Имя материала: Акмеология

Автор: Анатолий Алексеевич Деркач

Применительно к системам военного назначения философское понимание потребности в реализации целостного подхода достаточно точно выразил И.С.Куренков. Он отмечает, что "в процессе исследования СВН необходим некий "универсалист", поскольку в решении комплексных задач требуется участие специалистов разного профиля... можно создать обобщающую дисциплину синтезирующего типа. Она могла бы определенным образом интегрировать в своем предмете некоторые аспекты систем, отразить их существенные характеристики и закономерности функционирования и развития при помощи своего категориального аппарата, специфическими методами и средствами"1.

Итак, философское осмысление сложности объективной реальности привело к выводу о необходимости реализации интегративного подхода к исследованию. Именно философия еще задолго до появления акмеологии как науки определила важность и реальную потребность в его осуществлении. Акмеология первой приняла на себя роль того "универсалиста", который обязался на интегративной основе изучать, развивать и оптимально задействовать целостный социальный субъект, в том числе функционирующий в особых условиях. Для реализации такого целостного акмеологического подхода требуется соучастие не только философии, но и других заинтересованных сфер человекознания и человековедения.

Особую фундаментально-прикладную роль для военной акмеологии играет сформировавшаяся к середине 90-х гг. XX в. общая акмеология, хотя ее истоки прослеживаются с конца XIX в. Сущность целостного акмеологического подхода правильно выразил академик А.А. Бодалев. Он отмечает, что акмеология призвана осуществить комплексное исследование и дать целостную картину субъекта, проходящего ступень зрелости, когда его индивидуальные, личностные и субъектно-деятельностные характеристики постигаются в единстве, во всех взаимосвязях и опосредованиях, для того чтобы активно повлиять на достижение высших уровней, на которые может взойти каждый из нас. "Интеграция данных, получаемых при таком подходе к изучению человека, — отмечает ученый, — процесс необычайно трудный и потребовавший создания особой методологии, а также техники их научно-корректного сопряжения друг с другом"2. В данном контексте военная акмеология занимает такую же позицию по отношению к конкретному армейскому субъекту — военнослужащему, воинскому коллективу.

Следовательно, военная акмеология, прежде всего, базируется на достижениях общей и прикладной акмеологии. Тем не менее одной из базовых наук для военной акмеологии выступает военная психология, на конструктивных основаниях которой она пробивает жизненно важные человековедческие ростки. Поэтому представляется актуальным выделить конструктивные начала военной психологии, которые окажутся приемлемыми для взаимного сотворчества на теоретико-методологической и прикладной ниве.

Для военной акмеологии немаловажно, что сегодня военная психология "переживает" этап переосмысления своих основ, взаимоотношений с отраслями психологического знания, другими научными дисциплинами и реальной практики.

До недавнего времени большая часть психологов, при общем согласии с тем, что "военная психология есть отрасль психологической науки", тем не менее считали, что у военной психологии "свой путь" в познании личности военнослужащего, воинской деятельности, свое "предметное поле". При этом, на наш взгляд, специфика объекта выдавалась за специфику предмета военно-психологической науки. Это часто приводило к "неконструктивному эклектизму", вольному обращению как с общепсихологическими, так и частно-психологическими понятиями военной психологии.

В некоторых исследованиях военных психологов можно было наблюдать "терминологическую всеядность": использование понятий из одних "объяснительных систем", методик из других, а интерпретация полученных результатов часто осуществлялась на уровне "здравого смысла". "Фельдшеризм" не миновал и военной психологии.

В настоящее время военно-психологическая наука получила возможность как для своего дальнейшего продуктивного развития, так и для конструктивного сотрудничества с заинтересованными областями человековедения. Такая задача может быть решена при опоре на широкие возможности, опыт отечественной и зарубежной психологии, достижения в других сферах наукознания и прогрессивной практики.

Это требует от военной психологии осознать свои методологические и мировоззренческие основы. Иначе говоря, по-новому взглянуть на связь со всеми отраслями, направлениями и школами психологии, а также взаимосвязи с заинтересованными общественными, естественными и техническими дисциплинами. Именно в этом видится залог как ее собственного развития, так и конструктивных взаимосвязей с акмеологией, педагогикой, социологией, военной и другими науками.

Диалектическая модель науки: восхождение от абстрактного к конкретному — единственный метод научного познания. Конкретное — единство в многообразии, абстрактное — отвлеченное, обособленное, изъятое вообще, один из неясно очерчивающихся моментов конкретного, как объект рассмотрения. Правильно утверждают многие исследователи, что развитие науки есть движение от обобщения, объединения к объяснению знания.

Таким образом, картина мира и образ науки во многом предопределяют характер той или иной научной дисциплины, позиции конкретного ученого, его ориентации, мировоззрение, понимание того, что он хочет, как понимает свою задачу.

Психология как наука, родившаяся во второй половине XIX в., в настоящее время утверждается в качестве силы, способной изменять мир, а во многом и самого человека во имя его блага. Наука пошла на службу цивилизации. Традиция отечественной психологии — опираться на картину мира, в которой ведущие позиции отданы человеку-деятелю, созидающему себя и окружающий его мир и в качестве ведущей является диалектическая модель развития науки. Эта традиция приоритетная, но не единственная, особенно в последующее время. Сегодня все настойчивей звучат голоса о необходимости новых подходов, представлений, парадигм.

В нашей стране в конце 90-х годов прошлого столетия естественнонаучный подход к психологии стал определяющим и официально признанным. Сегодня мы наблюдаем ситуацию, когда все больше психологов ставят вопрос о смене образа психологической науки: смена образа естественной науки на гуманитарный образ, смещение акцентов с объяснения на описания, с всеобщности к уникальности, неповторимости, с фрагментарно-парциального изучения к целостно-интегративному познанию и преобразованию.

Новая ситуация в психологической науке выводит к проблемам, которые связаны с уточнением предмета, выявлением соотношения теоретико-методологического и прикладного внутри науки, определением взаимосвязей с естественными, общественными и техническими науками. Именно их решение способно обеспечить реализацию целостно-интегративного подхода. Очевидно, что решение данных проблем невозможно без всестороннего теоретико-методологического осмысления.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | 205 | 206 | 207 | 208 | 209 | 210 | 211 | 212 | 213 | 214 |