Имя материала: Арбитражный процесс. Учебник для вузов

Автор: Ягфар Фархтдинов

22.1. применение норм иностранного права в арбитражном процессе

 

Вопрос о применении иностранного права в российском арбитражном процессе получил актуальность в связи с развитием внешнеторговых связей, с привлечением иностранного капитала в Россию, с участием иностранных физических и юридических лиц в экономических отношениях в России.

Практика договорных отношений свидетельствует, что иностранные фирмы, заключающие договоры с российской стороной, стремятся ввести в договор условия о подсудности споров судам и о применении права государства их местонахождения, избегая таким образом применения согласно нормам международного частного права российского гражданского права и не допуская возможность разбирательства дела в российском суде. Вместе с тем можно предсказать рост арбитражных споров с необходимостью применения иностранного права.

На настоящий момент при этом можно также констатировать, что вопрос о порядке применения иностранного права еще недостаточно представлен в теории арбитражного процесса.

Нормативная правовая база процедуры применения иностранного права. На настоящий момент основу применения арбитражным судом норм иностранного права составляют: раздел VI ГК РФ (III часть: 2001 г.); ст. 14 АПК РФ.

АПК РФ 2002 г. не внес существенных новшеств в вопрос о порядке применения иностранного права, повторив в целом уже действующие положения процессуальных норм (ср. ст. 12 АПК РФ 1995 г.).

Состояние судебной практики. В настоящее время существует достаточно обширная судебная практика Высшего Арбитражного Суда по общим вопросам применения иностранного права. Среди основополагающих разъяснений Высшего Арбитражного Суда следует отметить: Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 февраля 1998 г. № 29 «Обзор судебно‑арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц», Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 декабря 1996 г. № 10 «Обзор практики рассмотрения споров по делам с участием иностранных лиц, рассмотренных арбитражными судами после 1 июля 1995 г.», а также Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г. № 8 «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса» и др. Вместе с тем отсутствуют специальные разъяснения вопросов самой процедуры применения иностранного права.

Порядок применения иностранного права. В АПК РФ отсутствует однозначное решение вопроса о порядке применения нормы иностранного государства. При этом процессуальное законодательство возлагает на судью обязанность по применению иностранного права. Так, согласно п. 1 ст. 14 АПК РФ, в случае применения иностранного права (в соответствии с нормами международного частного права) арбитражный суд устанавливает содержание этих норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве.

Реальная сложность с реализацией п. 1 ст. 14 АПК РФ состоит в том, что судья объективно не может в достаточной степени владеть информацией об всех правовых системах мирах и о специфике применения отдельных правовых норм и правовых институтов иностранных правопорядков или даже знать все общие принципы применения норм права отдельных государств. Здесь помощь оказывает положение п. 2 ст. 14 АПК РФ, согласно которому в целях установления содержания норм иностранного права суд может обратиться в установленном порядке за содействием и разъяснением в Министерство юстиции Российской Федерации и иные компетентные органы или организации Российской Федерации и за границей либо привлечь экспертов. Порядок такого обращения посредством вынесения судом определения регулируется разделом IX (п. 31–35) Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г. «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса».

Кроме того, в новом АПК РФ 2002 г. появилась новая норма, согласно которой лица, участвующие в деле, могут представлять документы, подтверждающие содержание норм иностранного права, на которые они ссылаются в обоснование своих требований или возражений, и иным образом содействовать суду в установлении содержания этих норм (абз. 2 п. 2 ст. 14 АПК РФ). При этом по требованиям, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской и иной экономической деятельности, обязанность доказывания содержания норм иностранного права может быть возложена судом на стороны (абз. 3 п. 2 ст. 14 АПК РФ).

Третья часть ГК РФ в разделе, посвященном международному частному праву, вводит новые интересные с точки зрения рассматриваемых вопросов положения. Так, ст. 1191 ГК РФ в п. 2 устанавливает правило, согласно которому «в целях установления содержания норм иностранного права суд может обратиться в установленном порядке за содействием и разъяснением в Министерство юстиции РФ и иные компетентные органы или организации в Российской Федерации и за границей либо привлечь экспертов»; при этом «лица, участвующие в деле, могут представлять документы, подтверждающие содержание норм иностранного права, на которые они ссылаются в обоснование своих требований или возражений, и иным образом содействовать суду в установлении содержания этих норм». Таким образом, можно констатировать расширение функции экспертов и за счет решения ими правовых вопросов. Но вызывает сомнение вопрос, правомочен ли утверждаемый приоритет норм ГК РФ в силу действия ч. 2 п. 2 ст. 3 ГК РФ («нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу»).

Более того, согласно той же норме ст. 1191, «по требованиям, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности, бремя доказывания содержания норм иностранного права может быть возложено судом на стороны».

Разрешение вопроса о применении права в ситуации отсутствия сведений об иностранном праве. Возникает вопрос, как же должен поступить судья, если отсутствуют какие‑либо сведения о применимой норме иностранного правопорядка, а также нет возможности получить соответствующую информацию о применимом праве. АПК РФ в п. 3 ст. 14 содержит положение, в соответствии с которым «если содержание норм иностранного права, несмотря на принятые в соответствии с настоящей статьей меры, в разумные сроки не установлено, арбитражный суд применяет соответствующие нормы российского права». Повторяет положение нормы п. 3 ст. 14 АПК РФ и п. 3 ст. 1191 ГК РФ. В отличие от п. 3 ст. 12 АПК РФ 1995 г. новый АПК РФ ввел понятие «разумного срока», когда содержание иностранного права должно быть установлено.

Следует отметить, что все еще остается невыясненным вопрос о том, какой характер должны носить «применимые меры», чтобы судья имел право применить российское право, которое может кардинально расходиться в своей сути с нормами соответствующего иностранного государства. При этом даже обязанность об обращении за разъяснениями в компетентные органы иностранного государства сформулирована диспозитивно («суд может»). Здесь следует отметить, что возникает проблема и о соответствии такого решения суда принципу законности, как он зафиксирован в п. 3 ст. 15 АПК РФ.

Принцип «публичного порядка» (ordre public) в арбитражном процессе. Одним из актуальных вопросов применения иностранного права является вопрос о соответствии применения норм иностранного права принципу публичного порядка (ordre public). В соответствии со ст. 1193 ГК РФ, норма иностранного права, подлежащая применению в соответствии с правилами международного частного права, в исключительных случаях не применяется, когда последствия ее применения явно противоречили бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. В этом случае применяется соответствующая норма российского права. При этом ст. 1193 ГК РФ воспроизводит положения Основ 1991, в той части, что отказ в применении нормы иностранного права не может быть основан только на отличии правовой, политической или экономической системы соответствующего иностранного государства от правовой, политической или экономической системы Российской Федерации.

Вопрос о границах применения принципа «публичного порядка» возникает, например, при применении судебного прецедента англоамериканского типа; научной и религиозной доктрины, которая в ряде правопорядков (Великобритания в части научной доктрины; исламские государства, государство Израиль, государство‑город Ватикан в части религиозных источников, религиозной доктрины и т. д.) является одним из основополагающих источников права. Примером могут здесь служить и отдельные гражданско‑правовые институты иностранных правопорядков.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 |