Имя материала: Гражданский процесс

Автор: В.А.Мусина

Раздел vii  вопросы международного  гражданского процесса глава xxv. правовой статус иностранцев и лиц без  гражданства в российском гражданском процессе

 

В орбиту российского гражданского судопроизводства могут быть и в ряде случаев оказываются вовлеченными не только российские граждане и юридические лица, но также субъекты, принадлежащие к зарубежным государствам, как и лица без гражданства, причем по мере развития внешнеэкономических связей нашей страны число подобных ситуаций будет, очевидно, возрастать.

Применительно к делам, осложненным “иностранным элементом”, возникают некоторые специфические вопросы, в частности: 1) круг эвентуальных участников процесса, не имеющих российской государственной принадлежности; 2) их процессуально-правовой статус; 3) подведомственность споров с их участием. В изложенной последовательности эти вопросы и будут рассмотрены ниже.

Нужно учитывать, что относящиеся к ним правила содержатся как в российском законодательстве, так и в соответствующих нормах международного права. Например, СССР является участником Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса 1954 г..

Со многими государствами заключены договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам. Все эти международные договоры сохраняют силу и для Российской Федерации как правопреемника СССР.

В рамках СНГ существуют, в частности. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенная в Минске 22 января 1993 г., а также Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 г. Имеются, далее, договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам между Россией и Латвией (от 3 февраля 1993 г.), Литвой (от 21 июля 1992 г.), Эстонией (от 26 января 1993 г.).

Российская Федерация является участницей Гаагской конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов, от 5 октября      1961 г.

По прямому указанию закона, если международным договором, действующим на территории нашей страны, установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены российским законодательством о гражданском судопроизводстве, то применяются правила международного договора (ст. 438 ГПК).

1) Среди лиц, участвующих в рассматриваемом российском гражданском деле и не являющихся субъектами российского права, ГПК РСФСР упоминает иностранных граждан, иностранные предприятия и организации (ст. 433) и лиц без гражданства (ст. 434).

При этом под иностранным гражданином подразумевается лицо, обладающее гражданством иностранного государства и не имеющее гражданства Российской Федерации (см. ст. 11 (6) Закона “О гражданстве РСФСР от 28 ноября 1991 г.”).

Лицами без гражданства считаются лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации и не имеющие доказательств своей принадлежности к гражданству другого государства (см. ст. 11 (в) Закона “О гражданстве РСФСР от 28 ноября 1991 г.”).

Предприятия и организации признаются иностранными, если они учреждены за границей (см. п. 1 ст. 161 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик).

Использование термина “иностранные предприятия и организации” взамен понятия “иностранные юридические лица” не случайно. Законодатель принимает во внимание тот факт, что в некоторых государствах субъектами гражданского процесса могут быть и организации, не являющиеся юридическими лицами. Таково, в частности, товарищество (partnership) в Англии.

В отечественной специальной литературе справедливо отмечалось, что и наш суд признал бы за такой организацией право быть стороной в процессе, считаясь в данном случае с распространенными обычаями торгового оборота и толкуя применительно к этому вопросу расширительно ст. 59 Основ гражданского судопроизводства.

2) В отношении гражданско-процессуального статуса иностранным гражданам и лицам без гражданства в нашей стране предоставлен национальный правовой режим, ибо они по прямому указанию закона имеют право обращаться в суды России и пользуются гражданскими процессуальными правами наравне с российскими гражданами (ч. 1 ст. 433, ст. 434 ГПК).

Принцип национального правового режима закреплен и в международных договорах нашей страны. Например, в соответствии со ст. 1 Договора между СССР и Финляндской Республикой о правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам от 11 августа 1978 г. “Граждане одной Договаривающейся Стороны пользуются на территории другой Договаривающейся Стороны в отношении своих личных и имущественных прав такой же правовой защитой в судах, органах прокуратуры и других учреждениях, к компетенции которых относятся гражданские, семейные и уголовные дела, как и собственные граждане”.

3) Граждане одной Договаривающейся Стороны имеют право свободно и беспрепятственно обращаться в учреждения другой Договаривающейся Стороны, указанные в пункте 1 настоящей статьи, выступать в них, возбуждать ходатайства и предъявлять иски на тех же условиях, как и собственные граждане.

Отмеченный принцип получил свое отражение также в Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной между странами СНГ 22 января 1993 г.

Конвенцией предусмотрено, что “граждане каждой из Договаривающихся Сторон, а также лица, проживающие на их территории, пользуются на территориях всех других Договаривающихся сторон в отношении своих личных и имущественных прав такой же правовой защитой, как и собственные граждане данной Договаривающейся Стороны” (п. 1 ст. 1).

Отсюда, в частности, следует, что как гражданская процессуальная правоспособность, так и гражданская процессуальная дееспособность иностранных граждан и лиц без гражданства регламентируется российским гражданским процессуальным законодательством (см. соответственно ст. ст. 31 и 32 ГПК).

Иными словами, иностранец, достигший 18 лет, обладает в нашей стране полной гражданской процессуальной (как и материальной) дееспособностью, хотя бы по своему личному закону он считался несовершеннолетним и недееспособным. В отношении иностранцев на общих основаниях применяются правила об ограниченной процессуальной дееспособности (ч. 2 ст. 32 ГПК), даже если личный закон иностранца не знает института ограниченной процессуальной дееспособности.

Нужно отметить, что отечественное законодательство не связывает предоставление национального режима в области гражданского судопроизводства иностранными гражданами и лицами без гражданства с их проживанием в нашей стране.

Итак, иностранные граждане и лица без гражданства могут быть истцами, ответчиками, третьими лицами, заявляющими либо не заявляющими самостоятельные требования на предмет спора, и им принадлежат права и обязанности соответствующих лиц, участвующих в деле (ст. ст. 30, 34, 37, 38 ГПК).

Особого внимания заслуживает проблема процессуального представительства в связи с участием в гражданском деле иностранных граждан. Здесь следует различать два аспекта: во-первых, представительство в суде от имени иностранных граждан и, во-вторых, возможность иностранных граждан выступить в суде в качестве представителей других лиц.

Иностранный гражданин может пригласить в качестве своего представителя российского адвоката. Выбор адвоката зависит от усмотрения иностранного гражданина. Вместе с тем, следует отметить, что в нашей стране существует Инюрколлегия — коллектив адвокатов, специализирующийся на оказании правовой помощи по делам, связанным с “иностранным элементом”.

Услуги подобного рода оказывают также многочисленные юридические фирмы, включая предприятия с иностранными инвестициями, уставы которых предусматривают этот вид деятельности. Эти фирмы должны также иметь лицензии на право оказания юридических услуг.

С точки зрения правового статуса такие фирмы, если они учреждены на российской территории, являются российскими юридическими лицами, а их возможность выступать в суде от имени российских и иностранных граждан и юридических лиц явствует из п. 5 ст. 44 ГПК, где в числе процессуальных представителей названы “уполномоченные организации, которым законом, уставом или положением предоставлено право защищать права и интересы других лиц”.

На территории нашей страны существуют также филиалы зарубежных юридических фирм, образованные в соответствии с российским законодательством об иностранных инвестициях.

Не подлежит сомнению, что они вправе принимать на себя функции процессуальных представителей, поскольку это — одно из основных направлений уставной деятельности соответствующих фирм, структурными подразделениями которых они являются, а будучи в установленном порядке зарегистрированы на российской территории и имея соответствующие лицензии, они тем самым легитимированы на осуществление данной деятельности в нашей стране и охватываются смыслом п. 5 ст. 44 ГПК.

Если иностранный гражданин предпочтет привлечь в качестве своего процессуального представителя в российском суде какое-либо иное лицо (например, иностранного адвоката или юридическую фирму, не имеющую своего структурного подразделения в нашем государстве, либо члена своей семьи), то вопрос о допуске такого лица к представительству по делу решается российским судом в каждом отдельном случае, ибо упомянутое лицо подпадает под действие п. 7 ст. 44 ГПК

Во всех перечисленных случаях представительство осуществляется на основании доверенности.

Международными договорами нашей страны с рядом зарубежных государств предусмотрена возможность представительства иностранных граждан консулами. Такое представительство специфично в трех отношениях. Во-первых, в качестве представителя иностранного гражданина выступает дипломатический представитель соответствующего государства. Во-вторых, это представительство возникает в силу нормы международного права при наличии определенных юридических фактов, в частности, отсутствия гражданина, если он не поручил ведение дела иному доверенному лицу. К тому же нередко речь вдет лишь о некоторых отношениях (например, наследственных). В-третьих, доверенности в данной ситуации не требуется.

Возникает вопрос о пределах представительских полномочий консула. Вправе ли он, в частности, совершить действия, выходящие за пределы обычных полномочий представителя и потому требующие согласно российскому гражданско-процессуальному закону (ст. 46 ГПК) специального предоставления (полный или частичный отказ от иска, признание иска, изменение предмета иска, заключение мирового соглашения и т. д.)?

По мнению одних авторов, при отсутствии в международном договоре конкретных указаний на объем полномочий консула как представителя вопрос должен решаться в соответствии с внутренним правом страны суда, иными словами, иностранные консулы при осуществлении представительства в российских судах вправе действовать без доверенности в пределах, установленных ст. 46 ГПК РСФСР.

Этот вывод, однако, небесспорен. Прежде всего, ст. 46 ГПК говорит об объеме полномочий, возникающих из доверенности.

Между тем, консул в данном случае в доверенности не нуждается. Вот почему применение здесь ст. 46 ГПК едва ли корректно. Кроме того, как уже отмечалось, представительские полномочия консула базируются на международном договоре, а он превалирует над нормами национального законодательства. Следовательно, если международный договор не содержит ни соответствующих изъятий, ни отсылок к законодательству страны суда, консул ex officio уполномочен на совершение всех процессуальных действий.

Национальный режим, которым пользуются иностранцы и лица без гражданства в области гражданского процесса в Российской Федерации, предопределяет и возможности их выступления в качестве процессуальных представителей в судах нашей страны. Эти возможности такие же, как и у российских граждан.

Например, иностранный гражданин (или лицо без гражданства) может защищать в суде права и охраняемые законом интересы своих несовершеннолетних детей. В подобных случаях он признается законным представителем и в силу ст. 48 ГПК представляет суду документы, удостоверяющие свои полномочия                  (т.е. подтверждающие, что он является отцом ребенка). Доверенность здесь не нужна.

Иностранный гражданин не нуждается в доверенности и тогда, когда он, будучи органом иностранного юридического лица, от имени последнего ведет дело в российском суде. Полномочия такого гражданина подтверждаются документами, удостоверяющими его служебное положение (ст. 43 ГПК).

В иных ситуациях представительские полномочия иностранного гражданина возникают из договора поручения и подтверждаются доверенностью. Иностранный гражданин может выполнять функции процессуального представителя, в частности, как сотрудник иностранной юридической фирмы, имеющей свой филиал на территории нашей страны (см. выше). Если иностранный гражданин является соистцом или соответчиком, он вправе действовать как представитель других соучастников по их поручению (п. 6 ст.44 ГПК).

В остальных случаях вопрос о возможности допуска иностранного гражданина к представительству в гражданском процессе решается судом, рассматривающем дело (см. п. 7 ст. 44 ГПК).

Теперь необходимо обратиться к вопросу о подведомственности споров, осложненных “иностранным элементом”. В силу содержащегося в ГПК прямого указания споры с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, а также иностранных предприятий и организаций подлежат рассмотрению в судах              (ст. ст. 433, 434).

Следует, однако, отметить, что в настоящее время суды общей юрисдикции рассматривают лишь такие споры, осложненные “иностранным элементом”, которые не связаны с осуществлением предпринимательской деятельности.

Что же касается “предпринимательских” или, иначе говоря, экономических споров, то они относятся к юрисдикции арбитражных судов. При этом “арбитражный суд рассматривает подведомственные ему дела с участием организаций и граждан Российской Федерации, а также иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую деятельность, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации” (п. 6 ст. 22 ГПК).

Подсудность дел, осложненных “иностранным элементом”, определяется законодательством, действующим на территории России (ст. 434 ГПК).

Согласно ст. 118 ГПК иск к ответчику, не имеющему в России места жительства, может быть предъявлен по месту нахождения его имущества или по последнему известному месту его жительства в Российской Федерации. Смыслом данной нормы охватываются не только иностранные граждане, но и лица без гражданства и российские граждане, постоянно проживающие за границей.

В остальном к спорам с участием перечисленных лиц следует применять общие правила о подсудности, содержащиеся в ГПК (ст. ст. 117— 121 ГПК).

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 |