Имя материала: Адвокатура в России

Автор: Демидова Л.А.

Глава 10. судебно-контрольное производство в стадии предварительного расследования: организация защиты, юридическое представительство

§1. Понятие, виды, формы и режимы, цели и пределы судебного контроля на досудебных этапах

 

уголовного процесса

Право на судебную защиту вытекает из закрепленного в ст. 21 Конституции РФ принципа охраны достоинства личности, предполагающего, в частности, обязанность государства обеспечивать каждому возможность отстаивать свои права в споре с любыми органами и должностными лицами, в том числе и осуществляющими предварительное расследование по уголовным делам.

Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование являются досудебными стадиями производства по уголовному делу, основное назначение которых состоит в обеспечении условий для эффективного осуществления правосудия по уголовным делам. После передачи материалов уголовного дела с обвинительным заключением (обвинительным актом) в суд именно этот орган, разрешая дело на основе исследования в судебном заседании всех его обстоятельств, осуществляет проверку процессуальных актов и других материалов досудебного производства. При этом судом проверяются, в том числе по жалобам и заявлениям заинтересованных лиц, такие действия и решения органов расследования, которые связаны с ограничением прав и свобод участников процесса.

Осуществление судебного контроля уже после завершения предварительного расследования само по себе не может расцениваться как нарушение права на судебную защиту, т.к. гарантирующая его ст. 46 (ч. 2) Конституции РФ не определяет конкретные процедуры реализации этого права, не исключает возможности судебной проверки жалоб на действия и решения органов предварительного расследования и после передачи уголовного дела в суд.

Однако если соответствующие действия и решения органов расследования затрагивают не только собственно уголовно-процессуальные отношения, но и порождают последствия, выходящие за их рамки, существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности, откладывание проверки законности и обоснованности таких действий до стадии судебного разбирательства может причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется неосуществимым. В этих случаях контроль за действиями и решениями органов предварительного расследования со стороны суда, имеющий место лишь при рассмотрении им уголовного дела, т.е. на следующем этапе производства, не является эффективным средством восстановления нарушенных прав, и поэтому заинтересованным лицам должна быть обеспечена возможность незамедлительного обращения в ходе расследования с жалобой в суд.

Вместе с тем суд при проверке в период предварительного расследования тех или иных процессуальных актов не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу. Иное противоречило бы конституционному принципу независимости суда (ст. 120 Конституции РФ), гарантирующему в условиях состязательного процесса объективное и беспристрастное осуществление правосудия по уголовным делам.

Таким образом, судебный контроль на досудебных этапах уголовного судопроизводства - это особый самостоятельный, хотя и не выходящий за рамки уголовного судопроизводства, вид судебной деятельности, направленный на обеспечение прав, свобод человека и гражданина, а равно их защиту и незамедлительное восстановление, в случае если у заинтересованных лиц возникли основания полагать, что их права и свободы органом дознания, дознавателем, следователем либо прокурором нарушены, а законные интересы проигнорированы.

Термин "судебный контроль" появился в научном обороте сразу после введения в УПК РСФСР ст. 220-1, 220-2, регламентирующих осуществление судом проверки законности и обоснованности ареста, продления срока содержания обвиняемых под стражей. Думается, что слово "контроль" в данном случае было избрано в противовес устоявшимся понятиям "прокурорский надзор" и "судебный надзор" высших судов за деятельностью нижестоящих. Однако понятия "надзор" и "контроль" не исключают, а дополняют друг друга. Правильно было бы понимать прокурорский надзор как наблюдение за точностью соблюдения законов, в то время как судебный контроль - это фундаментальная проверка спорного вопроса. Вместе с тем, как известно, надзирающий прокурор по УПК РФ вправе не только указывать на ошибки, но и в стадии предварительного расследования отменять все незаконные решения. В последнее время большинство авторов термин "судебный контроль" толкует максимально широко, понимая под ним весь спектр судебно-контрольной деятельности, начиная от проверки законности и обоснованности отказа в принятии заявления и заканчивая проверкой уголовного дела в порядке надзора Президиумом Верховного Суда Российской Федерации (см., например: Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России. - Н. Новгород, 2002).

Истинная суть судебного контроля на досудебных этапах уголовного судопроизводства, социальное предназначение его процедур могут быть осознаны в полной мере только в контексте доктрины разделения властей при условии правильного понимания места и роли суда в механизме государственного управления.

 

Судебно-контрольные действия легко разделить на виды. В основе такого деления - компетенция инициатора судебно-контрольного производства. В лице последнего могут выступать как органы государственной власти, представляющие сторону обвинения, так и любые иные участники процесса.

Подразделение судебного контроля по форме обусловлено тем, что далеко не на все процессуальные действия распространяется принцип текущей состязательности. Так, выдавая разрешение на производство следственных действий в порядке, предусмотренном ст. 165 УПК РФ, суд совершенно не интересуется тем, что в данный момент по этому поводу думают сторона защиты, третьи лица.

И, наконец, по режиму проверки судебный контроль в стадии предварительного расследования может быть превентивным, а может быть и постфактум. В первом случае суд проверяет законность, обоснованность пока еще только намерения дознавателя, следователя и прокурора пойти на существенное ограничение конституционных прав участников уголовно-процессуальных отношений. Во втором суд, получив обоснованную жалобу, сталкивается с уже реальными нарушениями конституционных и процессуальных прав участников процесса.

Различают четыре вида судебно-контрольных действий в стадии предварительного расследования. К первому из них следует отнести компетенцию суда по:

избранию в отношении подозреваемых, обвиняемых меры пресечения в виде заключения под

стражу (ст. 108 УПК РФ);

продлению сроков содержания обвиняемых под стражей (ст. 109 УПК РФ);

-избранию в отношении обвиняемых меры пресечения в виде домашнего ареста (ст. 107 УПК РФ);

-           помещению подозреваемых, обвиняемых, не содержащихся под стражей, в медицинский или

психиатрический  стационар для  производства,  соответственно,  судебно-медицинской  или  судебно-

психиатрической экспертизы (п. 3 ч. 2 ст. 29 УПК РФ).

Вторым направлением судебно-контрольной деятельности в стадии предварительного расследования является принятие судом решений:

о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц (п. 4 ч. 2

ст. 29, ч. 5 ст. 177 УПК РФ);

о производстве обыска или выемки в жилище (п. 5 ч. 2 ст. 29, ст. 165, 182 УПК РФ);

о производстве личного обыска, за исключением случаев, предусмотренных ст. 93 УК РФ*(77)

(п. 6 ч. 2 ст. 29, ст. 184 УПК РФ);

о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах

в банках и иных кредитных организациях (п. 7 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);

о наложении ареста на корреспонденцию и выемке ее в учреждениях связи (п. 8 ч. 2 ст. 29,

ст. 185 УПК РФ);

о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических

лиц, находящиеся на счетах и вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях (п. 9

ч. 2 ст. 29 УПК РФ);

о контроле и записи телефонных и иных переговоров (п. 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);

о временном отстранении обвиняемого от должности в соответствии со ст. 114 УПК РФ (п. 10

ч. 2 ст. 29 УПК РФ);

об эксгумации (ч. 3 ст. 178 УПК РФ).

Третий вид судебно-контрольной деятельности на досудебных этапах уголовного процесса регламентирован ст. 448 УПК РФ. Он связан с особенностями производства в отношении отдельных категорий лиц, к числу которых действующий закон относит: членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, депутатов представительных органов государственной власти в субъектах Федерации; депутатов и выборных должностных лиц в системе местного самоуправления; судей; Председателя Счетной палаты РФ, его заместителей и аудиторов; Уполномоченного по правам человека в РФ; Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, а также кандидата в Президенты РФ; прокурора, следователя, адвоката (ст. 447 УПК РФ). Процедура привлечения к уголовной ответственности действующего Президента РФ урегулирована в ч.1 ст. 93 Конституции РФ и по существу является одной из разновидностей судебного контроля на досудебных этапах уголовного процесса, осуществляемого судами общей юрисдикции.

Четвертый вид - собственно компетенция суда по рассмотрению заявлений и жалоб на действия органов предварительного расследования и прокуроров (ст. 125 УПК РФ).

За истекшее десятилетие в Российской Федерации сложились следующие формы и режимы судебного контроля в стадии предварительного расследования преступлений.

В первую очередь, это рассмотрение в открытом состязательном процессе постановлений органов дознания, дознавателей, следователей и прокуроров об избрании меры пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого, продлении сроков содержания обвиняемого под стражей. В

 

таком  же   режиме   рассматриваются   представления   прокуроров  о   возбуждении  уголовных дел   в отношении лиц, перечисленных в п. 1-11 ч. 1 ст. 448 УПК РФ. Разновидность данной формы судебного контроля - закрытый состязательный процесс^(78)-Ее особенности:

инициатором судебно-контрольного действия выступают специально уполномоченные на то

субъекты стороны обвинения (ст. 107-109, 448 УПК РФ);

процедура судебного контроля детально регламентирована в законе и всегда предшествует

процессуальному действию,  осуществление которого возможно только  в случае согласия суда на

ограничение конституционных и процессуальных прав подозреваемого, обвиняемого (ст. 107-109, 448

УПК РФ).

Вторая форма судебного контроля - рассмотрение в закрытом несостязательном процессе постановлений органов предварительного расследования и прокуроров о получении у суда разрешений на производство следственных действий (ч. 2 и 3 ст. 165, ч. 3 ст. 178 УПК РФ). В данном случае закон предусматривает не только превентивную, как в предыдущем случае, форму судебного контроля, но и констатацию судом законности и обоснованности решений и действий органов предварительного расследования (прокуроров) в режиме постфактум.

Третья форма судебного контроля - это рассмотрение в открытом состязательном процессе жалоб на решения и действия (бездействие) органов предварительного расследования, прокуроров. Как и в первом случае, разновидность данной формы судебного контроля - закрытый состязательный процесс. Режим проверки - всегда постфактум.

К сказанному следует добавить, что все судебно-контрольные действия, за исключением указанных в ст. 448 УПК РФ и ч. 1 ст. 93 Конституции РФ, осуществляются судьями районных федеральных судов единолично. Вторым исключением из данного правила является продление сроков содержания обвиняемых под стражей при ознакомлении их с материалами уголовного дела (ч. 7 ст. 109 УПК РФ). По закону- это компетенция суда субъекта Федерации. В первом исключении- коллегиально трех судей, во втором - ходатайство разрешается судьей единолично.

Кассационные жалобы на решения первой судебно-контрольной инстанции разрешаются второй судебной инстанцией в обычном порядке (гл. 43, 45 УПК РФ).

Цель судебного контроля на досудебных этапах уголовного судопроизводства - это общая превенция в сфере защиты прав, свобод и законных интересов всех без исключения участников процесса, а также восстановление уже нарушенных их прав, свобод.

В силу специфики данной темы в настоящей главе рассматриваются только те формы судебного контроля, которые осуществляются в форме отрытого (закрытого) состязательного процесса на основании ст. 107-109, 125 УПК РФ.

Кроме того, в предлагаемой главе излагается наиболее целесообразный порядок действий суда, рассматривающего ходатайства органов предварительного расследования (прокуроров) о проведении следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан, приводятся практические рекомендации по организации процесса их рассмотрения. При этом внимание обращается на необходимость строгого соблюдения как норм уголовно-процессуального законодательства, так и конституционных положений, регламентирующих основные права и свободы личности. Познания в данном направлении судебного контроля позволят адвокатам (будущим адвокатам) правильно определить позицию стороны защиты при обжаловании отдельных решений и действий (бездействия) органов предварительного расследования и прокуроров.

В заключение анализируется действующее законодательство, регламентирующее участие защитника в состязательном процессе при рассмотрении судом ходатайств об избрании меры пресечения в отношении подозреваемых и обвиняемых, продлении сроков содержания обвиняемых под стражей.

Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству на досудебных стадиях судопроизводства допускается обжалование в суде постановлений дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела. Равно иные решения и действия (бездействия), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд по месту производства предварительного расследования (ст. 19, ч. 1 ст. 125 УПК РФ).

Лицом, обжалующим в стадии предварительного расследования решения, действия (бездействия) дознавателя, следователя и прокурора, должны быть соблюдены следующие условия.

По смыслу закона в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, обжалованы могут быть, во-первых, решения, действия (бездействия) органов предварительного расследования, прокуроров лишь по конкретным уголовным делам.

Исключением из данного правила является право на обжалование постановления об отказе в

 

возбуждении уголовного дела. В силу ч. 5 ст. 144 УПК РФ по правилам ст. 125 УПК РФ может быть обжалован отказ в принятии компетентным органом документов, являющихся поводом к возбуждению уголовного дела: заявления о преступлении (п. 1 ч. 1 ст. 140 УПК РФ), явки с повинной (п. 2 ч. 1 ст. 140 УПК РФ). В данном случае жалоба подается на решение или действия органа, на который законом возложена обязанность принять, зарегистрировать заявление о совершенном (готовящемся) преступлении, решить вопрос о возбуждении уголовного дела (отказе в возбуждении уголовного дела), направить заявление о преступлении по подведомственности.

Во-вторых, обжалованию подлежат лишь решения, действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора, которые являются специально уполномоченными на проведение процессуальных, а равно следственных действий должностными лицами и в уголовном процессе представляют сторону обвинения.

Одновременно могут быть обжалованы решения, действия (бездействие) сразу нескольких должностных лиц, например, следователя, начальника следственного отдела и прокурора, при условии, что они взаимосвязаны между собой.

В-третьих, обжалуются решения и действия (бездействия), которые причинили или действительно способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Практика осуществления судебного контроля за законностью и обоснованностью, а когда это требуется, то и справедливостью решений и действий (бездействия) органов предварительного расследования и прокуроров, все еще находится в процессе формирования, поскольку дискуссия о пределах компетенции суда на досудебных этапах уголовного судопроизводства не завершилась.

Однако тенденция в ее формировании уже наметилась. С уверенностью можно констатировать факт, что судами взят курс на "беспробельность" судебного контроля. Последнее означает, что в порядке ст. 125 УПК РФ обжаловать можно практически любой акт органов предварительного расследования и прокуроров, любое их действие (бездействие)*(79).

Особое место в формировании данной практики принадлежит Конституционному Суду РФ. Так, в постановлении по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 116, 211, 219 и 220 УПК РСФСР в связи с запросом Президиума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. и жалобами ряда граждан не только было обосновано право заинтересованных лиц приносить жалобы на постановления о возбуждении уголовного дела, но и были очерчены пределы полномочий суда общей юрисдикции, который в данном случае "проверят его законность, не предрешая при этом вопросы, могущие стать предметом судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела по существу".

До этого момента в теории российского уголовного процесса господствовало мнение, согласно которому судебный контроль в стадии предварительного расследования не следует распространять на решения и действия органов предварительного расследования прокуроров, которые не препятствуют движению дела.

В то же время общеизвестно, что далеко не всегда органами предварительного расследования и прокурорами при возбуждении уголовных дел соблюдаются положения гл. 20 и ст. 448 УПК РФ, в результате чего "действия и решения органов дознания, следователей и прокуроров порождают последствия, выходящие за рамки собственно уголовно-процессуальных отношений, существенно ограничивая при этом такие конституционные права и свободы личности, которые не могут быть восстановлены в результате отсроченного судебного контроля".

Следует отметить, что благодаря принципиальной позиции Конституционного Суда РФ к 1998 г. в России сложилась практика рассмотрения жалоб на законность и обоснованность решений, действий (бездействия) органов предварительного расследования, связанных с продлением сроков предварительного расследования, проведением обысков, выемок, наложения ареста на имущество.

Относительная новизна института судебного контроля на досудебных этапах уголовного судопроизводства обуславливает отсутствие устоявшихся традиций и навыков у правоприменителей как при осуществлении конкретных судебно-контрольных действий, так и при определении подведомственности тех или иных жалоб.

Наиболее распространенной ошибкой является неспособность заявителей отделить собственно уголовно-процессуальные отношения, которые складываются между их участниками в ходе предварительного расследования в рамках расследования конкретного уголовного дела, от административных, дисциплинарных, трудовых и прочих отношений, которые всего лишь сопутствуют уголовному процессу и регламентируются совершенно иными отраслями права. Конфликты, возникающие вне сферы уголовно-процессуальных отношений, разрешаются в рамках административного и гражданского судопроизводства.

§2. Лица, наделенные правом принесения в суд жалоб на решения и действия (бездействие)

 

органов предварительного расследования и прокуроров

В силу ч. 2 ст. 125 УПК РФ жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем непосредственно либо через дознавателя, следователя или прокурора.

Как видим, современный российский законодатель не только не ограничивает перечня решений, действий (бездействия) органов предварительного расследования, а также прокуроров, которые могут быть обжалованы в судебном порядке, но и предоставляет право подачи такой жалобы фактически неограниченному кругу лиц.

Таким образом, право на обжалование в суд отказа в принятии заявления о преступлении, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела имеют: 1) заявитель (лицо как физическое, так и юридическое); 2) лица, чьи конституционные, а равно процессуальные права были нарушены в связи с отказом в принятии заявления о совершенном преступлении, а равно с вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

К последним следует отнести тех, в отношении которых в возбуждении уголовного дела отказано по нереабилитирующим основаниям, а также тех, в отношении которых в резолютивной части документа конкретный процессуальный вывод хотя и не сделан, но их имена и фамилии упомянуты в описательно-мотивировочной части постановления, что зачастую имеет преюдициальное значение для иных отраслей права. Естественно, что жалобы в таком случае могут быть принесены их законными представителями, а в последнем случае - и защитниками.

Например, постановлением начальника службы криминальной милиции районного ОВД отказано в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ). Вместе с тем из описательно-мотивировочной части постановления усматривается, что мотивом отказа в возбуждении уголовного дела является не отсутствие вины конкретного лица вообще, а лишь неустановление последствий, предусмотренных ст. 264 УК РФ.

Как видим, данный вывод органа дознания хоть и косвенно, но все же имеет преюдициальное значение при решении вопросов о привлечении водителя к административной ответственности в соответствии с КоАП РФ, предъявлении к нему иска о возмещении вреда в порядке гражданского судопроизводства.

Право принесения жалоб на постановление о возбуждении уголовного дела принадлежит лицу, в отношении которого возбуждено уголовное дело, его защитнику.

В остальных случаях правом на обжалование в суд решений и действий органов предварительного расследования (прокуроров) наделены: 1) потерпевший; 2) законный представитель потерпевшего; 2) гражданский истец; 3) законный представитель гражданского истца; 4) лицо (как физическое, так и юридическое), по заявлению которого уголовное дело было возбуждено; 5) лицо, задерживавшееся по делу в порядке ст. 91-92 УПК РФ; 6) лицо, допрашивавшееся по делу в качестве подозреваемого; 7) лицо, привлекавшееся по делу в качестве обвиняемого; 8) защитники и законные представители лиц, привлекавшихся по делу в качестве обвиняемого; задерживавшихся в порядке ст. 91-92 УПК РФ, а равно допрашивавшихся по делу в качестве подозреваемых; 9) гражданский ответчик; 10) законный представитель гражданского ответчика; 11) лицо, чье имущество изъято входе предварительного расследования при проведении обысков, выемок, а равно и иным образом; 12) лицо, на чье имущество в процессе предварительного расследования наложен арест; 13) иные лица, конституционным правам и свободам которых решениями и действиями (бездействием) соответствующих участников процесса причинен ущерб, которым данными решениями и действиями (бездействиями) затруднен доступ к правосудию.

При поступлении жалобы от ненадлежащего лица судья с указанием причин возвращает ее своим письмом ненадлежащему заявителю.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 |