадки социальной природы человека и осознание необходимости исследований. Для развития социальной психологии необходим баланс двух сил — изучения опыта прошлого и прогрессивного расширения границ опыта. Первое без второго ведет к регрессу, второе без первого — безграмотно.

Преподавание социальной психологии в Чикаго началось, безусловно, раньше, чем в Гарварде. Благодаря Кули, Миду, Парку, Бургессу, Фари-су чикагская школа склонялась к социологическому подходу, тогда как в Гарварде в течение по меньшей мере трех десятилетий социальные психологи придерживались общей академической традиции индивидуальной психологии. Говорят, я грешу этим до сих пор. Действительно, меня неоднократно обвиняли в том, что я не уделяю достаточно внимания культуре, обществу и социальным институтам, но мне кажется, что мои грехи в этом отношении слишком уж преувеличены.

В начале 20-х в Гарварде на меня сильно повлияли два события. Первое — выход учебника по социальной психологии моего брата (4); в этом учебнике сочетались бихевиористский и фрейдистский подходы. Другое — семинар Мак-Даугалла по социальной психологии, из которого я почерпнул понимание некоторых исторических этапов и благодаря которому стал приверженцем теории цели. Я упоминаю эти обстоятельства, поскольку они могут объяснить мою склонность к эклектизму, которая еще более усилилась за то время, пока я изучал структурализм, гештальт-психологию и персонализм в Германии и вместе с Бартлеттом исследовал культуральные факторы в Британии (5).

Теоретическое брожение во втором десятилетии заключалось главным образом в полемике о значении «группового разума», о месте идей Фрейда и пригодности жестких схем бихевиоризма к изучению социального поведения. Кроме того, это было десятилетие важных методологических находок. Была введена в обращение методика измерения установок, разрабатывавшаяся главным образом Терстоуном. В Германии Мёде предложил программу экспериментального исследования процессов, протекающих в малой группе; в Гарварде эта программа была поддержана и внедрена Мюнстербергом, и в ее разработке принимали участие Ф. X. Олпорт, Дэшьелл, Гудвин Уотсон и другие (6). Там же, в Германии, Курт Левин разрабатывал свои искусные экспериментальные методы, хотя они и не оказывали особого влияния на американскую социальную психологию до конца третьего десятилетия.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 |