Имя материала: Акмеология

Автор: Анатолий Алексеевич Деркач

Сам процесс освоения новой — политической — деятельности достаточно сложен. В нем можно выделить две стороны: профессиональное обучение и адаптацию. Профессиональное обучение предполагает специальную подготовку. При этом обратим внимание, что существующие модели подготовки политических кадров прежде всего ориентированы на передачу некоторой суммы знаний и технологий, упуская из виду вторую, не менее значимую для профессионального развития политиков сторону, а именно адаптацию. Это, на наш взгляд, связано с предположением об отсутствии сущностной специфики политической деятельности по сравнению с другими видами социальной активности.

Как показывают исследования, многие депутаты региональных органов власти (в отличие от федерального) воспринимают себя не столько в качестве политиков-законодателей, сколько как людей, продолжающих свою прежнюю деятельность (врачей, педагогов, экономистов, управленцев различного профиля) на новом уровне и иными средствами. К подобного рода выводам пришел известный американский политический психолог К.Прюитт, который еще несколько десятилетий назад описал тот, на его взгляд, парадоксальный факт, что среди американцев, избранных в органы представительной власти, при переходе с уровня штата на уровень округа растет доля людей, не рассматривающих свою активность как политическую деятельность.

Кроме того, политическая деятельность часто соотносится и даже отождествляется с определенными профессиями (юриста, экономиста, управленца). Поэтому считается, что у политиков, представляющих в прошлом эти профессии, проблема становления, как таковая, отсутствует. Действительно, специалисту в экономике или юриспруденции намного легче стать профессионалами в политической сфере. Однако, по нашему мнению, политическая деятельность не совпадает полностью ни с одной из конкретных профессий или типом образования. Поэтому, какими бы знаниями или навыками в рамках прошлой профессии ни обладал человек, перед ним в той или иной степени встает важнейшая психологическая проблема приспособления, психологической адаптации к требованиям новой политической сферы труда.

Это относится также к тем специалистам, которые не только имеют соответствующее образование, но для которых анализ социальных и политических процессов является содержанием их профессиональной деятельности. Показателен в этом плане пример Е.Т.Гайдара. В своей книге "Дни поражений и побед" он вспоминает, что, несмотря на глубокое знание экономических проблем, практическая работа в роли одного из руководителей Правительства РФ для него оказалась делом весьма нелегким, отличающимся от труда "кабинетного" ученого.

Практически то же самое констатирует Джордж Буш-старший, который в одной из своих работ пишет: "Никакая школа или инструктор не научат, как быть конгрессменом, министром или президентом, ибо каждая из этих должностей предъявляет к человеку свои особые требования. Опыт другой работы, конечно, может помочь, но он не гарантирует успеха. Есть вещи, которые нельзя понять до тех пор, пока не займешь этот пост".

Сложность врастания в новую профессию связана, прежде всего, с выполнением новых функциональных обязанностей и включением в систему новых отношений. Вступающий в политику человек сталкивается со сменой социального контекста своей жизнедеятельности, что предъявляет иные требования к образу его частной жизни (например, степени ее публичности). По этому поводу К.Прюитт писал: "Ясно, что политически активная роль не может быть только добавлена к другим обязанностям и занятиям". По мнению другого американского исследователя, Д.Барбера, "человек входит в политическую карьеру посредством обрыва (или сильного искажения) своих связей с обычной профессиональной ролью и статусом".

Следует также учитывать тот факт, что, как правило, люди приходят в активную политику в зрелом возрасте, будучи сложившимися личностями и субъектами определенных профессий. Каждый из них "несет" в политику профессиональные стереотипы, сложившиеся в рамках прежней сферы активности и выраженные вплоть до профессиональных личностных деформаций. Так, например, как отмечается В.Г.Зазыкиным, педагоги с большим стажем работы могут быть чрезмерно безапелляционны и дидактичны; представители "точных наук" многие сложные социальные явления могут воспринимать механистично и упрощенно, что влияет на характер оценок и принимаемых решений. Если в коллективе (например, комитете органа представительной власти) собрались представители разных профессий, имеющие значительный опыт работы в своей области, то их психологические профессиональные деформации могут стать источником психологической несовместимости.

Есть и другие проблемы этого периода. С одной стороны, чем больших успехов добилась личность в привычной сфере деятельности, тем она социально "заметнее", тем выше вероятность, что она сможет, используя соответствующий имидж, "войти" в политику. Вместе с тем для подлинного профессионала весьма затруднительно полностью переключиться на иной — политический вид деятельности, "отойти" от своей работы и уделять ей меньше внимания. В такой ситуации перед политиком стоит весьма нелегкий выбор: становиться профессионалом в политике или же остаться "политиком по совместительству" (по выражению М.Вебера). При этом для многих известных людей, ставших политиками волей обстоятельств, таких, как, например, депутат Государственной Думы нобелевский лауреат Ж.Алферов, полная концентрация на политике является, по всей вероятности, невозможной.

При анализе проблемы профессиональной адаптации к роли политика следует также учитывать, что политическая деятельность не только достаточно сложна, но и напряженна. Это отмечают как исследователи, так и практические политики.

Данная сторона политической жизни не является особенностью только нашей страны или переходных периодов. Американский политический психолог Д.Барбер также констатирует, что работа вовлеченного в законодательную деятельность человека является изнурительной и ее условия трудны. Английский психолог Купер при ранжировании уровня стрессогенности профессий политическим профессиям поставил балл "7", что сопоставимо с показателями таких профессий, как шахтеры — 8,3 балла и полицейских — 7,7 балла. По мнению экспертов отечественного журнала "Профиль", профессия политика находится на пятом месте по вредности для здоровья.

Все вышесказанное подтверждает, что обязательным условием эффективной и успешной в личностном и социальном планах работы политиков является психологическая готовность к политической деятельности, а ее развитие — одним из центральных направлений формирования профессионализма субъектов политики.

 

Психологическая готовность к политической

деятельности

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | 205 | 206 | 207 | 208 | 209 | 210 | 211 | 212 | 213 | 214 |