Имя материала: Авторское право и смежные права

Автор: Близнец Иван Анатольевич

§ 6. конвенция о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники (брюссельская конвенция)

 

Конвенция о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники (Брюссельская конвенция), представляет собой особый вид международного соглашения, нехарактерный для сферы авторского права и смежных прав*(62).

Существует несколько основных способов осуществления телерадиовещания:

1) аналоговое наземное эфирное вещание, при котором сеть наземных передатчиков различной мощности распространяют широкополосный аналоговый сигнал, несущий видеоинформацию, аудиоинформацию и в ряде случаев дополнительную информацию (например, при предоставлении услуг телетекста;

2) спутниковое вещание, включающее передачу сигнала с наземной станции на спутник с последующей его передачей обратно на другую наземную станцию в целях последующей ретрансляции для публики или непосредственно на наземные приемные устройства в зоне обслуживания для приема непосредственно публикой (при так называемом непосредственном спутниковом вещании);

3) кабельное вещание, позволяющее передавать абонентам через кабельные сети сигнал, формируемый организацией кабельного вещания, в том числе принимаемый со спутника или получаемый от другой организации эфирного или кабельного вещания;

4) цифровое вещание, получившее в последние годы все большее распространение, которое позволяет значительно увеличивать количество передаваемой информации и качество передачи сигналов; цифровое вещание может осуществляться как наземными средствами, так и с использованием спутниковой связи.

После запуска в 1957 г. первого советского искусственного спутника Земли переход к массовому использованию возможностей спутниковой ретрансляции для связи между наземными станциями и даже отдельными потребителями занял всего несколько лет.

Быстрое развитие космической техники и появление новых средств связи, основанных на использовании искусственных спутников Земли, позволило осуществлять передачу радио- и телепрограмм на фактически неограниченные территории.

Использование спутников связи в международном масштабе, начавшееся приблизительно в 1965 г.*(63), вызвало к жизни новую проблему в отношении охраны прав организаций эфирного вещания, поскольку при передаче через спутник передающий орган (организация эфирного вещания) не в состоянии контролировать все территории, на которых может осуществляться использование передаваемых им через спутник программ, особенно в тех случаях, когда зона вещания охватывает территории разных стран.

Это приводит, во-первых, к возможности несанкционированного распространения программ вещательных организаций без их согласия третьими лицами, в том числе на территориях, для которых такие программы не предназначались, а во-вторых, к дополнительным трудностям в отношении соблюдения прав на произведения, исполнения и иные объекты смежных прав, включенные в передачу вещательной организации.

Правомерное использование объектов авторских и смежных прав в телерадиопередачах основывается на договорах, заключаемых с правообладателями или иными уполномоченными лицами (в том числе с организациями по коллективному управлению имущественными авторскими и смежными правами). В таких договорах определяются разрешенные способы использования произведений и объектов смежных прав, решается вопрос о вознаграждении, определяются сроки и территория использования с учетом географических зон, для которых предназначаются соответствующие телерадиопередачи. Как свидетельствует практика работы многих зарубежных телерадиокомпаний, в заключаемых ими контрактах тщательно оговариваются не только перечни охватываемых вещанием территорий и стран, но также и так называемые примыкающие зоны, в которых могут приниматься передачи.

Размер зоны вещания обычно самым существенным образом влияет на размер вознаграждения, подлежащего выплате правообладателям. Расширение площади вещания с использованием искусственных спутников Земли делает возможным прием телерадиопередач в странах с различным законодательством в области авторского права и смежных прав.

Однако если организация эфирного вещания не сможет контролировать использование ее передач в других странах, она окажется не в состоянии ни получать доходы от такого использования ее передач, ни выплачивать часть этих доходов в виде вознаграждения правообладателям, чьи произведения или объекты смежных прав оказались включены в ее передачи.

Следует учитывать, что в период подготовки Конвенции о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники, уровень техники не позволял осуществлять вещание программ с помощью спутников для приема их значительным кругом лиц ("публикой"), поскольку несущие программу сигналы, передаваемые с помощью спутника, не могли приниматься непосредственными индивидуальными принимающими устройствами, доступными для широкой публики. Такие сигналы сначала могли приниматься только специальными наземными станциями, преобразующими их в форму, доступную для приема публикой.

Ситуация существенно изменилась после появления спутников прямого вещания, которые позволили передавать сигналы непосредственно на установки, обслуживающие небольшие населенные пункты, с последующей ретрансляцией на обычные радиоприемники и телевизоры, а также непосредственно на индивидуальные приемные устройства (в частности, спутниковые антенны индивидуального пользования).

Уже в 1960-е гг. вопросы охраны прав авторов, исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций в условиях развития космических средств связи обсуждались на ряде международных совещаний, организуемых ЮНЕСКО и ВОИС в целях выработки общих принципов и рассмотрения основных направлений обеспечения охраны интересов обладателей авторских и смежных прав при передаче программ организаций эфирного вещания через спутники.

В апреле 1971 г. в Лозанне по совместной инициативе Генеральных директоров ЮНЕСКО и ВОИС были проведены заседания Первого комитета правительственных экспертов по разработке норм охраны авторских прав и прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций при передачах с помощью искусственных спутников*(64). Во время обсуждения в качестве возможных путей решения возникающих проблем рассматривались следующие три варианта:

1) пересмотр Международной конвенции об охране прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций (Римской конвенции);

2) изменение международных договоров, используемых Международным союзом электросвязи;

3) разработка и заключение нового международного договора.

Необходимость предотвращения неразрешенного использования несущих программы сигналов, передаваемых со спутников, не вызывала никаких сомнений. Скорейшее решение этой проблемы соответствовало интересам не только вещательных организаций, но и всех иных категорий правообладателей. Большинство участвующих в обсуждениях экспертов признавало наиболее целесообразным принятие нового международного соглашения, для разработки которого была создана специальная Рабочая группа. В подготовленном ей проекте Конвенции о запрещении неразрешенного распространения сигналов, несущих программы, передаваемых через спутники предусматривалось, что выбор конкретных юридических мер, обеспечивающих реализацию запрета неразрешенного использования передаваемых со спутника сигналов, несущих программы, осуществляется каждым государством по его усмотрению, т.е. ответственность за нарушение этого запрета может устанавливаться гражданским, уголовным или административным законодательством в зависимости от того, какой из способов будет признан наиболее предпочтительным соответствующим государством-участником.

В мае 1972 г. в штаб-квартире ЮНЕСКО было проведено заседание Второго комитета правительственных экспертов по данным проблемам, во время которого обсуждались два возможных подхода к разрабатываемому проекту нового международного договора. Согласно одному из них новый международный договор должен был обеспечивать не только возможность запрета неразрешенного использования передаваемых со спутника сигналов, но и возможность эффективной охраны произведений и объектов смежных прав, включенных в программу вещательной организации, за счет закрепления на международном уровне новых правомочий, предоставляемых вещательным организациям, авторам и иным правообладателям. Сторонники другого подхода предлагали по возможности упростить содержание нового международного договора, предусмотрев в нем только меры, направленные на запрещение неразрешенного распространения передаваемых со спутника и несущих программы сигналов, разумеется, не ограничивая при этом прав, признанных национальными законодательствами и иными международными договорами за другими категориями правообладателей, но и не предусматривая каких-либо дополнительных мер для их охраны в рамках нового международного договора.

В результате работы Третьего комитета правительственных экспертов, заседания которого прошли в июле 1973 г. в Найроби (Кения), произошел полный пересмотр правовых принципов, на которых должен был основываться новый международный договор. В результате исключения из проекта всех правил о каких-либо частных правах (вещательных организаций или каких-либо иных правообладателей) действие разрабатываемого нового международного договора было полностью перенесено из сферы международного частного права в сферу публичного права.

Государствам предоставлялась возможность самим решать вопрос относительно наиболее подходящих средств запрещения несанкционированного использования несущих программы сигналов, передаваемых через спутники, следовательно, вместо обязательств государств предусматривать систему признания, охраны и реализации прав вещательных организаций или иных категорий правообладателей согласованный подход ограничивался только требованием, чтобы государства принимали устанавливаемые самими государствами меры против распространения на своих территориях сигналов, получаемых со спутников, теми распространяющими органами, для которых они не предназначались.

Для принятия разработанного нового международного договора была созвана специальная Международная конференция, заседания которой проводились в Брюсселе с 6 по 21 мая 1974 г. В работе Международной конференции приняли участие представители 57 государств и наблюдатели от ООН, Международной организации труда, ряда других межправительственных организаций, а также 17 международных неправительственных организаций.

В результате работы Международной конференции 21 мая 1974 г. был подписан окончательный текст Конвенции о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники (далее - Брюссельская конвенция), которая вступила в силу 25 августа 1979 г. в соответствии с положениями п. 1 ст. 10 Брюссельской конвенции.

По состоянию на 15 октября 2003 года к Брюссельской конвенции присоединились 24 государства.

Брюссельская конвенция была ратифицирована Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа 1988 г.*(65) В соответствии с п. 2 ст. 10 Брюссельской конвенции СССР стал ее участником с 20 января 1989 г.*(66) Российская Федерация продолжает членство СССР в Брюссельской конвенции.

В Преамбуле Брюссельской конвенции отмечается, что ее целью является создание международной системы, позволяющей предотвращать несанкционированное распространение несущих программы сигналов, передаваемых через спутники, а также подчеркивается важность обеспечения охраны интересов авторов, артистов-исполнителей, производителей фонограмм и организаций вещания в условиях развития средств спутниковой связи.

Кроме того, в Преамбуле Брюссельской конвенции отмечается, что стремление обеспечить охрану несущих программы сигналов ни в коей мере не должно ограничивать действие или самое широкое распространение Международной конвенции электросвязи и прилагаемых к ней Регламентов радиосвязи, а также Римской конвенции об охране прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций.

В то же время Брюссельская конвенция не содержит положений, требующих принятия государствами, присоединяющимися к Брюссельской конвенции, каких-либо обязательств в отношении присоединения к Римской конвенции или соблюдения правил, установленных Римской конвенцией.

Статья 1 Брюссельской конвенции содержит определения ряда основных используемых понятий, таких как "сигнал" ("создаваемая с помощью электронных средств несущая частота, способная передавать программы"), "программа" ("совокупность материалов, получаемых непосредственно или в записи, состоящих из изображений, звуков, передаваемая посредством сигналов с целью последующего распространения"), "спутник", "излучаемый сигнал", "вторичный сигнал", "распространяющий орган" и т.д.

Следует отметить, что приведенные в данной статье понятия определяются только для целей самой Брюссельской конвенции и в остальных международных договорах в области авторского права и смежных прав, как правило, не используются либо используются в иных значениях. Аналогичное замечание может быть сделано и в отношении ряда других терминов, используемых в Брюссельской конвенции, которые в других международных договорах имеют несколько иное значение или охватываемые которыми понятия по-иному раскрываются в других международных договорах.

Так, например, из формулировки ст. 3 Римской конвенции, согласно которой под передачей в эфир понимается "передача беспроволочными средствами звуков или изображений и звуков для приема публикой", следует основная юридическая проблема, с которой столкнулись организации эфирного вещания при попытке распространить ранее принятую Римскую конвенцию на случаи передачи через спутник. Проблема проистекает, во-первых, из того, что сигналы, передаваемые через спутник непрямого вещания, непригодны для приема неограниченным кругом лиц ("публикой") с помощью индивидуальных приемных устройств, а во-вторых, из того, что вторичные сигналы, принимаемые наземными ретранслирующими станциями, как правило, передаются для приема публикой организациями кабельного вещания.

Брюссельская конвенция не решает этой проблемы, а вместо формулировки и закрепления каких-либо новых правомочий организаций эфирного вещания предусматривает только общую обязанность государств-участников принять "соответствующие меры" для предотвращения распространения каких-либо сигналов, несущих программы, теми организациями, для которых данный сигнал не предназначен (ст. 2 Брюссельской конвенции). Распространение при этом определяется Брюссельской конвенцией как действие, посредством которого "распространяющий орган" передает принимаемые со спутника сигналы для приема "широкой публикой или любой ее частью". Следовательно, понятие "распространение", используемое в Брюссельской конвенции, охватывает случаи как эфирного, так и кабельного вещания.

В ст. 2 Брюссельской конвенции указывается основное обязательство, принимаемое при присоединении к ней государствами-участниками, - "принимать соответствующие меры по предотвращению распространения на своей или со своей территории любого несущего программы сигнала любым распространяющим органом, для которого сигнал, переданный на спутник или проходящий через него, не предназначается".

Таким образом, по сравнению с Римской конвенцией Брюссельская конвенция расширила объем охраны, предоставляемый организациям эфирного вещания, во-первых, закрепив запрет несанкционированного распространения несущих программы сигналов, передаваемых с помощью спутников, даже в том случае, когда такие сигналы не пригодны для приема широкой публикой и, следовательно, не могут охраняться в качестве передач в эфир в соответствии с положениями Римской конвенции, а во-вторых, предусмотрев охрану прав вещательной организации даже в том случае, когда вторичный сигнал распространяется не только путем передачи в эфир, но и по проводам (кабелю), т.е. тем способом, правовая регламентация для которого вообще не была предусмотрена Римской конвенцией.

В то же время формально Брюссельская конвенция ограничивается только закреплением обязательств государств по принятию мер для предотвращения указанных в ней действий и не предусматривает предоставляется вещательным организациям каких-либо новых смежных прав. Кроме того, следует учитывать, что Брюссельская конвенция не предусматривает каких-либо положений о предоставлении иностранным правообладателям национального режима охраны принадлежащих им прав.

Государство-участник вправе реализовывать основное требование Брюссельской конвенции о принятии "соответствующих мер" для несанкционированного распространения передаваемых через спутник сигналов любым способом, который оно сочтет наиболее подходящим: путем включения необходимых для этого положений в законодательство об авторском праве и смежных правах, принятия административных мер, применения уголовных санкций, использования законов о связи и т.д. При этом Брюссельская конвенция, как и другие международные соглашения, исходит из принципа добросовестности государств при осуществлении своих международных обязательств.

Брюссельская конвенция не предусматривает никаких положений, обеспечивающих охрану передаваемой программы или включенных в нее объектов авторских или смежных прав, поскольку основным и единственным объектом охраны в соответствии с требованиями Брюссельской конвенции являются только сигналы, передаваемые с помощью спутника организациями эфирного вещания. В отношении прав авторов, исполнителей, производителей фонограмм и иных вещательных организаций Брюссельская конвенция ограничивается только общим указанием на то, что ее положения не могут использоваться для какого-либо ограничения авторских или смежных прав, предоставляемых их обладателям в соответствии с другими международными соглашениями, или любого иного ограничения охраны, предоставляемой в соответствии с такими соглашениями.

Брюссельская конвенция не устанавливает не только конкретных мер, которые должны применяться государствами-участниками для пресечения несанкционированного распространения передаваемых через спутник сигналов, но даже не определяет какие-либо минимальные сроки, в течение которых такие меры должны приниматься государствами-участниками.

Продолжительность периода времени, в течение которого осуществляется предусмотренная Конвенцией охрана, определяется национальным законодательством каждого государства-участника по его собственному усмотрению. Генеральный Секретарь ООН должен быть письменно извещен о продолжительности этого периода в момент присоединения государства к Брюссельской конвенции, а также о любом изменении этого периода в течение шести месяцев после вступления в силу соответствующего акта национального законодательства.

Обязательства, налагаемые Брюссельской конвенцией на государства-участники, относятся только к пресечению несанкционированного распространения сигналов, получаемых со спутника, и не действуют в отношении каких-либо вторичных сигналов, получаемых после правомерного распространения принятых со спутника сигналов распространяющим органом, для которого эти сигналы предназначались. При закреплении данного положения предполагалось, что такие ситуации, в которых вещание осуществляется без использования средств спутниковой связи, в достаточной степени регулируются положениями Римской конвенции и национального законодательства, а при необходимости могут быть урегулированы новыми международными договорами.

Действие Брюссельской конвенции не распространяется на случаи использования спутников прямого вещания, при котором сигналы, посылаемые на спутник, демодулируются самим спутником и могут после их передачи со спутника приниматься широкой публикой непосредственно с помощью индивидуальных бытовых приемных устройств безучастия наземных приемных станций (ст. 3). Указанное ограничение сферы действия Бернской конвенции оказалось весьма существенным, поскольку в дальнейшем распространение радио- и телевизионных программ с использованием средств спутниковой связи оказалось во все возрастающей степени связано именно со спутниками прямого вещания.

С учетом того важного значения, которое имеет развитие новых средств связи для распространения образования, культуры и науки, ст. 4 Брюссельской конвенции предусматривает ряд исключений из общих положений об обязанности государств-участников пресекать любое несанкционированное распространение передаваемых через спутники сигналов.

Такие исключения установлены, в частности, для случаев, когда сигнал несет короткие выдержки из передаваемой с помощью сигналов программы, содержащие сообщения о текущих событиях в объемах, оправданных информационными целями, или "несет в качестве цитат короткие выдержки из передаваемой сигналами программы при условии, что такие цитаты соответствуют честной практике и оправданы информационными целями таких цитат".

Кроме того, развивающиеся страны - участники Брюссельской конвенции не обязаны принимать предусмотренные ею меры, если программа, носителем которой являются излученные сигналы, распространяется исключительно для целей образования, включая образование для взрослых, или научных исследований.

Положения Брюссельской конвенции не предусматривают придания им какой-либо "обратной силы" или предоставления какой-либо "ретроактивной охраны" (ст. 5).

Брюссельская конвенция с ее отказом от частноправового регулирования и публично-правовым подходом не предусматривает каких-либо конкретных правил, посвященных вопросам защиты прав организаций вещания, а тем более охраны прав иных "вкладчиков" в программы (авторов, исполнителей, производителей фонограмм)*(67).

Однако в ст. 6 специально оговаривается, что ни одна ее норма не должна толковаться как ограничивающая или наносящая ущерб той защите, которая предоставляется авторам, артистам-исполнителям, производителям фонограмм или вещательным организациям, в соответствии с международными договорами или внутренним законодательством государств-участников.

В период подготовки Брюссельской конвенции в ряде государств (в основном в развивающихся странах) были приняты законы, ограничивающие свободу согласования договорных условий при использовании радио- и телевизионных программ, особенно в отношении размеров выплачиваемого за них вознаграждения, поскольку практика деятельности национальных и транснациональных радио- и телевизионных корпораций приводила к установлению таких высоких размеров вознаграждения, что многие страны лишались возможности принимать передачи.

В связи с этим при обсуждении проекта Брюссельской конвенции делегации Индии и Мексики потребовали, чтобы в новом международном договоре были отражены также положения, направленные на сохранение для государств-участников права предотвращать возможные злоупотребления со стороны монополий. Соответствующая норма была закреплена в ст. 7.

Присоединяющимся к Брюссельской конвенции государствам запрещается предусматривать оговорки в отношении содержащихся в ней положений, за исключением двух случаев, специально предусмотренных п. 2 и 3 ст. 8 и связанных с особенностями национального законодательства присоединяющихся государств, действовавшего по состоянию на 21 мая 1974 г., т.е. на дату принятия и подписания Брюссельской конвенции.

Брюссельская конвенция открыта для присоединения к ней практически всех стран мира, присоединение к ней не обусловлено участием в каких-либо иных международных соглашениях об охране авторских или смежных прав (ст. 9).

Брюссельская конвенция должна была вступить в силу спустя три месяца после присоединения к ней пятого государства-участника, однако долгое время Брюссельская конвенция не пользовалась признанием, и вступление ее в силу произошло только спустя пять лет после подписания 25 августа 1979 г.

Такая относительная "непопулярность" Брюссельской конвенции, медленный рост числа новых ратификаций (даже США присоединились к ней только в 1984 г.), неприсоединение к ней ряда государств, располагающих соответствующими техническими возможностями, объясняются обычно тем, что используемый Брюссельской конвенцией подход, основанный, в частности, на переходе от частноправового метода регулирования к публично-правовой регламентации, оказался не вполне удачным и недостаточно эффективным.

Брюссельская конвенция наряду с Женевской фонограммной конвенцией относится к числу одних из первых международных договоров в области авторского права и смежных прав, подписанные оригиналы которых включали текст на русском языке в качестве имеющего равную силу наряду с английским, французским и другими текстами.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |