Имя материала: Гражданский процесс

Автор: В.А.Мусина

Раздел ii  исковое производство глава iv. лица, участвующие в деле

 

§1. Понятие лиц, участвующих в деле

Среди субъектов гражданского процессуального отношения мы прежде всего выделяем суд — орган, осуществляющий правосудие, а также всех иных субъектов процесса, которые участвуют в рассмотрении гражданского дела.

Правовое положение всех этих лиц очень разнообразно. Истец возбуждает дело для того, чтобы защитить свои кем-либо нарушенные права или охраняемые законом интересы; третье лицо вступает в дело на тот случай, если после рассмотрения дела ему придется отвечать по регрессному иску, который может предъявить к нему ответчик; эксперт оказывается вовлеченным в процесс в связи с тем, что суд вынес определение о назначении экспертизы и поручил проведение экспертного исследования именно ему; прокурор вступил в дело о признании лица недееспособным, т.к. закон обязывает его дать заключение по такому делу; свидетель вызывается в суд для дачи показаний о дорожно-транспортном происшествии; ответчик вызван в суд в связи с исковым заявлением, в котором его обвиняют в неисполнении своей обязанности об уплате алиментов несовершеннолетним детям и т.д., и т.п.

Нетрудно заметить, что у всех этих субъектов разные интересы.

Выделим основную группу, которой законодатель присвоил наименование лиц, участвующих в деле. С точки зрения обывательской все участвуют в деле: и истец с ответчиком, и свидетели, и адвокат, и переводчик. Но понятие лица, участвующего в деле, следует определить применительно к тому специальному юридическому смыслу, который предусмотрен Законом.

Закон (ст. 29 ГПК) относит к лицам, участвующим в деле, следующих субъектов: стороны (истец и ответчик); третьи лица; прокурор; органы государственного управления; профсоюзы, государственные предприятия, учреждения, организации, граждане, участвующие в процессе по основаниям, указанным в статьях 4 и 42 ГПК; заявители и заинтересованные граждане, органы госуправления, государственные предприятия, учреждения и т.д. по делам, перечисленным в статьях 231 и 245 ГПК.

Что же позволяет отличать “лиц, участвующих в деле” от других субъектов? Первый признак — наличие юридической заинтересованности. Стороны и третьи лица имеют в деле материально-правовой юридический интерес: в результате разрешения дела одна из сторон может приобрести какое-либо материальное благо, другая его лишиться. Для истца, ответчика, третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора это всегда прямой интерес, т.к. судебные решения непосредственно влияют на право и обязанности указанных лиц. Для третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований интерес носит косвенный характер, т.к. решение прямо на права и обязанности такого третьего лица не влияет, он заинтересован в том, чтобы решение по основному иску не оказало бы отрицательного влияния на судьбу регрессного иска.

Ни прокурор, ни органы государственного управления материального правового интереса в деле не имеют, т.к. не состоят в спорных правоотношениях ни с одной из сторон. Их интересы в деле, безусловно, имеют юридический характер, но это не материальный, а общегосударственный (прокурор) или общественный (органы государственного управления) интерес.

Необходимо иметь в виду и еще одно существенное обстоятельство. Именно лица, участвующие в деле, своими действиями оказывают влияние на возникновение и ход процесса; они вправе возбуждать дело, а в некоторых случаях требовать его прекращения; они вправе обжаловать решение, могут обращаться с просьбой к должностным лицам о принесении протеста в порядке надзора и т.д.

Среди лиц, участвующих в деле перечисленных в ст. 29 ГПК не упоминаются судебные представители. Некоторые авторы считали, что это неверно, т.к. судебные представители занимают в процессе самостоятельное место.

Другие, наоборот, полагают, что у судебных представителей нет юридического интереса, они не имеют самостоятельных процессуальных прав, они действуют от имени и в интересах представляемых ими лиц, которым и предоставлено законом право совершения этих действий.

С этими доводами трудно согласиться. Даже договорные представители (адвокаты, юрисконсульты и др.) имеют в процессе самостоятельные процессуальные права. Конечно для вступления в процесс они должны представить соответствующую доверенность на право ведения дела. Предъявив такую доверенность в суд в дальнейшем они действуют по своему разумению. Разве им нужно полномочие на совершение всех процессуальных действий? Они самостоятельно решают вопрос об истребовании и представлении судебных доказательств, о заявлении самых различных ходатайств, о правовом обосновании предъявленных от имени истца или ответчика требованиях. Только в особых случаях предусмотренных ст. 46 ГПК они могут совершать действия по особой доверенности. Если признать, что представители якобы не имеют самостоятельных процессуальных прав, надо бы было прийти к выводу, что они не являются субъектами процессуального права, что, мягко говоря, нелогично.

Показательно, что сторонники изложенной выше точки зрения на судебное представительство полностью игнорируют то обстоятельство, что помимо договорных представителей в процессе могут выступать законные представители (родители, усыновители, опекуны), некоторые из которых имеют в деле юридический интерес и бесспорно владеют всем комплексом процессуальных прав и обязанностей, для реализации которых никаких особых доверенностей не требуется. Ребенок получил в дар или по наследству определенное имущество, которое было захвачено родственниками. Матери не нужна какая-либо доверенность на возбуждение дела в суде. Суд отказал в удовлетворении иска, а мать, тем не менее, подает кассационную жалобу. Неужели от нее такую жалобу не примут? Бесспорно примут. Это лучшее доказательство того, что законный представитель — это лицо, участвующее в деле.

Лица, участвующие в деле наделены значительным комплексом процессуальных прав, которые свидетельствуют об особом положении этих лиц по сравнению с другими субъектами процесса. Закон (ст. 30 ГПК) достаточно полно определяет состав тех прав, которыми пользуются лица, участвующие в деле. Прежде всего они вправе знакомиться со всеми материалами, которые в деле имеются. Они могут делать выписки из материалов, снимать копии. Это касается как собственных документов, так и материалов представленных другими лицами, прокурором, органами государственного управления и др. Кстати, судебный  представитель, действующий на основе ордера юридической консультации и доверенности вправе делать копии, выписки и знакомиться с материалами дела без какого-либо особого полномочия от представляемого на совершение именно этих действий. Это его собственные процессуальные права как представителя. Лица, участвующие в деле активно участвуют в судебном разбирательстве: могут заявлять отводы составу суда, прокурору, секретарю судебного заседания; вправе представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям и экспертам, давать объяснения об известных им обстоятельствам, имеющим значение для дела. Такие объяснения сторон третьих лиц подлежат проверке и оценке наряду с другими, собранными по делу доказательствами (ст. 60 ГПК). Лица, участвующие в деле, имеют право заявлять ходатайства: об истребовании доказательств, о назначении экспертизы, об обеспечении иска, о приостановлении производства по делу и т.д. В ходе процесса лица, участвующие в деле, вправе давать устные и письменные объяснения суду, представлять свои доводы и соображения по всем вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, они могут возражать против ходатайств, доводов и соображений других лиц, участвующих в деле, а также любых субъектов, которые высказали в ходе процесса какие-либо суждения. Лица, участвующие в деле, имеют право обжаловать или опротестовать (прокурор) решения или определения в надлежащем порядке и в установленные законом сроки. Они имеют также и иные процессуальные права, предусмотренные в законе.

В ст. 30 ГПК указывается, что лица, участвующие в деле обязаны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им правами и исполнять предусмотренные законом обязанности. Злоупотребление правом или неисполнение установленной в законе обязанности может повлечь применение санкций либо неблагоприятно отразиться на содержании судебного решения. Сторона (истец или ответчик) не реализует предоставленную ей законом возможность активной защиты своих прав и интересов. “Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений” (ст. 50 ГПК). Сторона не сделала этого: истец в таком случае получит судебное решение об отказе в иске, а ответчик решение об удовлетворении иска. Безответственное отношение к своим правам и неисполнение обязанности может поставить лицо, участвовавшее в деле, в положение субъекта, к которому применяется санкция. За невыполнение обязанности по представлению в суд письменных доказательств (при отсутствии уважительных причин) виновные должностные лица и граждане участвующие или не участвующие в деде подвергаются штрафу до 50 минимальных размеров оплаты труда, а в случае неисполнения повторного и последующих требований — штрафу в размере до 100 минимальных размеров оплаты труда (ст. 65 ГПК) Такая же санкция установлена за непредставление вещественных доказательств (ст. 70 ГПК).

 

§2. Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность

 

1. Гражданская процессуальная правоспособность — предусмотренная законом возможность иметь процессуальные права и нести процессуальные обязанности. Она тесно связана с гражданской правоспособностью (ст. 17,18 ГК РФ), но не тождественна ей. В порядке гражданского судопроизводства рассматриваются не только дела, возникающие из гражданских правоотношений, но и дела, возникающие из административных, трудовых, семейных, налоговых, государственных и иных правоотношений. Для гражданского права сейчас аксиоматично, что субъектами права являются: граждане России, иностранные граждане и лица без гражданства; российские и иностранные юридические лица; Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования.

Граждане обладают гражданской процессуальной правоспособностью с момента рождения, а прекращается их правоспособность в момент смерти. Что касается организаций, то их процессуальная правоспособность возникает с того момента, когда они стали субъектами материального права. Именно с этого момента они обладают правом на использование средств процессуальной защиты.

Что касается вопроса о том, распространяется ли процессуальная правоспособность лишь на стороны и третьи лица или является понятием более широким, имеющим в виду также и других субъектов (суд, прокуратура, судебные представители и др.), то вопрос этот продолжает оставаться спорным.

2. Гражданская  процессуальная дееспособность — способность самостоятельно осуществлять защиту своих прав в суде: лично возбудить гражданское дело, лично распоряжаться своими материальными и процессуальными правами, лично участвовать в судебном разбирательстве, поручать ведение своего дела судебному представителю и т.д.

Полная гражданско-процессуальная дееспособность граждан возникает с 18 лет (ч. 1 ст. 32 ГПК). Несовершеннолетний, достигший 16 лет, может лично осуществлять свои права и обязанности в суде, в случае объявления его полностью дееспособным (эмансипация — ч. 1 ст. 27 ГК). Несовершеннолетний, достигший 16 лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе и по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителей занимается предпринимательской деятельностью. Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация) производится по решению органов опеки и попечительства — с согласия обоих родителей либо при отсутствии такого согласия — по решению суда (ч. 2 ст. 27 ГК).

Права несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, а так же граждан признанных ограниченно дееспособными, должны защищаться в суде их законным представителем. В случае возбуждения дела, в котором стороной является несовершеннолетний от 14 до 18 лет либо лицо, ограниченно дееспособное, суд обязан привлечь к участию в деле несовершеннолетнего или ограниченно дееспособного, которые вправе совершать в суде соответствующие процессуальные действия, однако отказываться от иска, заключать мировое соглашение или признавать иск эти лица могут только с согласия своих законных представителей.

В некоторых правоотношениях (трудовые, колхозные, из причинения вреда и др.) несовершеннолетние имеют право лично защищать в суде свои права и интересы. Так, например, уволенный по инициативе администрации несовершеннолетний 17 лет, вправе самостоятельно предъявить в суд иск о восстановлении на работе. Привлекать ли в этом случае к участию в деле его законных представителей зависит от усмотрения суда.

Если несовершеннолетний (до 18 лет) вступил в брак с соответствующего разрешения, он приобретает дееспособность в полном объеме, в том числе и в части гражданского процесса. “Приобретенная в результате заключения брака дееспособность сохраняется в полном объеме и в случае расторжения брака до достижения восемнадцати лет” ( ст. 21 ГК). Так, вступившая в брак 16-летняя, вправе самостоятельно возбудить дело о признании этого брака недействительным (или о его расторжении), она может предъявить иск о взыскании алиментов на ребенка и о разделе имущества. В этот же период она вправе предъявить любой другой иск, вытекающий из иных (например, жилищных) правоотношений.

Полностью недееспособные лица (не достигшие 15 лет, объявленные недееспособными в установленном законом порядке) не могут самостоятельно вести процесс, их права и интересы защищают их законные представители (родители, усыновители, опекуны) — ч. 2 ст. 32 ГПК.

В некоторых случаях недееспособный может добиться возбуждения дела не имея на это соответствующих прав. Закон в таком случае обязывает суд оставить заявление без рассмотрения и привлечь к участию в деле законного представителя недееспособного (п. ст. 221 ГПК). Законный представитель может подтвердить все действия недееспособного либо некоторые из них. Если судья отказал в принятии заявления по основанию п. 8 ст. 129 ГПК, это не препятствует законному представителю недееспособного вторичному обращению в суд с заявлением по тому же делу, если будет устранено допущенное нарушение (ст. 129 ГПК, последний абзац).

 

§3. Стороны

 

1. Понятие сторон в гражданском процессе. Сторонами в гражданском процессе называются лица, от имени которых ведется процесс и материально-правовой спор которых должен разрешить суд. Сторонами в гражданском процессе — истцом и ответчиком могут быть граждане, граждане-предприниматели, государственные предприятия и учреждения, кооперативные организации, общественные организации и иные субъекты, пользующиеся правами юридических лиц. В качестве сторон могут выступать иностранные граждане и фирмы, лица без гражданства. В каждом деле искового производства всегда две стороны.

Истец — лицо, в защиту прав и интересов которого возбуждено гражданское дело. Возбудить дело может само заинтересованное лицо, это может сделать прокурор, а в случаях, предусмотренных в законе, дело может быть возбуждено по инициативе органов государственного управления, профсоюзов, предприятий, колхозов и других кооперативных и общественных организаций, а также отдельных граждан (ст. 4 ГПК). Само по себе слово “истец” происходит от слова “искать” — искать защиты. Истцовую сторону принято называть активной, поскольку действия в защиту ее прав и интересов влекут за собой возникновение процесса. Однако это не всегда субъективная активность именно истца. Если дело возбуждено прокурором или организациями или гражданами, имеющими на это право согласно ст. 4 ГПК, заинтересованное лицо должно быть извещено об этом и участвовать в деле в качестве истца (ч. 2 ст. 33 ГПК).

Ответчик — лицо, привлекаемое к ответу по иску, поскольку на него указывается в иске как на нарушителя права. Во многих случаях причиной предъявления иска являются действие или бездействие самого ответчика (неуплата долга в установленный срок, оспаривание права авторства, причинение вреда и т.п.). Однако в отдельных случаях ответчик может сам никаких действий, ущемляющих права и интересы истца, не совершать (владелец источника повышенной опасности, малолетний наследник, к которому предъявлен иск о признании завещания недействительным, и т.д.), но объективно оказаться субъектом спорного материального правоотношения на так называемой пассивной стороне.

Спорное материальное правоотношение — объект процесса по конкретному гражданскому делу, а его субъекты являются сторонами. Вопросы о существовании или несуществовании этого правоотношения, его содержании, о том, нарушены ли в действительности и в какой мере права истца и должен ли за это отвечать ответчик, будут решены судом только после рассмотрения дела по существу. Однако уже в момент возбуждения дела очевидны следующие существенные признаки сторон:

1) от имени сторон ведется процесс по делу, они персонифицируют гражданское дело. Это имеет большое практическое значение, так как закон запрещает предъявление и рассмотрение уже разрешенного иска между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (ст. ст. 129, 219 ГПК);

2) отношения между сторонами в результате предъявления иска приобретают официально спорный характер. Задача суда состоит в том, чтобы эти отношения урегулировать;

3) стороны — субъекты спорного материального правоотношения — имеют в деле материально-правовой интерес. Судебное решение повлияет на их материальные права, они либо приобретут какие-нибудь материальные блага, либо лишатся их;

4) вступив в процессуальные правоотношения с судом, стороны имеют в деле процессуальную заинтересованность, состоящую в возможности защиты своих прав, в стремлении получить благоприятное решение и реализовать его;

5) являясь главными участниками процесса, стороны обязаны нести судебные расходы.

В совокупности указанные выше признаки свойственны лишь сторонам и именно совокупность этих признаков позволяет отграничить стороны от других лиц, участвующих в деле. Понятие сторон применяется в делах искового производства. Участниками дел особого производства, а также дел, возникающих из административных правонарушений, являются заявители, жалобщики и заинтересованные лица. Эти лица пользуются правами сторон за отдельными изъятиями, установленными законом.

2. Процессуальные права и обязанности сторон. Закон устанавливает, что стороны пользуются равными процессуальными правами (ч. 3 ст. 33 ГПК). Соответственно они несут и равные процессуальные обязанности. Все процессуальные права сторон вытекают из установленного ст. 46 Конституции РФ права на судебную защиту. Вся система гражданского судопроизводства является по существу конкретизацией этого конституционного положения, реальной гарантией его осуществления.

Процессуальные права сторон разнообразны, и в данном случае необходимо произвести лишь их общий обзор. Стороны прежде всего обладают правом на непосредственное участие в деле. Они вправе участвовать во всех судебных заседаниях по делу, присутствовать при совершении процессуальных действий, знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии. Стороны имеют право предварительно оценивать беспристрастность членов суда — им предоставлено право заявления отводов. Стороны, являясь материально заинтересованными лицами, могут самостоятельно определять объем защиты своих прав и интересов, а также вносить изменения в заявленные требования. Так, истец может отказаться от иска, а ответчик признать иск. Между сторонами может быть заключена мировая сделка. Истец может изменить основание или предмет иска и т.д.

Широки права сторон по использованию процессуальных средств судебной защиты. Стороны имеют право представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, а также свидетелям и экспертам, заявлять различные ходатайства, представлять свои доводы и возражать на доводы противоположной стороны. Ответчик имеет право помимо возражений на иск использовать в качестве защиты встречный иск.

Стороны имеют право добиваться проверки законности и обоснованности решения. Они могут обжаловать решение в кассационном порядке, возбуждать вопрос о его пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам, они могут обращаться к соответствующим должностным лицам с просьбой о пересмотре решения в порядке надзора. Окончательная реализация решения (его исполнение) зависит от осуществления сторонами их права требовать принудительного исполнения решения. Стороны имеют целый ряд других процессуальных прав: могут вести дело лично или через представителей, просить об обеспечении иска, требовать возмещения судебных расходов и т.д.

Процессуальные обязанности сторон делятся на общие и специальные. В ряду общих обязанностей важное место занимает добросовестность. Обладая широкими процессуальными правами, стороны обязаны добросовестно их использовать (ст. 30 ГПК). В большинстве случаев эта обязанность выполняется добровольно, однако на сторону, недобросовестно заявившую неосновательный иск или спор против иска либо систематически противодействующую правильному и быстрому рассмотрению и разрешению дела, суд может возложить уплату в пользу другой стороны вознаграждения за фактическую потерю рабочего времени в соответствии со средним заработком, но не свыше 5\% от удовлетворенной части иска (ст. 92 ГПК).

Стороны обязаны подчиняться процессуальной регламентации — совершать процессуальные действия в установленные законом или судом сроки, своевременно оплачивать расходы по делу, представлять процессуальные документы по установленной законом форме. Несоблюдение этих требований лишает сторону права совершения соответствующих процессуальных действий.

Что касается общей обязанности стороны быть правдивой в ходе процесса, то, на наш взгляд, эта обязанность имеет моральный, а не правовой характер.

Специальные процессуальные обязанности возлагаются на стороны в связи с необходимостью совершения отдельных процессуальных действий. Так, например, закон установил, что лицо, ходатайствующее перед судом об истребовании письменного доказательства от лиц, участвующих или не участвующих в деле, должно обозначить это доказательство, указать причины, препятствующие самостоятельному их получению, и основания, по которым оно считает, что доказательство находится у данного лица или организации (см. ст. 64 ГК, в ред. 27 октября 1995 г.).

3. Надлежащая сторона в деле. Замена ненадлежащей стороны. Право на судебную защиту принадлежит каждому гражданину. Этим же правом могут воспользоваться иностранцы и лица без гражданства. Организации, обладающие гражданской процессуальной правоспособностью и дееспособностью, также имеют это право. Таким образом любое правоспособное лицо может занять процессуальное положение стороны. Однако для участия в данном деле необходимо иметь конкретную материально-правовую заинтересованность именно в этом деле, т.е. быть надлежащей стороной. Если виндикационный иск предъявлен не самим собственником или законным владельцем вещи, а его сыном (собственник жив) — такой иск предъявляется ненадлежащим истцом.

Предъявляя иск, истец должен представить суду данные, из которых было бы видно, что он является надлежащим истцом, а привлекаемое им к ответу лицо является надлежащим ответчиком. Истец должен легитимировать себя и ответчика. Легитимация (узаконение) имеет целью четкое определение субъективного состава участников спора, правильную юридическую квалификацию спора. Легитимация обеспечивает вынесение решения в отношении действительно материально заинтересованных лиц. Если иск предъявлен прокурором либо организациями или гражданами, возбуждающими дело в интересах других лиц, прокурор и эти организации должны также легитимировать истца и ответчика. Следовательно, надлежащими сторонами в гражданском деле являются лица, в отношении которых есть данные о том, что они могут быть субъектами спорного материального правоотношения.

Надлежащая сторона определяется судом на основании норм материального права. Уже при приеме искового заявления суд должен установить, принадлежит ли истцу право требования и является ли ответчик тем лицом, которое должно отвечать по иску (ст. 36 ГПК). Участие в деле ненадлежащего истца или ненадлежащего ответчика препятствует законному и обоснованному разрешению спора. В связи с этим возникает проблема замены ненадлежащей стороны.

К сожалению, дело не всегда возбуждается надлежащим истцом, а в качестве отвечающего по иску не всегда привлекается надлежащий ответчик. Процессуальный закон (ст. 129 ГПК) не предусматривает отказа в принятии заявления от ненадлежащего истца или отказа в принятии иска, обращенного к ненадлежащему ответчику. Ненадлежащий истец или ответчик должны быть заменены надлежащими в порядке, установленном ст. 36 ГПК. Однако замена ненадлежащих истца или ответчика может быть произведена только с согласия истца.

Для замены ненадлежащего (первоначального) истца необходимо не только его согласие на выбытие из дела, но и согласие надлежащего истца на вступление в процесс. При наличии их обоюдного согласия происходит замена. Если истец не согласен на замену его другим лицом, то это лицо может вступить в дело в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, о чем суд извещает это лицо (ч. 2 ст. 36 ГПК). Если первоначальный истец готов на выбытие из дела, а надлежащий истец не желает в него вступать, в деле не оказывается истца, и суд должен прекратить производство по делу в порядке ст. 3 и п. 4 ст. 219 ГПК Несогласие первоначального истца на выбытие и отказ надлежащего истца на вступление в дело должны повлечь рассмотрение дела по существу и вынесение решения об отказе в иске.

Для замены ненадлежащего ответчика также требуется согласие истца. При согласии на такую замену суд освобождает первоначального ответчика от участия в деле и привлекает нового ответчика. В случае несогласия истца на замену ответчика другим лицом суд привлекает это лицо в качестве второго ответчика (ч. 3 ст. 36 ГПК).

Замена ненадлежащих сторон происходит в том же процессе без прекращения или приостановления производства. Если замена происходит в заседании суда, последний может отложить дело слушанием с тем, чтобы дать время надлежащей стороне вступить в дело и подготовиться к защите своих интересов. После замены ненадлежащей стороны рассмотрение дела производится с самого начала (ч. 4 ст. 36 ГПК), т.е. со стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Замена ненадлежащей стороны может быть произведена только в суде первой инстанции. Замена ненадлежащей стороны должна производиться судом в открытом судебном заседании, с обязательным вызовом всех участвующих в этом деле лиц.

4. Процессуальное правопреемство. В ходе процесса по конкретному делу может возникнуть необходимость замены участвующих в деле лиц в результате правопреемства, которое произошло в материальных правоотношениях. Гражданин, являющийся стороной в деле, может умереть, оставив свое имущество наследникам (по закону или по завещанию). Юридическое лицо может быть реорганизовано или прекратить существование. Помимо этого общего (универсального) правопреемства возможно правопреемство в отдельном правоотношении (сингулярное). Сторона может переуступить право требования (ст. ст. 388, 389, 390 ГК РФ) или осуществить перевод долга (ст. ст. 391, 392 ГК РФ). В любом деле процессуальное правопреемство возможно лишь в том случае, когда происходит правопреемство в материальных правоотношениях. Если материальные правоотношения и возникающий на их основе интерес носят сугубо личный характер (взыскание алиментов, восстановление на работе, выселение из-за невозможности совместного проживания, возмещение ущерба, причиненного здоровью, и т.п.), невозможность материального правопреемства обусловливает и невозможность правопреемства в процессе.

Материальное правопреемство автоматически не порождает процессуального правопреемства. Вступление в процесс правопреемника-истца зависит от его волеизъявления. Привлечение в процесс правопреемника-ответчика опять-таки зависит от воли истца или другого участвующего в деле лица. Только после того, как будет определен правопреемник выбывшего лица (п. 1 ст. 216 ГПК), а от заинтересованных лиц поступит соответствующее заявление (ст. 218 ГПК), приостановленное в результате смерти гражданина или ликвидации юридического лица производство по делу может быть возобновлено. В этом смысл диспозитивного характера процессуальных прав сторон.

Порядок осуществления правопреемства в процессе следующий: 1) в случаях наступления обстоятельств, являющихся основанием для универсального правопреемства в материальном праве, производство по делу должно быть обязательно приостановлено (п. 1 ст. 214 ГПК);

2) в случаях сингулярного правопреемства вступление в дело правопреемника происходит без приостановления производства по делу; 3) правопреемник должен представить суду документы, удостоверяющие его правопреемство в материальных правоотношениях (свидетельство о праве наследования, документ о реорганизации юридического лица, документ о передаче прав по ценной бумаге — ст. 146 ГК РФ); 4) если правопреемство в материальном праве наступает в отношении нескольких лиц, каждое из них может вступить в дело по своему желанию. Вступление одного из правопреемников в дело не связывает других правопреемников, однако суд обязан известить их о возобновлении процесса; 5) правопреемство возможно в любой стадии процесса (ч. 1 ст. 40 ГПК); 6) для правопреемника все действия, совершенные до его вступления в дело, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил (ч. 2 ст. 40 ГПК). Так, например, правопреемник не может оспорить совершенных правопредшественником действий по распоряжению объектом процесса (отказ от иска, мировая сделка), если они были приняты судом и, следовательно, были обязательны для правопредшсственника. Правопреемник не вправе требовать перепроверки доказательств, если в их исследовании участвовал правопредшественник; 7) при процессуальном правопреемстве процесс не начинается вновь (как при замене надлежащей стороны), а возобновляется с той стадии, на которой был приостановлен (универсальное правопреемство), либо продолжается с той стадии, на которой произошло правопреемство (сингулярное правопреемство).

Таким образом, процессуальное правопреемство является особым случаем замены лиц в процессе. От замены ненадлежащей стороны правопреемство отличается несколькими существенными моментами: оно возможно в любой стадии процесса, в том числе и в стадии исполнения, в то время как замена ненадлежащей стороны может происходить только в первой инстанции: оно влечет возобновление или продолжение процесса с той стадии, где произошло правопреемство, а не проведение процесса заново, как при замене ненадлежащей стороны;

оно ведет к передаче правопреемнику всех процессуальных прав и обязанностей правопредшественника, в то время как при замене ненадлежащая сторона не может ничего передать надлежащей, поскольку устраняется из процесса именно потому, что не может быть субъектом спорного материального правоотношения и, следовательно, иметь законные процессуальные права; и последнее — при правопреемстве правопреемник никогда не может участвовать в деле вместе с правопредшественником, а ненадлежащая сторона, если против ее выбытия возражает истец либо она сама, может участвовать в деле наряду с надлежащей стороной.

5. Процессуальное соучастие. В отдельных случаях спорное материальное правоотношение может оказаться многосубъективным. Тогда на истцовой или ответной стороне могут выступать несколько лиц. Например, если бригада плотников, состоящая из трех человек, не получила обусловленного договором денежного расчета за произведенные работы по строительству дома для гр-на Б., три человека (три соистца), составляющие бригаду, могут предъявить иск гр-ну Б.

Гр-не А. и Г. причинили телесные повреждения гр-ну К., в результате которых он стал инвалидом. Причинение вреда здоровью повлекло за собой имущественный ущерб для гр-на К., который может предъявить иск к гр-нам А. и Г. (соответчикам).

Закон устанавливает, что иск может быть предъявлен совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам (ст. 35 ГПК). Участие в одном деле на стороне истца или ответчика нескольких лиц, находящихся в спорных правоотношениях с противоположной стороной, называется процессуальным соучастием. Объединение в одном деле нескольких требований и одновременное их рассмотрение ускоряют процесс защиты права. Соучастие способствует также тому, что в рамках одного дела концентрируется весь доказательственный материал, который оценивается судом в совокупности, обеспечивая достижение объективной истины и предотвращая противоречия в разрешении комплекса спорных вопросов.

Особый характер материально-правовых отношений (их многосубъективность) обусловливает необходимость обязательного привлечения к участию в деле всех возможных субъектов материально-правового спора. В этом случае имеет место обязательное соучастие. Помимо обязательного возможно факультативное соучастие, которое применяется в тех случаях, когда спорящие субъекты связаны между собой однородными и взаимосвязанными требованиями. Обязательное соучастие применяется, например, по иску об освобождении имущества от ареста (исключение из описи). Истцом по делу является собственник или законный владелец имущества, включенного в опись в связи с привлечением к ответственности лица, у которого имущество оказалось в момент описи. Это лицо — должник (или осужденный), имущество которого подлежит конфискации либо на которое может быть обращено взыскание по требованиям других лиц.

На ответной стороне в этом деле выступает несколько лиц: должник, у которого описано имущество и который предполагается собственником или законным владельцем описанного имущества, пока не доказано обратное; лица (организации и граждане), по претензии которых произведена опись имущества; финансовые органы привлекаются в качестве ответчиков, если предполагается конфискация включенного в опись имущества. Ответчики (соответчики) являются субъектами спорного материального правоотношения по поводу включенного в опись имущества, а поэтому их привлечение к участию в деле является обязательным. Обязательное соучастие встречается и во многих других случаях. При предъявлении иска престарелым родителям-инвалидам к своему взрослому сыну о взыскании алиментов, к делу должны быть привлечены в качестве соответчиков все другие дети истца. Их привлечение необходимо для того, чтобы установить размер взыскиваемых с ответчика алиментов с учетом доходов каждого другого ребенка истца.

В случае предъявления иска о возмещении ущерба, причиненного действиями работника, суд, установив, что ущерб организации причинен не только по вине работника, к которому предъявлен иск, но и по вине должностного лица, должен решить вопрос о привлечении этого лица к участию в деле в качестве второго ответчика (соответчика) и вправе возложить в соответствующих долях обязанность по возмещению ущерба на обоих ответчиков. По искам в защиту чести и достоинства (ст. 152 ГК РФ) в качестве ответчиков обязательно должны привлекаться (если порочащие сведения были опубликованы в печати) орган печати и автор опубликованных материалов. Во всех этих и во многих других встречающихся в судебной практике случаях обязательного соучастия соучастники находятся в спорных правоотношениях с противоположной стороной и одновременно связаны друг с другом определенным материально-правовым интересом. В тех случаях, когда соучастие является обязательным, раздельное рассмотрение исков недопустимо, а непривлечение на ту или другую сторону соистцов или соответчиков влечет нарушение прав сторон и вынесение незаконного или необоснованного решения.

Факультативное соучастие применяется как на истцовой, так и на ответной стороне. Процессуальное соучастие возможно не в любом случае предъявления одним истцом нескольких исков к разным ответчикам или нескольким истцам к одному ответчику, а лишь в тех случаях, когда эти иски однородны и связаны между собой. Так, например, если жилищный орган предъявил иск к гр-ну Д. о выселении как не имеющему права на жилую площадь, а к гр-ну Н. о выселении ввиду систематического разрушения им жилого помещения, соединение таких исков и применение соучастия на стороне ответчика будут неверными, так как иски эти и не однородны, и не связаны между собой. Однородными следует считать требования, имеющие схожие основания и предмет. Основаниями требований являются юридические факты, например, факты невыплаты нескольким работникам за сверхурочную работу и т.д. Под однородным предметом иска следует понимать сходство тех действий, совершения которых истец добивается от ответчика, например, несколько требований об оплате сверхурочной работы. Требования должны быть не только однородными, но и связанными между собой. Например, увольнение нескольких работников из одного подразделения предприятия и по одному приказу, неуплата за работы, выполняемые по одному наряду, и т.д. В отличие от обязательного соучастия, в котором соучастники связаны определенным общим правовым интересом, при факультативном соучастии между соистцами или соответчиками никаких правовых связей нет.

Если суд установил однородность предъявленных требований и их взаимную связь, он может допустить процессуальное соучастие из соображений целесообразности. Однако в силу того, что соучастники не связаны взаимными интересами, суд может не допустить соучастия, если соединение требований не будет способствовать ускорению процесса и процессуальной экономии.

6. Права и обязанности соучастников. Прежде всего соучастники наделены всеми правами сторон. Каждый из соистцов или соответчиков по отношению к другой стороне выступает самостоятельно. Отказ от иска одного из соистцов не связывает других, а признание иска одним из соответчиков касается только этого ответчика. Все соистцы и соответчики имеют равные права и несут равные обязанности.

Соучастники имеют право поручить ведение своего дела одному из соучастников (ст. 35, п. 6 ст. 44 ГПК). В случае подачи одним из соучастников кассационной жалобы другие соучастники вправе присоединиться к поданной жалобе (ст. 290 ГПК).

 

§4. Третьи лица

 

1. Понятие и виды третьих лиц. Наряду со сторонами (истцом и ответчиком) в деле могут участвовать третьи лица. Участие в процессе третьих лиц обусловлено тем, что решение по делу может так или иначе повлиять на права и интересы лиц, которые не занимают процессуального положения сторон. Третьи лица никогда сами не возбуждают дело и не формируют первоначального спорного материального правоотношения, складывающегося прежде всего между истцом и ответчиком. Однако у третьих лиц всегда имеется определенная материальная заинтересованность в исходе дела.

После смерти гр-на А. остался дом и другое имущество. В доме проживал сам А., сдавая в наем одну комнату с кухней и верандой гр-ну Б. по письменному договору (1992 г.) на срок до мая 1996 г. В связи с отказом Б. освободить занимаемое им помещение гр-н А. (сын наследователя) предъявил к Б. иск. В дело хочет вступить гр-ка С., которой покойный А. завещал дом со всеми постройками, которые есть на участке.

Гр-н Б. оставил автомобиль во дворе своего дома. Рано утром он обнаружил, что специальная автомашина, вывозящая бочки с мусором, задела его машину и серьезно повредила крыло и дверцу. За рулем находился шофер Ф.

Рабочий Г. был уволен по п. 4 ст. 33 КЗоТ без санкции профсоюзного комитета, т.е. с грубым нарушением закона. Восстанавливая Г. на прежнее место работы, суд одновременно взыскал в его пользу заработную плату за время вынужденного прогула — 530500 р. К участию в деле был привлечен директор предприятия Д., подписавший приказ об увольнении и по вине которого предприятию был причинен материальный ущерб в сумме 530500 р.

Наследница по завещанию С., шофер Ф. во втором примере, директор Д. в третьем могут занять положение третьих лиц. Они вступают в процесс, который уже начался, но не по их инициативе. В деле они имеют материально-правовую заинтересованность, так как решение по делу может затронуть их права и обязанности. Вступив в дело, третьи лица защищают свои субъективные права и интересы, которые не совпадают с правами и интересами сторон.

Таким образом, лица, вступающие в уже начавшийся процесс для защиты своих субъективных прав и интересов, не совпадающих с правами и интересами сторон, называются третьими лицами.

Участие третьих лиц позволяет объединить в одном деле все доказательственные материалы, поскольку третьи лица заинтересованы в подтверждении выдвигаемых ими доводов и могут располагать соответствующими фактическими данными. Их участие в деле обеспечивает также возможность наиболее полного исследования судом всех обстоятельств дела и предотвращает опасность вынесения судом противоречивых решений. Участие третьих лиц обеспечивает более быстрое решение вопроса о защите прав и интересов участников процесса, экономит время органов правосудия. Степень заинтересованности третьих лиц в процессе может быть различной. В одном случае (первый из приведенных выше примеров) третье лицо заявляет самостоятельное требование на предмет спора. В других третье лицо, не имея таких требований, юридически заинтересовано в исходе дела, так как судебное решение по делу может повлиять на его права или обязанности по отношению к одной из сторон. В соответствии с этим закон различает два вида или две формы участия третьих лиц в гражданском процессе:

) третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет опора    (ст. 37 ГПК); 2) третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора (ст. ст. 38, 39 ГПК).

2. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования. Возбужденное истцом дело вовлекает в процесс прежде всего ответчика. Однако предмет спора может оказаться в сфере прав и интересов другого лица и последнее хотело бы защитить их. Так возникает “третье лицо”. Например, между истцом С. и ответчиком Б. идет судебный спор о праве собственности на машину “Ауди” в связи с заключенным договором купли-продажи. О споре узнал гр-н Д., у которого была похищена автомашина “Ауди”, и он считает, что спорная автомашина и является той, которая ранее принадлежала ему. Гр-н Д. может вступить в уже начатое по иску С. дело в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельное требование на предмет спора. В данном случае это лицо предъявляет требование о праве собственности на автомашину. Однако предметом спора может быть не только имущество. Между сторонами может идти спор о праве на жилую площадь, о правах авторства на изобретение или литературное произведение и т. д. Поэтому предметом спора нужно считать спорное правоотношение, на которое у третьего лица имеется самостоятельное притязание.

Закон предусматривает, что третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет спора, могут вступать в дело до постановления решения и, участвуя в деле, пользуются всеми правами, несут все обязанности истца (ст. 37 ГПК). Это означает, что третье лицо должно оформить свое вступление в процесс путем подачи искового заявления, отвечающего всем требованиям ст. 126 ГПК. Исковое заявление должно быть оплачено государственной пошлиной. Разрешая вопрос о допуске третьего лица в процесс, судья должен вынести об этом определение (п. 3 ст. 141 и ст. 142 ГПК).

Вступив в дело с самостоятельными требованиями, третье лицо пользуется правами истца. Оно может отказаться от своего иска, заключить мировую сделку, увеличить или уменьшить размер заявленных им исковых требований, обжаловать судебное решение, возбуждать любые ходатайства процессуального характера и т.д. Однако из этого не следует, что процессуальное положение третьего лица полностью тождественно положению истца, а термин “третье лицо” имеет в этом случае “чисто техническое значение, как это иногда высказывается в литературе”. Кроме того, третье лицо находится с другими участниками спора в специфических отношениях, которые не свойственны для истцов и соистцов. Так, например, если третье лицо находится в спорных отношениях с обеими сторонами, то ответчиками по иску третьего лица являются и истец, и ответчик. В литературе иногда высказывается мнение, что так бывает всегда и предъявление иска третьим лицом к одной из сторон невозможно. Это ошибочное суждение. В отдельных случаях третье лицо может предъявить самостоятельное требование лишь к истцу, не предъявляя такого же требования к ответчику. Так, например, третье лицо может вступить в дело по иску собственника дома о выселении нанимателя. Не имея интереса в выселении ответчика, третье лицо может обратить свое притязание только к истцу. Если притязание вступающего в дело лица обращено к ответчику, но одновременно оно противоречит притязанию истца, то такое лицо должно занять в деле процессуальное положение третьего лица с самостоятельными требованиями, а ответчиками по его иску будут первоначальные истец и ответчик. Если притязание вступившего в дело лица обращено к ответчику, но не противоречит притязанию истца, такое лицо должно занять в деле процессуальное положение соистца, который вступает в уже начавшийся процесс. Например, по иску в защиту прав авторства в дело может вступить соавтор истца, если у него нет каких-либо притязаний к своему соавтору. Таким образом, ответчиком по иску третьего лица, как правило, являются первоначальные истец и ответчик. В отдельных случаях ответчиком по иску третьего лица может быть только один истец. Правильное решение вопроса о положении лица, вступившего в уже начатый процесс, обусловливает и правильное распределение судебных расходов. Если третье лицо предъявило иск к одному истцу и иск удовлетворен, то третье лицо имеет право на возмещение расходов с истца. Если иск был предъявлен к обеим сторонам и удовлетворен, обе стороны должны возместить судебные расходы третьему лицу. Если вступившее в дело лицо предъявило иск только к ответчику, оно является соистцом и имеет право на возмещение судебных расходов (в случае удовлетворения иска) с ответчика.

Третье лицо с самостоятельными требованиями вступает в дело по собственной инициативе. В некоторых случаях суд может известить третье лицо о том, что его интересы затрагиваются находящимся на рассмотрении суда делом. Третье лицо может вступить в уже начавшийся процесс в стадии подготовки дела к судебному разбирательству, в ходе судебного заседания, но до вынесения решения по делу. После вынесения решения по делу третье лицо может защитить свои интересы путем предъявления самостоятельного иска.

При вступлении третьего лица в процесс суд должен рассмотрен два иска: иск первоначального истца и иск третьего лица, заявившего самостоятельные требования. В соответствии с этим должно быть сформулировано и решение суда.

3. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований. Ст. 38 ГПК предусматривает, что третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика, если решение по делу может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству сторон, прокурора или по инициативе самого суда.

Так, например, гр-н Д. предъявил иск к Томилинскому поселковому потребительскому обществу о признании недействительным договора купли-продажи автомобиля ГАЗ-24 и взыскании стоимости автомашины. Автомобиль был изъят у Д. следственными органами, поскольку выяснилось, что он был похищен у гр-на Б., а затем продан через комиссионный магазин с нарушением правил торговли. Надлежащим ответчиком по делу здесь является потребительское общество, заключившее с Д. договор купли-продажи автомашины, которое, в свою очередь, вправе предъявить регрессное требование к комитенту, участвующему в этом деле в качестве третьего лица.

По делам о взыскании алиментов на детей в тех случаях, когда ответчик уже уплачивает алименты на детей, рожденных в другом браке (на основании судебного решения), суд должен привлечь к делу получательницу алиментов в качестве третьего лица, так как в случае удовлетворения иска размер взыскиваемых алиментов будет уменьшен. Так, например, ответчик уже уплачивал на одного ребенка алименты в размере 1/4 заработка. Если иск о взыскании алиментов на второго ребенка будет удовлетворен, то на двоих детей ответчик по закону (ст. 81 Семейного кодекса Российской Федерации) должен платить 1/3 своего заработка,   т. е. по 1/6 на каждого ребенка. Следовательно, мать первого ребенка имеет в деле юридический интерес, поскольку в результате присуждения алиментов на второго ребенка размер получаемых ею алиментов уменьшается с 1/4 заработка ответчика до 1/6. Ее вступление в процесс тем более необходимо, так как в отдельных случаях иск об алиментах на второго ребенка предъявляется с целью добиться снижения размера алиментов, выплачиваемых на детей ответчика от другого брака.

Во всех указанных выше случаях третьи лица участвовали в деле на стороне ответчика. Возможно их участие в деле и на стороне истца, хотя в судебной практике это встречается сравнительно редко. Так, например, в случаях уступки требования предъявление иска новым кредитором к должнику может сопровождаться привлечением на сторону истца первоначального кредитора, который должен занять положение третьего лица. Поскольку первоначальный кредитор отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, его участие в деле в качестве третьего лица должно помочь истцу в защите его притязания к ответчику. В случае отклонения судом заявленного притязания ввиду его недействительности истец получает право на регресс по отношению к третьему лицу (первоначальному кредитору) (см. ст. ст. 388, 390 ГК РФ).

Основанием вступления или привлечения в процесс третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, является то обстоятельство, что решение по делу “может повлиять на их права и обязанности по отношению к одной из сторон” (ст. 38 ГПК). В то же время участие в деле соистцов или соответчиков тоже связано с тем, что решение по делу может повлиять на их права по отношению к одной из сторон. Как различить в связи с этим правовое положение соответчика (соистца) и третьего лица?

Лицо, связанное спорным материально-правовым отношением с противоположной стороной, имеющее какие-либо притязания к ней или могущее отвечать по требованиям этой стороны, должно участвовать в деле в качестве соучастника (соистца или соответчика). В отличие от соучастников третьи лица всегда имеют материальные правоотношения только с тем лицом, на стороне которого они выступают, и не связаны никакими материальными правоотношениями с противоположной стороной. Так, в случае предъявления иска о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности, материальное правоотношение существует между истцом (потерпевшим) и владельцем источника повышенной опасности, но не между истцом и непосредственным причинителем вреда, который участвует в деле в качестве третьего лица. Исключением может быть только случай, когда причинитель вреда и владелец источника повышенной опасности совпадают в одном лице. Тогда третьего лица на стороне ответчика не будет.

Таким образом, основаниями, по которым лицо может быть допущено в процесс в качестве третьего лица, являются: а) возможность предъявления к нему в будущем регрессного иска; б) иная юридическая заинтересованность в исходе дела; в) наличие материально-правовых отношений только с тем лицом, на сторону которого оно привлекается и отсутствие материальных правоотношений с противоположной стороной. Это дает основание определить третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, как лицо, вступающее или привлекаемое в процесс с целью защиты своих прав и интересов, не совпадающих с правами сторон, в связи с возможностью предъявления в будущем регрессного иска либо ввиду иной юридической заинтересованности в исходе дела.

Третьи лица вступают в процесс по своей инициативе или привлекаются к участию в деле сторонами. Третье лицо может быть привлечено на сторону истца или ответчика также по инициативе суда, ходатайству прокурора (ст. 38 ГПК). Вопрос о вступлении в дело третьих лиц без самостоятельных требований обычно решается в стадии подготовки дела к судебному разбирательству (п. 3 ст. 141 ГПК, п. 3 ст. 142 ГПК). Возможно привлечение третьих лиц и в стадии судебного разбирательства, но до вынесения решения по делу. Непривлечение третьего лица в процесс влечет неблагоприятные последствия для той стороны, которая должна была привлечь на свою сторону третье лицо. В случаях предъявления к покупателю иска об изъятии товара (по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи) покупатель обязан привлечь продавца к участию в деле, а последний обязан вступить в дело на стороне покупателя. Непривлечение покупателем к участию в деле продавца (третье лицо) освобождает продавца от ответственности перед покупателем, если продавец докажет, что, приняв участие в деле, он мог бы предотвратить изъятие проданной вещи у покупателя. В то же время продавец, привлеченный покупателем к участию в деле в качестве третьего лица, но фактически отказавшийся от участия в деле, лишается права доказывать неправильность ведения дела покупателем (ст. 462 ГК РФ).

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности сторон (ст. 38 ГПК). Они имеют право предъявлять доказательства, возбуждать ходатайства о вызове свидетелей, истребовании письменных доказательств, о назначении экспертизы и т. д. Третьи лица в ходе судебного разбирательства дают объяснения по делу (ст. 166 ГПК), могут участвовать в допросе свидетелей (ст. 170 ГПК), в исследовании письменных и вещественных доказательств (ст. ст. 175, 178 ГПК), в допросе экспертов (ст. 180 ГПК). Третьи лица участвуют в судебных прениях (стр. 185 ГПК), а после вынесения решения имеют право на кассационное обжалование решения (ст. 282 ГПК). Они имеют право также обжаловать судебные определения и возбуждать ходатайства, связанные с движением дела (об отложении дела слушанием, о приостановлении производства по делу и т. д.).

Не являясь участником спорного правоотношения, третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, не может, естественно, и распоряжаться материальными правами по основному спорному правоотношению — но не может признать иск, отказаться от него, изменить основания или предмет иска и т. д. (ст. 38 ГПК).

В большинстве случаев участие третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, связано с предъявлением в будущем регрессного иска. В связи с этим возникает вопрос о возможности одновременного разрешения в одном процессе основного иска (истца к ответчику) и регрессного иска (одной из сторон к третьему лицу). По общему правилу, поддерживаемому наукой и судебной практикой, такое одновременное разрешение основного и регрессного исков недопустимо.               Во-первых, в соответствии с нормами ГК РФ право обратного требования (регресс) возникает после того, как обязательство уже исполнено соответствующим лицом (ст. ст. 325, 365 и др.). В случаях рассмотрения судом дела с привлечением третьего лица, к которому может быть предъявлен регрессный иск, в момент вынесения решения обязательство по основному иску еще не исполнено, и сторона вообще не может знать, какое решение по существу спора вынесет суд. Сторона может решить вопрос о предъявлении регрессного иска только после того, как будет разрешен основной иск. Во-вторых, вопрос о предъявлении регрессного иска решается самой стороной. В случае же одновременного рассмотрения основного и регрессного иска суд фактически разрешал бы регрессный иск без искового заявления, т. е. в нарушение ст. 4 ГПК. И, в-третьих, одновременное рассмотрение основного и регрессного иска замедляет и усложняет процесс, так как суд должен бы был исследовать как факты, лежащие в основании основного иска, так и факты, лежащие в основании регрессного иска, которые по своей правовой характеристике существенно различаются.

Именно поэтому закон не предусматривает, по общему правилу, одновременного рассмотрения основного и регрессного исков, допуская  исключение лишь в случае предъявления исков о восстановлении на работе и взыскании за вынужденный прогул (ст. 39 ГПК). Это исключение обусловлено особым характером отношений между ответчиком (предприятие, учреждение, организация), с одной стороны, и третьим лицом (руководитель, виновный в незаконном увольнении) с другой.

Применение правила ст. 39 ГПК связано со стремлением законодателя защитить нарушенное право незаконно уволенного гражданина а, с другой стороны, привлечь к материальной ответственности должностное лицо, допустившее незаконное увольнение. Ст. 39 ГПК указывает, что по делам о восстановлении незаконно уволенных суд может по своей инициативе привлечь в качестве третьего лица на сторону ответчика должностное лицо, по распоряжению которого было произведено увольнение или перевод. Установив, что при увольнении или переводе было допущено явное нарушение закона (увольнение беременной женщины, увольнение без согласия профсоюзного органа и т. д.), суд должен возложить на третье лицо обязанность по возмещению ущерба, причиненного выплатой за вынужденный прогул. Вопрос о привлечении должностного лица должен, как правило, разрешаться судьей при подготовке дела к судебному разбирательству, что не исключает возможности решения этого вопроса и в процессе рассмотрения дела в судебном заседании. Такое привлечение не лишает должностное лицо права выступать по делу в качестве представителя ответчика.

Таким образом, по делам, рассмотренным в порядке ст. 39 ГПК, к делу может быть привлечено лицо, осуществляющее в деле две процессуальные функции: представителя ответчика и третьего лица на стороне ответчика. В литературе, на наш взгляд, справедливо подвергается критике разъяснение Верховного Суда РФ. Совмещение процессуальных функций возможно лишь в том случае, когда интересы участников процесса совпадают или, во всяком случае, не противоречат друг другу. В этом случае интересы ответчика (в случае удовлетворения иска и выплаты за вынужденный прогул) и интересы третьего лица противоположны.

 

§5. Участие прокурора в гражданском процессе

 

Прокуратура, созданная в России Петром I в течение первых почти полутора веков своей истории (до судебных реформ 60-х гг. XIX в.) была преимущественно органом надзора за администрацией на местах, а “собственно судебная обвинительная или исковая деятельность составляла лишь одно из частных дополнений к функции надзора, едва намеченное в законе, слабое и незначительное на практике”.

После судебной реформы 1864 г. концепция прокурорской деятельности была пересмотрена и основная ее функция перенесена была в сферу судопроизводства. Участие прокурора в гражданском судопроизводстве того времени состояло в следующем. Как правило прокурор вступал в процесс как “примыкающая сторона”, представляя суду заключение после состязания сторон. В виде исключения по некоторым делам прокурор выступал и как “главная сторона”, состязаясь с другой стороны как истец или ответчик. Прокурор действовал в качестве главной стороны, если дело имело публичный характер, затрагивало интересы государства и общества. Вступить в уже начавшийся процесс для дачи заключения прокурор мог по своей инициативе или по инициативе суда.

Редакторы Российского УГС исходили из того, что “состязательный процесс не представляет достаточного обеспечения в достижении истины, если бы при суде не было бы кроме судей, представителей точного разума действующих узаконений и защитника во имя закона тех лиц, юридических и физических, кои по естественному порядку вещей не могут, по положению своему, принимать участие в деле”. Прокурор обязан “одинаково защищать не права лиц или ведомств, а самую силу закона и только в том смысле, в коем судья по своему значению в состязательном процессе не имел бы права сделать непосредственно от себя какого-либо указания”.

В соответствии со ст. 343 Устава прокурор обязан был давать заключения: по делам казенного управления, по делам земских учреждений, городских и сельских обществ, по делам лиц, не достигших совершеннолетия, безвестно отсутствующих, глухонемых и умалишенных, по вопросам о подсудности и пререканиях о ней, по спорам о подлоге документов и вообще в тех случаях, когда в гражданском деле выясняются обстоятельства, влекущие возбуждение уголовного дела, по просьбе об устранении судей, по делам брачным и законности рождений, по просьбам выдачи свидетельства на право бедности.

Однако на практике заключение прокурора быстро превратилось в большинстве случаев “в пустую формальность, тягостную для прокуроров и ненужную для суда”. Видный русский судебный деятель Г. Вербловский писал в 1905 г. : “В таком виде, в каком участие прокурора в гражданском процессе проявляется в действительности, оно совершенно бесполезно”. Осознание этого факта было настолько сильно даже в правительственных кругах, что в 1910 году министерство юстиции внесло в государственную думу законопроект, предлагавший вообще отказаться от участия прокурора в гражданском процессе. Эта идея в думе полностью поддержана не была, однако законом от 9 мая 1911 года деятельность прокуратуры в гражданском процессе была значительно ограничена.

После революции составители первого советского ГПК основывались на известном высказывании В.И. Ленина о необходимости “продвинуться дальше в усилении вмешательства государства в “частноправовые отношения”, в гражданские дела”, что применительно к процессу означало, что государство должно иметь максимум возможностей для вмешательства в гражданско-правовой спор. Под воздействием этих идей и сформировалась концепция участия прокуратуры в гражданском процессе. В соответствии со ст. 2 ГПК 1923 года “прокурор вправе как начать дело, так и вступить в дело в любой стадии процесса, если, по его мнению, этого требует охрана интересов государства или трудящихся масс”. Через десять лет, чтобы обеспечить более четкое проведение судами “классовой линии” при рассмотрении дел, как уголовных, так и гражданских, суд был поставлен под надзор прокуратуры.

Таким образом, начиная с тридцатых годов, участие прокуратуры в гражданском процессе стало осуществлят

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 |