Имя материала: Гражданский процесс

Автор: В.А.Мусина

Глава xxvii. международное  сотрудничество  в области гражданского  судопроизводства

 

Основные правовые проблемы, связанные с международным сотрудничеством в данной области, касаются, во-первых, исполнения судами нашей страны поручений иностранных судов, а также, соответственно, обращение российских судов с поручениями к иностранным судам, и, во-вторых, признания и исполнения решений иностранных судебно-арбитражных органов на территории России.

В числе нормативных источников, регулирующих указанные отношения, следует, в частности, назвать Гаагскую конвенцию по вопросам гражданского процесса 1954 г., Нью-Йоркскую конвенцию 1958 г. о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, договоры об оказании правовой помощи, участником которых является наше государство, ГПК (ст. ст. 436—437), как и ряд иных актов, например. Указ Президиума Верховного Совета СССР от       21 июня 1988 г. “О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей”. Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. “О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам”. Инструкцию Министерства юстиции СССР от 9 марта 1972 г. “О порядке оказания судами и органами нотариата СССР правовой помощи учреждениям юстиции иностранных государств и о порядке обращения за правовой помощью к этим учреждениям”.

При этом нужно учитывать Закон РСФСР от 24 октября 1990 г. “О действии актов органов Союза ССР на территории РСФСР”. В нем предусмотрено, что “акты органов СССР, изданные до принятия настоящего Закона, действуют на территории РСФСР, если они не приостановлены Верховным Советом РСФСР или Советом Министров РСФСР” (ст. 4).

В соответствии с Постановлением Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г. “О ратификации Соглашения о создании содружества независимых государств” “на территории РСФСР до принятия соответствующих законодательных актов РСФСР нормы бывшего Союза ССР применяются в части, не противоречащей Конституции РСФСР, законодательству РСФСР и настоящему Соглашению” (ст. 2).

Обратимся теперь к проблеме исполнения российскими судебными органами поручений иностранных судов. Здесь, в свою очередь, возникает рад вопросов:

1) об исполнении каких судебных поручений может идти речь;

2) в каком порядке поручения иностранных судебных органов доводятся до российских судов;

3) какими процессуальными нормами должны руководствоваться суды России при исполнении иностранных судебных поручений.

Перечень процессуальных действий, подлежащих выполнению российскими судами по поручению иностранных судов, содержится в ст. 436 ГПК и включает в себя “вручение повесток и других документов, допрос сторон и свидетелей, производство экспертизы и осмотр на месте и др.”

Как явствует из текста приведенной нормы, перечень носит примерный характер. Одновременно закон оговаривает случаи, когда исполнение поручения не допускается: а) если исполнение поручения противоречило бы суверенитету или угрожало бы безопасности страны; б) если исполнение поручения не входит в компетенцию суда.

В остальных случаях иностранные судебные поручения должны исполняться нашими судами безотносительно к наличию договора о правовой помощи с тем или иным государством, поскольку соответствующая обязанность для судов Российской Федерации возникает из упомянутой выше Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса 1954 г.

Необходимо, однако, чтобы иностранное судебное поручение было передано российскому суду в “установленном порядке” (ст. 436 ГПК), т.е. через Министерство юстиции.

Установленный порядок предполагает также, что официальные документы, исходящие от органов или должностных лиц иностранных государств (к ним относятся, в частности, и судебные поручения) должны быть снабжены апостилем. Апостиль представляет собой специальную формализованную запись, выполняемую компетентным органов государства, в котором был выдан упомянутый выше документ, и удостоверяющую подлинность подписи, качество, в котором выступало лицо, подписавшее документ и, в надлежащем случае, подлинность печати или штампа, которыми скреплен этот документ.

Апостиль проставляется на самом документе или на отдельном листе, скрепленном с документом. Апостиль должен соответствовать образцу, приложенному к Гаагской Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов от 5 октября 1961 г.

Согласно ст. 436 ГПК исполнение поручений иностранных судов о производстве отдельных процессуальных действий производится на основании российского законодательства.

Данная норма соответствует Гаагской конвенции (ч. 1 ст. 14), предусматривающей вместе с тем, что “в случае, если запрашивающий компетентный орган власти просит о соблюдении особой формы, такая просьба удовлетворяется при условии, что указанная форма не противоречит законодательству запрашиваемого государства” (ч. 2 ст. 14). Аналогичное правило закреплено в Конвенции стран СНГ “О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам” 1993 г. (п. 1 ст. 8).

Подобная возможность допускается и в нашей стране (см. ст. 2 Постановления Президиума Верховного Совета от 21 июня 1989 г. “О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам”). Данный акт относит решение вопроса о применении при исполнении поручения иностранного процессуального законодательства и компетенции Верховного Суда СССР. Следует полагать, что в настоящее время этот вопрос должен разрешаться Верховным Судом Российской Федерации.

Осталось рассмотреть порядок признания и исполнения иностранных судебных решений на территории Российской Федерации.

Как справедливо отмечалось в литературе, “решение суда имеет силу лишь в пределах государства, суд которого вынес это решение. Иностранное судебное решение само по себе не имеет правовой силы: оно получает ее лишь постольку, поскольку процессуальное законодательство данного государства допускает признание или исполнение иностранных судебных решений”.

В связи с этим следует установить:

1) в каких случаях иностранные судебные решения подлежат признанию и исполнению на территории Российской Федерации;

2) какие условия должны быть при этом соблюдены;

3) каков порядок признания и исполнения иностранных судебных решений.

Ответ на первый зависит от того, подлежит ли принудительному исполнению то решение, о признании которого идет речь.

Решения иностранных судов, не подлежащие принудительному исполнению, признаются в нашем государстве, если это предусмотрено соответствующим международным договором или российским законодательством (данный вывод явствует mutatis mutandis из ч. 2 ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 11 июня 1988 г.).

К числу законодательных норм такого рода относится, например, п. 4 ст. 160 Семейного кодекса Российской Федерации 1995 г., согласно которой “расторжение браков между иностранными гражданами, совершенное за пределами территории Российской Федерации с соблюдением законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решение о расторжении брака, и подлежащем применению при расторжении брака законодательстве, признается действительным в Российской Федерации”.

Если же ставится вопрос о признании российским судом иностранного судебного решения, которое затем должно быть принудительно исполнено на территории нашей страны, это осуществимо в случаях, предусмотренных соответствующими международными договорами. Имеются в виду как многосторонние, так и двусторонние договоры с участием нашего государства.

Например, Гаагской конвенцией по вопросам гражданского процесса предусмотрено взаимное исполнение в государствах участниках судебных решений о взыскании судебных расходов (ст. ст 18-19). Согласно Международной конвенции о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1969 г. так же обстоит дело применительно к решениям о возмещении соответствующего вреда.

Что же касается двусторонних договоров между нашим государством и зарубежными странами, то в них обычно общим образом предусматривается взаимное исполнение судебных решений по гражданским и семейным (а в ряде случаев также приговоров по уголовным) делам.

В случаях, когда речь идет о принудительном исполнении решения иностранного суда, необходимо установить:

1) к компетенции какого органа относится обращение иностранного судебного решения к исполнению;

2) какие документы необходимо представить упомянутому органу;

3) какая процедура должна быть им соблюдена.

Вопрос о разрешении принудительного исполнения иностранного суда рассматривается по ходатайству взыскателя Верховным судом республики в составе Российской Федерации, судом автономной области, судом автономного округа, краевым, областным, городским судом (см. ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г.). При этом по прямому указанию закона решение иностранного суда “может быть предъявлено к принудительному исполнению в течение трех лет с момента вступления решения в законную силу” (ст. 437 ГПК).

К ходатайству “прилагаются документы, предусмотренные международным договором”, а если это не предусмотрено договором, — следующие документы: засвидетельствованная копия решения иностранного суда, о разрешении принудительного исполнения которого возбуждено ходатайство; официальный документ о том, что решение вступило в законную силу, если это не видно из самого решения; документ, из которого следует, что сторона, против которой вынесено решение и которая не приняла участия в процессе, была своевременно и в надлежащей форме извещена о рассмотрении дела; заверенный перевод указанных документов на русский язык (ч. 2 ст. 3 Указа).

Применительно к процедуре, которая должна быть соблюдена при обращении иностранного судебного решения к исполнению, в законодательстве различных государств можно наблюдать подходы троякого рода:

1) систему экзекватуры, когда компетентный суд данного государства подтверждает иностранное судебное решение и дает указание об его исполнении, причем в одних государствах суд может подвергнуть иностранное судебное решение проверке по существу (так, например, обстоит дело в Бельгии), а в других — лишь убеждается в наличии определенных формальных условий (такова позиция Германского уложения о гражданском судопроизводстве);

2) систему регистрации, когда основанием для принудительного исполнения иностранного судебного решения является его регистрация в определенном судебном органе данного государства (этот порядок применяется в Англии по отношению к государствам, с которыми заключены соответствующие договоры);

3) систему упрощенного судопроизводства, когда иностранное судебное решение не подлежит исполнению как таковое, а служит основанием для предъявления иска, создавая вместе с тем презумпцию для стороны, в пользу которой оно было вынесено (из этого исходят, в частности, суды США).

В нашей стране принудительное исполнение иностранного судебного решения осуществляется на основании определения указанного выше суда. Отказ в принудительном исполнении возможен в случаях, когда:

1) решение по законодательству государства, на территории которого оно вынесено, не вступило в силу;

2) сторона, против которой было вынесено решение, не имела возможности принять участие в процессе вследствие того, что ей не было своевременно и надлежащим образом вручено извещение о рассмотрении дела;

3) рассмотрение дела относится к исключительной компетенции российского суда или иного органа;

4) имеется вступившее в законную силу решение российского суда, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, или в производстве российского суда имеется дело, возбужденное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям до возбуждения дела в иностранном суде;

5) истек срок давности предъявления решения к принудительному исполнению;

6) исполнение решения противоречило бы суверенитету нашей страны или угрожало бы ее безопасности либо противоречило бы основным принципам российского законодательства (см. ст. 5 Указа).

Как явствует из изложенного, наше процессуальное законодательство восприняло систему экзекватуры (причем без ревизии иностранного судебного решения по существу).

В принципе аналогичным образом обстоит дело и с исполнением на территории России решений иностранных арбитражей.

При этом следует иметь в виду, что согласно Нью-йоркской конвенции 1958 г. о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, участником которой является Российская Федерация, “каждое Договаривающееся Государство признает арбитражные решения как обязательные и приводит их в исполнение в соответствии с процессуальными нормами той территории, где испрашивается признание и приведение в исполнение этих решений” (ст. 3).

Конвенция, далее, требует (ст. 4), чтобы к просьбе о принудительном исполнении арбитражного решения были приложены (в оригинале или в надлежащем образом заверенной копии):

1) соглашение о передаче спора на рассмотрение арбитража (это может быть оговорка в контракте или отдельная письменная договоренность);

2) решение арбитража.

Упомянутые документы должны быть представлены как на языке оригинала, так и на русском языке, причем перевод должен быть заверен официальным переводчиком или дипломатическим органом.

В исполнении арбитражного решения может быть отказано по просьбе стороны, против которой оно направлено, если данная сторона представит доказательства:

1) недееспособности сторон арбитражного соглашения либо недействительности этого соглашения;

2) отсутствия ее уведомления о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве либо невозможности по иным причинам представить свои объяснения;

3) вынесения решения по вопросам, не предусмотренным арбитражным соглашением;

4) состав арбитража или процедура рассмотрения спора не соответствовали соглашению сторон либо — при его отсутствии — закону той стороны, где имел место арбитраж;

5) решение не вступило в силу либо было отменено или приостановлено компетентным органом страны, где оно было вынесено, или страны, закон которой подлежит применению.

Кроме того, компетентный орган государства, в котором испрашивается исполнение арбитражного решения, может отказать в этом, если найдет, что:

а) спор не подлежит рассмотрению в арбитраже (т.е. третейском суде) по законам этого государства или

6) признание и приведение в исполнение этого решения противоречат публичному порядку данного государства (ст. 5).

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 |