Имя материала: Административное право Российской Федерации

Автор: Солдатов А.П.

§ 3.  административно-правовые гарантии прав и свобод граждан

Несмотря на то обстоятельство, что юридические гарантии прав и свобод граждан в качестве самостоятельного элемента их административно-правового статуса нами не признаны, они являются очень важным элементом юридической системы любого общества.

Режим охраны законности и прав граждан невозможен без развернутой системы гарантий. Говоря о системе гарантий прав граждан, в юридической литературе авторы предлагают различные способы их классификации: общие и специальные; государственные и общественные; прямые и косвенные; судебные, внесудебные. К числу общих гарантий обычно относят экономические, политические, идеологические, а к специальным – юридические.

Так, В. А. Патюлин обоснованно относил к политическим гарантиям «степень демократизации общественной жизни, состояние законности, методы и формы деятельности государственного аппарата», к экономическим – «материальные условия жизни общества на том или ином этапе его развития», к идеологическим – «общественное мнение,... правосознание советских граждан».

Изменения в политической жизни общества привели и к изменениям значимости перечисленных гарантий. Следует признать, что повысилась роль идеологических и некоторых политических гарантий, тогда как другие политические и экономические гарантии свою ведущую роль утратили. Так, демократизация общественной жизни, изменение общественного мнения и правосознания граждан гарантируют соблюдение прав и свобод граждан, а политическая нестабильность оказывает отрицательное влияние на состояние законности в обществе; обозначившееся снижение общего жизненного уровня основных слоев населения делает труднодоступным использование юридической помощи адвокатов. Для нас наиболее интересны именно юридические гарантии прав граждан, а из юридических – административно-правовые, т. е. закрепленные нормами административного права.

Перед непосредственным исследованием административно-правовых гарантий субъективных прав необходимо отметить, что не следует путать понятия «процессуальные гарантии» и «гарантии процессуального права лица».

Под процессуальными гарантиями в юридической литературе понимаются либо установленные законом средства, при помощи которых участвующие в процессе граждане могут защищать свои права и интересы, либо гарантии для предупреждения осуждения и наказания невиновных, для ограждения обвиняемого от несправедливого осуждения, а наряду с ним гарантии против принятия в отношении обвиняемых излишних мер процессуального принуждения. М. А. Чельцов под процессуальными гарантиями понимает «средства, с помощью которых все граждане могут осуществлять свои права и защищать их в случае их нарушения». А. Л. Цыпкин считает, что процессуальные гарантии – это «законы, устанавливающие права участвующих в процессе лиц и ограждающие защиту их законных интересов».

Во всех указанных случаях авторы неоправданно сужают понятие процессуальных гарантий, полагая, что они регулируют правоотношения лишь с участниками процесса. Но процессуальные гарантии служат своего рода защитой от необоснованного привлечения к юридической ответственности (так, например, законодательное закрепление поводов и оснований для возбуждения дела, оснований для подозрения в совершении правонарушения и т. д.).

Однако следует согласиться со всеми высказанными точками зрения в том, что понятие процессуальных гарантий значительно шире понятия процессуального права гражданина. Вместе с тем процессуальные гарантии и процессуальные права граждан участников процесса – взаимосвязанные элементы единой системы, в основе которой лежат конституционные принципы и нормы Конституции РФ об отношениях государства и личности.

Вопрос о понятии юридических гарантий прав граждан в специальной литературе рассматривался многими видными учеными. Содержание юридических гарантий ими трактовалось не всегда одинаково. Некоторые авторы сводят их лишь к судебной защите прав граждан, а также постоянному контролю над деятельностью всех звеньев государственного аппарата с привлечением к этому самих масс, либо к законодательству об охране прав граждан, либо просто к правовым нормам.

А. И. Лепешкин включил в содержание юридических гарантий не только правовые нормы, но и различного рода государственные учреждения, органы государства, на которые возложена обязанность обеспечивать реализацию прав и свобод. Таким образом, речь уже идет о системе государственно-правовых средств. Л. Д. Воеводин к содержанию юридических гарантий отнес и условия, в которых осуществляется право, и средства, т. е. правовой механизм, при помощи которого гражданин обеспечивает реализацию или защиту права.

В. Е. Гулиев и Ф. М. Рудинский добавляют, что в отдельных случаях в качестве юридических гарантий прав могут выступать отраслевые и межотраслевые правовые принципы (например принцип презумпции невиновности). Наиболее полное определение юридическим гарантиям субъективных прав дал Н. И. Матузов: «Под юридическими гарантиями понимается весь комплекс государственно-правовых средств обеспечения прав граждан, правовые формы и способы их защиты». Среди юридических (правовых) гарантий Н. И. Матузов выделяет: прокурорский надзор; судебную защиту; правоохранительную деятельность органов государственной власти и управления; институт жалоб и заявлений граждан.

Такого же мнения придерживается и Е. В. Додин, считая, что принцип обеспечения прав «реализуется посредством установления как материальных и процессуальных гарантий, так и надзора за ведением административного дела (в широком смысле) со стороны прокурора и контроля со стороны уполномоченных органов». Процессуальные же гарантии «устанавливают целый ряд обязательных для правоприменяющих органов правил».

Вместе с тем как юридические гарантии защищают не только субъективные права граждан в сфере государственного управления, так и нормы административного права устанавливают не только административно-правовые гарантии этих прав.

О гарантированности прав граждан можно говорить в том случае, если каждому праву будет соответствовать законодательно закрепленная соответствующая обязанность правоприменителя, подкрепленная ответственностью за ее невыполнение. В этом аспекте можно дополнить А. Л. Цыпкина, определив, что случаи, когда в законодательстве обе части совокупности прав и гарантий существуют в тесном взаимодействии друг с другом, представляют собой наиболее действенные возможности достижения задач, определенных законодательством РФ. И здесь кроется один из основных принципов нормотворческой деятельности.

Нельзя не согласиться с Н. И. Матузовым, который, показывая основные пути дальнейшего развития и укрепления правовой системы общества, уделяет самое пристальное внимание «продолжению процесса совершенствования действующего законодательства, а следовательно, права с учетом нового этапа развития общественных отношений; последовательной интенсификации правовой системы; повышению эффективности правореализации, всех его форм, методов и направлений, где критерием эффективности будет являться достижение тех целей, на которые рассчитывал законодатель». Но при осуществлении законодательной деятельности было бы целесообразным презюмировать основные субъективные права граждан.

В юридической литературе отмечалось, что «осуществление ряда субъективных прав и свобод невозможно вне процессуальной формы, которая выступает как одна из юридических гарантий прав личности». Н. В. Витрук выделяет две процессуальные формы реализации субъективных прав: инициативную (субъект сам определяет порядок реализации) и процессуально-процедурную (порядок реализации предусматривает закон). Субъективные права граждан осуществляются только в процессуально-процедурной форме.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 |