Имя материала: Личность в психологии

Автор: Гордон Уиллард Олпорт

К вопросу о теории черт личности

 

Важной — а по сути, центральной для моей теоретической позиции является детально разработанная концепция «черты личности» (или «индивидуальная диспозиция»). Я считаю, что наша нейропсихическая организация помимо привычек и других более мелких образований включает в себя интегрированные системы, обуславливающие нашу предрасположенность к определенным действиям и являющиеся молярными единицами целостной структуры личности. Эти единицы динамичны, они выполняют мотивирующую функцию, будучи «функционально независимыми» от своих исторических форм.

Много лет назад я сделал доклад на девятом Международном Конгрессе в Нью-Хэйвене (G. W. AIlport, 1931). Он назывался «Что такое черта личности?». Для меня возвращение к той же самой теме — это отчасти потворство собственной сентиментальности, но отчасти и проверка того, не узнал ли я за эти годы что-то новое об этой ключевой проблеме в теории личности. В моей ранней работе я предложил восемь основных критериев. Черта личности, на мой взгляд:

1. Не просто номинальное обозначение.

2. В большей степени генерализована, чем привычка.

3. Направляет или, по крайней мере, детерминирует поведение.

4. Может быть обнаружена эмпирическим путем.

5. Является относительно независимой.

6. Не является синонимом моральной или социальной оценки.

7. Предполагает два плана рассмотрения: особенности личности того, кто обладает данной чертой, и распространенность данной черты в обществе в целом.

8. Действия, или даже привычки, несовместимые с чертой личности, не являются доказательством ее отсутствия.

И хотя эти утверждения до сих пор кажутся мне вполне обоснованными, они были сформулированы в эпоху психологической наивности» Поэтому на данном этапе необходимо пересмотреть их в свете последующих теоретических разработок и практических исследований.

Критика концепции черт личности

Некоторые критики подвергали сомнению эту концепцию в целом. Так, Карр и Кингсбери (Can- & Kingsbury, 1938) говорили об опасности конкретизации. Изначально наши наблюдения человеческого поведения

выражаются главным образом через наречия: Джон ведет себя агрессивно. Потом появляются прилагательные: у Джона агрессивная диспозиция. И лишь затем мы припечатываем существительное: черта Джона — агрессивность. В результате этой необоснованной конкретности мы получаем ложные выводы.

Всеобщая позитивистская чистка, начатая в тридцатых годах, пошла еще дальше. Многие критики сметали (или пытались смести) все реально существующее, рассматривая его как спорное и избыточное. Так, Скиннер (Skinner, 1953) пишет:

Когда мы говорим, что человек ест потому, что он голодный, много курит потому, что он привык к табаку, дерется потому, что у него инстинкт драчливости, поступает правильно потому, что умен, хорошо играет на фортепиано потому, что у него есть музыкальные способности, мы вроде бы говорим о причинах. Но анализ показывает, что эти фразы — не более чем избыточные описания (р. 31).

Очевидно, что это направление критики атакует не только теорию черт, но и все опосредующие переменные, представлены ли они как ожидания, установки, мотивы, способности, чувства или черты. Всем нам известен постулат, явившийся результатом подобных отрицаний — «организм без содержания»; этот постулат стал научным кредо ряда исследователей.

Такого рода рассуждения, если довести их до логического конца, отрицают существование самого понятия личности, а это, на мой взгляд, полный абсурд.

Более серьезными мне кажутся те аргументы против теории черт личности, которые возникают при анализе многочисленных исследований, продемонстрировавших вариативность поведения в зависимости от ситуации. Каждый родитель знает, что его чадо может быть маленьким  чудовищем дома и при этом совершеннейшим ангелом в гостях. Бизнесмен может быть серьезным и практичным на работе и таять в присутствии своей любимой дочери.

Еще в знаменитом эксперименте Лапьера было продемонстрировано, что актуализация предрассудков хозяев гостиниц зависит от той ситуации, в которой они находятся.

Совсем недавно Хант (Hunt, 1965) предложил перечень различных теорий личности, которые, по его мнению, требуют пересмотра в свете последних открытий. Среди прочих он упоминает и положение о том, что черты личности — это основной источник вариативности поведения. Он, как и Миллер (Miller, 1963), утверждает, что следует сконцентрировать внимание не на чертах, а на взаимодействии между людьми, и анализировать согласованность поведения главным образом в ситуативно определяемых ролях. Хелсон (Helson, 1964) расценивает черту личности как остаточный эффект предыдущей стимуляции и таким образом рассматривает ее как аспект актуального уровня адаптации индивида.

Скептицизм очевиден и во многих исследованиях «личностной перцепции». Попытки обнаружения неких черт в структуре личности расцениваются как наивные или бесплодные. И исследования, таким образом, концентрируются только на процессе восприятия или формирования мнения и отрицают проблему валидизации представлений и мнений (ср. Taguiri & Petrullo, 1958).

Исследования, расценивающие ситуативные факторы как основную причину вариативности поведения, слишком многочисленны, и у меня нет возможности их перечислять. Уделяя много внимания факторам ситуации, они не практически не берут в расчет присущие личности установки и черты. Возьмем, к примеру, работу Стоффлера «Американский солдат» (Stoffler et al., 1949), в которой описаны и привлечены для объяснения такие факторы, как возраст, семейное положение, уровень образования, расположение военной части, длительность службы и тому подобное. Все прочее приписывается «установке». В результате такого рода рассуждении личность становится просто приложением к демографическим характеристикам (см. G. W. Allport, 1950). С этой точки зрения поведение определяет не внутренняя интегрированная структура, а членство в группе, предписанные личности роли — короче говоря, имеющаяся ситуация. Объяснения в терминах не «внутренней», а «внешней» структуры свойственны в основном социологам и антропологам (ср. F. Н. Allport, 1955, ch. 21).

Я перечислил только некоторые из направлений ситуационизма, столь распространенного в наши дни. Не отрицая ни одного из предложенных доказательств, я хотел бы обратить ваше внимание на одну общую для всех них ошибку в рассуждениях. Если ребенок — маленькое чудовище дома и просто ангел за его пределами, он, очевидно, следует двум противоречивым тенденциям, присущим его природе, или, возможно, существует некий более глубинный генотип, который бы объяснял противоречивые фенотипы. Если даже в исследованиях личностной перцепции выявляются сложность и запутанность процесса, невозможно отрицать тот факт, что никакая перцепция не может существовать в принципе, если не существует того, что должно быть воспринято и оценено. Если, как в исследовании Стоффлера, мнения солдат варьируются в зависимости от их семейного положения или продолжительности службы, это лишь, их собственные мнения. Мой возраст, пол, социальный статус, безусловно, влияют на формирование моего мировоззрения, но не исключают того обстоятельства, что мировоззрение — это функционирующая часть меня. Демография имеет дело с периферическими силами, исследования личности — с основными. Тот факт, что поведение хозяина гостиницы варьируется в зависимости от того, видит ли он непосредственно перед собой китайцев, желающих получить номер в его гостинице, или людей другой национальности, ничего не говорит о структуре его установок, за исключением того, что она сложна и что некоторые из них обуславливают данный акт поведения.

Подобным образом остается нерешенной проблема объяснения вариативности поведения, если подходить к ее решению с точки зрения статистических характеристик взаимодействия. Какие бы тенденции ни существовали, все они лежат внутри личности, поскольку личность — это единственный источник энергии, обуславливающей реализацию того или иного действия. Предположительно, различные ситуации актуализируют различные из присущих мне тенденций. Я потею только тогда, когда на улице жара, дрожу только тогда, когда на улице холод; но температура окружающей среды сама по себе не является механизмом, порождающим потение или дрожь. Мои способности и мои склонности — вот причина всего.

Я могу согласиться с ситуационистами в том, что нельзя упрощать теорию черт личности, как это уже было однажды сделано. Сейчас нам предстоит распутать запутанную сеть тенденций, формирующих личность, какими бы противоречивыми они ни казались, если рассматривать их по отдельности и в различных ситуациях.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 |