Имя материала: Арбитражный процесс

Автор: М.К. Треушников

§ 4. судебная практика

 

В юридической литературе содержание понятия "судебная практика" раскрывается по-разному. Большинство авторов к судебной практике относит: а) решения высшей судебной инстанции по конкретным делам, связанным с толкованием и применением права, когда в правоприменительной практике отсутствует однозначное понимание (толкование) правовых норм; б) практика применения законодательства, содержащаяся в особых актах высшей судебной инстанции, в которых данные практики обобщенно формулируются в виде предписаний нижестоящим судам.

Вопрос о судебной практике как источнике права является предметом дискуссии, имеющей давнюю историю.

Так, Л.И. Петражицкий отмечал: "...многие считают судебную практику особым источником права (видом позитивного права) наравне с обычным правом и законами. Другие, не отрицая значения судебной практики как источника права, подводят ее под обычное право и считают ее особым видом права. Некоторые же вообще отрицают значение судебной практики как источника права, указывая, что задача судов состоит не в создании, а в применении действующего права" <*>.

--------------------------------

<*> Петражицкий Л.И. Теория права и государства: Серия классики истории и философии права. СПб., 2000. С. 452.

 

Сегодня теоретики права и представители отраслевых наук ведут дискуссию в том же направлении. Некоторые ученые относят судебную практику к источникам процессуального права, другие же придерживаются противоположного мнения <*>.

--------------------------------

 

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданский процесс" (под ред. В.В. Яркова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2004 (издание 5-е, переработанное и дополненное).

 

<*> См., например: Гражданский процесс: Учебник. 4-е изд. / Под ред. В.В. Яркова. М., 2001. С. 19; Гражданское процессуальное право России / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2002. С. 41.

 

Особенно активно проблема судебной практики как источника права обсуждается в последнее десятилетие, что обусловлено существенными переменами, произошедшими во всех сферах жизни общества. При этом объектом дискуссии стало и такое, не характерное для отечественной правовой системы явление, как судебный прецедент.

Существование этой проблемы обусловлено имеющимися пробелами в правовом регулировании, которые были и, вероятно, будут. Безусловно, пробелы должны устраняться. Но возникает вопрос, кем и в какой форме? Роль судебной практики в этом велика, но небезгранична.

Высший Арбитражный Суд РФ обладает правом давать разъяснения по вопросам судебной практики. Такое право закреплено в Конституции РФ (ст. 127), в ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации" (ст. ст. 9, 10), ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" (ст. 23). Такие разъяснения принимаются Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ в форме постановлений.

С формальной юридической точки зрения постановления высшей арбитражной судебной инстанции не могут содержать правовых норм или правоположений. Конституция РФ, провозглашая построение основ конституционного строя на принципе разделения властей, определяет функции каждой из ветвей власти. Как известно, судебная власть не наделяется правотворческими функциями.

Разъяснения Высшего Арбитражного Суда РФ, даваемые в порядке толкования по вопросам применения законодательства, имеют другую направленность, а именно способствуют уяснению смысла правовых норм и призваны обеспечить единство правоприменительной судебно-арбитражной практики всех арбитражных судов РФ.

Вместе с тем многие авторы, оставляя без внимания формально юридическую сторону вопроса, настаивают на том, что фактически суд создает нормы правового характера. При этом, как правило, ссылаются на случаи применения аналогии права и закона, считая, что аналогия предполагает правотворческий акт, субъектом которого является суд.

Такое суждение основано на том, что пробелы в законе преодолеваются не путем подведения неурегулированной нормой права ситуации под сходную норму, а путем создания судом по аналогии с ней новой нормы, на основе которой и выносится решение <*>.

--------------------------------

<*> Судебная практика в советской правовой системе / Под ред. С.Н. Братуся. М., 1975. С. 16 - 17.

 

Однако представляется, что такое утверждение небесспорно.

Само по себе понятие аналогии предполагает соответствие, сходство в каком-либо отношении между явлениями, предметами, нормами и т.п. Аналогия закона и аналогия права - явления различные.

Аналогия закона - это применение нормы, нашедшей выражение в статьях (статье) соответствующего законодательного акта и регулирующей сходные отношения с теми, которые являются предметом рассмотрения в суде, но остались вне законодательной регламентации. Именно применение существующей нормы, а не создание новой.

Аналогия права используется только тогда, когда отсутствуют нормы, которые можно применить по аналогии. Это означает, что суд действует, исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации. Создается ли в данном случае новая правовая норма или правоположение? Думается, что нет.

Следует подчеркнуть, что суд разрешает конкретную ситуацию, исходя из принципов правосудия, т.е. правовых принципов, поскольку правосудия вне права не существует. В связи с этим особенностью принципов права является то, что они находят закрепление в нормах права. Иначе речь должна идти о принципах морали, нравственности и т.п. В таком контексте принцип выступает в виде общей правовой нормы, охватывающей отношения, объединенные общими признаками. Значит, и в этом случае нет оснований для утверждения о создании судом новой нормы (правоположения). Высший Арбитражный Суд РФ дает толкование уже не по вопросам применения законодательства, т.е. конкретных статей законов, а в части применения принципов правосудия, раскрывая их смысл и возможность распространения на определенную группу отношений.

В связи с этим представляется, что судебную практику следует рассматривать как элемент правовой системы, участвующий в правовом регулировании, но относящийся не к правотворчеству, а к применению права. В процессе деятельности судебных органов складываются общие правовые положения, которые находят выражение в особых актах - постановлениях высших судебных инстанций. Эти положения действительно конкретизируют нормы действующего права, поскольку при всей самостоятельности судебной деятельности она имеет характер именно применения права и строится в соответствии с действующим правом. По этой причине данная деятельность относится к толкованию права, к правоприменительной конкретизации, а не к правотворчеству.

Независимо от способа - официального, нормативного, индивидуального, доктринального - толкование закона не может рассматриваться как источник права.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |