Имя материала: Личность в психологии

Автор: Гордон Уиллард Олпорт

1897 — 1915

 

Каждый, кто пишет свою автобиографию, считает свое собственное генеалогическое древо чрезвычайно интересным и уверен в том, что его семейные взаимоотношения обладают исключительными объяснительными возможностями. Но читатель, вероятно, сочтет тот же самый материал крайне скучным — чем-то таким, что стоит вытерпеть, поскольку оно должно как-то относиться к делу. Автор сталкивается со значительными трудностями, показывая читателю, что именно относится к делу, где и почему. Он и сам не знает, как отделить те характеристики наследственности и окружения в раннем детстве, которые оказали принципиальное влияние на его последующее развитие, от тех, ролью которых можно пренебречь или которые были незначимы вовсе. Мой собственный рассказ будет коротким настолько, насколько это возможно.

Отец был сельским врачом; но прежде чем стать врачом, он успел достичь успеха в бизнесе и создать семью,  в которой к тому момент было трое сыновей. Я, четвертый и самый последний ребенок, родился 11 ноября 1897 года в Монтесуме, штат Индиана, где у моего отца бьи его первая медицинская практика. Думаю, что его первыми пациентами были моя мать и я сам. Вскоре после этого он получил практику в Стрисборо, затем в Гудзоне, штат Огайо. Еще до того, как я пошел в школу , мы снова переехали, на этот раз в Гленвилль (Кливленд), где я прилежЕ проучился все двенадцать школьных лет.

Поскольку мои братья были значительно старше меня (Гарольд — в девять лет, Флойд на семь и Файетт на пять), в своих детских играх я был предоставлен самому себе. Я был довольно замкнутым и не принг мал участия в обычных мальчишеских сборищах. В разговоре я был гораздо больше уверен в себе, чем тогда, когда мне случалось принять участие в игре. Когда мне было десять, мой одноклассник отозвался обо мне так: «А, это тот парень, который проглотил словарь». Но, даже будучи «изолированным», мне удавалось быть «звездой» в маленькой компании друзей.

Несколько поколений нашей семьи жили в сельской части штата Нью Йорк. Мой дедушка по отцу был фермером, мой дедушка по матери -столяром-краснодеревщиком и ветераном Гражданской войны. Мой отец Джон Эдварде Оллпорт (род. в 1863 году) был стопроцентным англичанином; в жилах моей матери, Нелли Эдит Вайз (род. в 1862 году) текла немецкая и шотландская кровь.

Нашу семью отличало свойственное протестантам благочестие и трудолюбие. Моя мать была школьной учительницей; именно она привила нам, своим сыновьям, неистребимую привычку к философским поискам и понимание того, как важно знать ответ на основные религиозные вопросы. Поскольку отец не мог обеспечить своим пациентам адекватных больничных условий, то в течение нескольких лет и больные, и медсестры были частью нашей семьи. Уборка офиса, мытье аптечных склянок  общение с пациентами были важными сторонами моего детского опыта. Помимо своей практики, отец принимал участие в большом количестве различных начинаний: основывал кооперативную фармацевтическую компанию, строил и сдавал в аренду квартиры, и, наконец, занимался таким необычным делом, как строительство и надзор за больницами. Я упоминаю о его разносторонности просто для того, чтобы подчеркнуть тот факт, что четверо его сыновей получили как опыт в практических делах, так и широкий кругозор в том, что касалось гуманитарных вопросов. Папа не признавал каникул. Свое собственное жизненное кредо он сформулировал следующим образом: «Если бы каждый человек работал так упорно, как только мог, и при этом получал ровно столько, чтобы хватило на жизнь его семье, этого было бы вполне достаточно».

За исключением этой всеобъемлющей семейной установки, до 1915 года я не могу припомнить ничего, что оказало бы принципиальное влияние на мое личностное развитие. А в 1915 году я закончил гленвилльскую школу, будучи вторым по успеваемости из 100 учеников выпуска. Очевидно, я был хорошим прилежным учеником, хотя определенно не увлекался ничем, что выходило бы за пределы обычных подростковых интересов.

Окончив школу, я внезапно столкнулся с проблемой выбора направления дальнейшего образования. Мой отец настоял (и это было очень мудро с его стороны), чтобы я пошел на летние курсы машинописи при бизнес-колледже; там я получил тот навык, который бесконечно ценю и| по сей день. Именно в то время мой брат Флойд, закончивший в 1913 году Гарвард, предложил, чтобы я подал документы туда. Было уже поздно это делать, но после того, как мне удалось сдать вступительные экзамены в Кембридже в начале сентября, мне удалось перевестись в  Гарвард. И для меня началось время интеллектуального пробуждения.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 |