Имя материала: Гражданский процесс

Автор: В.А.Мусина

Раздел i общие вопросы глава i. гражданский процесс, гражданское процессуальное право и процессуальная наука

 

§1. Гражданский процесс (гражданское судопроизводство)

 

1. Во многих житейских ситуациях гражданин или юридическое лицо могут столкнуться с необходимостью защиты своего права.

Отец не предоставляет содержание своим несовершеннолетним детям; администрация больницы отказывается удостоверить завещание, составленное одной из больных; руководитель предприятия увольняет с работы инженера, не получив санкции профсоюзного комитета и т.д.

Во всех подобных и многих других случаях заинтересованное лицо может возбудить дело против тех, кто нарушил или оспаривает его право. Так возникает процесс по конкретному делу, в котором действует суд, обязанный разрешить дело, лица, возбудившие дело (истцы), лица привлеченные к ответу (ответчики), другие заинтересованные лица, а также свидетели, эксперты, переводчики и т.д.

В этом случае можно сказать, что мы имеем процесс “в узком смысле слова”. Он конкретен, т.к. в нем участвует соответствующий суд, время его проведения очерчено реальными рамками, его участники индивидуальны, а их правоотношения регулируются нормой права, которая применяется именно к данной ситуации. Сколько гражданских дел, столько и гражданских процессов.

Вместе с тем следует рассматривать гражданский процесс в более широком плане, как социальное явление, которое связано с потребностью общества в обеспечении судебной защиты гражданских прав. “Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод” (ст. 46 Конституции РФ). Ясно, что предоставление судебной защиты может происходить лишь в определенном порядке, который установлен законом. Конституция РФ называет это конституционным, гражданским, административным и уголовным судопроизводством (ст. 118). Термин судопроизводство идентичен понятию гражданский процесс. О процессе следует прежде всего говорить как о порядке судебного рассмотрения и разрешения гражданских дел, который установлен нормами гражданского процессуального права. В то же время гражданский процесс — это часть правосудия, которое обычно определяется как деятельность судебных органов, заключающаяся в разрешении ими конкретных правовых вопросов и в применении на основе права государственного принуждения к отдельным лицам. С этой точки зрения гражданский процесс — это совокупность процессуальных действий и возникающих в ходе этих действий процессуальных правоотношений, связанных с осуществлением правосудия по гражданским делам. Эти действия совершаются судом — органом по осуществлению правосудия, а также другими субъектами, привлеченными к рассмотрению дела.

Таким образом, гражданский процесс может определяться как порядок совершения процессуальных действий, т.е. как установленные законом правила поведения суда, с одной стороны, и иных привлеченных в процесс лиц — с другой. Этот взгляд на процесс ориентирован на нормативно-правовую основу процесса, устанавливающую этот порядок. С другой стороны, процесс следует анализировать как саму по себе деятельность по рассмотрению гражданских дел. Можно сказать, что “порядок” находится в статике, а процессуальная деятельность — это “динамика” гражданского процесса.

Для того, чтобы начать процесс заинтересованное лицо должно предъявить иск, подать жалобу или заявление. Это первое процессуальное действие, которое влечет за собой целую серию других действий. Судья может возбудить дело или отказать в этом, если имеются законные основания, предусмотренные ст. 129 ГПК. Закон предоставляет суду и лицам, участвующим в процессе, широкую возможность для совершения процессуальных действий, направленных на обеспечение необходимых условий для осуществления правосудия.

Истребование судом документов, относящихся к договору между сторонами, наложение ареста на имущество ответчика, подача частной жалобы на определение суда, назначение экспертизы, заявление отвода одному из судей, вынесение определения о приостановлении производства по делу и т.д. и т.п. Все это и составляет те процессуальные действия, которые в совокупности образуют гражданский процесс (гражданское судопроизводство).

Особенность процессуальных действий состоит в следующем:

а) содержание процессуальных действий, возможность их совершения или несовершения предусмотрено законом. Нельзя, например, предупредить истца или ответчика об ответственности за дачу заведомо ложных показаний — это не предусмотрено законом. И наоборот, суд обязан предупредить о такой ответственности свидетелей, экспертов, переводчиков и т.д. — нарушение этого правила, установленного законом, является грубым просчетом в работе суда;

б) процессуальные действия, как правило, совершаются в определенной последовательности, которая либо прямо предусмотрена законом, либо вытекает из логики развития процесса по конкретному делу. Так, в главе 15 ГПК “Судебное разбирательство” определяется порядок его проведения и последовательность совершения процессуальных действий. В ст. 150 ГПК говорится о порядке открытия судебного заседания, в ст. 151 ГПК о порядке проверки явки участников процесса, а в ст. 157 ГПК о последствиях неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и представителей. Только после совершения всех этих действий суд может перейти к последующим шагам: докладу дела председательствующим, заслушиванию объяснений сторон и третьих лиц, допросу свидетелей и экспертов, исследованию других доказательств. В некоторых случаях норма ГПК четко определяет последовательность процессуальных действий, которые должны быть совершены. Примером может служить ст. 185 ГПК, регулирующая порядок проведения судебных прений. Вот как это сделано в законе:

“Сначала выступает истец и его представитель, а затем — ответчик и его представитель. Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования на предмет спора в уже начатом процессе и его представитель выступают после сторон. Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, и его представитель выступают после истца или ответчика, на стороне которого третье лицо участвует в деле” (ч. 2 ст. 185 ГПК). Указанная норма и далее конкретизирует последовательность совершения процессуальных действий. “Уполномоченные органов государственного управления, привлеченные судом к участию в процессе или вступившие в процесс по своей инициативе, выступают в судебных прениях после сторон и третьих лиц” (ч. 4 ст. 185 ГПК).

Нарушение последовательности совершения процессуальных действий может повлечь существенное ущемление прав заинтересованного лица. Так, в практике некоторых судов, к сожалению, распространена так называемая “скрытая досудебная подготовка”, когда судья, не возбуждая дела, начинает совершать процессуальные действия, предусмотренные ст. ст. 141 и 142 ГПК, т.е. нарушает последовательность: дело не возбуждено, а действия, предусмотренные для следующей стадии процесса (подготовка), совершаются.

Для судьи такое нарушение последовательности позволяет замаскировать фактическое невыполнение требования закона о рассмотрении дела в установленный срок (один месяц — ст. 99 ГПК). Для заинтересованного лица совершение судьей процессуальных действий до возбуждения дела чревато опасными осложнениями. Исковая давность, например, продолжает течь, но поскольку дело не возбуждено, имеется опасность истечения давности до возбуждения дела, что существенно может ущемить интересы истца;

в) возникновение юридических последствий — реальный результат совершения процессуального действия. Предъявление иска и возбуждение дела означают для истца, жалобщика или заявителя включение в состав лиц, участвующих в деле (ст. 29 ГПК), и приобретение тех прав, которыми закон наделил истца, ответчика, третьих лиц и других лиц, включенных в эту категорию (ст. 30 ГПК).

Юридические последствия наступают и в целом ряде других ситуаций, связанных с процессуальными действиями;

г) процессуальные действия совершаются в предусмотренной законом процессуальной форме. Определение процессуальной формы достаточно сложно. Имеется немало противоречивых суждений по этому вопросу. Тем не менее, важно сказать, что признаки гражданской процессуальной формы следующие:

1. Существенной чертой гражданской процессуальной формы является система требований, закрепленных нормами гражданского процессуального права. Эти требования определяют круг лиц, участвующих в процессе, порядок деятельности, содержание и характер их действий, ответственность за их совершение или несовершение. Нужно иметь в виду, что гражданской процессуальной форме присущ четкий и детальный характер.

2. Процессуальная форма содержит исчерпывающий перечень лиц, которые должны или могут принимать участие в деятельности суда, Никто, кроме лиц, перечисленных в перечне, не может стать участником процесса. Любой участник процесса занимает в нем самостоятельное место: истца, ответчика, эксперта, свидетеля и т.п. Никто не может занимать двух или более мест одновременно.

3. Решение суда по гражданскому делу должно быть основано на фактах и обстоятельствах, которые установлены судом в предусмотренной процессуальной форме. “Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда” (ч. 3 ст. 49 ГПК, в редакции от 27.10.95 г.).

4. Лица, имеющие в деле юридический интерес, получают право лично (или через представителя) участвовать в рассмотрении дела. Закон не разрешает выносить решение по делу, если не выслушаны и не обсуждены доводы всех заинтересованных лиц.

Можно сказать, что соблюдение процессуальной формы — это неотъемлемый конститутивный момент (элемент) судебной деятельности.

 

§2. Стадии гражданского процесса и виды гражданского судопроизводства

 

1. Гражданский процесс по любому делу последовательно проходит через несколько этапов, которые именуются стадиями процесса. Под стадией процесса понимается совокупность ряда процессуальных действий, объединенных соответствующей процессуальной целью (возбуждение дела, досудебная подготовка, судебное разбирательство, кассационная проверка законности и обоснованности судебного решения и т.п.). Стадия процесса относится к движению дела и цель достигается, когда в результате совершения процессуальных действий создаются условия для перехода дела из одной стадии в другую. Иное значение имеют процессуальные “институты”, которые к движению дела прямого отношения не имеют. Таковы, например, институты обеспечения иска (ст. ст. 133—140 ГПК), отводов (ст. ст. 7—24 ГПК), заочного решения (ст. ст. 2131—21313 ГПК) и др.

2. Перечень стадий гражданского процесса следующий:

а) возбуждение гражданского дела. Термин предъявление иска в, этом случае не подходит, т.к. дело может быть возбуждено подачей жалобы или заявления. Момент возбуждения дела определяется как волей заинтересованного лица (истца, жалобщика, заявителя), так и волей судьи, который вправе отказать в принятии заявления и возбуждении дела (см. ст. 129 ГПК);

б) подготовка гражданских дел к судебному разбирательству. Она производится единолично судьей с участием всех заинтересованных лиц. Это самостоятельная стадия процесса, задачи которой определены законом (ст. 141 ГПК). В подавляющем большинстве западных стран подготовке гражданского дела помимо судьи участвуют его штатные помощники и нештатные сотрудники (например, в Германии — студенты-референдарии). В России вопрос о введении должности помощника судьи пока не решен, хотя активно обсуждается уже несколько лет;

в) судебное разбирательство. Это ключевая стадия процесса, в которой дело завершается его разрешением. Правосудие осуществляется именно в этой стадии. Разбирательство дела по существу имеет принципиальное значение и поэтому закон специально обращает внимание на принципы этой стадии процесса: непосредственность, устность и непрерывность судебного разбирательства (ст. 146 ГПК). Специально регулируется и вопрос об участии общественности в судебном разбирательстве (см. ст. 147 ГПК);

г) кассационное обжалование (опротестование) судебных решений или определений, не вступивших в законную силу (см. ст. ст. 282—318 ГПК). Цель этой стадии — проверка законности и обоснованности судебных решений по жалобам заинтересованных лиц или по протесту прокурора. Переход дела в эту стадию возможен, как правило, при наличии инициативы заинтересованных лиц. Судебный представитель, например, может подать кассационную жалобу лишь при наличии специальной доверенности от представляемого (см. ст. ст. 30, 46 ГПК).

Наряду с кассационным обжалованием возможно опротестование судебного решения прокурором. “Прокурор или его заместитель в пределах своей компетенции приносит в вышестоящий суд кассационный или частный протест на незаконное или необоснованное решение, приговор или постановление суда. Помощник прокурора, прокурор управления, прокурор отдела могут приносить протесты только по делу, в рассмотрении которого они участвовали” (ст. 36 Закона о прокуратуре).

д) пересмотр в порядке надзора решений, определений и постановлений, вступивших в законную силу (ст. ст. 319—332 ГПК). Эта стадия процесса носит исключительный характер: ее возникновение зависит только от принесения протестов должностными лицами прокуратуры и суда высокого ранга; срок для принесения протеста не ограничен; протест в порядке надзора рассматривают органы, специально созданные для этого;

е) пересмотр решений, определений и постановлений, вступивших в иконную силу по вновь открывшимся обстоятельствам. Необходимость появления этой стадии процесса (ст. ст. 333—337 ГПК) связана с тем, что в отдельных случаях, предусмотренных законом (ст. 333 ГПК), могут обнаружиться существенные для дела обстоятельства, которые в момент рассмотрения дела не были и не могли быть известны заявителю;

ж) исполнительное производство связано с необходимостью принудительного исполнения судебного решения или иного документа, если обязанное лицо добровольно это не делает.

Все перечисленные выше стадии процесса, как правило, следуют одна за другой, однако в некоторых случаях возможно прохождение дела, минуя некоторые стадии. Так, дело возбужденное в суде, подготовленное и рассмотренное в заседании суда, не обязательно должно попасть в кассационную инстанцию. Решение по делу может вступить в законную силу немедленно, и в этом случае кассационное обжалование не допускается. Кассационный суд может отказать в восстановлении пропущенного кассационного срока, и в таком случае заинтересованному лицу придется искать возможность для проверки решения в порядке надзора.

Исполнительное производство может возникнуть в ситуации, когда исполнительный документ вообще в суде не рассматривался (исполнительная надпись нотариуса, например).

В учебной литературе иногда предлагается иной перечень стадий гражданского процесса. Утверждают, например, что процесс делится на следующие стадии: производство в суде первой инстанции (от возбуждения дела до вынесения решения); производство в суде второй инстанции (обжалование и пересмотр решений, не вступивших в законную силу); далее надзор, вновь открывшиеся обстоятельства и исполнительное производство. Чем вызван такой подход? Утверждают, что при традиционном делении процесса на семь стадий “его стадии отрываются от процессуальных правоотношений”. Что это конкретно означает никто не объясняет. Говорят, что главное для определения самостоятельной стадии процесса — ее завершенность. Это можно было бы признать обоснованным для стадии кассационного обжалования, т.к. пересмотр в порядке надзора является исключительной стадией. Но это никак не подходит к суду первой инстанции, где судебное решение отнюдь не является завершенным. Оно может быть пересмотрено по жалобе или протесту, а затем отменено кассационным судом. Какая уж тут завершенность.

3. Перечень видов судопроизводства и их понятие.

Действующий закон предусматривает три вида гражданского судопроизводства: исковое, производство по делам, возникающим из административных правоотношений, и особое производство. В дореволюционной России имелось два вида судопроизводств: исковое и охранительное (или бесспорное). В чем усматривалось из различие? В исковых делах был спор о гражданском праве, было две стороны, вступившие в спор, равенство их прав и обязанностей. К охранительному производству относились дела об охране наследства, утверждению в правах наследства, принятию предметов обязательства на хранение, о выкупе родовых имуществ, о признании кого-либо безвестно отсутствующим или расточителем и т.д. Лица, возбудившие эти дела, не заявляют юридических требований против других лиц, в этих делах нет ни истца, ни ответчика, есть лишь проситель, заявляющий одностороннее ходатайство.

При принятии первого ГПК РСФСР предусматривалось два вида судопроизводства: исковое и особое (замена названия “охранительное”). Второй ГПК (1964) предусмотрел три вида. В литературе была предпринята попытка теоретического обоснования понятия “вид гражданского судопроизводства”, он определялся как “порядок рассмотрения, предусмотренных в законе и соединенных в определенные группы, гражданских дел в суде 1-й инстанции, который обуславливается материально-правовой природой дел, входящих в группу, и характеризуется самостоятельными средствами и способами защиты прав и интересов, а так же вытекающими из этого особенностями судебной процедуры”.

Введение третьего вида судопроизводства можно объяснить желанием законодателя провести в жизнь идею установления судебного контроля в сфере государственного управления.

Итак, исковое производство характеризуется в нашем процессе наличием спора о праве гражданском, в котором участвуют две стороны, отношения между которыми регулируются присущим гражданскому праву методом “равенства”. Производство по делам, возникающим из административных правоотношений, имеет в своей основе спор о праве административного характера, в котором также участвуют две стороны, отношения между которыми регулируются присущим административному праву методом “власти и подчинения”.

Особое производство отличается от двух других видов производства прежде всего материально-правовой природой дел, входящих в его состав. Цель особого производства — в выявлении и констатации тех или иных обстоятельств, с которыми норма права связывает возникновение, изменение или прекращение у заявителя определенных прав или обязанностей.

Следует иметь в виду, что в законодательстве и юридической литературе термин “производство” иногда применяется в такой интерпретации, когда он не соответствует понятию “вид гражданского судопроизводства”. Так, например, говорится о производстве в суде 1-й инстанции (название раздела II ГПК). Производство в кассационной инстанции — название III раздела ГПК; производство в надзорной инстанции — название гл. 36 ГПК; исполнительное производство — название V раздела ГПК. Встречается употребление термина “производство” к отдельным категориям дел — “вызывное производство” — название главы 33 ГПК. Недавно законодатель употребил термин “производство” к только что введенному новому процессуальному институту. Ст. 2133 — порядок заочного производства. “При рассмотрении дела в порядке заочного производства суд ограничивается исследованием доказательств, представленных сторонами...”.

Во всех подобных случаях понятие “производство” не несет какой-либо материально-правовой специфики и поэтому не составляет “вида” судопроизводства.

В последние годы некоторые авторы предлагают отказаться от трехчленного деления, отнести дела, возникающие из административно-правовых отношений, к исковому производству. Такой подход, вообще говоря, возможен. После войны профессор А. Ф. Клейнман предлагал рассматривать административные дела в порядке искового производства, вызвав резкую отповедь: “В советском праве не может быть административного иска” (С. Н. Абрамов). Однако через двадцать лет ученик А. Ф. Клейнмана профессор А. А. Добровольский предложил рассмотреть вопрос о возможности применения в нашем процессе административного иска. Ничего “криминального” в этом случае не произойдет, нужно будет лишь при формулировании положений нового ГПК достаточно серьезно подумать о тех последствиях, которые повлекут эти новеллы.

 

§3. Гражданское процессуальное право. Его предмет и система

 

Гражданское процессуальное право является самостоятельной отраслью права, регулируя общественные отношения в сфере осуществления правосудия. Как и всякая отрасль гражданское процессуальное право представляет из себя совокупность норм, которые имеют предметом своего регулирования гражданский процесс или, иначе говоря, гражданское судопроизводство.

Одно время под влиянием соображений, высказанных проф. Зейдером Н. Б., активно дискутировался вопрос о том, что предметом гражданского процессуального права являются все направления юрисдикционной деятельности: деятельность Госарбитража, нотариата, третейских и товарищеских судов, КТС и других органов, которым законом предоставлено право разрешать гражданские дела. Некоторые ученые поддерживали эту идею (В. Н. Щеглов, И. А. Жеруолис,    Н. Е. Арапов и др.). Однако большинство отвергало “зейдеризацию” (шутливое выражение А. А. Добровольского) процесса, считая, что объединять все формы защиты права под “общей крышей” гражданского процессуального права теоретически неверно, а практически бесперспективно (А. А. Мельников,                Н. И. Авдеенко, М. С. Шакарян, Н. А. Чечина, Д. М. Чечот и др.). Действительно, трудно представить себе как была бы реализована идея Н. Б. Зейдера в нормотворчестве. Создать единый гражданский процессуальный кодекс для всех органов, имеющих право защищать гражданские, трудовые, семейные, административные и др. правоотношения? Регулировать в одном нормативном акте (ГПК) деятельность суда, арбитража, третейских судов, нотариата и всех других органов означало бы внесение в гражданское судопроизводство немалой путаницы, тем более, что все названные выше органы неоднородны: среди них есть органы, осуществляющие правосудие от имени государства, но есть и общественные структуры, которые действуют по уполномочию самих заинтересованных лиц и т.д. Поэтому даже тогда, когда государственный арбитраж был ликвидирован и учрежден арбитражный суд, действующий по правилам арбитражного процессуального кодекса (АПК), законодатель не решился создавать новый ГПК, который одновременно регулировал бы и деятельность общих и деятельность арбитражных судов. Нужно согласиться с мнением авторов учебника “Гражданский процесс” (М., 1993) под редакцией М. С. Шакарян о том, что “законодательство об арбитражном суде — органическая часть гражданского процессуального права и должно быть включено в его состав, поскольку общим является не только предмет защиты (споры, возникающие из гражданских правоотношений, и в сфере управления), но и правовая природа органа зашиты, принципы его организации и деятельности, закрепленные как в Конституции, так и в процессуальных кодексах...”.

Что касается системы гражданского процессуального права, то она обычно подразделяется на общую и особенную части.

Общая часть содержит прежде всего нормы, входящие в раздел 1-й ГПК “Общие положения”, 1-я глава которого посвящена законодательству о гражданском судопроизводстве, его задачам (ст. ст. 1 и 2 ГПК). Здесь же регулируются право на обращение в суд за судебной защитой (ст. 3) и порядок возбуждения гражданского дела в суде (ст. 4). Затем в главе “Основные положения” указывается на принципы процесса: осуществление правосудия только судом и на началах равенства граждан перед законом и судом; независимость судей и подчинение их только закону, национальный язык судопроизводства; гласность судебного разбирательства. Необходимо иметь в виду, что такие принципы процесса как непосредственность, устность и непрерывность судебного разбирательства (ст. 146 ГПК) также входят в общую часть гражданского процессуального права, хотя и урегулированы нормой, которая помещена в главу 15 “Судебное разбирательство”, то же следует сказать о принципе “диспозитивности”, который закреплен в целом ряде норм, размещенных в различных разделах ГПК. В общую часть входят нормы, регулирующие вопросы подведомственности, нормы, определяющие правовое положение лиц, участвующих в деле, судебных представителей. Нормы, регулирующие все вопросы собирания, исследования и оценки доказательств, включая как общие положения (ст. ст. 49—78), так и нормы, регулирующие некоторые стороны доказательственной деятельности в стадии судебного разбирательства (ст. ст. 162, 163, 168, 169,170,172—181 ГПК). Общая часть включает также нормы о судебных расходах, судебных штрафах, процессуальных сроках.

Особенная часть гражданского процессуального права регулирует соответствующие стадии процесса: возбуждение дела в суде 1-й инстанции, подготовку дела к судебному разбирательству, судебное заседание, кассационный и надзорный пересмотр, пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам, исполнительное производство. К особенной части относятся нормы, регулирующие гражданские процессуальные права, иностранцев, лиц без гражданства, а также иски к иностранным государствам, судебным поручениям (раздел VI ГПК).

 

§4. Источники гражданского процессуального права

 

К ним относятся нормативные акты, в которых содержатся общие и конкретные правила, определяющие порядок процессуальной деятельности.

Конституция РФ. Принята 12 декабря 1993 г. Около тридцати статей Конституции имеют отношение к гражданско-процессуальной деятельности. “Все равны перед законом и судом” (ст. 19 Конституции РФ). “Граждане Российской Федерации имеют право участвовать в отправлении правосудия” (п. 5 ст. 32 Конституции РФ). “Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц могут быть обжалованы в суд...” (п. п. 1, 2 ст. 46 Конституции РФ). Некоторые из норм Конституции РФ носят чисто процессуальный характер: “Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом” (ст. 47 Конституции РФ). “Никто не обязан свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом” (п. 1 ст. 51 Конституции РФ). Особенно важной для гражданского процесса является глава 7 Конституции “Судебная власть”. Вот только некоторые выдержки из этой главы: “Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом” (п. 1 ст. 118 Конституции РФ); “Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом” (п. 1 ст. 123 Конституции РФ), “Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон” (ч. 4 ст. 123 Конституции РФ) и др.

ГПК Российской Федерации — основной нормативный акт гражданского процессуального права. ГПК принят 11 июня 1964 г. ГПК состоит из 6 разделов,     45 глав и 3-й приложений. За тридцать с лишним лет ГПК пополнился новыми главами и статьями, которые получили новую редакцию и были пополнены дополнительными частями. Следует отметить, например, главу 241 ГПК, посвященную жалобам на действия государственных органов, общественных организаций и должностных лиц, нарушающих права и свободы граждан. Федеральный закон от 27 октября 1995 г. внес в ГПК главу 111 “Судебный приказ” и главу 16 “Заочное решение” и большое количество изменений и дополнений в отдельные нормы ГПК. Так, например, существенно дополнены статьи ГПК об объяснениях сторон и третьих лиц (ст. 60), о порядке представления и истребования письменных доказательств и вещественных доказательств (ст. ст. 64, 69, 70 ГПК). Особенное значение имеет новая редакция ст. 116 ГПК, в которой определена родовая подсудность Верховного Суда РФ.

Следует отметить изменения, внесенные в ГПК федеральным законом от       28 апреля 1995 г. Эти изменения касаются размеров штрафов, которые налагаются за допущенные процессуальные нарушения. За отказ переводчика явиться в суд   (ст. 152 ГПК) установлен штраф в размере до 10 минимальных размеров оплаты труда (было до 30 руб.). За невыполнение обязанности сообщить суду о перемене своего адреса (ст. 111 ГПК) может быть наложен штраф в размере до                        50 минимальных размеров оплаты труда, а за неисполнение решения должником может быть наложен штраф в размере до 200 минимальных размеров оплаты труда (было до 500 руб.) и т.д.

Источником гражданского процессуального права являются также федеральные законы, например, закон Российской Федерации “О государственной пошлине” (в последней редакции от 24 ноября 1995 г.).

Одним из источников гражданского процессуального права является закон Российской Федерации “О прокуратуре Российской Федерации” (в последней редакции от 17 ноября 1995 г.) “Прокурор в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации вправе обратиться в суд с заявлением или вступить в дело в любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства” (ч. 3 ст. 35 закона). Особое значение имеет глава 2 закона: “Надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина”. В этой главе, в частности, говорится о том, что “в случае нарушения прав и свобод человека и гражданина, защищаемых в порядке гражданского судопроизводства, когда пострадавший по состоянию здоровья, возрасту или иным причинам не может лично отстаивать в суде или арбитражном суде свои права и свободы или когда нарушены права и свободы значительного числа граждан либо в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение, прокурор предъявляет и поддерживает в суде или в арбитражном суде иск в интересах пострадавших” (ч. 4 ст. 27 закона).

Источниками гражданского процессуального права являются также нормы, которые содержатся в  материально-правовых законах, но по существу регулируют процессуальную деятельность. Гражданский кодекс РФ имеет в своем составе немало таких норм. Обратите внимание на ст. 11 ГК — о судебной защите гражданских прав: ст. 152 ч. 1 — о бремени доказывания по делам в защиту чести достоинства; ст. 162 ГК — о последствиях несоблюдения формы сделок и запрете использования свидетельских показаний; ст. ст. 203, 204 ГК — о перерыве течения срока исковой давности предъявлением иска и т.д.

Достаточно большое число норм, имеющих процессуальный характер, содержит Семейный кодекс РФ (принят 8 декабря 1995 г.). Ст. 17 СК РФ ограничивает право мужа на возбуждение в суде дела о разводе, если его жена беременна, или если еще не истек годичный срок с момента рождения ребенка.     Ст. ст. 18, 20, 21, 22, 23, 24 определяют порядок развода в суде; ст. 27,28 устанавливают обязательный судебный порядок признания брака недействительным. Ст. 49 СК регулирует судебный порядок установления отцовства и указывает на возможность использования любых доказательств с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от конкретного лица. В ст. 50 СК говорится об установлении в порядке особого производства факта признания отцовства, если лицо, признающее себя отцом ребенка, скончалось. Вопрос о лишении родительских прав (ст. 69 СК) и о судебном порядке рассмотрения этих дел (ст. 70 СК) содержит целый ряд процессуальных правил. Также хорошо представлены процессуальные правила в ст. ст. 106, 107 СК, регулирующих порядок взыскания алиментов и т.д. Процессуальные нормы содержатся также в КЗОТ, в Жилищном кодексе, в “Законе о защите прав потребителей” и других источниках.

Вопрос о действии законодательных актов бывшего СССР и разъяснений по их применению, действует следующее правило: в соответствии с п. 2 постановления Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г. законы бывшего Союза ССР действуют на территории России в части не противоречащей Конституции Российской Федерации, Законодательству Российской Федерации и Соглашению о создании СНГ до принятия соответствующих законодательных актов России.

 

§5. Действие и толкование норм гражданского процессуального права

 

Действие гражданских процессуальных норм определяется во времени, в пространстве и по лицам.

Действие нормы во времени определяется на основе следующего правила: производство по гражданскому делу ведется по нормам процессуального законодательства, которое действует на момент рассмотрения дела, совершения отдельных процессуальных действий или исполнения решения суда. Процесс может возникнуть до внесения дополнений в ГПК, например, до введения в процесс института заочного решения (см. ст. 161 ГПК). Тем не менее, суд вправе вынести заочное решение, хотя в момент возбуждения дела возможность вынесения такого решения не предусматривалась. По общему правилу процессуальный закон не имеет обратной силы. В 1968 г. были приняты Основы законодательства о браке и семье, в которых предусматривалась возможность предъявления иска об установлении отцовства. Немедленно возник вопрос о том, не следует ли придать этой части Основ обратную силу, распространив право на предъявление иска на детей, которые родились в период с 8 июля 1944 г. (момент запрета предъявления таких исков) по 30 сентября 1968 г. (Основы вступали в действие с 1 октября 1968 г.). После довольно оживленных обсуждений законодатель решил не придавать закону обратной силы и иск об установлении отцовства мог предъявляться лишь в отношении детей, которые родились после 1 октября 1968 г.

В пространстве действие процессуальных норм зависит от компетенции органа, издавшего процессуальный акт, подлежащий применению и места нахождения суда, который рассматривает соответствующее дело.

Процессуальные нормы Российской Федерации действуют на территории Российской Федерации, на территориях республик, входящих в Федерацию, на всех территориях субъектов Федерации.

Гражданские процессуальный нормы имеют обязательное значение для всех российских граждан, распространяются на находящиеся на территории РФ государственные предприятия, общественные организации, фирмы и другие структуры, в том числе и со смешанным капиталом. Нормы ГПК РФ распространяются на иностранные фирмы, иностранцев и лиц без гражданства. В связи с большим количеством в стране граждан, юридический статус которых точно не определен (беженцы и др.), следует придти к выводу, что они пользуются правом на обращение в суд за судебной защитой и могут использовать все другие нормы ГПК.

Толкование гражданских процессуальных норм. Обеспечение законности в ходе осуществления правосудия по гражданским делам требует точного уяснения смысла каждой процессуальной нормы, ее действительного содержания (т.е. истолкования). Проблема толкования возникает в любой отрасли права, и гражданское процессуальное право не является исключением.

С точки зрения положения субъекта, толкующего норму, различают: аутентическое, легальное, судебное и доктринальное толкования.

Аутентическое толкование может даваться тем органом, который издал соответствующий нормативный акт. Такие случаи применения толкования крайне редки.

Легальное толкование производится органом, которому по закону предоставлено право на толкование процессуальных и иных норм. Таким правом обладает Пленум Верховного Суда РФ, а также Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ.

Особенно важным в этом отношении имеет постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. о применении судами Конституции РФ при осуществлении правосудия. В постановлении указано, в частности, что вышестоящий суд в качестве суда первой инстанции может рассмотреть дело, подсудное нижестоящему лишь в том случае, если стороны ходатайствуют об этом или дали на это согласие. В этом же постановлении Пленум Верховного Суда РФ разъясняет, что если рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, невозможно, председатель вышестоящего суда вправе передать дело для рассмотрения в другой близлежащий такой же суд с обязательным извещением сторон о причинах передачи дела.

Судебное толкование нормы осуществляет суд при рассмотрении любого гражданского дела, когда есть необходимость истолковать применение процессуальной нормы по конкретному вопросу. Так, например, при обращении в суд с просьбой установить факт применения репрессий, с которым обратился сын погибшего в Гулаге гражданина (1942 г.), суд должен истолковать, распространяется ли закон “О реабилитации жертв политических репрессий” (18.10.1991 г. в редакции от 3.09.93 г.) не только на самих репрессированных, но и на ближайших родственников и членов их семей.

При рассмотрении заявленного отвода одному из судей, суд должен истолковать, какие конкретно обстоятельства свидетельствуют о том, что по делу установлены “иные обстоятельства”, вызывающие сомнение в беспристрастности судьи.

Доктринальное толкование дается по применению процессуальной нормы в комментариях к закону, в научных статьях, учебниках и монографиях. Это толкование не носит официального характера и не обязательно для судов.

С точки зрения способов толкования при рассмотрении гражданских дел может применяться грамматическое, логическое, систематическое или историческое толкование. Так, например, при истолковании ст. 34 ГПК нужно придти к выводу, что благодаря применению разделительного союза “или” следует считать, что закон допускает изменение или основания или предмета иска. Одновременное изменение обоих элементов иска не допускается. При истолковании ст. 282 ГПК, определяющей право на кассационное обжалование, уяснение точного смысла названной статьи осуществляется путем систематического сопоставления ст. 282 ГПК со ст. 29 и 30 ГПК, а при обжаловании решения судебным представителем со ст. 46 ГПК.

Возможны и случаи исторического толкования. При уяснении п. 4 ст. 247 ГПК необходимо иметь в виду, что Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г., которым юридическое значение было придано только зарегистрированному браку, не обязал лиц, состоящих в фактическом браке зарегистрировать свой брак в обязательном порядке. Поэтому лица, состоящие в таком браке, сохранили право на установление факта состояния в подобном браке в порядке особого производства.

 

§6. Место гражданского процессуального права

 в системе российского права

 

1. Гражданское процессуальное право занимает в системе российского права свою самостоятельную нишу. Прежде всего оно характеризуется своим публичным характером, который сближает его с конституционным, государственным, административным правом и всеми иными отраслями, регулирующими судоустройство, прокурорский надзор и т.д. Можно сказать, что гражданское процессуальное право, с одной стороны, испытывает сильнейшее влияние со стороны всех названных отраслей, а с другой, в свою очередь обеспечивает реализацию тех положений, которые в Конституции РФ и иных источниках зафиксированы.

Когда говорят о Конституции как о норме прямого действия, нельзя не видеть, что некоторые ее нормы требуют специального истолкования. “Судопроизводство осуществляется на основе состязательности...” (ст. 123). Что это означает? Еще совсем недавно некоторые авторы считали, что состязательность — это буржуазный принцип, который наряду с “презумпцией невиновности” для нашей страны неприемлем. С каким удовольствием в это время цитировались некоторые китайские издания, в которых эти прогрессивные понятия подвергались уничтожающей критике.

Видимо неслучайно законодатель только что переработал редакцию ст. 14 ГПК (федеральный закон от 27 октября 1995 г.) и дал развернутое определение принципа состязательности и равноправия сторон (см. главу 2 Учебника).

Дело состоит не только в том, чтобы нормы ГПК соответствовали Конституции, но и в том, чтобы они обеспечивали реализацию положений Конституции, развивали их. Вот, например. Конституция устанавливает, что решения и действия (бездействия) должностных лиц и органов “могут быть обжалованы в суд” (ст. 46 Конституции РФ). Роль гражданского процессуального законодательства в таком случае состоит в том, чтобы был разработан процессуальный порядок подачи и рассмотрения таких жалоб, чтобы этот порядок был максимально эффективным.

Несколько иная связь у гражданского процессуального права и гражданского права. В прежние годы в этом месте обязательно цитировали К. Маркса: “Материальное право ... имеет свои необходимые ему процессуальные формы... ибо процесс есть только форма жизни закона, следовательно проявление его внутренней жизни”. Конечно, материальное право имеет свои процессуальные формы, но содержание материального права и содержание процессуального права индивидуальны, первое относится к области частного права, а второе к области публичного. Маркс К говорил, что “процесс только форма жизни закона”. Какого закона? Если имеется в виду процессуальный закон, с этим можно согласиться. Но Маркс и многие его последователи у нас имели в виду материальный закон, и в результате такой трактовки получалось, что гражданско-правовое регулирование полностью зависит от процесса, что неверно. Гражданское право определяет что необходимо защищать; гражданское процессуальное право отвечает на вопрос как надо защищать.

Связь между материальным и процессуальным гражданским правом всегда определялась не мифическим “единством классового содержания” или “характером общественных отношений”, а элементарной зависимостью между некоторыми правилами гражданских институтов и процессуальными формами защиты этих институтов. Если совершение сделки производилось бы в любой форме и не предусматривало бы никаких последствий по этой части, не было бы никакой необходимости в установлении правил доказывания и ограничения использования некоторых видов доказательств.

Между тем закон устанавливает нормы о формах гражданско-правовых сделок и говорит о последствиях несоблюдения формы (см. ст. ст. 158, 160, 161, 162, 163 ГКРФ). Эти положения материального права с неизбежностью требуют введения в гражданском судопроизводстве правила допустимости доказательств (см. ст. 54 ГПК), в силу которого в подтверждение определенных фактов допускаются лишь установленные законом средства доказывания, а другие средства (свидетели, например) не допускаются.

Гражданские материальные правоотношения существенно влияют на формирование некоторых процессуальных институтов. Так, многосубъектность гражданско-правового спора неизбежно проявляется в процессе, где действует институт процессуального соучастия (обязательного или факультативного). Возможность предъявления регрессного требования обуславливает необходимость процессуального института третьих лиц. Гражданско-правовой режим некоторых видов собственности (строения, земельные участки и т.п.) обуславливает применение правил исключительной подсудности в гражданском процессе и т.д.

Гражданское процессуальное право связано и со всеми иными отраслями права, которые “примыкают” к гражданскому: трудовому, семейному, земельному и др. Вопросы судебной подведомственности этих отраслей, особенности доказывания в трудовых и брачно-семейных делах показывают тесную взаимосвязь между материально-правовым и процессуальным регулированием.

Гражданское процессуальное и уголовно-процессуальное право имеют отношение к одной и той же общей проблеме осуществления правосудия. Правосудие осуществляется либо в уголовно-процессуальной либо в гражданской процессуальной форме. Поэтому у гражданского и уголовного процесса довольно много общего, а решение по гражданскому и приговор по уголовному делу связаны так называемыми “преюдициальными нитями”. Некоторые принципы двух процессов достаточно близки: гласность, независимость суда, состязательность, национальный язык судопроизводства, равенство граждан перед законом и судом, и т.д. Это не исключает различий между двумя отраслями. Одним из главных принципов гражданского процесса является принцип диспозитивности, т.е. свободы всех лиц, участвующих в деле в распоряжении ими материальными и процессуальными правами и интересами. От воли стороны, как правило, зависит возбуждение дела, именно сторона определяет основание, предмет и содержание иска, сторона в любой стадии процесса вправе отказаться от иска или признать иск, стороны могут согласиться на примирение, заключив мировую сделку. Диспозитивный характер уголовного процесса существенно ограничен.

Связь между близкими, но не идентичными отраслями процессуального права проявляется в следующем.

“Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого состоялся приговор суда, лишь по вопросам: имели ли место действия и совершены ли они данным лицом” (ч. 3 ст. 55 ГПК). В свою очередь решение суда по гражданскому делу (вступившее в силу) обязательно для суда, прокурора, следователя и лица производящего дознание только по вопросу о том, “имелось ли событие или действие, но не в отношении виновности обвиняемого” (ст. 28 УПК).

О судебном праве. Еще в начале XX века некоторые юристы стали писать о необходимости комплексного изучения уголовного процесса, гражданского процесса и судоустройства в рамках так называемого судебного права.

Идея судебного права часто встречала критику, но тем не менее развивалась группой московских ученых (Н. Н. Полянский, М. С. Строгович, В. М. Савицкий,  А. А. Мельников и др.). Нет никаких сомнений, что комплексный подход к изучению указанных выше отраслей заслуживает самого пристального внимания. Некоторые не очень умные идеологические обвинения по адресу сторонников судебного права были отодвинуты жизнью. Но это не сняло тех вопросов, которые задавались в свое время и на которые до сих пор нет ответа. Да, судебное право — комплексная отрасль, но означает ли это, что на основе единства “трех ее составляющих” возможна постановка проблемы создания “Судебного кодекса России”? Если вопрос так не ставится, то какой практический смысл теории “судебного права”?

 

§7. Процессуальная наука

 

1. Предмет и метод гражданской процессуальной науки. Процессуальная наука — это систематизированный свод знаний по проблемам гражданского процесса и гражданского процессуального права. Он начал оформляться в большинстве стран с середины XIX века. Именно в это время появились учебники по гражданскому процессу и более объемные “Курсы”. В это же время в научный обиход стали входить монографии, посвященные отдельным разделам процесса, отдельным его стадиям и институтам. Большую роль в научном осмыслении процессуальных проблем сыграли и играют научные комментарии, практические пособия, методические рекомендации. Как тут не вспомнить комментарий                И. Тютрюмова к Уставу гражданского судопроизводства России (с мотивами, разъяснениями сената и извлечениями из научных и практических трудов) изд. 3, 1912 г. объемом около 2000 страниц. Важное место в развитии и совершенствовании научных знаний всегда играли журнальные статьи, опубликованные тезисы, а также диссертационные сочинения. Не следует думать, что научная ценность произведения обязательно определяется его объемом. Небольшая брошюра немецкого ученого Рудольфа Иеринга “Борьба за право” оказала большое влияние на многие направления, связанные с регулированием проблемы защиты права в гражданском судопроизводстве. В середине 20-х годов статья Е. Носова (явно инспирированная) на целую эпоху закрыла возможность для научных исследований проблемы создания в СССР административной юстиции. Автор писал: “Институт административной юстиции, узаконивающий состояние спора и распри между трудящимися и администрацией органически чужд советскому праву”. В результате некоторые элементы административной юстиции у нас появились лишь в конце 80-х годов.

Что же изучает юридическая процессуальная наука? Прежде всего это “догма” данной отрасли права — гражданское процессуальное право в статике. Потребность в углубленном изучении именно этого предмета обусловлена актуальностью, которая связана с появлением существенных новелл в системе права. Если для цивилистов эта задача является первоочередной (в связи с принятием нового гражданского кодекса), то и для процессуалистов это достаточно важная проблема, поскольку федеральный закон от 27.10.1995 г. включил в ГПК не только новые институты (заочное решение, судебный приказ), но и существенно изменил и дополнил редакцию многих статей ГПК.

Вторым важным компонентом, входящим в предмет процессуальной науки, является практика применения процессуального законодательства в деятельности судебных органов. Изучение судебной практики должно давать ответ на вопрос об эффективности действия той или иной процессуальной нормы или целого процессуального института. Насколько, например, эффективен установленный законом порядок признания ограничения дееспособности лиц, злоупотребляющих алкоголем или наркотиками, насколько реальна возможность исполнения решений по этим делам. Ждет еще своего исследователя проблема эффективности нормы, в силу которой порядок коллегиального рассмотрения дел был заменен законодателем на почти повсеместный порядок единоличного рассмотрения дел.

Составной частью предмета процессуальной науки является проблема перспектив развития законодательства о гражданском судопроизводстве. Вопрос этот становится особо актуальным сейчас, когда готовится и обсуждается проект ГПК Российской Федерации.

Таким образом процессуальная наука смотрит как в живые проблемы сегодняшнего дня, изучая законодательство и практику его применения, так и в область проблем самого ближайшего будущего.

В свое время нам не очень рекомендовалось обращать внимание на прошлое, якобы совершенно “черное” и реакционное. Между тем свободный и беспристрастный анализ как действовавшего процессуального законодательства дореволюционной России, так и научных трудов русских ученых тех лет показывает, что общий научный уровень законодательства и высокое качество научных исследований бросается в глаза непредубежденному читателю — юристу. Достаточно взять в руки один из учебников гражданского процесса                           Е. В. Васьковского или уже упоминавшийся комментарий И. Тютрюмова. Конечно, у этих авторов не найдешь ответа на сегодняшние вопросы, но высочайшая научная квалификация безусловно подтолкнет любого современника к желанию использовать сокровищницу процессуальной мысли для решения некоторых сегодняшних проблем.

Что касается законодательства и процессуальных исследований в буржуазных государствах, то в свое время рекомендовалось делать это “только для критики и разоблачения”. Предложение о том, например, чтобы использовать английский, немецкий или французский опыт для внедрения в наш гражданский процесс института административной юстиции, немедленно вызвало бы упрек в “преклонении перед Западом”. Между тем западный опыт конечно необходимо использовать и не только для критики.

Методы гражданской процессуальной науки не очень существенно отличаются от методов, которыми пользуются другие отрасли правовой мысли, хотя иногда и имеют определенную специфику. Главным методом процессуальной науки является изучение содержания норм гражданского процессуального права, выявление противоречий, которые могут быть обнаружены, определение результатов применения процессуальных норм, их влияния на общественные отношения.

В отличие от многих других отраслей права, круг действия гражданских процессуальных норм может быть сравнительно полно выявлен и подвергнут изучению. Гражданские правоотношения, опосредованные нормой о договоре займа или нормой, регулирующей договор купли-продажи, никогда не могут быть просчитаны применительно ко всем договорам займа или купли-продажи, совершении в конкретный исторический отрезок, в то время как в гражданском процессе гипотетически возможен точный учет всех судебных дел, рассмотренных в определенный временной период. Это обстоятельство дает возможность для использования в процессуальной науке социологических методов. Во второй половине 60-х годов С. М. Пелевин составил анкету под руководством проф.           В. А. Ядова и провел в Ленинградском городском суде опрос разведенных супругов. Результаты квалифицированно проведенного опроса показали, что в подавляющем большинстве случаев стороны в бракоразводных делах не говорят правды, сложная бракоразводная процедура работает впустую и есть все основания для отказа от судебного порядка развода и передачи части бракоразводных дел в ЗАГС. Весной 1968 г. в проекте Основ законодательства о браке и семье не предусматривалось развода в ЗАГСе, однако направление кафедрой ЛГУ материалов опроса с соответствующими комментариями в так называемые директивные органы повлекло изменение проекта Основ и введение развода в ЗАГСе.

Предмет процессуальной науки, связанный с реализацией в суде положений отдельных процессуальных норм, может быть исследован и иными довольно любопытными способами. С конца 1985 г. резко возросло количество дел о признании ограниченно дееспособными граждан, злоупотребляющих алкоголем. Это было связано с известной компанией, которая “подстегивалась” партийным руководством. Для того, чтобы выяснить результативность применения норм ГПК (ст. ст. 258—262) на кафедре гражданского процесса была образована группа студентов, которая под руководством аспирантки Н. Ломановой (сейчас кандидат наук) исследовала по специальной программе проблему исполнения решений по указанной категории дел. Были выявлены все решения по этой категории дел (около 1000) за 1986 год и установлены адреса всех граждан, которые были признаны ограниченно дееспособными. Затем исследователи посетили семьи ограниченно дееспособных и установили: только 56\% ограниченно дееспособным были назначены попечители, а 44\% остались без таковых. В большинстве случаев к концу шестого месяца попечители отказались контролировать поведение своих подопечных, предоставив им право на самостоятельное получение заработка и распоряжение им. Ограничение дееспособности прекращалось, фактически, без применения правил ст. 262 ГПК.

Гражданские процессуальные нормы могут быть подвергнуты научному анализу в плане выявления исторических традиций развития, сравнительному исследованию правового регулирования российского гражданского процесса и процессуальных систем других государств.

2. Процессуалисты. К проблемам гражданского процесса обращались многие выдающиеся деятели прошлого. В начале XIX в. 1-й Консул французской республики Наполеон Бонапарт, выступая с речью перед кассационным судом, говорил: “Дозволять судебным местам преступать законы и обходить их исполнение — все равно, что уничтожить законодательную власть. В этом смысле кассационный суд — необходимая опора законодателя. Если точное исполнение законов есть непременное условие устройства и поддержания порядка в государстве, то в кассационном суде нельзя не видеть учреждения, укрепляющего государственную власть и упрочающего незыблемость государства”.

Середина XIX в. оказалась для России переломным моментом ее истории и появлением плеяды российских ученых, о которых справедливо было сказано, что они были “отцами и детьми” судебной реформы 1864 г.

В Указе Императора Александра II от 20 ноября 1864 г. говорилось: “... рассмотрев сии проекты, Мы находим, что они вполне соответствуют желанию Нашему водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе нашем то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем действий всех и каждого, от высшего до низшего”.

Читатель наверное заметил, что Царь-Освободитель как будто предчувствовал, что задачи, которые он ставил перед своими юристами, окажутся для России актуальными и в конце XX века.

Для юристов той эпохи это были ответственные и счастливые дни. Здесь прежде всего следует отметить имя С. И. Зарудного, в течение нескольких лет осуществлявшего руководство по подготовке судебной реформы.                              К. П. Победоносцев, К. И. Малышев, Е. А. Нефедьев, А. Л. Исаченко,                       И. Е. Энгельман, А. X. Гольмстен и др. — вот та процессуальная гвардия, которая сложилась во второй половине XIX века и обеспечила процессуальной науке высокий авторитет. Особое место в этой плеяде занимал Евгений Викторович Васьковский, энциклопедически образованный юрист, специалист в области материального права и гражданского процесса, активно работавший перед самой революцией и вынужденный завершить свою научную карьеру в Риге.

Послереволюционная процессуальная теория складывалась очень медленно. Только перед войной вышел учебник проф. А. Ф. Клейнмана, а сразу после войны — “Гражданский процесс” (1948 г.) С. Н. Абрамова. Очень многие процессуалисты считают учебник С. Н. Абрамова лучшим из всего того, что создала советская процессуальная наука с 40-х годов по настоящее время.

В Москве сложились две процессуальные школы: одна, возглавляемая            А. Ф. Клейнманом, а затем продолженная его учениками А. А. Добровольским,       С. И. Ивановой, М. К. Треушниковым и другими. Другую основал М. А. Гурвич, ученики которого М. С. Шакарян, А. Т. Боннер и др. продолжают развивать его идеи. Крупными научными центрами стали Свердловск (Екатеринбург) и Саратов, в чем великую заслугу нужно признать за профессором К. С. Юдельсоном. Его ученики В. М. Семенов, К. И. Комиссаров, Ю. К. Осипов, А. Ф. Козлов,                   И. И. Зайцев, М. В. Викут и многие другие обеспечили авторитет уральско-волжским процессуалистам. Профессор П. Ф. Елисейкин сумел сплотить молодых специалистов в Ярославле (Крашенинников, Бутнев, Тарусина). В Петербурге (Ленинграде) процессуальная школа была связана с именем проф.                             Л. И. Поволоцкого, ученики которого Н. А. Чечина, Н. И. Авдеенко,                          А. С. Муравьева, М. А. Кобакова, Д. М. Чечот работали по многим направлениям процессуальной теории. Новые фамилии питерских авторов — на обложке, это будущее петербургской процессуальной школы.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 |