Имя материала: Авторское право и смежные права

Автор: Близнец Иван Анатольевич

2. сроки действия авторских прав на произведения, охраняемые в соответствии с международными договорами российской федерации

 

Россия участвует во многих международных договорах, в той или иной степени затрагивающих вопросы охраны авторских прав.

Несомненно, основным договором, регламентирующим вопросы охраны авторских прав на международном уровне, является Бернская конвенция, к которой Россия присоединилась в 1995 г.

В 2004 г. российское законодательство удалось привести в полное формальное соответствие с положениями Бернской конвенции, устранив, в частности, все основания для предъявления России обвинений в несоблюдении требований Конвенции о предоставлении так называемой ретроактивной охраны произведений.

Сложность ситуации обусловливалась тем, что срок охраны, предоставляемый согласно ст. 7 Бернской конвенции, не зависит от даты присоединения страны к этой Конвенции. И хотя он определяется законодательством страны, в которой истребуется охрана (п. 8 ст. 7 Конвенции), но по общему правилу не может составлять менее 50 лет после смерти автора (п. 1 ст. 7 Конвенции). Из этих правил могут устанавливаться только такие исключения, которые непосредственно предусмотрены самой Бернской конвенцией.

Таким образом, в случае присоединения к Бернской конвенции любая страна должна предоставить охрану не только тем произведениям, которые будут созданы или опубликованы после даты присоединения, но и всем остальным "иностранным" произведениям, в отношении которых не истекли предусмотренные национальным законодательством сроки действия авторских прав, которые, в свою очередь, не должны быть короче сроков, предусмотренных этой Конвенцией.

Бернская конвенция предусматривает три основных возможных исключения из общих правил определения сроков действия авторских прав, которыми Россия могла воспользоваться уже в 1995 г., но которые были закреплены в российском законодательстве только в 2004 г.:

1) пунктом 8 ст. 7 Бернской конвенции устанавливается так называемое "правило сравнения сроков", согласно которому, если иное не предусмотрено национальным законодательством, срок действия авторских прав в стране, в которой истребуется охрана, не может превышать срок, установленный в стране происхождения произведения. Таким образом, ни одна страна, участвующая в Бернской конвенции, не обязана предоставлять "иностранным" произведениям охрану в течение более длительных сроков, чем те, которые установлены в стране их происхождения;

2) согласно п. 1 ст. 18 Бернской конвенции она применяется ко всем произведениям, которые к моменту ее вступления в силу не стали еще общественным достоянием в стране их происхождения. Таким образом, в тех случаях, когда по каким-либо причинам произведение перешло в общественное достояние в стране происхождения, остальные страны, участвующие в Бернской конвенции, не обязаны предоставлять охрану этому произведению. Однако применение данного правила должно быть специально оговорено в соответствии с положениями п. 3 ст. 18 Бернской конвенции;

3) в соответствии с п. 2 ст. 18 Бернской конвенции страна, участвующая в этой Конвенции, не обязана возобновлять охрану тех произведений, которым ранее она уже предоставляла охрану, но которые на момент вступления в силу Конвенции для такой страны уже перешли в ней в общественное достояние вследствие истечения ранее предоставленного произведениям в такой стране срока действия авторских прав.

Таким образом, Бернской конвенцией предусмотрен общий принцип восстановления охраны для "иностранных произведений", за исключением конкретных перечисленных в самой Конвенции случаев.

Несмотря на присоединение России к Бернской конвенции в 1995 г., до принятия изменений в 2004 г. абзац второй п. 1 ст. 28 ЗоАП предусматривал, что "произведения, которым на территории Российской Федерации никогда не предоставлялась охрана, также считаются перешедшими в общественное достояние". Очевидно, что данное правило противоречит требованиям Бернской конвенции и исключает из охраны подавляющее большинство произведений иностранных авторов, которые могли бы претендовать на ее получение в соответствии с положениями Конвенции.

Дело в том, что первым универсальным международным договором в области авторских прав, к которому присоединился СССР, стала Всемирная конвенция об авторском праве в редакции 1952 г. Конвенция предписывала обеспечение охраны только для произведений, впервые опубликованных после присоединения к ней страны-участника. Остальные "иностранные" произведения исключались из охраны и фактически на территории СССР и России переходили в общественное достояние с момента их создания. Немногочисленные двусторонние соглашения об охране авторских прав, устанавливавшие иной подход, серьезным образом не влияли на ситуацию.

При присоединении России к Бернской конвенции была сделана не предусмотренная самой Конвенцией оговорка, в соответствии с которой генеральный директор ВОИС был уведомлен о том, что "действие Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений не распространяется на произведения, которые на дату вступления этой Конвенции в силу для Российской Федерации уже являются на ее территории общественным достоянием" (п. 2 постановления Правительства РФ от 3 ноября 1994 г. N 1224). Правомерность данной оговорки долгое время была предметом дискуссий.

С принятием Федерального закона от 20 июля 2004 г. "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" действие указанной оговорки фактически прекратилось, а российское законодательство было приведено в полное соответствие с требованиями Бернской конвенции. Так, например, был полностью исключен приведенный выше абзац второй п. 1 ст. 28 ЗоАП, противоречивший положениям Бернской конвенции.

Согласно подп. 3 п. 1 ст. 1256 ГК РФ исключительное право распространяется на произведения, обнародованные за пределами территории Российской Федерации или не обнародованные, но находящиеся в какой-либо объективной форме за пределами территории Российской Федерации, и признается на территории Российской Федерации за авторами (их правопреемниками) - гражданами других государств в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

В п. 4 ст. 1256 ГК РФ закреплены ограничения сроков действия авторских прав на произведения, охраняемые на основании международных договоров Российской Федерации, которые законодатель попытался полностью перенести из п. 8 ст. 7, а также пп. 1 и 2 ст. 18 Бернской конвенции.

Так, "правило о сравнении сроков", рассмотренное выше, изложено в ГК РФ следующим образом: "При предоставлении охраны произведениям в соответствии с международными договорами Российской Федерации срок действия исключительного права на эти произведения на территории Российской Федерации не может превышать срок действия исключительного права, установленного в стране происхождения произведения" (абзац второй п. 4 ст. 1256 ГК РФ), - т.е. почти дословно повторена формулировка Бернской конвенции, что, несомненно, принесет значительную пользу, обеспечив ясность толкования соответствующих положений.

Таким образом, определение сроков действия авторских прав на произведения иностранных авторов, права которых на территории Российской Федерации охраняются в соответствии с положениями Бернской конвенции, может осуществляться в соответствии со следующим алгоритмом:

1) устанавливается, охраняется ли произведение в стране его происхождения. Если срок действия авторских прав на произведение в стране его происхождения истек, то в Российской Федерации охрана такому произведению также не предоставляется;

2) срок действия авторских прав на произведение в стране его происхождения сопоставляется со сроком, предусмотренным российским законодательством. Если срок, предусмотренный российским законодательством, оказывается более длительным, то охрана ограничивается тем сроком, который предусмотрен в стране происхождения. Следует отметить, что данное правило фактически повторяет предыдущее, поскольку в случае истечения срока действия авторских прав в стране происхождения произведения оно не будет охраняться в Российской Федерации;

3) дополнительно законодательством закрепляется возможность отказа в предоставлении охраны, если истек ранее предоставленный российским законодательством срок охраны такого произведения. В Бернской конвенции, как уже отмечалось выше, данное правило имеет значение только на момент присоединения страны к этой Конвенции, а в дальнейшем в любом случае действует общее "правило о сравнении сроков", тем более что в настоящее время сроки действия авторских прав в Российской Федерации превышают сроки, гарантируемые Бернской конвенции в качестве минимально допустимых, и соответствуют срокам, действующим в наиболее развитых странах мира.

После истечения срока действия исключительных прав произведения переходят в категорию так называемого общественного достояния, т.е. могут использоваться любыми лицами без выплаты вознаграждения наследникам автора или иным его правопреемникам, хотя и с обязательным соблюдением трех личных неимущественных прав автора - права авторства, права на имя и права на неприкосновенность произведения (ст. 1282 ГК РФ).

В п. 3 ст. 1282 ГК РФ содержится специальное правило, действующее в отношении случаев обнародования перешедших в общественное достояние произведений, которые не были обнародованы при жизни автора. Такое обнародование может осуществлять любое лицо, если только выраженная в письменной форме воля автора не запрещает обнародование его произведения. Указания на этот счет могут содержаться в завещании автора, в его письмах, дневниках и т.д.

Лицо, осуществившее обнародование перешедшего в общественное достояние произведения, приобретает в отношении такого произведения права публикатора (ст. 1337-1344 ГК РФ).

Ранее в соответствии с п. 3 ст. 28 ЗоАП предусматривалось право Правительства Российской Федерации устанавливать особые случаи выплаты специальных отчислений за использование произведений, перешедших в общественное достояние. В настоящее время соответствующие положения в ГК РФ отсутствуют, однако не исключено, что они могут быть внесены в него в дальнейшем.

С середины ХХ в. все чаще в качестве одного из вариантов решения проблем, связанных с необходимостью освоения новых источников финансирования интеллектуальной деятельности, выдвигаются предложения о введении в тех или иных формах института "платного общественного достояния", связываемого обычно с созданием и деятельностью фондов или других структур, обеспечивающих финансирование и поддержку творческой деятельности, а также предложения по использованию организационных возможностей государства в этой сфере. Такие предложения неоднократно рассматривались на международном уровне. В 1958 г. этот правовой институт впервые нашел практическое воплощение в законодательстве Аргентины*(13). В настоящее время он активно развивается в значительном числе европейских стран.

В вопросе о правовой природе этого института конкурируют два подхода: согласно одному из них платное общественное достояние есть продолжение авторского права, согласно другому - инструмент фискального характера, своего рода налог или сбор, взимаемый в интересах развития культуры, или, как его иногда называют, "культурная рента". В такой трактовке платное общественное достояние оказывается одним из инструментов, используемых для финансирования соответствующей деятельности за счет сборов, обеспечиваемых этим институтом. Существует и третий подход, предполагающий сочетание двух первых.

В ряде стран, в которых предусмотрен институт платного общественного достояния, действует система свободного использования включаемых в него произведений: пользователь обязан только уплатить соответствующие отчисления, налоги или сборы. Такой порядок установлен, например, законодательством Аргентины и Италии. Другой, ограничительный, подход предполагает, что для коммерческой эксплуатации произведений, находящихся в сфере платного общественного достояния, пользователь должен получить разрешение определенного государственного органа. Такая система применялась в свое время Алжиром, Болгарией, Тунисом, Заиром. Продолжительность действия системы платного общественного достояния может быть ограничена определенным сроком (как во Франции) или не ограничена в самом широком смысле (как в Аргентине). Выплата отчислений может быть предусмотрена за использование произведений всех видов: литературных, музыкальных, драматических, аудиовизуальных, произведений изобразительного искусства, программного обеспечения и т.д. Такой подход практикуется в Мексике, в Аргентине с ее "всеобъемлющей" моделью, охватывающей "все культурное наследие человечества"*(14). Вторым возможным вариантом является выплата отчислений за использование только отдельных категорий произведений. Такая система установлена законодательством Франции, Португалии. Ответственность за сбор отчислений, управление создаваемыми фондами и распределение собранных средств возлагается либо на государственные органы, либо на организации, представляющие авторов и исполнителей.

Институт платного общественного достояния постепенно начинает закрепляться в законодательстве многих развитых стран мира, что позволяет говорить о возникновении у современных государств определенных обязанностей, связанных с использованием объектов авторских и смежных прав, ставших общественным достоянием.

Фактически основная и, пожалуй, единственная задача системы платного общественного достояния может быть сформулирована следующим образом: за счет установления платности использования соответствующих произведений для некоторых сделать культурное наследие доступным для всех. Смысл такой системы не в социальной защите творческих работников, а скорее в создании возможностей для творческого развития всех членов общества. При этом следует помнить, что создание условий для творческой деятельности всегда будет прямо или косвенно способствовать социальной защите творческих работников.

Целями системы платного общественного достояния в настоящее время признается не только поощрение творческой деятельности, но и обеспечение культурного развития общества, признание и обеспечение "культурных прав" как прав человека. Поступления от использования произведений, ставших платным общественным достоянием, часто рассматриваются как естественный и правомерный источник финансирования культуры, позволяющий за счет установления платности пользования объектами культуры обеспечивать доступность этих объектов для всех членов общества. Исходя из указанных целей представляется необходимым осуществлять за счет собранных средств финансирование как отдельных видов деятельности, специальных целевых программ, так и конкретных организаций (творческих союзов, библиотек, музеев, школ и т.д.).

Подобная система имеет по крайней мере два преимущества. Во-первых, оказывается невыгодным использовать неохраняемые произведения, в результате стимулируется создание и использование произведений охраняемых. Во-вторых, появляется заинтересованность широкого круга юридических и физических лиц, конкретных органов государственной власти в соблюдении авторских прав, в поддержке организаций, управляющих имущественными правами, в полном и своевременном сборе отчислений за использование произведений, перешедших в общественное достояние, а следовательно, и в сборе вознаграждения правообладателям, постепенном распространении такой системы на все виды произведений и все способы их коммерческого использования.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |