Имя материала: Банковское право. Конспект лекций

Автор: Шевчук Д.А.

Тема 5 субъекты банковского права в российской федерации

Общие положения о субъектах банковского права

Субъекты банковского права – это лица, которые предусмотрены банковским правом как возможные участники банковских правоотношений. Субъектами банковских правоотношений, как правило, являются Банк России и кредитная организация. На стадиях регистрации и лицензирования, реорганизации и ликвидации кредитной организации в качестве субъектов банковского права могут выступать Банк России и учредители (участники) кредитной организации, ее кредиторы.

Кредитная организация – это сторона, которая отвечает не только перед клиентом, но и перед Банком России.

Кредитная организация, как правило, является субъектом и гражданско-правовых, и банковских отношений. В процессе банковских операций одновременно возникают и горизонтальное (гражданско-правовое), и вертикальное (банковское) правоотношения.

Горизонтальное правоотношение имеет самостоятельное значение, но одновременно с этим оно является тем юридическим фактом, с которым закон и нормативные акты связывают необходимость возникновения вертикального правоотношения.

Так, например, заключение договора банковского вклада порождает правоотношение между коммерческим банком и вкладчиком. Это горизонтальное (гражданско-правовое) отношение. Но одновременно с этим автоматически возникает вертикальное (банковское) правоотношение между Банком России и коммерческим банком. Суть этого правоотношения состоит в том, что коммерческий банк обязан правильно (в соответствии с требованиями банковских законов и нормативных актов Банка России) осуществить операцию по привлечению вклада, например сделать необходимые проводки в бухгалтерском учете. В этом же правоотношении Банк России приобретает право потребовать от коммерческого банка, чтобы он соблюдал указанные требования.

Например, между заемщиком, получающим кредит, и кредитной организацией возникает гражданское правоотношение со взаимными правами и обязанностями по отношению друг к другу. Но в отличие от кредитной организации заемщик не является субъектом банковского права. Заемщик, получивший кредит в коммерческом банке, не несет обязанностей и ответственности перед Банком России, не может и не должен подвергаться каким бы то ни было санкциям со стороны Банка России. Субъектом банковского права в данном случае является только коммерческий банк, так как сам факт выдачи ссуды клиенту порождает правоотношение между коммерческим банком и Банком России. Суть этого правоотношения в нашем примере состоит в том, что кредитная организация должна отчитаться перед Банком России о том, что ею создан резерв в соответствии с требованиями п. 2.7 Инструкции ЦБР от 30 июня 1997 года № 62а „О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам“,[17] а Банк России имеет право потребовать такого отчета. Соответственно, все требования о классификации ссуд и создании адекватного им резерва касаются только кредитной организации, так как именно она (а не клиент) должна компенсировать риск возможного невозврата выданной заемщику ссуды.

Кредитная организация как юридическое лицо

До внесения поправок в Гражданский кодекс Российской Федерации (июнь 1999 года) в законодательстве отсутствовало четкое решение вопроса о том, являются ли субъектами банковского права учредители (участники) кредитной организации. Неясно было, в каких случаях одни и те же лица являются субъектами гражданского права, а в каких случаях – субъектами банковских правоотношений. В связи с этим необходимо было определить, во-первых, насколько законы, регулирующие банковскую деятельность, затрагивают права и интересы учредителей (участников) кредитной организации, и, во-вторых, вправе ли Банк России распространять действие своих нормативных актов на учредителей (участников) кредитной организации.

В теории этот вопрос не рассматривался. Поэтому неопределенность в законодательстве усугублялась неопределенностью теоретических построений понятия банковского права и банковских правоотношений. Между тем необходимость ответа на этот вопрос была продиктована практикой и ее противоречиями в тех случаях, когда возникала потребность в санации кредитных организаций в связи с процедурами отзыва банковских лицензий. Ведь власть Банка России не распространялась на учредителей (участников) кредитных организаций. И даже с принятием в 1998 году Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций“ ситуация оставалась противоречивой, так как этот Закон все же противоречил ГК РФ в части властных полномочий Банка России по отношению к учредителям (участникам) банков.

В июне 1999 года п. 3 ст. 87 Гражданского кодекса Российской Федерации был дополнен абзацем вторым следующего содержания: „Особенности правового положения кредитных организаций, созданных в форме обществ с ограниченной ответственностью, права и обязанности их участников определяются также законами, регулирующими деятельность кредитных организаций“. П. 5 ст, 90 ГК РФ – абзацем вторым следующего содержания: „Права и обязанности кредиторов кредитных организаций, созданных в форме обществ с ограниченной ответственностью, определяются также законами, регулирующими деятельность кредитных организаций“. П. 3 ст. 96 – абзацем третьим следующего содержания: „Особенности правового положения кредитных организаций, созданных в форме акционерных обществ, права и обязанности их акционеров определяются также законами, регулирующими деятельность кредитных организаций“.[18] Этим же Законом п. 1 ст. 101 дополнен абзацем третьим следующего содержания: „Права и обязанности кредиторов кредитных организаций, созданных в форме акционерных обществ, определяются также законами, регулирующими деятельность кредитных организаций“.[19] Таким образом, внесена некоторая ясность в правовое положение Банка России, с одной стороны, и учредителей (а также участников, акционеров) кредитной организации – с другой. Теперь, с принятием указанных поправок к Гражданскому кодексу, взаимоотношения между Банком России и учредителями (участниками) кредитных организаций регулируются банковским правом, и это не противоречит гражданскому праву.

В свою очередь, это означает, что в случаях, предусмотренных законами, регулирующими деятельность кредитных организаций, власть Банка России распространяется уже не только на кредитные организации, но и на их учредителей.

Банк России как субъект банковского права не заинтересован в том, чтобы банковское право подменялось, скажем, гражданским правом и, наоборот, чтобы размывалась граница между ними.

Если такая подмена понятий все же происходит, если граница между банковским и гражданским правом теряется, то это создает необоснованную ответственность Банка России не только как субъекта банковского права, но и как субъекта гражданского права.

Например, пределы банковского надзора четко очерчены в ст. 55 Федерального закона „О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)“, и поэтому Банк России не вмешивается в оперативную деятельность кредитной организации. Но если бы Банк России имел право и обязанность (компетенцию) вмешиваться в оперативную деятельность кредитной организации, контролировать, как она соблюдает нормы гражданского права и свои договорные обязательства, давать ей в этой части указания, то тогда он мог бы нести солидарную ответственность в случае нарушения кредитной организацией своих договорных отношений.

Банк России должен осуществлять надзор за тем, как кредитная организация соблюдает банковские законы, финансовые нормативы и требования нормативных актов Банка России. При этом Банк России изучает и то, насколько кредитная организация соблюдает нормы гражданского права, но только в той части, в какой это связано с проверкой соблюдения кредитной организацией банковских правил, поскольку гражданско-правовые отношения чаще всего являются теми юридическими фактами, которые, как уже об этом было сказано, порождают банковские правоотношения.

Поэтому, чтобы Банк России в процессе банковского надзора мог, скажем, проверить соблюдение кредитной организацией экономических нормативов, он должен помимо всего прочего изучить, для начала, кредитные договоры и те условия, которые ими предусмотрены. Но это делается не для того, чтобы разбираться во взаимоотношениях между кредитной организацией и заемщиками, в их возможных претензиях друг к другу (такой спор решается в суде), а для того, чтобы проверить наличие юридических фактов (размер ссуды, сроки, проценты, обеспечение, наличие просрочки и т. п.) и определить степень риска по конкретной ссуде, проверить правильность начисления доходов и расходов с учетом этой ссуды, проверить правильность банковского учета и другие факты, которые предусмотрены банковским правом и, следовательно, могут стать предметом надзора и инспектирования со стороны Банка России.

В юридическом аспекте эти договорные условия как факты одновременно порождают права и обязанности в конкретных банковских правоотношениях между Банком России и кредитной организацией. Например, кредитная организация в результате такой проверки может быть определена Банком России как финансово неустойчивая или как представившая недостоверную отчетность. На нее может быть наложен штраф, или, что еще хуже, у нее может быть отозвана лицензия.

Все это и есть банковское право, и его надо четко разграничить с правом гражданским. Это необходимо в интересах защиты прав всех участников банковских правовых отношений, укрепления законности и правопорядка.

Гарантии защиты вкладчиков и других клиентов банка

Как уже говорилось, банковское право, в основном, императивно, поэтому клиенты кредитных организаций, в частности вкладчики, являются не субъектами банковского права, а субъектами денежно-кредитных отношений, причем лишь в той части, которая регулируется гражданским правом.

Если бы банковское право распространялось на клиентов и вкладчиков, то такое регулирование вошло бы в противоречие с гражданским правом, которое предусматривает свободу договоров. Поэтому если банковское право предоставит определенные права конкретному вкладчику по отношению к Банку России, то одновременно оно же должно создать и обязанности по отношению к нему в соответствии с принципом единства прав и обязанностей в правоотношении. Тогда Банк России получит власть над вкладчиком, что противоречит принципу свободы договоров в гражданском праве.

Такого противоречия могло бы не быть, если бы Банк России был только регулятором и арбитром, не имел бы своего интереса в гражданском праве и не отвечал бы за предпринимательскую деятельность созданных им коммерческих банков, в капиталах которых он принимает участие. Это те банки, о которых будет сказано ниже и в уставном фонде которых Банку России принадлежит большинство акций, – например, в Сбербанке.

Получается, что Банк России занимается коммерческой деятельностью и как регулятор, и как контролер, но не непосредственно, а опосредованно, через ограниченный круг созданных им банков. Естественно, что такая ситуация должна считаться с точки зрения закона противоестественной.

В Сбербанке сосредоточено около 80 процентов всех вкладов населения России. Правда, был период, когда в 1996 году некоторые коммерческие банки, например АКБ „Инкомбанк“, по темпам прироста вкладчиков стали догонять Сбербанк, но этот период был недолгим и быстро закончился. Потенциально это резерв для перераспределительной функции в денежно-кредитной и финансовой системах в условиях нестабильности и неэффективного менеджмента социальными процессами. Может быть, поэтому в российском банковском законодательстве не предусмотрены публично-правовые банковские отношения между вкладчиком и Банком России. Но это снижает качественный уровень банковского права. Попутно заметим, что ситуация косвенно подтверждает, что право не Может быть выше, чем экономика и обусловленное ею культурное развитие общества.

Банковское право должно создавать условия для конкуренции и защиты интересов собственников, вложивших свои деньги в банк, доверивших их ему; в особенности это касается банковских клиентов и мелких вкладчиков.

Такова общая тенденция во многих странах западного мира. Например, во Франции Банковский закон 1984 года возлагает эту обязанность на Банк Франции, а конкретное осуществление контрольных функций по Закону от 4 августа 1993 года производит Банковская комиссия, которой Банк Франции предоставляет свои средства для выполнения этих функций.

В России эта обязанность прямо не сформулирована в банковском законодательстве. В ч. 3 ст. 55 Федерального закона „О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)“ говорится лишь о том, что „главная цель банковского регулирования и надзора – поддержание стабильности банковской системы, защита интересов вкладчиков и кредиторов“. Как будет показано дальше (в главе IV), даже эти расплывчатые формулировки ничем конкретно не подкреплены и вступают в противоречие с правовым статусом Банка России, сконструированным в соответствии с интересами определенной части банков, но отнюдь не в соответствии с интересами вкладчиков и кредиторов.

Банковское право должно предусматривать определенные гарантии для вкладчиков и иных лиц, которые пользуются услугами кредитных организаций.

Все эти гарантии, на наш взгляд, можно классифицировать в зависимости от способа обеспечения прав и законных интересов вкладчиков и кредиторов:

а) организационные;

Контроль за функционированием банка относится к сфере банковского права. По действующему законодательству вкладчики и другие лица, пользующиеся банковскими услугами, являются субъектами гражданского, но не банковского права. Стало быть, правильность проведения банковских операций или, скажем, соблюдение экономических нормативов они проконтролировать не могут.

Организовать банковскую систему таким образом, чтобы она была достаточно надежной, – это компетенция Банка России. Банк России регулирует и контролирует банковскую деятельность, и поэтому он обязан следить за тем, чтобы кредитные организации проявляли должную осмотрительность в работе с чужими привлеченными средствами.

Но помимо Банка России есть и другие государственные и негосударственные организации, которые должны или могут осуществлять защиту прав и интересов банковских клиентов.

Организационные гарантии можно классифицировать по тем институтам, на которые возложена обязанность осуществлять защиту лиц, пользующихся банковскими услугами.

По разделению властей это может быть организационная деятельность законодательных, исполнительных и судебных органов.

Дальше следует различать организационную деятельность государственных институтов и институтов самого гражданского общества.

И вот здесь надо сказать, что в России активность общественных организаций, созданных банковскими клиентами, недостаточна в отличие от многих зарубежных стран. Например, во Франции в соответствии со ст. 59 Закона о банках образован консультативный комитет, известный под названием „Комитет пользователей“, который призван „изучать проблемы, связанные с отношениями между кредитными учреждениями и их клиентурой, и предлагать необходимые улучшения“.

Интересно отметить, что французский Комитет пользователей составлен на паритетной основе из представителей кредитных учреждений и представителей клиентуры.

Об этом мы еще поговорим подробнее, когда речь пойдет о предложениях по юридической реструктуризации в банковской системе, а пока же заметим, что создание общественных институтов как бы предполагается исходя из самой классификации гарантий.

Принимая вклады от физических и юридических лиц, проводя расчеты, кредитные организации обязаны обезопасить своих вкладчиков и клиентов от возможных убытков. В главе III „Обеспечение стабильности банковской системы, защита прав, интересов вкладчиков и кредиторов кредитных организаций“ Федерального закона „О банках и банковской деятельности“ предусматривается ряд норм, направленных на обеспечение финансовой надежности кредитной организации.

Многое зависит от того, насколько денежными властями соблюдаются принципы гражданского общества. Демократичность банковского права (правило большинства) сама собой не реализуется. Призывов о защите вкладчиков и кредиторов здесь недостаточно. Банк России обязан осуществлять пруденциальное регулирование и пруденциальный надзор, в том числе и в целях обеспечения интересов вкладчиков и клиентов кредитных организаций.

б) финансовые;

В целях обеспечения финансовой надежности кредитная организация обязана создавать резервы (фонды), в том числе под обесценение ценных бумаг, порядок формирования и использования которых устанавливается Банком России. Минимальные размеры резервов (фондов) устанавливаются Банком России. Размеры отчислений в резервы (фонды) из прибыли до налогообложения устанавливаются федеральными законами о налогах.

Кредитная организация обязана осуществлять классификацию активов, выделяя сомнительные и безнадежные долги, и создавать резервы (фонды) на покрытие возможных убытков в порядке, устанавливаемом Банком России.

Кредитная организация должна соблюдать обязательные нормативы, устанавливаемые в соответствии с Федеральным законом „О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)“. Численные значения обязательных нормативов устанавливаются Банком России в соответствии с указанным Федеральным законом.

Кредитная организация обязана организовывать внутренний контроль, обеспечивающий надлежащий уровень надежности, соответствующей характеру и масштабам проводимых операций (ст. 24 упомянутого Закона). Банк обязан выполнять норматив обязательных резервов, депонируемых в Банке России, в том числе по срокам, объемам и видам привлеченных денежных средств. Порядок депонирования обязательных резервов определяется Банком России в соответствии с Федеральным законом „О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)“. Банк обязан иметь в Банке России счет для хранения обязательных резервов. Порядок открытия указанного счета и осуществления операций по нему устанавливается Банком России (ст. 25 упомянутого Закона).

Роль банковского права в защите интересов и прав имеет вполне конкретное осуществление во всех его регулятивных и охранительных функциях, банковское право должно обеспечивать защиту клиентов и вкладчиков через механизмы, предусмотренные в законе или в принятых на его основе подзаконных актах, которые могут включать схемы страхования депозитных вкладов, требования по обязательному резервированию и другие средства. Необходимость сохранения доверия банковских клиентов настолько существенна, что в связи с этим во многих странах создан финансовый механизм страхования вкладов по образцу американской Федеральной корпорации по страхованию депозитов. Этот механизм имеет в разных странах некоторые отличия, но главное состоит в том, что он существует. Например, во Франции, когда положение кредитной организации это оправдывает, управляющий Банком Франции может в соответствии со ст. 52 Закона о банках организовать конкурс с участием всех кредитных учреждений с целью принять необходимые меры по защите интересов вкладчиков и третьих лиц, поддержать нормальное функционирование банковской системы и сохранить ее репутацию.

Банк России обязан следить за тем, чтобы были созданы гарантии возврата вкладов физических и юридических лиц.

Система страхования депозитов в России до сих пор так и не создана. Единственным финансовым источником возможной компенсации потерь вкладчиков и кредиторов может быть фонд обязательного резервирования, который возвращается кредитной организации из Банка России после того, как у нее отзывается лицензия и создается ликвидационная комиссия. Однако это не может заменить систему страхования вкладов.

Учитывая ситуацию с защитой вкладов, трудно согласиться с позицией о том, что без обязательного создания резервов можно обойтись, используя другие средства.

Правовое регулирование фондов обязательных резервов в России противоречиво. По смыслу Федерального закона „О банках и банковской деятельности“ (да и не только по смыслу, если взглянуть на название главы III, в которой помещено требование создавать фонды: „Обеспечение стабильности банковской системы, защита прав, интересов вкладчиков и кредиторов кредитных организаций“), фонд обязательных резервов в России должен создаваться для защиты прав, интересов вкладчиков и кредиторов. Ни о каком мультипликаторе, или об ограничении эмиссии, или об ограничении в выдаче банками кредитов в Законе не сказано.

Вкладчик читает Федеральный закон „О банках и банковской деятельности“, где написано, что фонды создаются для защиты его интересов и прав. Но он, как правило, не сведущ по части того, как этот вопрос регулируется нормативными актами самого Банка России. Нормативными актами Банка России предусматривается иная цель: фонд обязательного резервирования создается прежде всего для ограничения кредитных возможностей коммерческого банка. Если бы об этом было сказано в Федеральном законе „О банках и банковской деятельности“, то вкладчик был бы не столь уверен в том, что он не рискует.

в) информационные;

Известно, какую роль играет информация на финансовом и банковском рынке.

Причин здесь много. Если говорить о предпосылках того значения, которое приобретает информация в банковской системе, то в истоках все начинается с сущности денег. Одна из функций денег, как уже говорилось, – это информация об их стоимости. С этой функцией на уровне рынка банковских услуг в конечном счете так или иначе связаны все функции институтов, которые собирают, анализируют, перерабатывают и предоставляют для пользования соответствующую банковскую информацию. Например, это может быть информация о финансовом положении конкретного банка. Такая и другая информация необходима клиентам кредитных организаций.

Обладая информацией о банке и банковской деятельности, клиент может действовать в условиях всеобщей конкуренции с выгодой для себя. Включившись в банковскую деятельность, он по сути получает возможность прогнозировать развитие своей мини-денежной системы в других денежных системах. Иными словами, он предвидит рост стоимости конкретной суммы денежных средств или, наоборот, возможное падение этой стоимости. В этом смысле, получая выгоду и доход от вложения, он должен заплатить за собранную и проанализированную информацию, за тот рыночный прогноз, который принес ему или еще может принести прибыль в виде денежных процентов.

Рантье должен платить за информацию, которая приносит ему доход (Денис Шевчук). Естественно, что мелкий клиент, мелкий вкладчик сделать этого не может. Но мелкие вкладчики – это основная масса всех вкладчиков. Это во-первых. Во-вторых, банки играют специфическую роль в экономике. В этом смысле их деятельность является публичной. Поэтому всем банковским клиентам должна предоставляться стандартная информация, собранная публичными институтами.

Таким публичным институтом как раз и является центральный банк. Но в этой сфере взаимоотношений возникает множество трудностей.

Во-первых, существует проблема конкуренции, коммерческой и банковской тайны. В этом плане многое зависит от банковского законодательства и практики его применения. К сожалению, эта практика страдает недостатками. Объективно существующие проблемы с банковской тайной порой приобретают как бы обратное значение – банковская и коммерческая тайна используется как прикрытие для злоупотреблений. Об этом речь пойдет в дальнейшем применительно к рассмотрению вопроса о банковском надзоре со стороны Банка России, о серьезных недостатках этого надзора и о том, как его нужно улучшить (Шевчук Д.А. Основы банковского дела. – Ростов-на-дону: Феникс, 2006).

Во-вторых, существует проблема достоверности финансовой и банковской информации. Как уже говорилось, экономика по своим причинно-следственным характеристикам может быть рациональной, иррациональной и смешанной. Чаще всего в ней доминируют иррациональные моменты, особенно в период кризисов. Поэтому всегда есть риск недостоверной информации о банках. Естественно, что этот риск больше там, где больше коррупция, криминальность и т. п.

В-третьих, существует проблема асимметричной информации. Как раз именно вкладчик обладает наименьшими возможностями самостоятельно собрать и проанализировать банковскую информацию. В условиях, когда банковская система не отлажена, всегда повышается риск информационного заблуждения.

В России, учитывая специфику экономики, роль информационной поддержки вкладчиков приобретает повышенное значение.

Это хорошо видно на примере со страхованием депозитов. В ст. 840 „Обеспечение возврата вклада“ ГК РФ предусматривается следующее: „1. Банки обязаны обеспечивать возврат вкладов граждан путем обязательного страхования, а в предусмотренных законом случаях – и иными способами. Возврат вкладов граждан банком, в уставном капитале которого более пятидесяти процентов акций или долей участия имеют Российская Федерация и (или) субъекты Российской Федерации, а также муниципальные образования, кроме того, гарантируется их субсидиарной ответственностью по требованиям вкладчика к банку в порядке, предусмотренном ст. 399 настоящего Кодекса.

2. Способы обеспечения банком возврата вкладов юридических лиц определяются договором банковского вклада.

3. При заключении договора банковского вклада банк обязан предоставить вкладчику информацию об обеспеченности возврата вклада.

4. При невыполнении банком предусмотренных законом или договором банковского вклада обязанностей по обеспечению возврата вклада, а также при утрате обеспечения или ухудшении его условий вкладчик вправе потребовать от банка немедленного возврата суммы вклада, уплаты на нее процентов в размере, определяемом в соответствии с п. 1 ст. 809 настоящего Кодекса, и возмещения причиненных убытков“.

Банковское право предусматривает перечень информации, которая должна быть доступна для вкладчиков и всех иных лиц, пользующихся услугами кредитных организаций. В Законе „О банках и банковской деятельности“ говорится, что банки обязаны предоставлять информацию, необходимую вкладчику для правильного выбора.

Банк России по этому вопросу не издал никаких инструкций. Между тем было бы целесообразно регламентировать обязательный перечень информации в офисе банка, представленный для всеобщего обозрения. Это должны быть сведения об учредителях, об уставном фонде, о резервном фонде, о балансе, о прибылях и убытках, о членстве в фонде страхования депозитов. Если банк не участвует в фонде страхования депозитов, то информация об этом должна быть точно так же представлена в перечне.

г) юридические.

Для того чтобы защита вкладчиков и кредиторов стала реальной, должны быть созданы законы, другие нормативные акты и главное – механизмы их реализации.

Во-первых, это само законодательство. Оно не должно быть противоречивым по своей форме. На сегодняшний день такие противоречия существуют, и их достаточно много. Еще больше противоречий между законодательством и нормативными актами Банка России – о них уже говорилось и еще пойдет речь в дальнейшем применительно к конкретным вопросам банковского регулирования и надзора.

Во-вторых, это правоприменительная деятельность контролирующих и правоохранительных органов. Здесь существует множество нерешенных проблем.

Пример со вкладчиками банков – самый показательный. Судебная система физически не справлялась с рассмотрением огромного количества дел. Санкциями здесь делу не поможешь. Преодолеть такую ситуацию можно только в том случае, если будет урегулирован порядок деятельности всей системы кредитных организаций как таковой. Параллельно необходимо предусмотреть персонификацию гражданско-правовой ответственности учредителей (участников) и менеджеров, по вине которых ухудшилось финансовое положение кредитной организации.

В различных публикациях неоднократно ставился вопрос об улучшении правовой защищенности банковских клиентов.

Интересно отметить реакцию Банка России на обращение Ассоциации российских банков, представители которой предлагали ряд мер по усилению правовой защиты вкладов. Так, в частности, предлагалось, чтобы Банк России начислял проценты на средства фонда обязательных резервов. На наш взгляд, если гражданское законодательство предусматривает, что за пользование чужими денежными средствами нужно платить, то это в равной мере касается всех субъектов, в том числе и Банка России. Равенство всех перед законом и справедливость.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 |