Имя материала: Адвокатура в условиях судебно-правовой реформы в России

Автор: Кучерена Анатолий Григорьевич

§ 3. перспективы развития законодательства об адвокатуре в российской федерации

 

В Российской Федерации вопрос о правовом положении адвокатуры на различных этапах существования этого института решался по-разному. Положение 1980 г. <1> устанавливало, что общее руководство коллегиями адвокатов осуществляют советы народных депутатов и их исполнительные и распорядительные органы как непосредственно, так и через министерства юстиции, отделы юстиции исполнительных комитетов краевых, областных, городских советов народных депутатов.

--------------------------------

<1> См.: Закон РСФСР от 20 ноября 1980 г. "Об утверждении Положения об адвокатуре РСФСР" // Ведомости ВС РСФСР. 1980. N 48. Ст. 1596.

 

Таким образом, указанные нормы допускали непосредственное вмешательство органов государственной власти в деятельность адвокатских объединений, что, конечно, плохо сочеталось с независимостью адвокатов в их профессиональной деятельности. Часто адвокаты лишь изображали защиту, становясь еще одним орудием государства.

В последние годы данные положения не применялись, но их законодательная отмена - это несомненный шаг вперед в развитии законодательства, регулирующего деятельность адвокатуры. В то же время попытки сохранить рычаги давления Министерства юстиции РФ на адвокатуру предпринимались и в процессе принятия Закона об адвокатуре <1>, однако резкий протест адвокатского сообщества возымел свое действие, и самые спорные положения в Закон не вошли. Роль Министерства юстиции РФ и территориальных органов юстиции в Законе об адвокатуре несколько изменилась, а их полномочия, в полном соответствии с демократическими принципами построения государства, провозглашенными Конституцией РФ, уменьшились. Министерство юстиции РФ сохранило функцию контроля над соблюдением законности в деятельности адвокатуры, но теперь оно не имеет права непосредственно вмешиваться в дела адвокатского сообщества. Органы юстиции получили во многом техническую функцию - ведение реестра адвокатов, но вносить изменения в этот реестр по собственной инициативе они не имеют права. Все эти новеллы Закона можно только приветствовать. Законодатель в данном случае более последовательно проводит в жизнь принцип независимости адвокатуры.

--------------------------------

<1> См.: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

 

Анализируя динамику преобразований в области адвокатской деятельности в Российской Федерации, обратим внимание на то, что с начала 1990-х годов на всем постсоветском пространстве адвокатское сообщество ведет активную дискуссию о путях реформирования адвокатуры. Вместе с тем процесс реформирования затянулся, чему способствовали разногласия среди самих адвокатов: так называемые традиционные адвокатские коллегии болезненно восприняли создание альтернативных адвокатских формирований, подвергнув сомнению их компетентность, методы и формы работы. В адвокатском сообществе произошел раскол, причины которого никому, кроме самих адвокатов, не понятны и не интересны.

Адвокаты, не придавая значения противоречиям внутри адвокатского сообщества, в большей своей части имеют склонность списывать все проблемы адвокатуры на несовершенство законодательства, анализируют исключительно процессуальные аспекты <1> неудовлетворительного состояния адвокатуры. Споры возникали и возникают по поводу тех или иных норм уголовно-процессуального, гражданско-процессуального и иных отраслей права, которые носят декларативный характер, где не предусмотрен механизм их реализации; вносятся предложения о расширении прав адвокатов и т.д. Но источники проблем в деятельности адвокатуры находятся за пределами отдельных отраслей законодательства. Нормы законодательства являются лишь зеркалом фактически складывающихся в обществе отношений. Характер взаимоотношений адвокатуры и правоохранительных органов государства представляет собой противостояние общественной организации (пусть даже наделенной особым статусом) и высокоорганизованной системы органов государственной власти <2>.

--------------------------------

<1> Например, отсутствие законодательно закрепленных механизмов противодействия адвокатуры давлению со стороны прокуратуры и прочих правоохранительных органов на суд в ходе судебного заседания, а также злоупотреблениям со стороны органов дознания и предварительного следствия во время досудебных процессуальных действий. См.: Александров А., Стуликов А. Участие защитника в предварительном расследовании // Российская юстиция. 2001. N 11; Божьев В. К вопросу о состязательности в уголовном процессе // Уголовное право. 2000. N 1; Кобликов П.Ю., Алиев Т.Т., Громов Н.А., Бабаев Э.Х. О праве обвиняемого на защиту и его реализации в российском уголовном процессе // Следователь. 2002. N 4; Лукичев Н.А. Обеспечение состязательного процесса на стадии предварительного расследования // Следователь. 2002. N 5.

<2> См.: Хван Л.Б. Опыт реформ адвокатуры в странах СНГ: проблемы независимости профессионального единства и непрерывного образования // Современное состояние адвокатуры в странах Центральной Азии: проблемы и перспективы: Материалы Международной региональной конференции (4 - 7 февраля 2003 г., Ташкент, Узбекистан) / Отв. ред. Г.А. Ишанханова, Л.Б. Хван, И.Б. Азизов и др. Ташкент: Консаудитинформ, 2003. С. 20.

 

Таким образом, при анализе перспектив развития адвокатуры в России следует обратить внимание на следующие аспекты данной проблемы: предпосылки, принципы, основные направления и задачи реформирования адвокатуры. Причем указанные аспекты в дальнейшем могут быть объединены в рамках самостоятельного подхода к институциональной реформе российской адвокатуры. Представляется, что институциональность преобразований адвокатской деятельности в настоящее время имеет принципиальное значение, поскольку институт адвокатуры:

- является частью правового института защиты прав и свобод человека и гражданина;

- является институтом гражданского общества, содействующим правосудию, т.е. находится в определенной связи с элементами судебной системы РФ;

- использует чрезвычайно много процессуальных норм из различных областей права, которые помимо данного института больше нигде не получают такого общего объединения;

- в силу своего предназначения в процессуальном плане противопоставляется всему комплексу правоохранительных органов государственной власти, что, следовательно, предполагает необходимость урегулирования взаимоотношений между адвокатурой и всеми этими органами с учетом специфики каждого из них;

- в настоящее время должен быть подчинен международным стандартам, причем двояким - в области обеспечения оказания квалифицированной юридической помощи и в области правил функционирования самого института адвокатуры как саморегулируемой структуры. Таким образом, реформирование российской адвокатуры должно происходить с учетом перечисленных аспектов, которые позволяют позиционировать данное реформирование как институциональный процесс.

Доктор юридических наук, профессор А.Х. Саидов на Международной региональной конференции, посвященной современному состоянию адвокатуры в странах Центральной Азии, в своем докладе выделил следующие предпосылки реформы адвокатуры, которые он назвал общими для большинства стран постсоветского пространства:

- национальное законодательство не в полной мере соответствует международным стандартам;

- не разработан механизм реализации принципа равенства сторон в суде;

- несовершенен механизм оказания юридической помощи лицам, находящимся в следственных изоляторах и исправительных учреждениях;

- отсутствует правовое регулирование деятельности адвокатов в других государствах;

- нет непрерывной и целостной системы подготовки и переподготовки профессиональных и научно-педагогических кадров адвокатуры.

Представляется, что все названное в полной мере соответствуют современной ситуации, сложившейся в Российской Федерации, в связи с чем попробуем спроецировать выделенные предпосылки реформирования исследуемого института на российскую адвокатуру и, по возможности, выделим дополнительные предпосылки, свойственные именно адвокатуре РФ.

В настоящее время российское законодательство в области адвокатской деятельности существует в отрыве от международных стандартов в данной области.

Что касается отсутствия в законодательстве Российской Федерации механизма реализации принципа равенства сторон в суде, сошлемся на мнение профессора А.Х. Саидова, который резонно полагал, что "если обвинение обладает мощным аппаратом (системой правоохранительных органов), то одним из необходимых условий обеспечения состязательности сторон в судебном процессе является формирование мощной структуры, объединившей бы адвокатов. "Организации" может противостоять только "организация". Не будет сильной организации адвокатов - не будет состязательности процесса" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Саидов А.Х. Международные стандарты и законодательство об адвокатуре в странах Центральной Азии // Современное состояние адвокатуры в странах Центральной Азии: проблемы и перспективы: Материалы Международной региональной конференции (4 - 7 февраля 2003 г., Ташкент, Узбекистан) / Отв. ред. Г.А. Ишанханова, Л.Б. Хван, И.Б. Азизов и др. Ташкент: Консаудитинформ, 2003. С. 14.

 

В Российской Федерации принцип состязательности сторон в суде до настоящего времени в полной мере реализовать не удалось. Кроме того, российская система правоохранительных органов обладает большим потенциалом воздействия в суде, причем не только на противную сторону, но и на сам суд. В таких условиях институт адвокатуры нуждается в процессуальных гарантиях своего равноправия на судебном процессе.

Представляется, что позиционируемое доктором юридических наук, профессором А.Х. Саидовым несовершенство механизма оказания юридической помощи лицам, находящимся в следственных изоляторах и исправительных учреждениях, применительно к Российской Федерации можно расширить и сформулировать данную предпосылку как несовершенство механизма оказания юридической помощи.

Конституция РФ в ст. 48 гарантирует право каждого на получение квалифицированной юридической помощи (а в определенных случаях и бесплатной юридической помощи).

До принятия Закона об адвокатуре в России не существовало документально зафиксированных, формализованных в виде нормативных правовых актов процедур оказания данной помощи. С принятием Закона об адвокатуре ситуация некоторым образом улучшилась, но остались неразрешенными многие вопросы в области оказания гражданам задекларированной в Конституции РФ юридической помощи. Так, если сам процесс судопроизводства или предварительного следствия, дознания подвержен строгой регламентации, что исключает возможность спекулирования судом своим процессуальным положением, то процедура оказания юридической помощи формально не привязана ни к одному нормативному правовому акту. Возможно, именно поэтому лишь небольшой процент граждан России могут с уверенностью сказать, что они получили квалифицированную юридическую помощь. Число же лиц, знающих, что такое процедура получения юридической помощи (за исключением самих оказывающих данную помощь), а также представляющих, какие они имеют гарантии того, что оказываемая им помощь именно квалифицированная, уменьшается <1>.

--------------------------------

<1> См., напр.: Мартынчик Е.Г., Колоколова Э.Е. Юридическая помощь в судопроизводстве: виды, субъекты и их функции // Адвокатская практика. 2001. N 4; Работа коллегий адвокатов Российской Федерации в 2001 году // Российская юстиция. 2002. N 8; Юридические гарантии прав личности в Российской Федерации (по материалам круглого стола) / Материал подготовил д-р юрид. наук Р.А. Каламкарян // Государство и право. 2000. N 1.

 

Рассмотрим следующую из выделенных предпосылок. В связи с отсутствием регламентации в области деятельности российских адвокатов за границей и получатели юридической помощи, и сами адвокаты находятся в равном положении субъектов, чьи права и обязанности не урегулированы правом. Поэтому можно еще раз выразить сожаление в связи с тем, что федеральный законодатель не предпринимает попыток интегрировать российский институт адвокатуры в мировую правозащитную систему.

По причине отсутствия правового регулирования деятельности адвокатов на территории других государств, а также деятельности иностранных адвокатов на территории Российской Федерации (в последнем случае ситуация не столь запущена <1>) российский институт адвокатуры является территориально и нормативно локализованным образованием.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Правительства РФ от 19 сентября 2003 г. N 584 "Об утверждении Положения о ведении реестра адвокатов, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации" // СЗ РФ. 2003. N 39. Ст. 3768; Приказ Минюста России от 12 января 2004 г. N 2 "Об утверждении формы и порядка предоставления выписки из реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих деятельность на территории Российской Федерации" // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2004. N 6.

 

В настоящее время в указанном направлении адвокатские образования начали предпринимать определенные шаги. В частности, в Российской Федерации действует Международный союз (содружество) адвокатов, образованный в 1992 г., как правопреемник Союза адвокатов СССР, адвокатов Армении, Беларуси, Молдавии, России, Казахстана, Киргизии, Узбекистана и Украины, а также группы адвокатов Западной Европы. Как отмечает президент Международного союза (содружества) адвокатов Г.А. Воскресенский, основной задачей Союза является обеспечение солидарности, сотрудничества и взаимопомощи адвокатов стран СНГ и других государств. Во исполнение этой задачи президиум Международного союза (содружества) ежегодно организует научно-практические конференции в иностранных государствах с целью изучения опыта работы адвокатов зарубежных стран, установления деловых контактов и сотрудничества адвокатов <1>. В частности, в сентябре 2004 г. в Киеве президиумы Международного союза (содружества) и Союза адвокатов Украины провели совместное совещание, посвященное укреплению деловых связей между адвокатами России и Украины. Участники совещания поддержали соглашение Президентов Беларуси, Казахстана, России и Украины о формировании на территории этих стран Единого экономического пространства и пришли к выводу, что важнейшим условием претворения в жизнь этого соглашения является образование Единого правового пространства. При подготовке Концепции названного правового пространства участники совещания полагали необходимым разработать единую систему правового регулирования экономических и финансовых отношений для всех участников соглашения, а также гармонизировать законодательства этих стран в той мере, в какой это необходимо для формирования Единого экономического пространства.

--------------------------------

<1> См.: Воскресенский Г.А. Адвокаты должны зависеть только от Закона // Адвокат. 2005. N 2.

 

Таким образом, со стороны адвокатских объединений Российской Федерации предпринимаются попытки (пусть даже только двусторонние) унификации правил оказания юридической помощи адвокатами и правил деятельности адвокатов на территории иностранных государств. Вместе с тем в данной ситуации двусторонние соглашения не могут изменить существующую ситуацию, необходимы конкретные шаги со стороны федерального законодателя в рамках присоединения к общемировым стандартам и принципам в области адвокатской деятельности, что, свою очередь, будет способствовать интеграции российской адвокатуры в мировую правоохранительную систему. Иными словами, отсутствие правового регулирования деятельности адвокатов на территории других государств, указанное доктором юридических наук, профессором А.Х. Саидовым в качестве предпосылки дальнейшего реформирования института адвокатуры, актуально и для российского законодательства.

Представляется, что вопрос обязательной профессиональной подготовки и переподготовки адвокатских кадров в Российской Федерации должен быть решен положительно по следующим причинам:

1. Законодательство Российской Федерации подвержено постоянным изменениям. Один человек не в состоянии отследить все изменения и соотнести их в законе с действующими нормативными правовыми актами. Кроме того, не секрет, что большую роль в деятельности адвоката играет знание судебной практики и умение ее применять. Важно отметить и то, что поток информации будет только расти и ее систематизация и усвоение могут отнимать у адвоката немало времени в ущерб его основной деятельности.

2. Все субъекты правоохранительной системы - суды, прокуратура, органы внутренних дел - обладают серьезной системой переподготовки своих кадров. Тем самым указанные органы признают ценность обязательной профессиональной подготовки и переподготовки и широко используют ее в своей деятельности. В то же время российская адвокатура до сих пор оставляет вопросы профессиональной подготовки и переподготовки на усмотрение самих адвокатов, действуя по принципу "децентрализованность и необязательность".

Таким образом, в Российской Федерации для поддержания необходимого уровня профессиональной подготовки, подтверждения адвокатом знаний текущего законодательства и правоприменительной практики, для непрерывного образования необходимо учредить институт повышения квалификации адвокатов (либо центр) или организовать специализированные курсы повышения квалификации адвокатов, где один раз в три года повышать квалификацию. Из-за отсутствия финансирования полезно взаимодействовать с международными организациями в этом учебном процессе, разработать положение об учебном центре, проект о проведении обучения адвокатов, привлечь научно-методический совет, который разработает единую методику профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов, помощников и стажеров, поможет привлечь научные организации и учебные заведения <1>.

--------------------------------

<1> См.: Усманова М.С. О непрерывном образовании адвокатов // Материалы Международной региональной конференции (4 - 7 февраля 2003 г., Ташкент, Узбекистан) / Отв. ред. Г.А. Ишанханова, Л.Б. Хван, И.Б. Азизов и др. Ташкент: Консаудитинформ, 2003. С. 115.

 

Российская адвокатура, признавая профессиональную подготовку и переподготовку кадров адвокатов одной из самых острых корпоративных проблем, самостоятельно, в рамках различных адвокатских образований, проводит мероприятия, направленные на разрешение указанной проблемы. В частности, Международный союз (содружество) адвокатов ежегодно организует научно-практические конференции в иностранных государствах. По состоянию на январь 2009 г. было проведено более 60 научно-практических конференций в странах Европы, Америки, Азии и Северной Африки, которые способствовали изучению опыта работы адвокатов зарубежных стран, установлению деловых контактов и сотрудничества адвокатов, а также организации интересного и полноценного отдыха адвокатов и их семей. На конференциях обсуждались вопросы о роли и незаменимости адвокатов в демократическом обществе, об организации деятельности адвокатуры в иностранных государствах, нравственных основах адвокатской деятельности, о регламенте и практике Европейского суда по правам человека. В 2008 г. Международный союз (содружество) адвокатов организовал три научно-практические конференции в Индии и Германии. В Индии изучались организация и опыт работы адвокатов штата Гоа, а в Германии - социальные права адвокатов, страхование профессиональной деятельности и условия работы иностранных адвокатов в государствах Европейского союза. Вместе с тем, признавая проблему и разрешая ее подобными локальными способами, российские адвокатские образования не могут, да и не стремятся лишить ее актуальности. В данной ситуации необходимо внести определенные изменения в само российское законодательство об адвокатуре, причем не только поставить во главу угла организационные аспекты профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов, но и формализовать в законе обязательность данных мероприятий для лиц, желающих оставаться в статусе адвоката.

Кроме того, следует признать в качестве обязательной характеристики этой подготовки и переподготовки ее системность, непрерывность и целостность. Иными словами, в Российской Федерации необходимо создать целую сеть филиалов института повышения квалификации адвокатов, каждый из которых будет обслуживать определенный, ограниченный по территориальному признаку "набор" адвокатских образований. Помимо предпосылок, перечисленных доктором юридических наук, профессором А.Х. Саидовым, применительно к российской правовой системе, а также организационной, финансовой и материально-технической обеспеченности российской адвокатуры можно выделить и другие предпосылки реформирования института адвокатуры на территории России:

1. Наличие определенной зависимости адвокатских образований от деятельности органов государственной власти субъектов РФ <1>, например закрепление за региональным бюджетом обязанности по материально-техническому и финансовому обеспечению оказания юридической помощи адвокатами (даже в труднодоступных и малонаселенных местностях); предоставление субъектам РФ полномочий в области формирования квалификационных комиссий.

--------------------------------

<1> Отметим, что важно не столько то, что федеральная власть отдает на откуп определенные функции в области регулирования адвокатской деятельности субъектам РФ, сколько сам объем и финансовое обеспечение этих полномочий.

 

2. Игнорирование государством своей обязанности обеспечивать гарантии независимости адвокатуры, зафиксированной в п. 3 ст. 3 Закона об адвокатуре. Так, Министерство юстиции РФ, осуществляя в соответствии со своими обязанностями <1> выработку и реализацию государственной политики и нормативное правовое регулирование в сфере адвокатуры, формально подходит к своим обязанностям, что подтверждается минимальным количеством нормативного правового материала, посвященного адвокатуре и вышедшего из стен данного Министерства. Причем почти все указанные акты ничего общего не имеют с обязанностью государства обеспечивать гарантии независимости адвокатуры.

--------------------------------

<1> См.: Указ Президента РФ от 13 октября 2004 г. N 1313 "Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации" // СЗ РФ. 2004. N 42. Ст. 4108.

 

3. Отсутствие реальной независимости адвокатов. Данная предпосылка перекликается с предыдущей. В настоящее время национальное законодательство России не содержит пояснений, создающих гарантии независимости адвокатской деятельности от неуместного вмешательства государства. Проведение всех процессуальных действий в отношении адвоката регулируется общими нормами уголовно-процессуального законодательства и не предполагает дополнительных процессуальных гарантий, которые учитывали бы публичный характер адвокатской деятельности.

В соответствии с п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката, в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности, допускается только на основании судебного решения. Вместе с тем действующим Уголовно-процессуальным кодексом РФ не предусмотрено получение судебного решения для проведения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката. При этом в ст. 447 данного нормативного правового акта к категориям лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам, отнесены помимо прочих адвокаты.

Поскольку в настоящее время конфликт Уголовно-процессуального кодекса РФ и Закона об адвокатуре обостряется, суды трактуют эту спорную ситуацию и в ту и в другую сторону. Так, Постановлением судьи Дорогомиловского районного суда города Москвы от 2 февраля 2005 г. была отклонена жалоба адвокатов адвокатского бюро "Адвокатская фирма "Юстина" на Постановление следователя ЗАО г. Москвы Е.В. Яременко о производстве выемки (обыска) в помещениях адвокатского бюро <1>. Судья отклонил доводы заявителей, которые указывали на то, что данное Постановление было вынесено с нарушением п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре без судебного решения о проведении выемки (обыска) в помещениях адвокатского бюро, и мотивировал свое решение тем, что для проведения данного судебного действия не требуется судебного решения, что подтверждается действующим Уголовно-процессуальным кодексом РФ <2>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление судьи Дорогомиловского районного суда города Москвы от 2 февраля 2005 г.; Машкин С. У адвокатов изъяли коробку из-под ксерокса, полную документов. Обыск // Коммерсантъ. 2004. N 245 (N 3084); Крохмалюк А. Знатоки права вступают в борьбу за свои права // Бизнес-адвокат. 2005. N 3.

<2> В Уголовно-процессуальном кодексе РФ не предусмотрено получение судебного решения для проведения обыска в адвокатской фирме.

 

На данное Постановление в судебную коллегию Московского городского суда была подана кассационная жалоба <1>. В ней заявители указали на то, что отсутствие в Уголовно-процессуальном кодексе РФ положения о необходимости получения следственными органами судебного решения для проведения обыска в помещениях адвокатского бюро не означает, что нормы другого закона, в котором такое положение есть, не должны применяться. При этом в кассационной жалобе была приведена ссылка на Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П, в соответствии с которым приоритет Уголовно-процессуального кодекса РФ перед другими обычными федеральными законами не безусловный, а ограничен рамками специального предмета регулирования, которым, как это следует из его ст. ст. 1 - 7, является порядок уголовного судопроизводства, т.е. порядок производства (досудебного и судебного) по уголовным делам на территории России. Здесь же было указано на то, что Уголовно-процессуальный кодекс РФ, согласно ч. 1 ст. 1 устанавливающий порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации, будучи обычным федеральным законом, не имеет преимущества перед другими федеральными законами с точки зрения определенной Конституцией РФ иерархии нормативных актов. В отношении федеральных законов как актов одинаковой юридической силы приоритетными признаются нормы того закона, который предназначен для регулирования соответствующих отношений <2>. Таким образом, ч. ч. 1 и 2 ст. 7 УПК РФ не противоречат Конституции РФ, поскольку содержащиеся в них положения о приоритете Уголовно-процессуального кодекса РФ перед иными федеральными законами и нормативными правовыми актами - по их смыслу в системе действующего правового регулирования - не подразумевают разрешения возможных коллизий между данным Кодексом и какими бы то ни было федеральными конституционными законами и распространяются лишь на случаи, когда положения иных федеральных законов, непосредственно регулирующие порядок производства по уголовным делам, противоречат Уголовно-процессуальному кодексу РФ.

--------------------------------

<1> См.: Кассационная жалоба адвокатов адвокатского бюро "Адвокатская фирма "Юстина" на Постановление судьи Дорогомиловского районного суда города Москвы от 2 февраля 2005 г.

<2> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы" // СЗ РФ. 2004. N 27. Ст. 2804.

 

В результате судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда признала доводы данной кассационной жалобы обоснованной, отменила Постановление Дорогомиловского районного суда от 2 февраля 2005 г. и признала Постановление следователя ЗАО г. Москвы Е.В. Яременко о производстве выемки (обыска) в помещениях адвокатского бюро незаконным.

Поэтому, поскольку Закон об адвокатуре не только не противоречит, но и дополняет уголовно-процессуальное законодательство, необходимо ч. 5 ст. 450 УПК РФ изложить в следующей редакции: "Следственные и иные процессуальные действия, осуществляемые в соответствии с настоящим Кодексом лишь на основании судебного решения, в отношении лица, указанного в части первой статьи 447 настоящего Кодекса, если уголовное дело в отношении его не было возбуждено или такое лицо не было привлечено в качестве обвиняемого, производятся также на основании решения суда, указанного в части первой статьи 448 настоящего Кодекса".

Что касается принципов, путей и способов реформирования института российской адвокатуры, то большое значение имеет концепция институциональной реформы адвокатуры.

Под институциональным реформированием здесь следует понимать систему реформирования всего института адвокатуры, начиная с принципов его организации и деятельности. Признавая все положительное значение Закона об адвокатуре, нельзя забывать, что данный нормативный правовой акт стал неким компромиссом между сторонниками огосударствления адвокатских образований и сторонниками их полной независимости от органов государственной власти. В связи с этим в настоящее время адвокатура в Российской Федерации занимает промежуточную позицию, так и не став частью системы государственных органов власти, но и не преобразовавшись окончательно в самостоятельную корпоративную организацию, призванную служить интересам гражданского общества.

Концепция институционального развития и реформирования адвокатуры включает понимание необходимости разработки и внесения изменений во многие законодательные акты РФ, так или иначе связанные со статусом адвоката в обществе. Эти изменения должны коснуться Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации", Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ (ред. от 15 декабря 2001) "О судебной системе Российской Федерации", Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ, Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ, Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ, Налогового кодекса Российской Федерации (части первой) от 31 июля 1998 г. N 146-ФЗ (части второй), от 5 августа 2000 г. N 117-ФЗ и других нормативных актов. Представляется, что только при комплексном подходе к реформированию законодательных и нормативных актов можно установить эффективный правовой механизм реализации статуса института адвокатуры как независимого и эффективного правового института гражданского общества, стоящего на страже прав и свобод граждан.

Таким образом, институциональное развитие можно назвать одним из принципов реформирования российской адвокатуры. Среди других принципов, которыми необходимо руководствоваться при осуществлении указанного реформирования, можно отметить:

1. Единство адвокатских объединений в рамках всего государства.

2. Организацию взаимоотношений с органами государственной власти на основе партнерства.

3. Реформирование института адвокатуры в рамках существующих международных принципов и стандартов в области оказания юридической помощи и адвокатской деятельности.

4. Позиционирование адвокатуры как независимой саморегулируемой организации, подчиненной интересам не государства, а общества и направленной на обеспечение положений ст. 48 Конституции РФ, а именно на оказание профессиональной юридической помощи.

Реформирование адвокатуры в Российской Федерации тактически необходимо начинать именно с объединения российских адвокатов в единую организацию, представляющую собой систему адвокатских формирований всего государства. Причина, по которой приоритет отдается созданию именно системы адвокатских формирований государства, приводилась выше неоднократно и заключается в следующем: хорошо организованной системе правоохранительных органов государства, представляющих сторону обвинения в суде, может достойно противостоять только хорошо организованная система, представляющая сторону защиты.

Причем противостояние сторон обвинения и защиты начинается уже тогда, когда правоохранительные органы через свое лобби <1> в законодательных органах обеспечивают принятие правовых актов, создающих благотворную почву для коррупции в самих силовых структурах, способствующих ущемлению прав человека, признанных в международно-правовых актах. Лоббирование принятия нормативных правовых актов доступно только хорошо организованной системе <2>.

--------------------------------

<1> Здесь под словом "лобби" необходимо понимать различного рода неофициальные (неформализованные в законе) способы и технологии оказания влияния на различные органы государственной власти для принятия выгодного лоббирующей стороне решения.

<2> См.: Хван Л.Б. Опыт реформ адвокатуры в странах СНГ: проблемы независимости профессионального единства и непрерывного образования // Современное состояние адвокатуры в странах Центральной Азии: проблемы и перспективы: Материалы Международной региональной конференции (4 - 7 февраля 2003 г., Ташкент, Узбекистан) / Отв. ред. Г.А. Ишанханова, Л.Б. Хван, И.Б. Азизов и др. Ташкент: Консаудитинформ, 2003.

 

Таким образом, единство системы адвокатуры в Российской Федерации будет способствовать не только развитию возможностей адвокатуры на судебном процессе и на стадии предварительного следствия, но и создаст условия для защиты интересов адвокатского корпуса на стадии принятия нормативных правовых актов, так или иначе касающихся юридической помощи населению и адвокатской деятельности.

Следующим принципом следует признать реформирование российской адвокатуры, основанное на партнерских отношениях между адвокатским объединением и органом государственной власти прежде всего в вопросах обеспечения гарантированных Конституцией РФ прав и свобод субъектов, находящихся под юрисдикцией Российской Федерации, а также обеспечение верховенства права и закона. Помимо прочего, партнерские отношения предполагают отсутствие подчиненности друг другу, наличие корреспондирующих прав и обязанностей, взаимной ответственности за нарушение условий партнерского взаимодействия.

Следующий принцип - реформирование института адвокатуры в рамках международно-правовых стандартов - предполагает:

- определение соответствия правового статуса адвокатуры в Российской Федерации международно признанному месту этого института в жизни общества;

- присоединение к различного рода международным правовым инициативам, регламентирующим правила оказания юридической помощи, а также осуществление адвокатской деятельности и выполнение этих инициатив на практике.

Несоблюдение указанного принципа при реформировании института российской адвокатуры значительно усложнит не только процесс реформирования (именно потому, что в данной ситуации правила адвокатской деятельности придется формировать самостоятельно, т.е. игнорируя сложившиеся в мировой практике), но и будущие контакты с представителями иностранных адвокатских корпусов как в Российской Федерации, так и за рубежом.

Поэтому, так как Российской Федерацией пока не ратифицированы международно-правовые соглашения, принцип независимости адвокатуры должен стать своеобразным краеугольным камнем дальнейших преобразований в области адвокатской деятельности.

Так, по мнению адвоката С.В. Бровченко, в развитие и уточнение существующих принципов, касающихся независимости и гарантий неприкосновенности практикующих юристов, в том числе адвокатов, необходимо применять сформулированные в итоговом документе Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ (Москва, 1991 г.) дополнительные положения <1>. Так, в п. 19 гл. 2 этого Документа сформулирована степень необходимых гарантий независимости участников судопроизводства, в том числе адвоката-защитника, чтобы обеспечивалось соблюдение основных принципов правосудия. Выполнение государством этой задачи определяет степень развития институтов гражданского общества и зрелости демократии страны в целом <2>.

--------------------------------

<1> Документ Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ (Москва, 3 октября 1991 г.) // Международные избирательные стандарты: Сборник документов / Отв. ред. кандидат юридических наук А.А. Вешняков; научный ред. доктор юридических наук В.И. Лысенко. М.: Весь мир, 2004. С. 355.

<2> См.: Бровченко С.В. Гарантии независимости адвоката. Проблемы обеспечения уголовно-правовых гарантий независимости адвокату, выступающему в российском уголовном судопроизводстве в качестве защитника // Вопросы адвокатуры. 2004. N 32.

 

Гарантии независимости прокуроров и судей в настоящее время в Российской Федерации закреплены положениями федеральных законов, которыми, в частности, предусмотрен особый порядок возбуждения уголовного дела, привлечения к уголовной ответственности и производства по делам против должностных лиц этих органов, что служит достаточной гарантией их личной безопасности и, следовательно, независимости.

Таким образом, поскольку такими же юристами-практиками, как прокуроры, являются адвокаты, выполняющие функции защитников по уголовным делам, последние как равноправная сторона судопроизводства должны иметь равные с прокурорами гарантии неприкосновенности, личной безопасности и иммунитета, в том числе особый порядок возбуждения против адвокатов уголовных дел, привлечения их к уголовной ответственности и производства по делам против них.

Положение об одинаковых правовых гарантиях деятельности и независимости адвокатов и прокуроров следует из смысла Документа Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ (Москва, 1991 г.), в котором признана необходимость государственного, а значит, законодательного закрепления гарантий независимости судей и юристов-практиков, в том числе адвокатов <1>. Обязанность государства обеспечивать защиту прав и свобод граждан следует из положений ст. ст. 2, 17, 18 и 45 Конституции РФ и реализуется в том числе принятием законодательства о гарантиях независимости защитника-адвоката.

--------------------------------

<1> Документ Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ (Москва, 3 октября 1991 г.) // Международные избирательные стандарты: Сборник документов / Отв. ред. кандидат юридических наук А.А. Вешняков; научный ред. доктор юридических наук В.И. Лысенко. М.: Весь мир, 2004. С. 355.

 

В значительной степени независимость адвоката позволяет последнему активно защищать права человека и основные свободы, гарантированные Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, реализуя конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции РФ), добиваться защиты прав и свобод своих подзащитных в судебных и иных учреждениях <1>.

--------------------------------

<1> Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 4 ноября 1950 г.) // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

 

Что касается независимости адвокатуры как основного принципа ее реформирования, то непременным условием деятельности адвокатов является их процессуальная, организационная и материальная независимость от органов власти, которым часто приходится оппонировать адвокату, защищающему права и интересы доверителей. Современная юридическая практика доказывает необходимость деятельности независимого юриста-практика, в том числе адвоката, свободного от давления, шантажа, угроз и преследований в связи с его профессиональной правозащитной деятельностью. Для реализации этих принципов деятельности адвокатов российские власти обязались соблюдать положения Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ (Копенгаген, 29 июня 1990 г.), отмечая, что только использование возможностей защиты, осуществляемой независимыми адвокатами, позволяет стороне реализовать возможности законной защиты своих прав, интересов и свобод. С этой целью в п. 5.13 закреплено обязательство властей гарантировать независимость адвоката, в частности в том, что касается условий их приема на работу и практики <1>.

--------------------------------

<1> Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ (Копенгаген, 29 июня 1990 г.) // Международные избирательные стандарты: Сборник документов / Отв. ред. кандидат юридических наук А.А. Вешняков; научный ред. доктор юридических наук В.И. Лысенко. М.: Весь мир, 2004. С. 335.

 

Из содержания указанных выше международных актов и ч. 3 ст. 37 Конституции Российской Федерации следует обязанность российских властей обеспечить безопасные условия работы не только представителей обвинения (прокурора, следователя), но и адвоката в связи с выполнением последним своих профессиональных обязанностей защитника в уголовном судопроизводстве.

Действовавшие до 1 июля 2002 г. Положение 1980 г. и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, а также ст. 294 ныне действующего Уголовного кодекса Российской Федерации таких гарантий адвокатской деятельности, как особый порядок возбуждения уголовного дела против адвоката, привлечения его к уголовной ответственности и производства по делу, не содержали.

Практика доказала, что такое несовершенство федеральных законов в обстановке правового произвола представителей государственной власти, осуществляющих функции уголовного преследования против подзащитных адвоката, приводит к тому, что недобросовестные представители обвинения могут легко расправиться с "мешающим" адвокатом, выступающим защитником по уголовному делу.

Принятием и введением в действие Закона об адвокатуре закреплены определенные процессуальные требования о гарантиях независимости адвокатов. Однако, несмотря на категорический запрет вмешиваться в законную деятельность адвоката, который установлен в п. 1 ст. 18 Закона об адвокатуре, законом не в полной мере обеспечивается независимость адвоката, равноправие граждан и состязательность и равноправие сторон в уголовном судопроизводстве.

В частности, нормами ч. ч. 2 и 3 ст. 294 УК РФ об ответственности за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования не установлена уголовно-правовая охрана профессиональной деятельности адвоката, выступающего в качестве защитника по уголовному делу. Вместе с тем, как справедливо замечает адвокат С.В. Бровченко, вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность адвоката в целях воспрепятствования его профессиональной деятельности в интересах подзащитного не влечет за собой уголовной ответственности. Эти же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, также не наказываются в уголовном порядке, что создает условия для безнаказанного произвола органов власти и ее недобросовестных чиновников, препятствующих независимой деятельности самоуправляемых адвокатских объединений и профессиональной деятельности самих адвокатов <1>.

--------------------------------

<1> См.: Бровченко С.В. Гарантии независимости адвоката. Проблемы обеспечения уголовно-правовых гарантий независимости адвокату, выступающему в российском уголовном судопроизводстве в качестве защитника // Вопросы адвокатуры. 2004. N 32.

 

Важно отметить, что проблемы законодательного обеспечения гарантий независимости адвокатов актуальны не только в Российской Федерации, они представляют собою проблему для ООН. Так, предметом деятельности Специального докладчика ООН по вопросу независимости судей и адвокатов является не только мониторинг и помощь при расследовании фактов преследования адвокатов и расправ над ними, но и выработка рекомендаций мировому сообществу, ориентиров законодательного обеспечения уголовно-правовых гарантий независимости адвокатов на основе принципов равенства, законности и справедливости. Задача законодательного обеспечения независимости адвокатов, в частности адвокатуры как самоуправляемой корпорации профессионалов-защитников, может быть выполнена государством путем совершенствования уголовно-правовых норм, что позволит защитить адвоката от незаконных действий, прежде всего его процессуальных оппонентов.

Таким образом, определив все возможные и необходимые принципы дальнейшего реформирования института адвокатуры в Российской Федерации, можно подойти к основным направлениям указанного реформирования. И здесь представляется обоснованным вновь процитировать доктора юридических наук, профессора А.Х. Саидова, который в качестве основных направлений реформирования адвокатуры для стран Содружества Независимых Государств выделяет:

1) совершенствование национального законодательства об адвокатуре в целях приведения его в соответствие с международно-правовыми принципами и нормами;

2) реформу процессуального законодательства в части совершенствования механизма оказания юридической помощи;

3) разработку правовых основ взаимодействия адвокатуры с другими отечественными и зарубежными правозащитными организациями;

4) разработку правовых основ деятельности адвокатов на территории других государств;

5) открытие специализированных юридических консультаций по оказанию юридической помощи гражданам иностранных государств, а также своим гражданам на территории иностранных государств;

6) создание единой компьютерной информационно-правовой системы и банка данных о международно-правовых и национальных законах по адвокатуре;

7) формирование непрерывной системы образования для адвокатов и научно-аналитического центра по изучению проблем адвокатуры;

8) разработку в каждой стране кодексов (правил) профессиональной этики адвокатов;

9) публикации на национальных языках сборника международно-правовых актов об адвокатуре;

10) подготовку и публикации комментариев к национальным законам об адвокатуре;

11) введение в высших учебных заведениях специальных курсов "История, теория и практика адвокатуры", "Международные стандарты адвокатуры" и "Профессиональная этика адвоката" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Саидов А.Х. Указ. соч. С. 18.

 

Принимая во внимание, что ряд приведенных направлений в Российской Федерации не столь актуален (например, п. п. 6, 8, 9 и 10 вышеприведенного списка), с учетом выделенных выше предпосылок и принципов реформирования, выделим следующие основные направления для реформирования института адвокатуры именно в Российской Федерации:

1. Имплементация международно-правовых стандартов, касающихся оказания юридической помощи и деятельности института адвокатуры в российскую правовую систему.

2. Реформа процессуального законодательства, направленная на совершенствование независимости адвокатов, усиление гарантий их защищенности, обеспечение равноправия сторон судебного процесса на стадии предварительного следствия.

3. Дальнейшее реформирование российского законодательства в целях формирования самостоятельной, независимой и единой системы адвокатских объединений России, деятельность которой регулируется по большей части внутрикорпоративными нормами <1>.

--------------------------------

<1> Здесь важно отметить, что регулирование внутрикорпоративными нормами не должно означать создания некого образования, существующего помимо национальной правовой системы, государства и вопреки ему. Внутрикорпоративные нормы должны касаться прежде всего организационных вопросов адвокатской деятельности.

 

4. Дальнейшее реформирование российского законодательства в целях обеспечения деятельности российских адвокатов за рубежом и иностранных адвокатов на территории Российской Федерации.

5. Создание нормативной базы, а также организационного и материально-финансового обеспечения обязательной профессиональной подготовки и переподготовки российских адвокатов.

Не вызывает сомнения, что приведенные направления развития российской адвокатуры должны и будут реализовываться не одновременно и не в равной степени. Но российский законодатель должен исходить из того, что игнорирование любого из перечисленных направлений развития будет создавать препятствия на пути формирования действительно конкурентоспособного института адвокатуры в Российской Федерации.

Концепция реформирования российской адвокатуры должна в первую очередь учитывать существенное изменение статуса адвоката в уголовном, гражданском (арбитражном) и административном процессе. Адвокатура должна далее рассматриваться не как институт государства, а как правовой институт гражданского общества.

Среди основных задач дальнейшего реформирования института адвокатуры на территории Российской Федерации следует назвать:

- перенос в законотворческой практике акцента с интересов государства на интересы личности;

- внедрение в уголовно- и административно-процессуальное законодательство международно-правовых стандартов защиты прав и свобод личности;

- создание правового механизма обеспечения верховенства права и закона, неотвратимости наказания за нарушения прав и свобод человека и гражданина, кем бы оно ни допускалось, независимости адвокатуры и ее представителей;

- переход от регламентации прав и полномочий должностных лиц правоохранительных органов к регламентации их обязанностей по соблюдению прав и свобод человека;

- расширение судебного контроля над предварительным следствием и дознанием, ограничение случаев досудебного и внесудебного применения должностными лицами мер уголовно-процессуального принуждения;

- установление правового механизма непосредственного обжалования в суд неправомерных действий (бездействия) и решений должностных лиц любого уровня как гарантии верховенства закона и права;

- создание правового механизма, обеспечивающего равноправие сторон во всех видах судопроизводства;

- установление правового механизма запрета использования доказательств, полученных с нарушением установленного порядка.

Помимо перечисленных задач, решение которых может быть и, наверняка, будет растянуто во времени, есть другие задачи реформирования российской адвокатуры, от решения которых зависит эффективность и даже дееспособность российских адвокатов.

К этим задачам прежде всего следует отнести: решение процедурных вопросов, связанных с приобретением статуса адвоката; решение вопросов, связанных с формированием и деятельностью общенациональной ассоциации российских адвокатов. Так, если разрешение первой проблемы не признает никаких отлагательств в силу необходимости четко регламентировать жизнь самого адвоката внутри адвокатского образования, то от своевременности решения второй проблемы зависит судьба адвокатских образований внутри Российского государства.

Далее акцентируем внимание на ряде мероприятий, которые необходимо провести, и правил, которые необходимо принять на уровне нормативных правовых актов, для решения указанных задач <1>. Определим первоочередные шаги, касающиеся статуса адвоката. Так, приобретение и утрата статуса адвоката должны полностью находиться в компетенции ассоциаций адвокатов в лице квалификационной (дисциплинарной) комиссии. При этом немаловажным следует признать реестр адвокатов, который должен вестись с учетом следующих положений:

--------------------------------

<1> Отметим, что большинство из нижеперечисленных мероприятий и правил были выведены в резолюции Международной региональной конференции "Современное состояние адвокатуры в странах Центральной Азии: проблемы и перспективы" // Материалы Международной региональной конференции (4 - 7 февраля 2003 г., Ташкент, Узбекистан) / Отв. ред. Г.А. Ишанханова, Л.Б. Хван, И.Б. Азизов и др. Ташкент: Консаудитинформ, 2003. С. 178 - 180, 182 - 185.

 

- реестр ведут ассоциации адвокатов (территориальные подразделения), в том числе его составление (включение, изменение, исключение, та или иная информация об адвокате);

- ассоциации адвокатов передают копии реестра органам юстиции;

- реестр является документом публичного характера (полная доступность, прозрачность, желательно более полная информация об адвокате).

Поскольку квалификационный экзамен является обязательным экзаменом системы приобретения статуса адвоката, процесс сдачи экзамена также должен определяться <1> внутрикорпоративными нормами и проходить с учетом:

--------------------------------

<1> Поскольку современная система сдачи квалификационных экзаменов несовершенна, в настоящее время в России готовится пакет документов для реформирования этой системы.

 

- гарантирования единообразия профессионального поведения и этики адвокатов на всей территории государства, предоставления адвокатами квалифицированной юридической помощи, обеспечения высоких стандартов профессии;

- защиты профессиональных прав и интересов адвокатов;

- осуществления функции мониторинга национального законодательства, внесения изменений, дополнений и предложений;

- представления интересов адвокатского сообщества.

Положительно должен быть решен и вопрос об обязательности членства в общенациональной ассоциации адвокатов России, которое необходимо для обеспечения:

- единообразия адвокатской деятельности и соблюдения правил профессионального поведения и этики адвокатов;

- контроля над доступом к профессии адвоката и над его квалификацией;

- дисциплинарного контроля <1>.

--------------------------------

<1> См.: Материалы Международной региональной конференции (4 - 7 февраля 2003 г., Ташкент, Узбекистан) / Отв. ред. Г.А. Ишанханова, Л.Б. Хван, И.Б. Азизов и др. Ташкент: Консаудитинформ, 2003. С. 178.

 

Другие мероприятия и обязательные для формализации правила касаются структуры национальной российской ассоциации (объединения) адвокатов. Они, так же как и предыдущие, должны быть приняты во внимание и реализованы в самое ближайшее время.

Итак, в заключение необходимо отметить следующее:

1. Развитие адвокатуры в Российской Федерации переходит на качественно новый уровень, когда на основе созданного законодательства, которое удовлетворяет запросам современного общества к институту адвокатуры, начинает развиваться сам институт, превращаясь в самостоятельный и дееспособный орган, обеспечивающий получение гражданами России профессиональной юридической помощи.

2. Перспективы развития адвокатуры требуют обратить внимание на необходимость институционального подхода к реформам российской адвокатуры, который предполагает учет следующих аспектов: предпосылок реформирования адвокатуры; принципов реформирования адвокатуры; основных направлений реформирования адвокатуры; задач реформирования адвокатуры.

3. В настоящее время в Российской Федерации существуют все предпосылки для дальнейшего реформирования института адвокатуры. Среди них:

- несоответствие российского законодательства международным стандартам в области оказания квалифицированной юридической помощи и организации деятельности адвокатуры;

- отсутствие механизма реализации принципа равенства сторон в суде;

- несовершенство механизма оказания юридической помощи;

- отсутствие правового регулирования деятельности адвокатов на территории других государств;

- отсутствие непрерывной и целостной системы подготовки и переподготовки профессиональных кадров адвокатуры;

- наличие определенной зависимости адвокатских образований от деятельности органов государственной власти субъектов РФ;

- недостаток самостоятельного, корпоративного регулирования адвокатских образований;

- отсутствие реальной независимости адвокатов.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 |