Имя материала: Адвокатура в условиях судебно-правовой реформы в России

Автор: Кучерена Анатолий Григорьевич

§ 1. международно-правовые стандарты взаимоотношений адвокатуры и государственной власти

 

Коренные преобразования, произошедшие в политической и экономической системе страны, повлекли за собой глобальные изменения во всех сферах жизни государства и общества, а следовательно, сложилась принципиально новая правовая ситуация, требующая коренного пересмотра организационных принципов и законодательных основ деятельности адвокатуры как одного из основных механизмов защиты прав человека.

Таким образом, за последние годы роль и место адвокатуры, круг ее задач по осуществлению защиты прав и законных интересов существенным образом изменились. Принятие новых кодексов, прежде всего Уголовно-процессуального, изменило статус адвоката, расширило его процессуальные права. Однако до последнего времени отсутствие должного правового регулирования привело к значительным недостаткам в деятельности адвокатуры. Появлялись даже так называемые параллельные коллегии, которые, в отличие от коллегий традиционных, зачастую не выполняли функций бесплатной юридической помощи, ставили цели извлечения прибыли.

Принятие Закона об адвокатуре юридически оформило принадлежность адвокатуры к институтам гражданского общества и возложение на нее отдельных публично-правовых функций. Кроме того, с принятием данного Закона появился главный субъект реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи - адвокатура, что представляет научный исследовательский интерес.

Современное Российское государство находится на этапе формирования нового правового обоснования деятельности адвокатуры, которая за время своего существования приобрела огромную значимость. Наличие в государстве лиц, способных грамотно и квалифицированно оказать юридическую помощь, служит залогом гармоничного существования общества в целом.

Обозревая российское законодательство в области адвокатской деятельности на предмет его соответствия международным стандартам в области адвокатской деятельности, необходимо заметить, что оно существует в отрыве от международных стандартов в данной области. Многие важнейшие международные документы не ратифицированы Российской Федерацией, что позволяет сделать вывод о функционировании института российской адвокатуры вне связи с международными стандартами и принципами в данной области, о территориальной изолированности исследуемого института.

Международно-правовые акты, определяющие роль адвокатов в жизни общества, устанавливают следующее.

Основные принципы, касающиеся роли юристов (принятые Восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г., Гавана), закрепили: "Правительства признают и обеспечивают конфиденциальный характер любых сношений и консультаций между юристами и их клиентами в рамках их профессиональных отношений". Стандарты независимости юридической профессии Международной ассоциации юристов (приняты на Конференции МАЮ 7 сентября 1990 г. в Нью-Йорке) гласят: "Независимость адвокатов при ведении дел должна гарантироваться", чтобы обеспечить оказание свободной, справедливой и конфиденциальной юридической помощи. Адвокатам должны быть предоставлены возможности обеспечения конфиденциальных отношений с клиентом, включая защиту обычной и электронной систем всего адвокатского делопроизводства и документов адвоката от изъятия и проверок, а также обеспечение защиты от вмешательств в используемые электронные средства связи и информационные системы.

Кодекс поведения для юристов в Европейском сообществе (принятый 28 октября 1998 г. Советом коллегий адвокатов и юридических сообществ Европейского союза в Страсбурге) относит к основным признакам адвокатской деятельности создание доверителю условий, при которых он может свободно сообщать адвокату сведения, которые не сообщил бы другим лицам, и сохранение адвокатом как получателем информации ее конфиденциальности, поскольку без уверенности в конфиденциальности не может быть доверия. Требованием конфиденциальности определяются права и обязанности адвоката, имеющие фундаментальное значение для профессиональной деятельности; адвокат должен соблюдать конфиденциальность в отношении всей информации, предоставленной ему самим доверителем или полученной им относительно его доверителя или других лиц в ходе предоставления юридических услуг; при этом обязательства, связанные с конфиденциальностью, не ограничены во времени (п. 2.3).

В 1996 г. Российская Федерация вступила в Совет Европы <1>. Главнейшим условием вступления в эту международную организацию является присоединение к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. <2> (далее - Европейская конвенция). В Заключении Парламентской Ассамблеи Совета Европы N 193 в качестве первого условия-рекомендации удовлетворения заявки России на вступление в Совет Европы указано обязательство России "при вступлении подписать Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод и в течение одного года ратифицировать Конвенцию и Протоколы к ней N N 1, 2, 4, 7 и 11, а также признать право на подачу индивидуальных жалоб в Европейскую комиссию по правам человека и обязательную юрисдикцию Европейского суда по правам человека (статьи 25 и 46 Конвенции), до момента вступления в силу Протокола N 11" <3>.

--------------------------------

<1> См.: Федеральный закон от 23 февраля 1996 г. N 19-ФЗ "О присоединении России к Уставу Совета Европы" // СЗ РФ. 1996. N 9. Ст. 774.

<2> Конвенция о защите прав человека и основных свобод, ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.), с изменениями от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января, 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г. // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

<3> См.: Заключение N 193 по заявке России на вступление в Совет Европы (Страсбург, 25 января 1996 г.). Документ официально опубликован не был.

 

Российская Федерация подписала Европейскую конвенцию и действовавшие к тому моменту Протоколы к ней 28 февраля 1996 г. (за исключением Протокола N 6, предусматривающего отмену смертной казни <1>), а в 1998 г. ратифицировала ее <2>. Таким образом, Россия взяла на себя обязательство гарантировать и защищать права и свободы, предусмотренные этим важнейшим международным актом.

--------------------------------

<1> См.: Протокол N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод относительно отмены смертной казни, ETS N 114 (Страсбург, 28 апреля 1983 г.). Документ официально опубликован не был.

<2> См.: Федеральный закон от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" // СЗ РФ. 1998. N 14. Ст. 1514.

 

Европейская конвенция не требует принятия специальных законов в развитие своих положений, поэтому в соответствии со ст. 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" <1> действует в России непосредственно. Согласно ст. 15 Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы.

--------------------------------

<1> См.: Федеральный закон от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации", ст. 5 // СЗ РФ. 1995. N 29. Ст. 2757.

 

Однако в условиях, когда прямое применение норм Европейской конвенции в России осуществляется довольно редко (в основном только в решениях высших судебных органов), без включения положений Европейской конвенции в российское законодательство защита прав и свобод человека, ей гарантированных, видится затруднительной. Поэтому имплементация норм Европейской конвенции - необходимый элемент повышения эффективности ее действия.

Примечательно, что в Хартии основных прав, являющейся частью Конституции Европейского союза, ставится задача полной имплементации прав и свобод, которые вытекают "из Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, социальных хартий, принятых Сообществом и Советом Европы, а также из судебной практики Суда Европейских сообществ и Европейского суда по правам человека" <1>. Отмечается, что это требование выражает стремление стран - участниц Европейского союза прийти к унификации гуманитарного права в целом и, в частности, права Европейского союза и права Совета Европы, а также судебной практики по правам человека (особенно Европейского суда по правам человека, находящегося в Страсбурге) и существующих в Европе механизмов их защиты <2>.

--------------------------------

<1> См.: Конституция Европейского союза: Договор, устанавливающий Конституцию для Европы (с комментарием). М.: ИНФРА-М, 2005.

<2> См.: Хартия Европейского союза об основных правах. Глобалистика: Энциклопедия. М., 2003. С. 1123 - 1125 // Сайт кафедры права Европейского союза Московской государственной юридической академии: http://eulaw.edu. ru/documents/articles/eu4.htm.

 

Думается, что построение демократического правового государства, обозначенное в Конституции РФ как главная идея развития России, невозможно без подведения внутреннего российского законодательства к европейским стандартам, а это в первую очередь предполагает полноценную имплементацию норм Европейской конвенции. В целом можно утверждать, что законотворческими органами Российской Федерации была проделана серьезная работа по приведению российского законодательства в соответствие с нормами европейского права в области защиты прав человека. В то же время в российской правовой системе существуют серьезные разногласия с нормами Европейской конвенции.

Попробуем обозначить наиболее общие проблемы имплементации Европейской конвенции, останавливаясь на конкретных примерах, их иллюстрирующих.

Прежде всего стоит отметить, что в некоторых сферах сближение российского законодательства с европейскими гуманитарными нормами встречает серьезное сопротивление законодателей, теоретиков в области юриспруденции и практических работников. Наиболее ярко это противодействие проявило себя в рассмотрении вопроса о передаче полномочий по принятию решения об аресте обвиняемых и подозреваемых от прокуратуры судам.

Статья 5 Европейской конвенции вводит правило обязательного судебного контроля при применении к подозреваемым и обвиняемым такой меры пресечения, как заключение под стражу. В соответствии с Европейской конвенцией санкционирование задержания (ареста) допускаются только судом. При этом требуется незамедлительное доставление задержанного (арестованного) к судье для проверки законности и обоснованности задержания или ареста.

В момент подписания и ратификации Европейской конвенции в России действовал Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г., в соответствии с которым решение следователя или органа дознания о заключении лица под стражу подлежало санкционированию со стороны прокурора (ч. 1 ст. 11, ч. 1 ст. 89, ст. ст. 90, 92, 96, 96.1, 96.2, 97, 101, 122). Процедура судебной проверки законности ареста не была обязательна и могла быть инициирована лишь самим лицом, заключенным под стражу, путем подачи жалобы в суд (ст. ст. 220.1, 220.2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР от 27 октября 1960 г.).

Такой порядок противоречил ст. 5 Европейской конвенции, однако со ссылкой на неготовность российской правовой системы к переходу к предварительному судебному контролю над арестами при подписании и ратификации Европейской конвенции Российской Федерацией была сделана оговорка, оставившая в силе прежний порядок заключения подозреваемых и обвиняемых под стражу, предполагающий лишь прокурорское санкционирование. Срок действия указанной оговорки был ограничен периодом, который "потребуется для внесения в законодательство Российской Федерации изменений, полностью устраняющих несоответствия указанных выше положений положениям Конвенции" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Федеральный закон от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней", ст. 1 // СЗ РФ. 1998. N 14. Ст. 1514.

 

Правовую основу для такой оговорки составила Конституция РФ. В соответствии со ст. 22 Конституции РФ арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению, а до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. Однако п. 6 заключительных и переходных положений Конституции РФ действие этой нормы было заморожено до приведения уголовно-процессуального законодательства РФ в соответствие с положениями Конституции РФ и сохранен прежний "прокурорский" порядок ареста.

В современном международном праве выработан комплекс мероприятий в виде организационных и правовых гарантий правозащитной деятельности адвоката в целях обеспечения юридической помощи населению, т.е. международные стандарты адвокатской деятельности, которые направлены на обеспечение одного из фундаментальных прав человека - права на защиту. Основу правового и морального регулирования деятельности адвоката на международном уровне составляет целая система международно-правовых актов:

- Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 8 января 1993 г. N R (93) 1 "Об эффективном доступе к праву и правосудию малообеспеченных" <1>;

--------------------------------

<1> См.: Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 8 января 1993 г. N R (93) 1 "Об эффективном доступе к праву и правосудию малообеспеченных". Текст Рекомендации официально опубликован не был.

 

- Резолюция Комитета министров Совета Европы от 18 февраля 1996 г. N (76) 5 "О юридической помощи по гражданским, торговым и административным делам" <1>;

--------------------------------

<1> См.: Резолюция Комитета министров Совета Европы от 18 февраля 1996 г. N (76) 5 "О юридической помощи по гражданским, торговым и административным делам" // Российская юстиция. 1997. N 6.

 

- Резолюция Комитета министров Совета Европы от 2 марта 1978 г. N (78) 8 "О юридической помощи и консультациях" <1>;

--------------------------------

<1> См.: Резолюция Комитета министров Совета Европы от 2 марта 1978 г. N (78) 8 "О юридической помощи и консультациях" // Российская юстиция. 1997. N 6.

 

- Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 14 мая 1981 г. N R (81) 7 "Комитет министров - государствам-членам относительно путей облегчения доступа к правосудию" <1>;

--------------------------------

<1> См.: Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 14 мая 1981 г. N R (81) 7 "Комитет министров - государствам-членам относительно путей облегчения доступа к правосудию" // Российская юстиция. 1997. N 6.

 

- Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (принята Генеральной Ассамблеей ООН и открыта для подписания, ратификации и присоединения Резолюцией 39/46 от 10 декабря 1984 г.) <1>;

--------------------------------

<1> См.: Конвенция ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (Нью-Йорк, 10 декабря 1984 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР. 1987. N 45. Ст. 747. Конвенция подписана от имени Правительства СССР 10 декабря 1985 г. и ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 21 января 1987 г. со следующими оговорками: "Союз Советских Социалистических Республик не признает компетенцию Комитета против пыток, определенную статьей 20 Конвенции"; "Союз Советских Социалистических Республик не считает себя связанным положениями пункта 1 статьи 30 Конвенции". Конвенция вступила в силу (в том числе для СССР) 26 июня 1987 г. Согласно Федеральному закону от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" Российская Федерация в качестве государства - продолжателя Союза Советских Социалистических Республик осуществляет права и выполняет обязательства, вытекающие из международных договоров, заключенных СССР.

 

- Свод принципов для защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утвержден Генеральной Ассамблеей ООН в Резолюции 43/173 от 9 декабря 1988 г.) <1>;

--------------------------------

<1> См.: Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утвержден на 76-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН 9 декабря 1988 г.) // Советская юстиция. 1992. N 6. С. 20.

 

- Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (приняты на I Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1955 г., одобрены Экономическим и социальным советом ООН в Резолюциях 663 C от 31 июля 1957 г., 2076 от 13 мая 1977 г. и 1984/47 от 25 мая 1984 г.) <1>;

--------------------------------

<1> См.: Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (утверждены ООН 30 августа 1955 г., одобрены Экономическим и социальным советом на 994-ом пленарном заседании 31 июля 1957 г.) // Советская юстиция. 1992. N 2. С. 19.

 

- Принципы эффективного предупреждения и расследования внезаконных, произвольных и суммарных казней (рекомендованы на пленарном заседании Экономического совета ООН 24 мая 1989 г.) <1>;

--------------------------------

<1> См.: Резолюция Экономического и социального совета ООН 1989/65 от 24 мая 1989 г. "Эффективное предупреждение и расследование внезаконных, произвольных и суммарных казней" // Советская юстиция. 1992. N 7, 8. С. 36.

 

- Рекомендация Комитета министров Совета Европы о свободе осуществления профессии адвоката (принята Комитетом министров Совета Европы 25 октября 2000 г.) <1>;

--------------------------------

<1> См.: Рекомендация Комитета министров Совета Европы о свободе осуществления профессии адвоката (принята Комитетом министров Совета Европы 25 октября 2000 г.) // Собрание международных документов "Права человека и судопроизводство". OSCE. Poland.

 

- Основные принципы, касающиеся роли юристов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, 27 августа - 7 сентября 1990 г.) <1>;

--------------------------------

<1> См.: Основные принципы, касающиеся роли юристов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Гавана, 27 августа - 7 сентября 1990 г.) // Собрание международных документов "Права человека и судопроизводство". OSCE. Poland.

 

- Основные положения о роли адвокатов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, 27 августа - 7 сентября 1990 г.) <1>.

--------------------------------

<1> См.: Основные положения о роли адвокатов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке) // Советская юстиция. 1991. N 20. С. 19.

 

Практически все вышеперечисленные документы не имплементированы в правовую систему Российской Федерации, что позволяет сделать вывод о функционировании института российской адвокатуры в отрыве от существующих международных стандартов и принципов в данной области, а также о территориальной изолированности исследуемого института.

В рамках процесса совершенствования уголовно-процессуального законодательства РФ решение вопроса о передаче суду полномочий на принятие решений об аресте всячески затягивалось из-за противодействия со стороны консервативной части работников правоохранительных органов. Так, 6 января 2001 г. Президент РФ внес в Государственную Думу РФ проект закона N 45979-3 "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР", предполагавший передачу в ведение судов санкционирования арестов, однако уже 17 января 2001 г. этот законопроект был отозван. Как отмечалось в средствах массовой информации, причиной отзыва стало давление, оказанное на Президента РФ руководителями силовых структур (ФСБ, МВД и прокуратуры РФ).

По этим же причинам первоначально введение норм нового Уголовно-процессуального кодекса РФ, которые отнесли к исключительной компетенции суда решение вопроса о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу, было отложено до 1 января 2004 г., в то время как его основная часть вступала в силу с 1 июля 2002 г. <1>. Лишь вмешательство Конституционного Суда РФ способствовало тому, что судебный порядок заключения под стражу на срок свыше 48 часов был введен с 1 июля 2002 г. В Постановлении от 14 марта 2002 г. N 6-П Конституционный Суд РФ признал, что задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, на срок свыше 48 часов и применение в качестве меры пресечения заключения под стражу без судебного решения после принятия нового Уголовно-процессуального кодекса РФ не могут считаться соответствующими Конституции РФ. Конституционный Суд РФ отметил, что как в Конституции РФ, так и в Федеральном законе от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" сохранение ранее действовавшего порядка задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, и порядка применения заключения под стражу рассматривалось исключительно как переходная мера, ограниченная по времени периодом, необходимым лишь для внесения в законодательство соответствующих изменений. В этой связи было постановлено, что любые нормативно-правовые положения, допускающие задержание до судебного решения на срок свыше 48 часов, а также арест (заключение под стражу) и содержание под стражей без судебного решения с 1 июля 2002 г. не подлежат применению. Федеральному Собранию было указано незамедлительно внести в законодательство изменения, чтобы обеспечить введение в действие норм, предусматривающих судебный порядок применения ареста (заключения под стражу), содержания под стражей, а также задержания подозреваемого на срок свыше 48 часов, с 1 июля 2002 г. <2>.

--------------------------------

<1> См.: Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. N 177-ФЗ "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", ст. 10 // СЗ РФ. 2001. N 52 (часть 1). Ст. 4924.

<2> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 марта 2002 г. N 6-П "По делу о проверке конституционности статей 90, 96, 122 и 216 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан С.С. Маленкина, Р.Н. Мартынова и С.В. Пустовалова" // СЗ РФ. 2002. N 12. Ст. 1178.

 

Таким образом, только через пять лет после ратификации Европейской конвенции посредством вмешательства высшей судебной инстанции России в законодательство РФ были имплементированы положения ее ст. 5.

Говоря о существующих в настоящее время концептуальных противоречиях законодательства РФ и Европейской конвенции, нельзя не остановиться на вопросе отмены смертной казни. В соответствии с заключением Парламентской Ассамблеи Совета Европы Россия обязана была подписать в течение одного года и ратифицировать не позднее чем через три года с момента вступления в Совет Европы Протокол N 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, касающийся отмены смертной казни в мирное время, и установить со дня вступления мораторий на исполнение смертных приговоров <1>. В соответствии с указанным Протоколом "смертная казнь отменяется. Никто не может быть приговорен к смертной казни или казнен. Государство может предусмотреть в своем законодательстве смертную казнь за действия, совершенные во время войны или при неизбежной угрозе войны; подобное наказание применяется только в установленных законом случаях и в соответствии с его положениями" <2>.

--------------------------------

<1> См.: Заключение N 193 по заявке России на вступление в Совет Европы (Страсбург, 25 января 1996 г.). Документ официально опубликован не был.

<2> См.: Протокол N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод относительно отмены смертной казни, ETS N 114 (Страсбург, 28 апреля 1983 г.). Документ официально опубликован не был.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 |