Личность в психологии

Значение вышесказанного для кураторской практики

 

Куратор подобен философу и другу: он любит мудрость и любит своего ближнего. У него есть навыки, отличающие его от профессионального  философа или не получившего специальную подготовку друга. В некотором случае методы, которые он использует — стандартные тесты и измерения, анкеты и интервью, — достаточно полезны. Большинство наших техник мы позаимствовали из исследований, выполненных в рамках позитивизма или (в случае с проективными методами) в рамках психодинамики. Хотя многие из них вполне пригодны, я надеюсь на разработку нового инструментария, который был бы более адекватен при изучении центральных, проприативных аспектов конкретной личности.

Конечно, самое важное — это те «очки», которые носит консультант. Мы больше не можем строить наше представление о человеке, опираясь на традицию наивного реактивизма. Так же как сантиметры, граммы и секунды вышли из моды в современной физике, так и простые стимульнореактивные связи становятся архаизмом для современной психологии. В психологии, даже больше, чем в физике, мы нуждаемся в теории, способной объяснить процесс становления.

Очевидно, что человек — нечто большее, чем простое реактивное существо, большее даже, чем реактивное существо, имеющее глубинные проявления. Если бы он остановился на этих уровнях, мы могли бы с уверенностью использовать единообразный шаблон для изучения его природы. Но процессы, происходящие в жизни человека, не менее парадоксальны, чем те процессы, с которыми имеет дело современная физика. Как мы можем понять космос, который одновременно и конечен, и безграничен; свет, который одновременно и волна, и частица; электроны, которые переходят с орбиты на орбиту, не пересекая пространство между ними? Подобным образом и человеческая личность одновременно представляет собой и структуру, и процесс; является существом и биологическим, и духовным; существом, которое изменяет свою идентичность и в то же время сохраняет ее. Любопытно, что в конце своей жизни известный физик П. В. Бриджмен сказал: «Структура природы, в конечном счете, может оказаться настолько сложной, что наше мышление не будет способно о ней рассуждать».

Думаю, нам не стоит быть столь пессимистичными. Наша первоочередная задача — перейти к новому, более широкому рационализму; иными словами, удвоить наши усилия для того, чтобы сформулировать более адекватное представление о человеке, которое привело бы нас к построению более подходящей науки о личности.

А что касается наших личных установок как специалистов-кураторов или преподавателей, то не стоит ли нам самим развить в себе ту пару свойств, которую мы рекомендуем нашим клиентам и студентам: гипотетичность и постоянство? Мы можем основывать наше нынешнее представление о человеке на собственном опыте, подвергнув критическому пересмотру то, чему научили нас самих. В то же время мы можем решительно расширить нашу задачу и интерпретировать мудрость прошлого таким образом, чтобы максимально приблизить ее к молодой личности, стоящей перед лицом неопределенного, но привлекательного будущего. Гипотетичность и постоянство — это идеал и для консультанта, и для клиента. На мой взгляд, они являются сутью и средоточием преподавания, кураторской практики и самой жизни.