Имя материала: Гражданский процесс

Автор: В.А.Мусина

Глава ii. принципы гражданско-процессуального права

 

§1. Понятие и система принципов гражданского процессуального права

 

Под принципом обычно понимают основные исходные положения теории, мировоззрения, политики, науки. Правовые принципы следует определить как основы права; сложные многогранные явления, к раскрытию их содержания следует подойти, пользуясь различными критериями.

В науке гражданского процесса таких критериев используется несколько: принципы суть идеи правосознания, правовой науки; принципы основные правила, закрепленные нормами гражданского процессуального права. Объективная картина может складываться при одновременном учете в понятии принципа всех его существенных проявлений в сфере правосознания, в собственно нормах права, а также в реальных общественных отношениях.

В основе любого принципа гражданско-процессуального права лежит определенная идея, относительно порядка правового регулирования определенного круга общественных отношений; эта идея определяет характер правового регулирования организации деятельности суда при разбирательстве гражданских дел. Принцип-идея носит наиболее общий характер, т.е. формирует одну из существенных сторон гражданского процесса, в целом определяя его сущность и целостность.

Способы законодательного закрепления принципов могут быть различны. Возможны три вида норм (статей), закрепляющих принципы:

нормы 1) (статьи), содержащие лишь перечень наименований принципов;

нормы 2) (статьи), содержащие краткое описание сущности принципа;

нормы 3) (статьи), выражающие в своем тексте их конкретное содержание с определенной степенью детализации. Принципы могут быть выражены не только отдельными статьями, но целой группой их или институтами. Возможно и сочетание указанных способов закрепления применительно к тому или иному принципу, например, принцип может быть закреплен статьей, содержащей его наименование и затем конкретизирован в ряде других статей закона.

В действующем гражданско-процессуальном законодательстве ряд принципов сформулирован в виде общих законоположений, содержащих наименование и краткое описание сущности принципа. Например, ст. 5 ГПК закрепила принципы осуществления правосудия только судом, ст. 7 ГПК независимости судей и подчинения их только закону. Некоторые принципы гражданско-процессуального права закреплены радом статей законодательства. Так, наиболее широкий и специфичный для гражданского процесса принцип диспозитивности закреплен в    ст. ст. 3, 4, 9, 34, 30, 282, 293, 340, 351 и др. ГПК

Система принципов. Все принципы гражданского процессуального права связаны друг с другом. Связь принципов по содержанию, их взаимообусловленность и взаимодействие называется системой принципов. Практически система принципов означает, что любой отдельно взятый принцип есть часть, звено, самостоятельная клеточка их единой структуры; каждый принцип самостоятелен, но не автономен, т.е. он не может существовать и действовать в отрыве от системы; принцип может быть включен в систему на условии внутренней связи его с остальными принципами.

Каждый принцип входит в систему, которая характеризует отрасль в целом, деятельность суда, осуществляемую по правилам процессуального права, а соответственно все институты гражданского процессуального права и все стадии судебной деятельности. Именно это исключает возможность построения самостоятельных принципов только для отдельно взятой стадии процессуальной деятельности или отдельно взятого процессуального института. Действительно, отдельные принципы могут иметь определяющее значение для той или другой стадии процесса и не определяющие для остальных стадий. Один принцип может характеризовать самостоятельный институт и своим содержанием исчерпывать значение последнего, правила же другого принципа могут раствориться в нескольких институтах или не быть явно выраженными в содержании другого, но это не предполагает возможности создания для любой стадии и института самостоятельных принципов. Значение каждого принципа определяется его взаимодействием с остальными и влиянием всех вместе в системе на все стадии и все институты.

Содержание любого принципа раскрывается не только непосредственно, одним правилом-нормой, но и содержанием иных принципов отрасли. Так, принцип состязательности не может быть сведен к правилам распоряжения доказательствами, не может быть понят и реализован без принципа диспозитивности. Он является продолжением диспозитивности. Оба принципа, усиленные правилами гласности, устности, непосредственности, и предполагают свободное распоряжение процессуальными правами участниками процесса. Каждый принцип, входя в систему, занимает свое собственное, специальное и самостоятельное, только ему отведенное место; именно это, обусловив его взаимосвязь с другими принципами, обеспечивает эффективность самостоятельного воздействия на общественные отношения и результативность действия всех связанных с ним принципов.

Система принципов гражданского процессуального права в такой же мере неповторима и индивидуальна, в какой специфичен и индивидуален предмет гражданского процессуального права. Гражданское процессуальное право имеет свою, только ему присущую систему принципов, которая вместе с предметом и методом характеризует самостоятельность его как отрасли в системе российского права. Наличие системы принципов гражданского процессуального права как обязательного ингредиента каждой отрасли права объясняет возможность существования так называемых межотраслевых принципов, правил, которые могут быть включены в системы нескольких отраслей.

Виды принципов. В правовой науке принято делить принципы права на 3 вида:

общие, относящиеся ко всем отраслям права;

межотраслевые, свойственные нескольким отраслям права;

отраслевые, характерные для одной отрасли права.

Соответственно система гражданского процессуального права имеет в своем содержании правила, выражающие сущность общих и межотраслевых принципов, таких, как принцип законности, справедливости, доступности.

Законность, важнейший принцип права, пронизывает все сферы государственного регулирования, он связан с социально-целевым назначением права. Содержание его закреплено статьями каждой отрасли права, в том числе и гражданского процессуального. Диалектика общего и особенного не позволяет односторонне трактовать связь между общими и отраслевыми принципами, вернее будет указать на то, что общие принципы воплощаются в отраслевых и сами общие и межотраслевые принципы есть выражение отраслевых.

Принципы гражданского процессуального права как самостоятельная система отраслевых принципов могут быть фиксированы в различных нормативных актах, но всегда в виде общих правил, регулирующих деятельность суда и поведение субъектов процессуальных отношений. Принцип, признаваемый межотраслевым, не перестает быть отраслевым, способы его выражения и методы реализации при этом не изменяются. Какими бы нормативными актами ни был закреплен принцип, он остается отраслевым. Каждый отраслевой, входя в систему, занимает свое собственное, специальное и самостоятельное, только ему отведенное место. Именно данное его место, обусловив его взаимосвязь с другими принципами, обеспечивает эффективность его самостоятельного воздействия на общественные отношения и результативность действия связанных с ним принципов.

Каждый принцип гражданского процессуального права, каким бы он нормативным актом ни был зафиксирован, представляет собой конкретизацию принципа, предусмотренного Конституцией РФ. Так, принцип равенства сторон в процессе (ст. 33 ГПК) — есть не что иное, как раскрытие и конкретизация конституционного принципа равенства граждан перед законом и судом. Принципы состязательности и диспозитивности — выражение этого же принципа при помощи иных правовых правил.

В некоторых литературных источниках принципы отрасли делят на два вида в зависимости от источника (нормативного акта), в котором они зафиксированы: на конституционные, и раскрытые и записанные в ГПК.

 

§2. Конституционные принципы гражданского процессуального права

 

Конституция имеет высшую юридическую силу, она устанавливает основные принципы организации государственной власти и правовой статус личности. Характерная особенности Конституции в том, что нормы, ее составляющие, представляют собой нормы-принципы, отражающие исходные отношения, между государством, обществом и личностью. Они формулируются в общей форме, и на их основе формируются нормы, регулирующие различные общественные отношения, в том числе и отношения, складывающиеся в процессе гражданского судопроизводства. Принципы, фиксированные Конституцией, важнейшая составная часть гражданского процессуального права. Закрепленное в Конституции Российской Федерации положение о высшей юридической силе и прямом действии конституции означает, что все конституционные нормы имеют верховенство над законами и подзаконными актами, в силу чего суды при разбирательстве конкретных судебных дел должны руководствоваться конституцией Российской Федерации, и не применять законы и подзаконные акты не соответствующие Конституции.

1. Осуществление правосудия только судом. Правосудие по гражданским делам осуществляется только судом по правилам, установленным гражданским процессуальным законодательством.

Принцип закреплен в ст. 118 Конституции Российской Федерации и ст. 5 ГПК. Согласно Конституции суд является единственным органом, уполномоченным осуществлять правосудие как особую функцию государственной власти. Целью осуществления правосудия является защита конституционного строя Российской Федерации, прав и свобод граждан, прав и законных интересов предприятий, учреждений и организаций.

Правосудие вправе осуществлять только указанные в Конституции и в федеральном конституционном законе судебные органы, что должно исключить возможность присвоения функции правосудия иными государственными органами и общественными образованиями. Отличительный признак правосудия то, что этот вид государственной деятельности должен осуществляться с соблюдением особого порядка, который так же определен Конституцией и детально регламентирован процессуальным законодательством. Другие государственные органы и общественные образования не должны нарушать судебную компетенцию и пытаться разрешать дела, отнесенные законом к исключительному ведению суда;

разрешение правовых вопросов иными органами в рамках их компетенции (третейскими судами, комиссиями по трудовым спорам и т.п.) правосудием не является.

2. Независимость судей и подчинение их только закону. Ст. 120 Конституции Российской Федерации устанавливает, что судьи независимы и подчиняются только Конституции и федеральному закону.

Данный принцип можно разделить на два составляющих правила: судьи подчиняются Конституции и федеральному закону, а в случае, если нормативный акт противоречит им, суд вправе не применять его. Подчинение судей точным указаниям материального и процессуального закона означает их независимость от должностных лиц, различных органов и их актов, а также иных влияний.

Независимость судей обеспечивается и другими гарантиями. Наиболее важные из них закреплены в Конституции: несменяемость судей, особый порядок прекращения или приостановления полномочий (ст. 121), неприкосновенность и возможность привлечения к уголовной ответственности только в порядке, определяемом федеральным законом (ст. 122).

Система гарантий независимости судей установлена Законом о статусе судей (ст. 9). Независимость судьи обеспечивается запретом чьего бы то ни было вмешательства в деятельность по осуществлению правосудия. Установлена уголовная ответственность за вмешательство в разрешение судебных дел (ст. 176-1), за угрозу по отношению к судье, присяжному или народному заседателю (ст. 176-2), а также оскорбление судьи, присяжного или народного заседателя (ст. 176-3).

Судья имеет право на отставку — почетный уход с должности по собственному желанию. При этом за ним сохраняются звание судьи, гарантии личной неприкосновенности и принадлежность к судейскому сообществу. Независимость судьи обеспечивается системой органов судейского сообщества, которые специально созданы для выражения интересов судей. Эти органы рассматривают актуальные проблемы работы судов, их кадрового, организационного обеспечения, а также правового и социального положения судей.

Независимость судей обеспечивается их несменяемостью (ст. 121 Конституции).

3. Несменяемость судей означает, что после наделения судьи полномочиями в установленном законом порядке (в частности, назначения судей Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда Советом Федерации Федерального Собрания и назначения судей иных федеральных судов Президентом) полномочия судьи в Российской Федерации не ограничены определенным сроком. Исключения из этого правила специально оговариваются законом.

Несменяемость судьи означает, что он не подлежит переводу на другую должность или в другой суд без его согласия и его полномочия могут быть приостановлены или прекращены не иначе как по основаниям и в порядке, установленным федеральным законом.

В соответствии с Законом о статусе судей решением квалификационных коллегий судей, избранных органами судейского сообщества, могут быть приостановлены полномочия судьи в случаях, если:

1) квалификационной коллегией было дано согласие на привлечение судьи к уголовной ответственности или заключение под стражу;

2) судья в нарушение закона занимается деятельностью, не совместимой с его должностью. Судья не вправе быть депутатом, принадлежать к политическим партиям и движениям, осуществлять предпринимательскую деятельность, а также совмещать работу в должности судьи с другой оплачиваемой работой, кроме научной, преподавательской и иной творческой деятельности;

3) судья был подвергнут принудительным мерам медицинского характера или ограничен в дееспособности соответственно определением или решением суда, вступившим в законную силу;

4) судья был признан безвестно отсутствующим в установленном законом порядке решением суда.

Наличие оснований для приостановления полномочий судьи устанавливается решением соответствующей квалификационной коллегии судей; оно действует до отпадения оснований к приостановлению полномочий судьи.

Закон обязывает судей при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях избегать поступков, которые могли бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.

Квалификационная коллегия судей может прекратить полномочия судьи ввиду его неспособности по состоянию здоровья или иным уважительным причинам в течение длительного времени исполнять свои обязанности.

Судья, полномочия которого прекращены, может обжаловать решение квалификационной коллегии судей в Верховный Суд Российской Федерации.

Гарантией обеспечения независимости судей является неприкосновенность судей, предусмотренная ст. 122 Конституции Российской Федерации.

4. Неприкосновенность — необходимое условие предотвращения какого-либо воздействия на судей, а также недопущения ущемления их прав при отправлении ими правосудия. Данное требование соответствует международно-правовым актам, которые предусматривают запрет воздействия на судей.

Положение о неприкосновенности распространяется на всех судей республики. Неприкосновенность распространяется на все сферы деятельности судьи при отправлении правосудия независимо от вида, категории рассматриваемых дел, а также касается и его внеслужебной деятельности и на членов его семьи.

Согласно Закону о статусе судей судья не может быть привлечен к дисциплинарной и административной ответственности, однако это не означает безнаказанности при совершении им порочащих его поступков.

5. Принцип состязательности. Собирание процессуального материала, т.е. доказательственная деятельность может быть возложена на тяжущихся исключительно, на суд либо в определенных пропорциях на тех и на других.

В первом случае собирание доказательного материала всецело зависит от активности тяжущихся при пассивном поведении суда. Доказательства представляются сторонами (и другими лицами, участвующими в делах), а суд дает им оценку. Стороны несут ответственность за полноту представленного доказательственного материала, от которой зависит правильность и полнота решения дела. Судопроизводство имеет характер спора, состязания сторон перед судом в доказывании обстоятельств, положенных в основание их требований и возражений. Такой способ организации судопроизводства носит название состязательного начала или принципа состязательности.

Обязанность собирания и подготовки доказательственного материала может быть всецело возложена на суд, вне зависимости от воли и деятельности тяжущихся. Суд становится тогда самостоятельным исследователем фактических обстоятельств дела, а стороны, наравне со свидетелями приобретают значение лишь источников сведений о фактах. Соответственно изменяется и внешняя форма процесса, приобретая характер расследования, что определяется как следственное начало или принцип следственности. В соответствии с ним суд обязан выяснить фактические данные как в пользу истца, так и в пользу ответчика, собрать необходимые доказательства достоверности этих данных. Суд ответственен за надлежащее исполнение этой задачи, поэтому если суд упустит какое-либо обстоятельство, даже не указанное сторонами, решение подлежит отмене как несоответствующее действительным обстоятельствам дела.

Возможно построение процесса и на сочетании обоих принципов. Сущности гражданского процесса, характеру тех прав, которые подлежат защите судом, более соответствует принцип состязательности.

Принцип состязательности в гражданском судопроизводстве содержит два аспекта. Первый касается фактической стороны дела, то есть связан с процессом доказывания фактов, имеющих значение, а второй — связан с разрешением вопросов права: выбором, обоснованием и отстаиванием в суде юридической позиции стороны.

Нормы, регламентирующие действие принципа состязательности в сфере доказывания, можно разделить на три группы:

1. Общие нормы — ч. 1 и 2 ст. 14 ГПК, в которых закреплено, что гражданское судопроизводство осуществляется на основе состязательности и что стороны пользуются равными правами по представлению доказательств и участию в их исследовании.

2. Нормы, регламентирующие деятельность сторон в процессе доказывания, их права, обязанности и последствия неисполнения обязанности или неосуществления прав.

3. Нормы, регламентирующие деятельность суда (судьи) по обеспечению состязательности.

Закон возлагает бремя доказывания на стороны: каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (ч. 1 ст. 50 ГПК). Ч. 3 той же статьи гласит, что доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

Суд оказывает им содействие в собирании доказательств лишь в том случае, если представление этих доказательств для сторон и других лиц, участвующих в деле, затруднительно: например, письменные и вещественные доказательства, которые находятся в государственных органах, организациях, у граждан, которые отказываются представить их по предложению стороны, либо заключение эксперта, которое по закону может быть дано только по определению суда или судьи (ч. 3    ст.  50, пп. 7 и 8 ст. 142 ГПК).

Порядок реализации права представления доказательств с помощью суда определен в ч. 1 ст. 64 и в ч. 1 ст. 69 ГПК. Ответственность за неисполнение обязанностей, обеспечивающих реальное действие принципа состязательности, установлена ГПК.

Если ответчик не представляет в установленный судом срок письменные объяснения на иск и доказательства в обоснование своих возражений, то это в случае его неявки в судебное заседание не препятствует рассмотрению дела по имеющимся в деле доказательствам (ч. 2 ст. 142 ГПК).

Суд согласно ч. 3 ст. 157 ГПК вправе рассмотреть дело в отсутствие ответчика по имеющимся в деле доказательствам, если сведения о причинах неявки отсутствуют, либо они имеются, но суд признает их неуважительными, либо когда ответчик умышленно затягивает производство по делу.

Согласно ч. 1 ст. 65 ГПК в отношении стороны, удерживающей у себя и не представляющей по требованию суда письменное доказательство, суд вправе установить, что содержащиеся в нем сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, стороной признаны. Такое же правило установлено ч. 1 ст. 70 ГПК в отношении стороны, не представляющей по требованию суда вещественное доказательство. А в соответствии с ч. 3 ст. 74 ГПК в случае уклонения стороны от участия в экспертизе (неявки на экспертизу, непредоставления экспертам необходимых материалов для исследования), когда по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым.

Уклонение стороны от выяснения определенных обстоятельств с помощью имеющихся у нее вещественных или письменных доказательств либо участия в экспертизе расценивается как ее злоупотребление правами или нежелание участвовать в состязательном процессе.

В случаях, предусмотренных ГПК, суд оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в осуществлении их прав (ч. 3 ст. 50 ГПК) по их ходатайству содействует им в собирании доказательств, представление которых для них затруднительно.

Закон определяет обязанности суда по созданию условий для состязательного процесса, которые он выполняет с учетом особенностей каждого дела.

В стадии подготовки дела к судебному разбирательству судья должен определить: какие обстоятельства имеют значение для дела (даже если стороны на них не ссылаются); распределить бремя доказывания между сторонами; установить разумный срок для представления доказательств (ч. 2, ст. 50, п. 4 ч. 2 ст. 141, ч. 2   ст. 142 ГПК).

Задачи решаются на основе анализа норм материального права, регулирующего спорные отношения.

Некоторые из них содержат прямые предписания законодателя о распределении бремени доказывания.

Так по делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по инициативе администрации, бремя доказывания наличия законного основания для увольнения и соблюдения установленного порядка увольнения лежит на ответчике.

По делам о защите чести, достоинства и деловой репутации обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике; истец доказывает лишь сам факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск.

На государственные органы, органы местного самоуправления, учреждения, предприятия и их объединения, общественные объединения, на должностных лиц, государственных служащих, действия (решения) которых обжалуются гражданином, возлагается процессуальная обязанность документально доказать законность обжалуемых действий (решений); гражданин освобождается от обязанности доказывать незаконность обжалуемого действия (решения), но обязан доказать факт нарушения своих прав и свобод.

Суд может поставить по своей инициативе на обсуждение лиц, участвующих в деле, вопрос о необходимости собрания дополнительных доказательств (ч.ч. 2 и 3 ст. 50 ГПК) для установления обстоятельств, имеющих значение для дела, “даже если стороны на какие-либо из них не ссылались”, и может предложить им представить дополнительные доказательства.

Согласно новой редакции ст. 56, ГПК суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся в деле доказательств (то есть представленных сторонами или истребованных по их ходатайству судом) и в совокупности.

6. Принцип равенства сторон. Принцип процессуального равенства прав сторон может быть отнесен к числу непреложных правил гражданского процессуального права. Он вытекает из самой природы гражданского процессуального права, в котором участвуют две стороны с противоположными интересами. Задачи правосудия — защитить нарушенное право. Наличие права и необходимость его защиты могут быть выяснены лишь в результате судебного разбирательства, сторонам в процессе предоставлены равные процессуальные возможности отстаивать свою правоту на суде. Это правило связано с общедемократическим принципом равенства граждан перед законом и судом, однако имеет самостоятельное значение и не сводится к последнему. Принцип процессуального равенства сторон распространяется на процессуальные права двух основных участников гражданского процесса — истца и ответчика; тогда как принцип равенства граждан перед законом и судом декларирует равные отношения закона, а значит и органа его применяющего — суда ко всем гражданам вне зависимости от их происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства. Принцип процессуального равенства сторон означает, что истец и ответчик обладают равными процессуальными правами (ст. 33 ГПК).

Из этого принципа вытекают следующие положения:

1. Каждой стороне должны быть предоставлены одинаковые процессуальные возможности: истцу не может быть дозволено то, что не разрешено ответчику и наоборот — стороны имеют полный паритет в их процессуальном вооружении, права истца и ответчика должны быть скоординированы и соответствовать друг другу. Так, истец вправе изменить основание или предмет иска, размеры исковых требований, либо отказаться от иска. Ответчик вправе признать иск полностью или в части или возражать против предъявленных ему требований, используя все  предоставленные ему процессуальные средства, в том числе и право предъявлять встречный иск (ст.ст. 30, 34. 131, 132 ГПК). В судебном заседании стороны имеют равные права заявления отводов (ст. 154 ГПК), ходатайств (ст. 156 ГПК), дачи объяснений (ст. 166 ГПК), участия в исследовании доказательств. В прениях стороны выступают равное количество раз, причем право последнего слова всегда принадлежит ответчику (ст. 186 ГПК). Стороны имеют равные права совершать иные процессуальные действия, предусмотренные для лиц, участвующих в деле    (ст. 30 ГПК).

Принцип процессуального равенства последовательно проводится в действующем законодательстве, и если оно разрешает суду совершать действия (например, меры по обеспечению иска) по односторонней просьбе истца без выслушивания и даже без вызова ответчика (ст. 136 ГПК), то эти случаи объяснимы особыми условиями и не могут считаться нарушениями принципа равенства, поскольку ответчик не лишен права оспаривать постановление суда (ст. 139 ГПК); кроме того судья может потребовать обеспечения возможных убытков ответчика, которые ответчик может понести (ст. 140 ГПК).

2. Суд не может вынести решения, не выслушав объяснений ответчика. Это правило нашло свое отражение в ряде положений действующего законодательства, в частности, возможности выяснения позиций ответчика во время подготовки дела (ст. 142 ГПК), в обязанности суда выслушать объяснения ответчика и его выступления в судебных прениях (ст. 166, 185 ГПК). Ответчик имеет право быть выслушанным также в кассационном суде (ст. 302 ГПК) и в суде, рассматривающем дело в порядке надзора (ст. 325 ГПК).

Однако неправильно трактовать необходимость давать объяснения ответчика суду как обязанность. Возможность выступать на суде право ответчика. Суд обязан предоставить ответчику все возможности для выступления на суде, для дачи им объяснений. Но если ответчик не желает высказываться, неправомерно принуждать его к этому. Это противоречило бы ст. 51 Конституции РФ, согласно которой: “Никто не обязан свидетельствовать против самого себя”.

Способом обязать ответчика давать объяснения, известным законодательству многих стран, является возложение на ответчика неблагоприятных последствий такого поведения. Если он не является в суд без уважительных причин, а истец представляет достаточные доказательства правомерности своих исковых требований, суд выносит решение в пользу истца в упрощенном порядке. За ответчиком сохраняется право в течение определенного времени на рассмотрение дела вновь с его участием путем подачи жалобы на заочное решение.

7. Принцип гласности судебного разбирательства. Ч. 1 ст. 123 Конституции Российской Федерации провозглашает, что разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дел в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом. Деятельность судов может быть окружена тайной, либо протекать в большей или меньшей степени открыто. В первом случае судопроизводство будет тайным, во втором будет открытым, гласным.

В зависимости от круга лиц, которые могут быть ознакомлены с деятельностью судов, различают гласность для сторон и других участвующих в деле лиц — гласность в узком смысле слова, и гласность для народа или публичность.

Гласность в широком смысле слова или публичность имеет самостоятельное значение и заключается: в праве присутствия посторонних лиц в зале судебного заседания для ознакомления за всем происходящим, т.е., судопроизводство должно протекать при наличии определенной аудитории, зрителей, публики. Не менее важным проявлением этого принципа является право помещения детальных грамотных и объективных отчетов о судебном разбирательстве в прессе.

В современных условиях, с развитием средств массовой информации из принципа гласности вытекает право свободно вести кино- и видеосъемку всего происходящего в залах судебного заседания, а также вести магнитофонную запись.

Принцип гласности судебного разбирательства является гарантией соблюдения свободы слова и права свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, провозглашенным в ст. 29 Конституции Российской Федерации. Он является необходимым условием соблюдения свободы массовой информации, прав граждан на получение полной, объективной и достоверной информации.

В действующем законодательстве принцип гласности закреплен в ст. 123 Конституции РФ и ст. 9 ГПК.

Статья 23 Конституции гарантирует право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, а также право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. В соответствии со ст. 176 ГПК в целях охраны тайны переписки и телеграфных сообщений личная переписка и личные телеграфные сообщения граждан могут быть оглашены в открытом судебном заседании только с согласия лиц, между которыми эта переписка и телеграфные сообщения происходили. Поэтому гласность должна быть ограничиваема целью защиты государственной, коммерческой тайны, частной, семейной жизни, а также общественной морали.

Действующее законодательство позволяет суду проводить закрытое для публики заседание. Слушание дела и в закрытом судебном заседании ведется с соблюдением всех правил судопроизводства, а решение суда во всех случаях провозглашается публично (ст. 9 ГПК).

В соответствии со ст. 9 ГПК при разбирательстве дела в закрытом судебном заседании присутствуют лица, участвующие в деле, и их представители, представители общественных организаций и трудовых коллективов, а в необходимых случаях также свидетели, эксперты и переводчики.

Необходимо отметить, что публичное провозглашение решения не должно сопровождаться разглашением сведений, ради сохранения тайны которых принималось решение о закрытом слушании дела, сведения, составляющие государственную тайну, и иные сведения, не подлежащие разглашению, не должны включаться в текст судебного решения.

8. Принцип национального языка судопроизводства. Демократическая национальная политика предполагает равенство всех граждан вне зависимости от их расовой и национальной принадлежности. Принцип национальной политики в правовом государстве при его осуществлении гарантируется Конституцией и правилами гражданского судопроизводства. Ст. 8 ГПК предусматривает, что судопроизводство ведется в Российской Федерации на русском языке, а в республиках в составе Российской Федерации, автономных областях и автономных округах — соответственно на языке республики в составе Российской Федерации, автономной области, автономного округа или на языке большинства населения данной местности. Участвующим в деле лицам, не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, обеспечивается право полного ознакомления с материалами дела, участие в судебных действиях через переводчиков и право выступать в суде на родном языке.

Этим принципом вводится три самостоятельных правила: 1) суд обязан вести судопроизводство на языке большинства населения данной местности; 2) лица, участвующие в деле имеют право: а) выступать на своем языке; б) участвовать во всех судебных действиях (осмотре места, сборе доказательств, в изучении письменных доказательств лично или через переводчика); в) знакомиться со всеми материалами дела; 3) лицам, не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, обеспечивается право делать заявления, давать объяснения и показания, выступать в суде и заявлять ходатайства на родном языке а также пользоваться услугами переводчика.

 

§3. Принципы зафиксированные гражданским процессуальным правом

 

Условно эту группу принципов можно выделить в самостоятельную, взяв за основу источник их закрепления. Они представляют собой правила, конкретизирующие конституционные принципы, их развивающие, содержание которых изложено не в статьях Конституции, а в ГПК.

К ним относятся: принцип диспозитивности, принцип процессуального формализма, принцип судебного руководства процессом, принцип устности, принцип непосредственности и принцип непрерывности.

1. Принцип диспозитивности. Принцип диспозитивности выявляет связь гражданского процесса с материальным правом.

Отличительной особенностью гражданских прав является то, что граждане распоряжаются ими свободно, т.е. пользуются автономией, которая только в исключительных случаях ограничивается законом. Каждый волен воспользоваться возможностью, предоставленной правом, или не воспользоваться ею, осуществляя свое право. От обладателя субъективного права зависит, будет ли он требовать его признания другими лицами или мириться с неисполнением соответствующей его праву обязанности. Для государства безразлично, требует ли кредитор возвращения взятой взаимообразно суммы или прощает долг и не настаивает на его оплате, взыскивают ли хозяева дач арендную плату со своих летних жильцов или сдают дачи бесплатно, вступают ли граждане в права наследства или отказываются от них в пользу других наследников, получают ли авторы от журналов гонорары за свои статьи или сотрудничают безвозмездно.

Диспозитивный характер частных прав находит отражение в гражданском процессе в следующем:

Во-первых, только сам обладатель права решает, обратиться ли ему в суд за его защитой или терпеть нарушение своего права. Суд не может, по собственному почину возбудить гражданское дело, если заинтересованное лицо не ищет защиты. Поэтому для возбуждения гражданского дела необходима подача заявления. Это правовое положение выражалось римскими юристами формулой “нет судьи без истца” и оно закреплено в ст. 34 ГПК. Законодательство (ст. 4 ГПК) позволяет обратиться в суд также прокурору, органам государственного управления, профсоюзам, предприятиям, учреждениям, организациям и гражданам, если законом им позволено обращаться в суд за защитой прав интересов других лиц (ст. 56 Семейного кодекса РФ, ст. ст. 233, 258, 263 ГПК).

Поскольку подавляющее большинство гражданских дел возбуждается самими заинтересованными лицами, а число дел, возбужденных  по заявлению прокурора и органов государственного управления сравнительно невелико, возбуждение дел самими заинтересованными лицами следует рассматривать как общее правило, тогда как их возбуждение по инициативе иных лиц и органов, перечисленных в ст. 4 ГПК следует рассматривать как исключение.

Вместе с тем никто не может быть принужден к предъявлению иска против своей воли. Если лицо, в интересах которого дело возбуждено по заявлению прокурора, органов государственного управления, других государственных, общественных организаций или граждан, отказывается вступить в процесс в качестве истца, судья должен прекратить дело, которое он возбудил.

Во-вторых, обладатель права определяет предмет и основания иска, размер заявленных требований. Истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер искового требования.

ГПК допускает возможность изменения предмета или основания иска. Одновременное изменение предмета и основания по сути дела есть предъявление нового иска и поэтому невозможно. Каждая сторона должна осуществлять свое право распоряжения спорным объектом процесса, не ущемляя при этом прав противной стороны.

Если же дозволить лицу в ходе процесса менять свои исковые требования в зависимости от выяснения перспективы дела, то интересы противной стороны будут ущемлены. Нарушится принцип равенства сторон, а истец будет иметь неосновательные преимущества перед ответчиком (поэтому представляется неосновательным предложенное в литературе расширительное толкование ст. 34 ГПК в этой части).

В-третьих, если обладатель гражданского права может свободно распоряжаться им до и вне процесса, то эта возможность должна быть сохранена за ним и в процессе. Поэтому истец вправе отказаться от иска, ответчик — признать иск; стороны могут окончить дело мировым соглашением. Наконец, если заинтересованное лицо свободно в принятии решения прибегать к процессу для защиты своего права, оно должно быть также свободно и в распоряжении процессуальными средствами защиты этого права. Оно вправе знакомиться со всеми материальными дела, заявлять отводы, представлять доказательства, участвовать в их исследовании, заявлять ходатайства, давать устные и письменные объяснения, высказывать свои доводы и соображения по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать против ходатайств, доводов и соображений других лиц, участвующих в деле, пользоваться иными процессуальными правами (ст. 30 ГПК). От него зависит, обжаловать ли решение в кассационном порядке или нет (ст. 282 ГПК), отказаться от кассационной жалобы, закончить дело отказом от иска или мировым соглашением (ст. ст. 292, 293 ГПК). После вынесения решения по делу и вступления его в законную силу само заинтересованное лицо решает, когда и как предъявлять исполнительный лист ко взысканию (ст. ст. 340—351 ГПК). Оно вправе отозвать исполнительный документ (ст. 365 ГПК), отказаться от взыскания, заключить мировое соглашение (п.п. 1—2 ст. 364 ГПК).

Право свободного распоряжения объектом процесса и процессуальными средствами защиты, будучи безусловным, не является беспредельным. Существует ряд необходимых ограничений этого права. Во-первых, если свобода распоряжения тем или иным правом законом ограничена, то эти ограничения сохраняют свою силу и в процессе. Поэтому суд не принимает отказа истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если эти действия противоречат закону (ст. 34 ГПК). Наконец, при осуществлении своих прав, вытекающих из принципа диспозитивности, стороны обязаны соблюдать предписанные законом процессуальные формальности. Так, отказ от иска истца, признание иска, мировое соглашение должно быть занесено в протокол судебного заседания и подписано сторонами, либо к делу должны быть приобщены письменные заявления сторон об этом. О принятии этих распорядительных действий сторон суд обязан вынести определение (ст. 165 ГПК); кассационные жалобы должны быть принесены в законные сроки.

2. Принцип процессуального формализма. Гражданское процессуальное право регламентирует деятельность участников гражданского процесса в ходе судопроизводства. Отправление правосудия должно быть обставлено необходимыми гарантиями, дающими возможность его участникам отстаивать свои интересы в определенном порядке, с особой последовательностью действий.

Так, гражданско-процессуальное право устанавливает определенные формальности для обращения в суд, подачи искового заявления, вызова ответчика, подготовки дела к судебному разбирательству, проведения слушания дела, постановление решения, его обжалования, пересмотра, исполнения. Эти формальности устанавливаются с целью гарантий от злоупотребления сторон в ходе осуществления правосудия.

Суть принципа в том, что: 1) процессуальное право должно устанавливать определенные правовые формальности: обязательные формы сроки и способы совершения процессуальных действий; 2) процессуально-правовые формальности должны соблюдаться в установленной законом последовательности совершения действий под страхом признания ничтожным (не состоявшимся) соответствующего действия, если оно не было облечено в надлежащую, предписанную процессуальным законом форму.

Действующим гражданско-процессуальным законодательством установлены определенные формальности предъявления иска и его принятия (гл. 12 ГПК), обеспечения иска (гл. 13 ГПК), подготовки дела к судебному разбирательству (гл. 14 ГПК), проведения судебного разбирательства (гл. 15 ГПК), вынесения решения (гл. 16 ГПК), обжалования и опротестования решения (гл. 34 ГПК). Неисполнение процессуальных формальностей в ряде случаев ведет к ничтожности самого действия.

Так, исковое заявление считается не поданным, если в соответствии с указанием судьи в установленный срок истец не исправил его формальные недостатки (ст. 130 ГПК), судебное решение, вынесенное с существенным нарушением процессуальной формы, должно быть отменено кассационной инстанцией (ст. 308 ГПК).

Процессуальный формализм призван обеспечить и гарантировать права участников гражданского судопроизводства, но не затруднять осуществления процессуальных прав.

Действующий закон стремится к гармоничному сочетанию обеих тенденций. Так, устанавливая определенные формальности подачи искового заявления, закон дает истцу возможность исправить сделанные в этом плане упущения в определенный срок (ст. 130 ГПК); устанавливая определенные сроки для совершения процессуальных действий, дает суду возможность восстановить пропущенный по уважительной причине срок или продлить его (ст. 104—105 ГПК).

При толковании правил закона относительно той или иной формальности следует исходить из того, что они установлены для обеспечения прав граждан, для упорядочения процесса, а не для затруднения обращения к суду.

3. Принцип судебного руководства процессом. Гражданский процесс в своей сути есть деятельность суда по применению норм материального права к тем спорным отношениям, которые стали предметом его рассмотрения. Суд — орган государственной власти, призванный защитить нарушенные и оспоренные права и охраняемые законом интересы. Для этого он обладает определенными законом властными полномочиями. Отношения, которые складываются между участниками процесса и судом, являются публично правовыми и носят властный характер.

В гражданском процессе стороны пользуются полной свободой распоряжения объектом спора и процессуальными средствами защиты для активности сторон в процессе создаются все возможности.

Руководящая роль суда в определении порядка и хода процесса, как органа судебной власти, пределы ее и содержание определены ГПК. Суд по своему усмотрению реагирует на действие сторон: либо принимает их, либо нет. При этом следит за тем, чтобы эти действия совершались правильно, в определенном законом порядке и не наносили ущерб нормальному ходу производства.

Деятельность сторон в сущности сводится к возбуждению соответствующей деятельности суда и к представлению ему материалов для вынесения правильного решения. Для этого суду предоставлена руководящая роль для определения порядка и хода производства, что и достигается принципом судейского руководства процессом. Этот принцип относится исключительно к внешней, формальной стороне процесса и не касается внутренней, содержательной его стороны. Суд не может указывать сторонам, какие требования они обязаны предъявлять, какие ходатайства возбудить, какой линии при защите своих прав держаться. Руководство суда не распространяется также на перенос процесса в кассационную инстанцию или же в стадию исполнения.

В соответствии с принципом судейского руководства суд или единолично председательствующий судья:

1. Проверяет соответствие закону (правомерность) отказа истца от иска, признание иска ответчиком, мирового соглашения (ст. 34 ГПК).

2. Проверяет исполнение сторонами (соблюдение сторонами) правовых формальностей, коим должны удовлетворять исковое заявление, кассационные жалобы, другие процессуальные бумаги (ст.ст. 126—27, 286—287 ГПК). При несоблюдении установленных законом условий судья отказывает в принятии искового заявления (ст. 129 ГПК), либо оставляет кассационную жалобу или исковое заявление без движения (ст.ст. 130, 288 ГПК).

3. Судья принимает при наличии законных условий к тому встречный иск   (ст. 132 ГПК), выделяет одно или несколько из соединенных требований в отдельное производство, либо, напротив, объединяет дела для совместного их рассмотрения в целях более быстрого и правильного разрешения споров (ст. 128 ГПК).

4 При необходимости суд передает дело для рассмотрения в другой суд в соответствии с подсудностью спора, либо если это поможет более быстро и правильно разрешить дело (ст. 122 ГПК).

5. Принимает предусмотренные законом меры по подготовке дела к судебному разбирательству (ст. 141 ГПК).

6. Суд (в лице председательствующего) управляет ходом судебного заседания, обеспечивает порядок в ходе слушания дела (ст.ст. 145, 150—152, 164, 170 ГПК и др.). В случае невозможности рассмотрения дела в данном судебном заседании суд откладывает разбирательство дела (ст. 162 ГПК).

7. В предусмотренных законом случаях суд приостанавливает производство по делу, прекращает производство по делу, либо оставляет заявление без рассмотрения (гл. 17—19 ГПК).

8. Принимает меры к тому, чтобы производство совершалось по возможности быстро. С этой целью он назначает для совершения процессуальных действий сроки, если они наперед не установлены законом (ст. 100 ГПК).

9. Наконец, суд может смягчать для сторон и некоторых других участников процесса тяжкие последствия процессуального формализма. Для этого он устанавливает срок для исправления недостатков искового заявления (ст. 130 ГПК) или кассационной жалобы (ст. 288 ГПК); продлевает установленные судом либо восстанавливает пропущенные по уважительной причине процессуальные сроки (ст. 104—105 ГПК).

4. Принцип устности. Судопроизводство в суде может происходить в устной или письменной форме. В первом случае процессуальный материал представляется суду устно, во втором — в виде процессуальных документов, изложенных в письме. В устном судопроизводстве центр тяжести переходит в устное состязание сторон перед судом, в письменном — в обмен состязательными бумагами. При устности решающее значение при вынесении решения имеет сказанное слово, суд основывается лишь на том, что было вслух высказано в ходе заседания и  в прениях; при письменности — суд постановляет решение на основе того, что изложено в письменных документах, решающее значение имеет то, что написано. Устность и письменность судопроизводства зависят не столько от того, как представляются в суд доказательства  (устно или письменно), сколько от того, как суд воспринимает их, на чем он обязан основываться при постановлении решения: на сказанном в судебном слушании или на написанном в судебных бумагах. Поэтому судопроизводство будет устным, даже если стороны и подают в суде письменные ходатайства, объяснения, заявления, иные документы, однако если стороны обязаны в судебном заседании устно изложить содержание всех письменно поданных состязательных бумаг, и суд будет принимать во внимание только то, что было изложено устно. И, напротив, письменность останется основой судопроизводства, если стороны будут давать свои объяснения изустно, однако суд будет выносить решение лишь на основе того, как записано это выступление в протоколе суда.

Принцип устности судопроизводства не исключает и необходимости его документирования, протоколирования, что делается для облегчения проверки обжалуемого решения.

Первоначально процесс в судах был устным, так как суд возник порой раньше, чем у некоторых народов создается и развивается письменность. Лишь тогда, когда грамотность становится обязательной для чиновников государственного аппарата, появляются и протоколисты, писцы, обязанные записывать все, что происходит в суде. Однако проникновение письменной грамотности в суды еще не означает, как отмечалось выше, что процесс становится письменным. Письменность как процессуальный принцип развивается лишь в средние века в каноническом (церковном) процессе (особенно инквизиционном), а затем проникает и в светские суды. В ходе судопроизводства ведутся подробные протоколы. То, что не нашло в них отражения, считается несовершившимся, не имевшим места быть. В России письменный процесс сложился постепенно со времен Судебника Иоанна Грозного и просуществовал до реформ 1864 года.

Исторический опыт показывает, что письменность представляет известное удобство, как для сторон, так и для суда. Поскольку письменная речь обычно более связана, обдумана и последовательна, постольку стороны на письме могут более тщательно и последовательно продумать и изложить свои доводы, а суд может легче уяснить из них суть дела. Однако минусы письменного процесса значительно перевешивают его плюсы. Письменность всегда в истории влекла за собой в процессе канцелярскую тайну, чудовищную волокиту и бюрократизм и произвол судейских чинов, и как следствие, возможную неправосудность решений.

Принцип устности означает более быстрое, простое для сторон и суда и несомненно более демократичное судопроизводство. Не случайно русский процессуалист Е.А.Нефедьев в конце прошлого века отмечал, что “начало устности есть, так сказать, основное начало, дающее возможность для проведения других начал: гласности и состязательности”.

Устность судопроизводства есть несомненно общедемократическое, общечеловеческое достижение в организации правосудия. Гражданский процесс во всех цивилизованных странах с середины XIX века строится как устный.

В действующем Российском законодательстве принцип устности закреплен в ст. 146 ГПК “Разбирательство дела происходит устно”. Это общее правило конкретизировано в постановлениях закона, регламентирующих проведение судебного разбирательства: суд ведет заседание устно (ст. ст. 150—155 и сл. ГПК), объяснения лиц, участвующих в деле, и показания свидетелей устные (ст. ст. 166, 170, 172 ГПК), после чего могут быть устно обсуждены лицами, участвующими в деле, судебные прения заслушиваются судом (ст. ст. 184—185 ГПК), судебное решение объявляется присутствующим (ст. 190 ГПК).

Устно проводятся заседания и в кассационной и надзорной инстанциях        (ст. ст. 296—304, 323 ГПК), однако там принцип устности действует с изъятиями, ибо определение основывается не только на том, что было высказано в заседании коллегии, но и на письменных материалах дела.

5. Принцип непосредственности. Принцип непосредственности регулирует вопросы работы суда с доказательствами. Он может быть выражен следующей формулой: суд должен устанавливать фактические обстоятельства дела на основании личного ознакомления с относящимися к делу доказательствами, давая при этом предпочтение первоначальным перед производными.

Принцип непосредственности не запрещает пользоваться производными доказательствами, если отсутствуют первоначальные, но он требует, чтобы суд не прибегал к производным доказательствам при наличии первоначальных, а при наличии двух производных доказательств отдавал предпочтение ближайшему к первоисточнику более отдаленному; и, чтобы суд знакомился с доказательствами лично, а не с помощью других лиц.

Из принципа непосредственности следует:

1) восприятие доказательств происходит, как правило, в заседании суда, которому предстоит постановить решение. При этом члены суда должны лично осмотреть вещественные доказательства, прочесть письменные доказательства, изучив их с точки зрения их содержания и формы, выслушать объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей и т.п. В действующем законодательстве эти положения нашли отражение и свое закрепление в ст.ст. 168—173, 175, 178, 180 ГПК;

2) решение должно быть постановлено только теми судьями, которые непосредственно воспринимали фактические материалы дела. Поэтому и состав судей должен быть неизменным в ходе судебного заседания. В случае изменения состава суда (необходимости замены одного из судей), дело должно быть вновь рассмотрено по существу с самого начала. Это правило закреплено в ст. 146 ГПК;

Полное проведение принципа непосредственности не всегда возможно. Закон содержит и ряд отступлений от этого принципа.

1. Некоторые доказательства суд не может воспринять лично и непосредственно, поскольку они находятся далеко от места расположения суда (в другом городе или районе). В этом случае суд, рассматривающий дело, поручает местному суду непосредственно исследовать доказательства (произвести допрос свидетелей, осмотр на месте и т.д.), а сам использует протоколы и иные материалы, собранные при выполнении поручения (ст. 51—52 ГПК).

2. До рассмотрения дела возможно возникновение опасности исчезновения доказательств в будущем (свидетель уедет в командировку за границу и его нельзя будет допросить, товары, купленные в магазине, могут окончательно испортиться и т.п.). В этом случае судья принимает меры к обеспечению доказательств, а затем в судебном заседании используются материалы, собранные в порядке обеспечения доказательств: протоколы допроса свидетелей, осмотра вещественных доказательств (ст. 57—59 ГПК).

6. Принцип непрерывности. Судебное разбирательство может происходить непрерывно или же по частям в известной, установленной законом последовательности, когда между частями судебного разбирательства существуют более или менее значительные промежутки во времени.

В первом случае судопроизводство основано на начале непрерывности, во втором — на начале деления судебного разбирательства на самостоятельные стадии.

Первый порядок характеризуется концентрацией процессуального материала, в одном и том же заседании суда допрашиваются все свидетели, делаются им очные ставки в случае разногласия между их показаниями, рассматриваются все документы, сопоставляют их между собой и соотносят с показаниями свидетелей, заключением эксперта, и наконец, заслушиваются прения сторон по поводу всех обстоятельств дела. В этом случае у судей, которые сосредотачиваются на рассмотрении данного дела, складывается цельное о нем впечатление, которое они и отразят в решении, выносимом после рассмотрения дела по существу.

Принцип непрерывности означает, что разбирательство дела от начала до постановления судебного решения должно происходить непрерывно, кроме перерывов для отдыха.

До окончания разбирательства дела или до отложения дела слушанием суд не вправе рассматривать другие дела. В случае отложения дела новое разбирательство производится с начала. Решение суда должно быть вынесено немедленно по окончании разбирательства дела.

В действующем законодательстве принцип непрерывности закреплен в ч. 3  ст. 146 ГПК. Закон допускает из этого принципа и некоторые исключения. Так, при особой сложности дела суд может отложить на срок не более 3-х дней составление мотивировочной части судебного решения, однако резолютивная часть выносится немедленно и объявляется в том же заседании, в котором закончено разбирательство дела (ст. 203 ГПК). Суд также может при отложении разбирательства дела допросить явившихся свидетелей, если в судебном заседании присутствуют все лица, участвующие в деле; тогда вторичный их вызов допускается в исключительных случаях (ст. 162 ГПК).

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 |