Имя материала: Авторское право. Вводный курс

Автор: Владимир Козырев

Охрана смежных прав

Особенности охраны смежных прав

Таким образом, наряду с авторскими правами, которые в соответствии с доктринальным подходом должны обеспечивать охрану произведений, российское законодательство предусматривает три группы смежных прав, которые как бы примыкают к авторским, но с их помощью охраняются совсем иные объекты:

1) исполнения – результаты творческой деятельности артистов-исполнителей;

2) фонограммы (звукозаписи);

3) передачи вещательных организаций.

Смежные права в российском законодательстве появились чуть более 10 лет назад и до настоящего времени многие связанные с ними вопросы остаются нерешенными.

Трудности обусловлены недостаточной ясностью законодательных положений, их краткостью, противоречивыми интересами различных групп обладателей авторских и смежных прав и в то же время недостаточно активным отстаиванием таких корпоративных интересов на законотворческом уровне, сводящимся в основном к блокированию любых законодательных инициатив. На практике правильное оформление приобретения и передачи смежных прав зачастую отсутствует, а судебная практика по вопросам защиты смежных прав остается весьма немногочисленной.

Значительная часть иностранных исполнений и фонограмм в России вообще не охраняется. В то же время приходится учитывать особенности охраны старых объектов смежных прав, созданных в период существования СССР. Так, передачи советских вещательных организаций ранее охранялись как произведения, а затем были формально отнесены к объектам смежных прав.

Судебная практика пошла по пути признания прав артистов-исполнителей на их исполнения, имевшие место в период существования СССР, хотя действовавшее в то время законодательство не предусматривало возможность появления у них каких-либо смежных прав. В целом предполагается, что смежные права являются некоторым особым усеченным аналогом авторских прав, для них применимы во многом сходные правила (в отношении понимания исключительности прав, условий договоров и т. д.).

Подобные аналогии прямо Законом не предусмотрены, и на практике приходится сталкиваться с совершенно разными толкованиями отдельных законодательных положений.

 

Танцовщицы. Рисунок Гюстава Доре. 1854

Возникновение смежных прав

Для возникновения и осуществления смежных прав не требуется соблюдения каких-либо формальностей.

Права исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций не требуют ни регистрации, ни иного оформления. Права исполнителей возникают с момента исполнения, права производителей фонограммы возникают с момента осуществления ее записи, а права вещательной организации – с момента осуществления передачи.

Соотношение авторских и смежных прав

Авторские и смежные права действуют параллельно и формально независимо друг от друга. При использовании любого объекта смежных прав необходимо получать разрешения от всех обладателей смежных прав, а также от обладателей авторских прав на произведения, включенные в такие объекты.

Например, для законного использования фонограммы необходимо получить разрешения от обладателей прав:

1) на фонограмму;

2) исполнения, записанные на фонограмме;

3) исполняемые произведения.

Обладание авторскими правами на произведение, записанное на фонограмме, не дает никаких прав на использование фонограммы, и наоборот: обладание правами на фонограмму еще не означает, что можно использовать исполненное и записанное на ней произведение без согласия обладателей авторских прав на него.

Охрана исполнений

Исполнитель – человек, который исполняет какое-либо произведение (актер, певец, музыкант, танцор и т. д.).

Исполнителями считаются дирижеры и режиссеры-постановщики спектаклей. В то же время режиссеры фильмов и других аудиовизуальных произведений признаются авторами, так же, как и авторы пантомим. Объяснить логику законодателя при решении вопроса об отнесении того или иного лица к категории авторов или исполнителей довольно непросто.

Наряду с термином «исполнение» в Законе упоминается термин «постановка», который в Законе никак не раскрывается. Поскольку никакого отличия между охраной прав на исполнения и постановки в Законе не предусматривается, далее везде используется только термин «исполнение».

Необходимо специально подчеркнуть, что в соответствии с Законом признаются исполнениями и охраняются только исполнения произведений, правда, независимо от того, охраняются сами исполняемые произведения или не охраняются, например, в связи с истечением срока действия авторского права. Каждое исполнение охраняется как самостоятельный объект смежных прав.

 

В связи с этим нет смысла говорить о первом исполнении – каждое исполнение всегда осуществляется артистом впервые и любое следующее исполнение той же песни или того же спектакля будет порождать новые права. Вполне возможны ситуации, при которых одни исполнения будут охраняться в России, в отличие от других, по существу ничем не отличающихся от первых.

 

Два волынщика. Рисунок Питера Брейгеля Старшего. 1560

Охрана фонограмм

Фонограммой признается любая звуковая запись. Разумеется, на практике чаще всего под фонограммами понимаются записи исполняемых артистами (певцами, музыкантами) музыкальных произведений. Однако в качестве фонограмм могут также охраняться записи звуков дикой природы, различные звуковые коллекции и т. д.

Производителем фонограммы признается физическое или юридическое лицо, которое, как это сформулировано в законе, «взяло на себя инициативу и ответственность за первую звуковую запись исполнений или иных звуков». Следует признать, что определение данного понятия в Законе не отличается четкостью.

Предполагается, что если какая-либо организация вкладывает средства в создание звукозаписи – фонограммы (приобретает или арендует аппаратуру и помещение, оплачивает участие певцов и музыкантов, работу звукооператоров и т. д.), то организация должна иметь возможность окупить свои затраты и получить прибыль от подобной деятельности. На практике во избежание спорных ситуаций легче всего обеспечить доказательства своих прав производителя фонограммы, заключая с исполнителями и иными лицами договоры именно в качестве производителя фонограммы (для последующего предъявления таких договоров при необходимости).

В принципе, для защиты прав на большинство фонограмм было бы достаточно прав, приобретенных у исполнителей. Появление фигуры производителя фонограммы связано с развитием шоу-бизнеса и фонографической промышленности, представители которой захотели иметь собственные особые права, не довольствуясь только изъятием прав у исполнителя на основании договоров или законодательно закрепленных презумпций.

Следует обратить внимание, что в тексте Закона имеется очевидная ошибка: в ст. 4 Закона определяется понятие «изготовитель фонограммы», а далее в Законе используется только термин «производитель фонограммы».

Производителем фонограммы признается только лицо, вложившее силы и средства в создание первой записи зву-ков. Последующая перезапись фонограммы (воспроизведение фонограммы) никаких новых прав не создает и, наоборот, должна осуществляться только с разрешения производителя фонограммы.

Случаи предоставления охраны фонограммам

Критерий гражданства: производитель фонограммы является российским гражданином или юридическим лицом

Территориальный критерий: фонограмма впервые опубликована в Российской Федерации

Случаи, предусмотренные международным договором Российской Федерации

 

Музыкальное поздравление.

Рисунок неизвестного английского гравера. 1870

Охрана передач вещательных организаций

Вещательные организации в Российской Федерации действуют на основании специальной лицензии (разрешения), выдаваемой уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, однако ни понятие «вещание», ни понятие «вещательная организация» законодательно не определены.

 

Парижские зрители. Рисунок Гюстава Доре. 1854

В Законе различают организации эфирного вещания и организации кабельного вещания. Установленные для них положения почти ничем не отличаются друг от друга. Телевизионные вещательные организации и радиовещательные организации в Законе не рассматриваются как отдельные виды вещательных организаций, хотя, разумеется, в их работе существует значительная специфика. Предоставляемые вещательным организациям права призваны не допускать использование их передач без договоров с такими организациями.

Особые права вещательных организаций позволяют им защищать свои интересы, например, в отношении передач, содержание которых не всегда может быть защищено средствами авторского права (трансляции спортивных состязаний, информационные сообщения и т. д.).

 

Особенности охраны объектов смежных прав, созданных в период существования СССР

В период существования СССР смежные права законодательством не предусматривались, однако это не означает, что полностью исключены из охраны созданные в те годы записи исполнений (включая записи спектаклей), звукозаписи, телевизионные и радиопередачи.

Судебная практика, правда, довольно немногочисленная, не дает оснований считать, что так называемые старые исполнения могут использоваться без согласия исполнителей или их наследников. В то же время случаи предъявления исков артистами-исполнителями, участвовавшими в создании старых фильмов и звукозаписей, пока столь немногочисленны, а присуждаемые за нарушения их прав компенсации столь невелики, что в подавляющем большинстве случаев их права, к сожалению, просто игнорируются. Правопреемники государственных организаций борются за права на старые фонограммы, а старые телевизионные передачи, ранее охранявшиеся как произведения, были законодательно переведены в разряд объектов смежных прав в силу специальных переходных норм при принятии закона в 1993 г.

Особенности охраны смежных прав иностранных лиц

Большинство иностранных объектов смежных прав в России в настоящее время не охраняется.

До 26 мая 2003 г. (даты присоединения России к Римской конвенции) подавляющее большинство иностранных объектов смежных прав в России вообще не охранялось, кроме случаев предоставления весьма ограниченной охраны на основании иных международных договоров Российской Федерации.

В настоящее время после присоединения к Римской конвенции охрана также предоставляется в основном только тем иностранным исполнениям и фонограммам, которые были записаны или опубликованы после 26 мая 2003 г. Мало того, в связи с неприсоединением США к Римской конвенции охрана в России фонограмм американских правообладателей носит весьма ограниченный характер, впрочем, так же как охрана российских исполнителей и производителей фонограмм в США.

Российская Федерация участвует также в Женевской конвенции, которая позволяет иностранным производителям фонограмм требовать охраны их фонограмм в некоторых случаях, связанных с тиражированием, импортом и распространением экземпляров фонограмм на разных видах носителей. Однако ее положения подлежат применению только к фонограммам, записанным после 13 марта 1995 г. – даты присоединения нашей страны к указанной Конвенции.

Ситуация должна измениться после вступления Российской Федерации во Всемирную торговую организацию (ВТО).

Более подробные сведения о международных договорах Российской Федерации в области авторского права и смежных прав приведены в соответствующем разделе.

Уведомление о смежных правах (знак охраны смежных прав)

Законом предусматривается, что обладатели исключительных смежных прав могут для оповещения о своих правах использовать особый знак охраны смежных прав, состоящих из трех элементов:

1) латинской буквы «Р» (от англ. phonogramm) в окружности;

2) наименования обладателя смежных прав;

3) года первого опубликования фонограммы. Например: (Р) Иванов Иван Иванович, 2001 г.

Знак охраны смежных прав проставляется обычно на экземплярах фонограмм (носителях) или на их упаковке.

Применение такого знака является правом, а не обязанностью правообладателей, и не имеет особого значения. На практике подобного рода обозначения часто проставляются нарушителями на контрафактной продукции для усложнения борьбы с ними.

Права исполнителей

Права исполнителей по существу наиболее близки к авторским, поскольку также предполагают охрану результатов творческой деятельности, хотя и связанной не с созданием произведений, а с их использованием – исполнением.

 

Разумеется, в России исполнителями могут признаваться только физические лица. Именно в связи с творческим характером деятельности исполнителей они признаются обладателями особых личных неимущественных прав (моральных прав).

 

Что же касается имущественных прав, то они во многом подобны правам автора, но их перечень у исполнителя гораздо короче.

Исполнителям предоставляются исключительные имущественные права, установленные ст. 37 Закона, и ряд дополнительных имущественных прав на вознаграждение, наиболее важные из которых предусмотрены ст. 26 и 39 Закона. При этом используются понятия, аналогичные тем, которые рассматривались в разд. «Исключительные авторские права».

Следует еще раз подчеркнуть, что перечень предоставляемых исполнителям прав гораздо меньше, чем у авторов. Мало того, в отличие от авторских прав сами предоставляемые исполнителям права во многих случаях зависят от того, записано исполнение или нет, используется оно в коммерческих или некоммерческих целях, осуществляется запись исполнения на фонограмму или имеет место аудиовизуальная запись и т. д.

 

Права исполнителей могут передаваться по договорам, которые на практике часто отсутствуют или содержат незаконные положения, в том числе кабального характера. Часть прав исполнителей автоматически, в силу установленных Законом презумпций переходит к производителям фонограмм или изготовителям аудиовизуальных произведений. Так, право на сдачу в прокат опубликованной в коммерческих целях фонограммы, на которой записано исполнение, при заключении договора на запись исполнения переходит к производителю фонограммы, а у исполнителя остается только право на получение вознаграждения за такое использование его исполнения. Правда, порядок реализации этого права в Законе не раскрыт.

Заключение договора между исполнителем и производителем аудиовизуального произведения влечет передачу последнему большей части возникающих у исполнителя прав. Однако для обеспечения возможности отдельного использования изображения или звука, зафиксированных в аудиовизуальном произведении, требуется специально предусмотреть это в договоре с исполнителем.

Дополнительно Закон предусматривает, что исполнителям должно выплачиваться собираемое на коллективной основе вознаграждение в следующих случаях:

1) при воспроизведении аудиовизуальных произведений и фонограмм в личных целях (домашнее копирование, ст. 26 Закона);

2) в случаях публичного исполнения, передачи в эфир или сообщения для всеобщего сведения по кабелю исполнений, записанных на фонограммах, опубликованных в коммерческих целях (ст. 39 Закона).

На практике права исполнителей реализуются плохо. Правда, в последнее время в связи с оживлением деятельности организаций в сфере коллективного управления правами исполнителей появилась надежда добиться постепенной реализации хотя бы части заложенных в законодательстве возможностей.

Права производителей фонограмм

Для производителей фонограмм Закон не предусматривает специальных личных неимущественных прав. В остальном как исключительные права производителей фонограмм, предусмотренные ст. 38 Закона, так и их права на дополнительное вознаграждение (ст. 26 и 39 Закона) чрезвычайно близки к правам исполнителей с некоторыми отличиями в составе перечней исключительных прав.

Кроме того, часть прав исполнителей переходит к производителям фонограмм в силу установленной Законом презумпции.

 

Во всех остальных случаях производители фонограмм не имеют возможности запрещать использование их фонограмм. Кроме того, в отношении правомерно введенных в гражданский оборот экземпляров фонограмм действует точно такой же принцип исчерпания прав, как и в отношении произведений.

Права производителя фонограммы могут передаваться им по договорам любым другим лицам.

Особые случаи выплаты вознаграждения производителям фонограмм и исполнителям предусмотрены ст. 39 Закона.

 

Таким образом, в отношении публичного исполнения фонограмм, передачи их в эфир и передачи по кабелю вместо исключительных прав производителям фонограмм и исполнителям предоставляется только право на получение вознаграждения. Такое вознаграждение должно собираться на коллективной основе специализированными организациями, которые вправе представлять интересы всех исполнителей и производителей фонограмм.

Подобный подход иногда именуется режимом принудительных лицензий, поскольку в соответствии с ним ни исполнители, ни производители фонограмм не вправе запрещать указанные в ст. 39 Закона виды использования опубликованных в коммерческих целях фонограмм и записанных на них исполнений, а могут только претендовать на получение вознаграждения, собранного для них организациями по коллективному управлению правами.

Подобный подход заложен Римской конвенцией и является, по-видимому, отражением борьбы радиовещательных организаций за возможность осуществлять свою деятельность по массовому использованию музыкальных звукозаписей без согласования условий такого использования с каждым из производителей фонограмм и исполнителей в отдельности.

Разумеется, в отношении произведений, исполнения которых записаны на фонограммах, никакой режим принудительных лицензий не действует. Исключительные права авторов в рассматриваемых случаях, как правило, осуществляются на коллективной основе. В настоящее время сборы вознаграждения в данной области только начинаются.

В 2004 г. в ст. 39 Закона было внесено дополнение, согласно которому с 1 сентября 2006 г. ее положения не применяются в отношении случаев использования фонограмм в интерактивном режиме в Интернете и иных цифровых сетях, поскольку при таком виде использования с указанной даты действует исключительное право производителей фонограмм и исполнителей разрешать или запрещать доведение фонограмм до всеобщего сведения.

Права вещательных организаций

Права вещательных организаций фактически сведены к исключительным правам, предусмотренным ст. 40 и 41 Закона. Ни личные неимущественные права (моральные права), ни права на дополнительное вознаграждение Законом в настоящее время для вещательных организаций не предусмотрены, хотя периодически поднимаются вопросы о расширении прав этой категории правообладателей.

Права организации эфирного вещания и права организации кабельного вещания почти полностью совпадают.

 

Как видно из приведенного перечня, права вещательных организаций весьма ограничены, их формулировки явно несовершенны. В основном они повторяют соответствующие положения Римской конвенции, которые во многом уже устарели.

Так, упоминание о сообщении передач в местах с платным входом в настоящее время выглядит анахронизмом. Очень трудно представить, чтобы где-нибудь в России взималась специальная плата за возможность посетить помещение, чтобы посмотреть в нем телевизор или послушать радио.

Права вещательных организаций законодательно обеспечены явно недостаточно, даже самые очевидные случаи оказались ими не охвачены. Например, организация эфирного вещания, как это следует из Закона, не может запретить последующую передачу в эфир ранее переданных ей передач, а организация кабельного вещания не может запретить последующее (неодновременное) сообщение ее передач для всеобщего сведения по кабелю.

Косвенно данные действия, как предполагается, могут контролироваться с помощью права разрешать или запрещать запись передач, однако в случае если запись передачи была сделана правомерно, отмеченные выше действия оказываются за пределами контроля со стороны вещательных организаций.

Само понятие «передача» как объект прав вещательной организации до настоящего времени не имеет общепризнанного толкования.

Существуют разные точки зрения в отношении того, что следует включать в это понятие, однако недостаточная ясность соответствующих норм закона не может быть поставлена в вину его создателям, поскольку вытекает из противоречий, заложенных еще в положениях Римской конвенции и до сих пор не устраненных на международном уровне. Суть их состоит в отсутствии устраивающего все заинтересованные стороны определения того, на что же именно распространяется охрана, предоставляемая вещательным организациям:

• только ли на процесс передачи сигнала, т. е. само вещание (такой подход ограничивает права вещателей, в частности, на последующее использование записей своих спортивных, новостных и иных передач, которые не всегда могут претендовать на получение охраны в качестве аудиовизуальных произведений);

• на содержание ли передачи в целом, т. е. всю совокупность включенных в нее материалов (при таком подходе права вещательных организаций пересекаются с правами иных категорий правообладателей, в том числе с правами изготовителей аудиовизуальных произведений).

Скорее всего правильной позицией был бы поиск оптимального решения, но к настоящему времени оно отсутствует даже на теоретическом уровне.

Использование объектов смежных прав

Общий принцип, действующий в отношении использования объектов смежных прав, во многом аналогичен тому, который действует в отношении использования произведений: для законного использования исполнений, фонограмм или передач вещательных организаций необходимо согласие всех обладателей соответствующих исключительных прав на такие объекты.

Законом устанавливаются дополнительные, весьма существенные исключения из смежных прав. Кроме того, по своему объему смежные права гораздо уже авторских. Следует также учитывать, что формально разрешение на использование исполнения необходимо получать от каждого исполнителя, независимо от их числа. Так, для правомерного использования записи концерта симфонического оркестра необходимо получение разрешений от каждого из музыкантов и от дирижера.

В Законе предусмотрена возможность заключения договора с руководителем коллектива исполнителей, однако его полномочия действовать от имени других членов коллектива должны быть оформлены в порядке, предусмотренном гражданским законодательством (доверенность от каждого исполнителя и т. д.).

Во избежание путаницы следует напомнить, что при съемках фильма достаточно получить права только от артистов, исполняющих определенные роли. У лиц, снимающихся в массовых сценах (статистов), права исполнителей не возникают, так как исполнителем признается только тот, кто исполняет какое-либо произведение литературы и искусства. Правда, согласие статистов на участие в съемках также лучше оформлять в письменной форме.

Ограничения смежных прав

В отношении объектов смежных прав допускаются точно такие же ограничения, как и в отношении объектов авторских прав, а также специально предусмотренные законом дополнительные ограничения (ст. 42 Закона). Особенно важными среди дополнительных ограничений смежных прав являются положения ст. 39 Закона, которые устанавливают особые случаи, в которых использование фонограмм и записанных на них исполнений допускается без согласия правообладателей, но с выплатой им вознаграждения (см.: Права производителей фонограмм).

Договоры о передаче смежных прав

В Законе отсутствует подробное регулирование вопросов заключения договоров о передаче смежных прав. Хотя в Законе и не упоминается о распространении на договоры о передаче смежных прав положений, установленных для авторских договоров, на практике такие положения часто применяются в отношении договоров о передаче смежных прав по аналогии. Судебная практика по наиболее интересным вопросам в этой области не сложилась. Можно только рекомендовать по возможности наиболее точно оговаривать все условия, которые стороны договоров считают для себя важными, а также учитывать особые установленные Законом презумпции об автоматическом переходе прав, но не полагаться на них полностью. Так, многие (но не все) права исполнителя переходят, в силу Закона, к кинопроизводителю. Некоторые права исполнителя переходят, в силу Закона, к производителю фонограммы при заключении с ним договора о записи фонограммы.

Сроки действия смежных прав

В отношении сроков действия смежных прав на исполнения, фонограммы и передачи вещательных организаций, охрана которых предоставляется на основании положений Закона, действует простой порядок исчисления.

 

К наследникам и иным правопреемникам имущественные права переходят только в пределах неистекшей части сроков их действия.

В отношении объектов смежных прав, охраняемых на основании международных договоров Российской Федерации, приходится учитывать ряд дополнительных обстоятельств:

1) в настоящее время международные договоры Российской Федерации в области смежных прав (Римская конвенция, Женевская конвенция и др.) не предусматривают предоставления ретроактивной охраны, т. е. не позволяют требовать охраны в отношении тех объектов смежных прав, которые были созданы (записаны, опубликованы) до даты присоединения нашей страны к соответствующим международным договорам;

2) если истекает срок охраны в стране происхождения соответствующих объектов смежных прав, то они перестают охраняться и в Российской Федерации;

3) если истекает срок охраны объектов смежных прав в Российской Федерации, то они перестают охраняться на территории страны даже в том случае, если их охрана в иных странах еще не прекратилась.

 

Четыре танцующие нимфы. Рисунок Андреа Мантеньи. 1497

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 |