Имя материала: Гражданский процесс

Автор: М.К. Треушников

Глава 14. ответственность в гражданском судопроизводстве

§ 1. Дискуссия об ответственности в гражданском процессуальном праве

В теории права наиболее устоявшейся точкой зрения является признание нескольких видов юридической ответственности -гражданской, уголовной, административной, дисциплинарной. Вместе с тем с нарастающей активностью учеными, представителями различных отраслей права, ведутся исследования нетрадиционных видов юридической ответственности*.

*  Например: Колосова Н.М. Конституционная ответственность в Российской Федерации. М, 2000.

 

Разработка проблематики гражданской процессуальной ответственности началась приблизительно в 1970—1980-е годы. К числу первых исследователей этой темы относится Н.А. Чечина, за которой последовали В.В. Бутнев, П.Ф. Елисейкин, И.М. Зайцев, Е.А.Крашенинников, Н.В.Кузнецов, А.Г.Новиков, Н.И.Ткачев, А.В. Цихоцкий, М.И. Штефан. Все авторы сходятся во мнении, что виды ответственности целесообразно выделять на основании отраслевых критериев и рассматривать гражданскую процессуальную ответственность как одну из разновидностей юридической ответственности. «Гражданская процессуальная ответственность, - пишет Н.А. Чечина, — обладает как общими свойствами юридической ответственности, так и имеет свои специфические особенности. "Общие свойства определяются ее родовыми признаками, а специфические — видовыми. Первые производны от содержания юридической ответственности. Вторые — от особенностей гражданского процессуального права"»*.

*  Чечина Н.А. Основные направления развития науки советского гражданского процессуального права. Л., 1987. С. 74.

 

Надо признать, что в правовой науке не существует доминирующей концепции юридической ответственности. Ответственность рассматривается и как реализация санкций правовых норм; и как мера государственного принуждения, применяемого к правонарушителю; и как исполнение нарушенной обязанности под воздействием государственного принуждения; и как обязанность правонарушителя претерпеть юридически неблагоприятные последствия и т.д.*

*  Например: Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961. С. 314—318; Братусь С.Н. Юридическая законность и ответственность. М., 1976. С. 4; и др.

 

Подавляющее большинство отечественных и зарубежных исследователей придерживаются мнения о существенном отличии юридической от других видов социальной ответственности (моральной, общественной, профессиональной и др.). Юридическая ответственность закрепляется юридическими нормами, что придает ей формально определенный характер. Это выражается в законодательном закреплении: а) требований, предъявляемых к поведению участников общественных отношений; б) невыгодных последствий за неисполнение этих требований; в) свойств субъекта права, являющихся предпосылками возложения на него ответственности (дееспособность, вменяемость и др.); г) состав правонарушения как основания ответственности. Реализация юридической ответственности обеспечивается мерами государственного принуждения.

Вместе с тем в теории права отдельными учеными высказываются мысли о том, основанием юридической ответственности следует рассматривать не только правонарушение, но и правомерное поведение. В этом случае ответственность проявляется как долг, обязанность субъекта действовать в соответствии с требованием социальных норм*.

*  Строговин М.С. Сущность юридической ответственности // Советское государство и право. 1979. № 3. С. 73.

 

Теории «негативной» и «позитивной» ответственности восприняты и в науке гражданского процессуального права, в которой высказываются суждения о том, что гражданская процессуальная ответственность, как и юридическая вообще, может быть позитивной и негативной.

Под позитивной ответственностью понимается обязанность субъекта гражданских процессуальных отношений точно исполнять свои процессуальные обязанности и использовать предоставленные ему процессуальные права в соответствии с их назначением. Негативная ответственность — обязанность правонарушителя претерпеть предусмотренные нормами гражданского процессуального права юридически неблагоприятные последствия в виде лишений личного или имущественного характера*.

*  Бутнев В.В. Гражданская процессуальная ответственность. Ярославль, 1999. С. 30-45.

 

Надо признать, что большинство исследователей отвергает идею существования позитивной ответственности в целом и процессуальной, частности. Например, А.В. Цихоцкий пишет: «...сама по себе эта категория не отражает какую-либо юридическую реальность»*. Другие авторы еще более категоричны: «В отличие от уголовного права гражданская процессуальная ответственность представлена реализацией наказания и никак иначе»**.

*  Цихоцкий А.В. Теоретические проблемы эффективности правосудия по гражданским делам. Новосибирск, 1997. С. 294.

**  Новиков А.Г. Гражданская процессуальная ответственность: Автореф. дис. ...  ] канд. юрид. наук. Саратов, 2002. С. 11.

 

Не считая необходимым в рамках учебного курса излишне углубляться в вопросы теории, все же отметим, что сторонники существования «позитивной» ответственности механически переносят философскую и социологическую терминологию на юридическую понятийную систему. Именно на переименовании известных правовых понятий основаны попытки развить идеи позитивной ответственности, заслоняющие изучение права, и «еще хуже, что они вступили с ним в радикальное противоречие»*.

*  Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М., 1981. С. 49-60.

 

Представление о том, что понимается под гражданской процессуальной ответственностью, может дать, например, определение, предлагаемое М.И. Штефаном, — это «установленные нормами гражданского процессуального права и обеспеченные государственным принуждением меры воздействия на правонарушителя в виде возложения на него обременительной (дополнительной) обязанности или некомпенсируемого лишения прав имущественного или личного характера по совершению определенных гражданских процессуальных действий или применения других мер государственного принуждения за совершение противоправных гражданских процессуальных действий (бездействия)»*.

* Штефан М.И. Гражданская процессуальная ответственность // Повышение роли гражданско-процессуальной ответственности в охране прав и интересов граждан и организаций. Киев, 1988. С. 200.

 

Возвращаясь к ранее приведенному суждению Н.А. Чечиной, считаем правильным, исходить из того, что ответственность в гражданском процессуальном праве должна обладать общими свойствами юридической ответственности и специфическими свойствами, определяемыми особенностями гражданского процессуального права.

Ответственность характеризуется тем, что она:

выступает в форме общественного отношения между государством в лице уполномоченных на то органов (судом) и гражданином;

формально определенная;

имеет четко обозначенные в законе границы и условия возникновения и прекращения; .   связана с применением мер государственного принуждения.

Основанием ответственности является правонарушение, это всегда персонифицированная ответственность.

Специфика гражданской процессуальной ответственности, с нашей точки зрения, должна определяться, исходя из особенностей гражданского процессуального права, относящихся:

к методу правового регулирования;

гражданским процессуальным отношениям;

принципам процессуального права;

правовому статусу участников процесса;

характеру применяемых санкций.

Для гражданского процессуального права характерен метод диспозитивно-разрешительного регулирования. Это означает, что инициатива в возникновении гражданских дел принадлежит заинтересованным лицам, а не суду. Своими распорядительными действиями стороны могут влиять на движение дела. Большинство гражданских процессуальных норм носят разрешительный, а не запретительный характер.

Одной из особенностей гражданских процессуальных отношений является их публично-правовой, властный характер. Складываются они между судом и участниками процесса. В данном случае, думается, уместно процитировать высказывание одного из ученых, создателей российской школы гражданской процессуальной науки, проф. А.Х. Гольмстена. «Суд есть орган государственной власти, а поэтому на нем лежит ряд обязанностей — перед государством и частными лицами, сторонами. Первые из них, называемые официальными, заключаются, конечно, в совершении ex officio процессуальных действий, определенных законами. Вторые же характеризуются тем, что каждой такой обязанности суда соответствует определенное право частного лица, стороны. При установлении обязанностей второго рода законодатель должен руководствоваться так называемым состязательным началом. Круг обязанностей первого рода должен быть по возможности сужен - их должно быть ровно столько, сколько необходимо в интересах общегосударственных и интересов правосудия. Зато круг обязанностей второго рода должен быть по возможности расширен. Оно и весьма понятно. В силу лично-автономического характера гражданского права, в процессе должны преобладать права сторон»*.

* Гольмстен А.Х. Учебник русского гражданского судопроизводства. Изд 5. СПб., 1913.

 

Современный законодатель значительно усилил состязательное начало в гражданском судопроизводстве, исходя из принципиального положения — в соответствии с действующим законодательством каждый гражданин и юридическое лицо самостоятельно решают вопрос об осуществлении своих прав. В соответствии с принципами состязательности и диспозитивности, нашедшими нормативное выражение в процессуальном законе, лицам, участвующим в деле, в первую очередь сторонам, предоставлено право реализовывать свои материальные и процессуальные права, в частности, распоряжаться объектом спора и движением процесса, состязаться в отстаивании своих субъективных прав и интересов и т.д.

Состав участников процесса неоднороден. Это стороны и другие лица, участвующие в деле, имеющие юридическую (материально-правовую, процессуальную) заинтересованность в исходе дела, а также лица, содействующие осуществлению правосудия — свидетели, эксперты, специалисты, переводчики, не имеющие юридической заинтересованности в деле. В сферу правосудия вовлекаются и лица, не относящиеся к участникам процесса. Каждый из субъектов, имеющих процессуальный статус, наделен комплексом прав и обязанностей, необходимых для осуществления ими своих функций.

Указанные обстоятельства, с нашей точки зрения, являются определяющими при решении вопроса о гражданской процессуальной ответственности. В этой связи считаем возможным высказать следующие соображения.

Одним из оснований наступления юридической ответственности, значит и гражданской процессуальной ответственности, является правонарушение. Традиционно все правонарушения делятся на преступления и проступки. Конечно, в данном случае можно говорить только о правонарушениях-проступках. Проступки представляют собой виновные противоправные действия, которые влекут за собой применение мер принудительного воздействия. В зависимости от сферы общественных отношений, которым противоправным поведением причиняется вред, и от характера применяемого при этом взыскания, проступки обычно подразделяются на административные, дисциплинарные и гражданско-правовые (деликты).

Предполагая наличие гражданской процессуальной ответственности, следует исходить из существования самостоятельного вида правонарушения (проступка) — гражданского процессуального, определив его признаки. Если гражданская процессуальная ответственность является самостоятельным видом юридической ответственности в публичных правоотношениях, его признаки должны соответствовать определенным характеристикам. Следовательно, гражданское процессуальное правонарушение (проступок) — это действия: а) виновные; б) противоправные; в) имеющие общественную опасность; г) причиняющие вред государству в сфере осуществления правосудия; д) влекущие применение мер государственного принуждения.

Некоторые авторы настаивают на существовании гражданских процессуальных правонарушений, которые предстают в форме неисполнения гражданской процессуальной обязанности и злоупотребления субъективным гражданским процессуальным правом, т.е. недобросовестного использования процессуальных прав. По их мнению, гражданскому процессуальному правонарушению (проступку) присущи все элементы правонарушения*.

* Новиков А.Г. Указ. соч. С. 19-24.

 

Правда, ряд ученых исходят из концепции ответственности без вины в гражданском процессуальном праве, по существу провозглашая «презумпцию вины в гражданском процессуальном праве».

По мнению сторонников приведенного суждения, применение любых гражданских процессуальных санкций всегда означает, что лицо привлекается к ответственности. Такая «тотальная» концепция ответственности «размывает» границы этого правового явления, по существу абстрактного.

В ст. 35 ГПК содержится указание на то, что лица, участвующие в деле должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности. При неисполнении процессуальных обязанностей наступают последствия, предусмотренные законодательством о гражданском судопроизводстве.

Есть основания полагать, что употребление законодателем термина «последствия», а не «ответственность», не является случайным. Проанализировав предусмотренные законом последствия, о которых говорится в ст. 35 ГПК, можно попытаться ответить на вопрос, наступают ли эти последствия в виде гражданской процессуальной ответственности.

Действия, не согласующиеся с правовыми предписаниями, в соответствии с законом, могут повлечь обязанность возмещения убытков; неблагоприятные процессуально-правовые последствия; штрафные санкции; и некоторые другие.

Упоминаемые ранее авторы, рассматривают в качестве меры процессуальной ответственности возникающие неблагоприятные процессуальные последствия — отказ в принятии заявления; оставление искового заявления без движения; отказ в принятии встречного иска; удаление из зала судебного заседания участников судопроизводства либо присутствующих граждан; оставление заявления без рассмотрения; отмена или изменение решения, определения, заочного решения и судебного приказа*; отказ в принятии заявления об отводе при нарушении правил его заявления; отказ в восстановлении пропущенного срока; отказ в отмене судебного приказа и заочного решения; отказ в принятии новых доказательств в суде кассационной инстанции**. Раз это меры ответственности, они должны быть связаны с совершением гражданских процессуальных правонарушений***.

*  Викут М.А., Зайцев ИМ. Гражданский процесс: Курс лекций. Саратов, 1998. С. 107.

**  Новиков А.Г. Указ. соч. С. 19-25.

*** Там же. С. 25.

 

Ответить на эти вопросы, вероятно, можно, если последовать, например, логике рассуждений, встречающейся в литературе, правда, в данном случае применительно к действиям суда. Судебная ошибка, повлекшая отмену судебного решения, вполне вписывается в рамки виновного противоправного поведения. Субъективная уверенность судьи в правильности применения процессуальных или материальных норм на поверку оказывается (с позиции смысла закона) заблуждением. Такой порок в умозаключениях, считающийся добросовестным, с учетом прав и обязанностей суда, его процессуальных функций, задач и целей, а также в свете знаний судом закона не позволяет говорить о наличии добросовестности в действиях судьи*.

*  Ткачев Н.И. К вопросу об ответственности суда в гражданском процессе // ' Юридическая ответственность. Владивосток, 1990. С. 106—107.

 

Есть все основания полагать, что подобное суждение - это игнорирование не только смысла, но и буквы закона, определяющего принципы осуществления правосудия, правовой статус судьи, гарантии его независимости, неприкосновенности и т.д. Отмена решения — не санкция (ее иногда именуют правовосстановительной), связанная с ответственностью за недобросовестное, т.е. противозаконное поведение, а исправление судебной ошибки, могущей иметь место в силу различных обстоятельств, в частности, пробелов в законодательстве, сложности толкования отдельных правовых норм и т.д.

Если отказ в принятии заявления, возвращение заявления, оставление заявления без рассмотрения, т.е. процессуальные последствия, являются мерой ответственности, то трудно ответить на вопрос, почему закон предусматривает в этих случаях возврат уплаченной государственной пошлины?

Юридическая ответственность связана с мерами государственного принуждения — это один из ее признаков. Гражданские процессуальные отношения носят характер отношений власти и подчинения. Но представляется принципиально неверным отождествлять обязательность указаний суда для лиц, участвующих в деле, с мерами государственного принуждения, а совершаемые судом действия, связанные с наступлением процессуальных последствий, с мерами ответственности. Руководство процессом и совершение процессуальных действий — позитивная деятельность суда по отправлению правосудия в рамках регулятивных гражданских процессуальных отношений. Принуждение сторон и других лиц, участвующих в деле, имеющих юридическую заинтересованность в исходе дела, к реализации своих прав и выполнению процессуальных обязанностей под угрозой применения мер ответственности, не соответствует ни методу правового регулирования в области процессуальных отношений, ни принципам процесса, т.е. сущности гражданского процессуального права.

В обоснование этого тезиса обратимся к тексту закона. Так, со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени (ст. 99 ГПК).

В данном случае имеет место правонарушение, совершенное в сфере осуществления правосудия — сторона недобросовестно заявила неосновательный иск, сторона систематически противодействует разрешению дела. С несомненностью противоправное действие влечет применение мер юридической ответственности. В литературе эти меры именуются компенсационным видом гражданской процессуальной ответственности, применяемой также в других случаях, связанных с возмещением расходов по делу*.

* Викут М.А., Зайцев ИМ. Указ. соч. С. 106.

 

Однако являются ли эта ответственность и санкции гражданскими процессуальными? Очевидно, что нет. Компенсационная ответственность преследует цель возмещения стороне убытков, понесенных ею при рассмотрении гражданского дела. Обратим внимание, закон «говорит» о возмещение убытков именно стороне, т.е. данная ответственность относится к частноправовой сфере отношений. В данном случае обязанность недобросовестной стороны вытекает не из сугубо процессуальной обязанности, а имеет другое основание - гражданское правовое, имеющее только определенное отношение к процессу, поскольку она возникла при рассмотрении гражданского дела. Показательно, что за указанное нарушение не устанавливается ответственности и санкций за вред, причиненный государству «систематическим противодействием правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела».

Отнесение возмещения судебных расходов, понесенных судом в связи с рассмотрением дела, к мерам процессуальной ответственности также весьма проблематично, поскольку данная обязанность  основана на требованиях закона, относящегося к области финансовых отношений.

Приведем еще один аргумент, основанный на законе. При уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для  нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или отвергнутым (ч. 3 ст. 79 ГПК). И в данном случае отсутствуют основания оценивать действия суда как применение мер процессуальной ответственности, поскольку, во-первых, доказывание - не обязанность, а право сторон, во-вторых, неблагоприятные последствия возникают исключительно для недобросовестной стороны, а не  суда.

Принципиального отличия между этими примерами нет. И в первом случае, где сторона «противодействует» суду в рассмотрении дела, не исполняя своей обязанности, и во втором, свидетельствующем о препятствовании другой стороне в осуществлении своих прав, что является недобросовестным использованием своих прав, суд не применяет мер государственного принуждения, связанных с гражданской процессуальной ответственностью. Он выполняет свои регулятивные функции, используя при этом ц «меры процессуальной защиты». Не обсуждая, насколько удачен термин «меры процессуальной защиты», используемый в процессуальной литературе*, подчеркнем главное — эти меры не связаны с мерами ответственности. Ими обеспечивается нормальное движение процесса, охраняются и восстанавливаются права лиц, участвующих в деле.

*  Например: Кузнецов Н.В. Санкции в гражданском процессуальном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1981. С. 9; Бутнев В.В. Указ. соч. С. 57.

 

Меры процессуальной защиты обеспечиваются процессуальными санкциями. Особенность процессуальных санкций состоит в том, что они выполняют стимулирующие функции применительно к лицам, участвующим в деле. Нарушитель процессуальной обязанности, предусмотренной диспозицией нормы, не достигает той цели, к которой он стремился, вступая в правоотношение, т.е. санкции, имеют характер ничтожности*.

*  Елисейкин П.Ф. Правоохранительные нормы (понятие, виды, структура) // Защита субъективных прав и советское гражданское судопроизводство. Ярославль, 1977. С. 30-31.

 

Надо обратить внимание на то, что речь идет именно о процессуальных санкциях, т.е. имеющих процессуальную природу, определяемую регулятивной природой гражданского процессуального права, а не о санкциях, применяемых в гражданском судопроизводстве, например, административно-правовых.

В гражданском процессуальном законодательстве содержатся нормы, допускающие применение к лицам, участвующим в деле, и другим участникам процесса мер ответственности в виде санкций принудительного характера.

Так, при нарушении порядка в зале судебного заседания им может быть объявлено предупреждение, а при повторном нарушении, они могут быть удалены из зала судебного заседания. Суд также вправе наложить на лиц, виновных в нарушении порядка в судебном заседании, штраф (ч. 1—3 ст. 159 ГПК). Неисполнение распоряжения судьи о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила и мешающие ведению процесса, безусловно, является правонарушением в сфере отправления правосудия, влекущим юридическую ответственность. Субъективная сторона этого правонарушения характеризуется сознательным противоправным действием лица, как правило, сознающего противоправность своих действий, предвидящего его негативные последствия и желающего наступления таких последствий. Однако само по себе наличие данной нормы в ГПК не может быть квалифицирующим признаком отнесения предусмотренной ответственности к гражданской процессуальной. Если следовать такой логике, то можно выделить весьма много видов ответственности. Например, по числу кодифицированных нормативных актов — водную, воздушную, лесную, градостроительную и т.п.

Обязанность граждан соблюдать порядок в судебном заседании не является исключительно гражданской процессуальной. Состав рассматриваемого правонарушения и санкции (удаление из зала, штраф) содержатся в общей норме — ст. 17.3 КоАП, содержащейся в гл. 17 «Административные правонарушения, посягающие на институты государственной власти», действия которой распространяются на все формы судопроизводства. Поэтому в данном случае и ответственность, и санкции являются административно-правовыми.

Правда, в КоАП за данное правонарушение не предусмотрена такая мера ответственности, как предупреждение. О предупреждении иногда говорится, как о морально-правовом виде процессуальной ответственности. В данном случае, вероятно, более правильно рассматривать предупреждение как меру административной ответственности, поскольку нарушение порядка в судебном заседании образует состав административного правонарушения.

В гражданском судопроизводстве штраф налагается за неисполнение участниками процесса некоторых обязанностей В отличие от приведенного примера, в иных случаях с формальной точки зрения небесспорно относить штраф к мерам административной ответственности. Например, при наложении штрафа на свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика в случае неявки в суд, по причинам, признанным судом неуважительными (ч. 2 ст. 168 ГПК).

Административная ответственность устанавливается за правонарушения, предусмотренные законодательством об административно-правовых нарушениях. КоАП в отношении свидетелей, экспертов, переводчиков, специалистов за отказ или уклонение от исполнения обязанностей при разрешении дел об административных правонарушениях, устанавливается административная ответственность в виде штрафа. Рассмотрение данных дел в соответствии со ст. 22.1, 23.1 КоАП, осуществляется, в том числе мировыми судьями, являющимися судьями общей юрисдикции; судьями районных судов, там, где мировые суды не созданы по правилам, определенным КоАП, а также судьями федеральных арбитражных судов по правилам, установленным АПК РФ.

В арбитражных судах штрафные санкции применяются в соответствии с общими положениями, установленными для всех категорий дел, — исковых, возникающих из административных правоотношений и т.д. Вряд ли логично предположить, что при неявке по делам искового производства штраф будет являться мерой одного вида ответственности, а по делам об административных правонарушениях мерой административной ответственности. В таком случае, рассматривая экономические споры, возникающие из гражданских правоотношений, штрафы, налагаемые на свидетеля, будут являться мерой гражданской правовой ответственности?

Из содержания ст. 3.2 КоАП следует, что штрафные санкции могут устанавливаться отраслевым законодательством. В данном случае, процессуальным, поскольку принципиального отличия в цели назначения наказания и характере санкции в отношении лиц, оказывающих содействие правосудию, осуществляемому посредством административного или гражданского судопроизводства, не усматривается.

Юридическое содержание административного штрафа и судебного штрафа одинаково и проявляется в следующем: штраф является основным наказанием; это наказание имущественного характера и в отличие от гражданско-правового не выполняет компенсационной функции; наложение штрафа не освобождает лицо от исполнения соответствующей обязанности.

Штрафные санкции, используемые в административном, гражданском и арбитражном судопроизводствах, являются не специальной мерой процессуальной ответственности, а разновидностью административной ответственности.

Полагаем, что нет достаточных оснований говорить о существовании гражданской процессуальной ответственности как самостоятельного вида юридической ответственности.

Более приемлемо такое понятие, как ответственность в гражданском судопроизводстве. Отправление правосудия обеспечивается возможностью привлечения правонарушителей к различным видам ответственности - уголовной, гражданской, административной, дисциплинарной.

§ 2. Судебные штрафы

Судебные штрафы являются мерой ответственности в виде санкций, применяемых судом в отношении лиц, не исполнивших обязанность, установленную процессуальным законодательством. В предыдущем параграфе отмечалось, что штрафные санкции применяются в гражданском, арбитражном и административном судопроизводствах, хотя для процессуальных отраслей права они нетипичны. По своей природе — это мера административной ответственности. Судебные штрафы представляют собой денежные взыскания, т.е. являются обременением имущественного характера для участников процесса, а также для других лиц, вовлекаемых в сферу судопроизводства.

Штрафы могут налагаться только за виновные действия. Мнение, встречающееся в литературе о том, что для наложения штрафа достаточно установить факт неисполнения обязанности без определения вины* требует комментариев. Особенность наложения судебных штрафов в отличие от применения штрафных санкций в административном порядке состоит в оперативности совершения этого действия без проведения специального расследования. Для вынесения определения о наложении судебного штрафа достаточно предположения о виновности лица. Однако взыскание, т.е. реальное наступление последствий, производится, если вина определена. Закон устанавливает порядок опровержения достоверности предположения виновности (ст. 106 ГПК).

* Викут М.А., Зайцев ИМ. Указ. соч. С. 104.

 

В гражданском процессуальном праве судебные штрафы могут налагаться на стороны, других лиц, участвующих в деле, представителей, свидетелей экспертов, переводчиков, специалистов, а также на граждан и должностных лиц, не являющихся участниками процесса.

Основания наложения судебного штрафа на лиц, участвующих в деле, единичны и допускаются только в некоторых специфических случаях.

Так, при принятии мер по обеспечению иска, штрафу подвергается ответчик за нарушение запрещения суда совершать определенные действия (ч. 2 ст. 140 ГПК). Ответчик, нарушая обязательное указание суда, фактически создает для истца неблагоприятные последствия, поскольку своими действиями может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда, причинив убытки противной стороне. В целях нейтрализации негативных результатов действий ответчика истцу предоставлено право требовать возмещения убытков в судебном порядке.

Специфика предмета судебного разбирательства и субъектного состава дел, возникающих из публичных правоотношений, в которых хотя бы одной из сторон всегда является орган государственной власти, орган местного самоуправления или должностное лицо, предопределяет некоторые особенности в действиях суда. По общему правилу, явка в суд — право стороны. В данном виде судопроизводства суд может признать обязательной явку в судебное заседание представителя органа государственной власти, местного самоуправления и должностного лица тем самым, создавая условия для рассмотрения дела. При отсутствии названных лиц возникает вероятность ситуации, при которой развитие процесса окажется затруднительным.

Такое положение появляется в силу того, что обязанность по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагается на орган, принявший нормативный акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (ч. 1 ст. 249 ГПК).

Неисполнение обязательных требований суда о явке в суд и непредставлении доказательств по делам, возникающим из публичных правоотношений, является основанием применения штрафных санкций к виновным должностным лицам.

Последним основанием наложения штрафа на лиц, участвующих в деле, а также их представителей, является нарушение порядка в судебном заседании (ч. 3 ст. 159 ГПК).

Свидетели, эксперты, специалисты, переводчики могут быть подвергнуты штрафу в случае неявки в суд, по причинам, признанным судом неуважительными (ч. 2 ст. 168 ГПК). Кроме того, штраф может быть наложен на переводчика при его уклонении от явки в суд или исполнения своих обязанностей (ч. 4 ст. 162 ГПК).

Перечисленные участники процесса штрафуются как нарушители порядка в судебном заседании (ч. 3 ст. 159 ГПК).

Общим правовым основанием наложения штрафа на должностных лиц и граждан, не относящихся к участникам процесса, являются требования, содержащиеся в ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. (ст.6), ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» (ст. 1), в соответствии с которыми вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Федерации, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения обязательны для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ. Аналогичная норма содержится в ст. 13 ГПК. При выявлении случаев нарушения законности суд вправе вынести частное определение и направить его в соответствующие организации или должностным лицам для принятия необходимых мер. В соответствии со ст. 226 ГПК в случае несообщения о принятых мерах по частному определению виновные должностные лица могут быть подвергнуты штрафу. Наложение штрафа не освобождает их от обязанности сообщить о мерах, принятых по частному определению суда.

На должностных лиц и граждан, не являющихся участниками процесса, налагается штраф и в случае неисполнения требования суда о представлении находящихся у них доказательств, необходимых сторонам, а также неизвещения суда о невозможности представить истребуемые доказательства (ч. 3 ст. 57 ГПК).

Штрафы налагаются в размерах, предусмотренных ГПК РФ.

Судебные штрафы, в отношении не участвующих в рассмотрении дела должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, взыскиваются из их личных средств.

О наложении штрафа выносится определение. Копия определения направляется лицу, на которое наложен штраф (ст. 105 ГПК).

Оштрафованное лицо может просить суд о сложении или уменьшении размера штрафа. Это заявление рассматривается в судебном заседании. Гражданин или должностное лицо обязательно должны быть извещены о времени и месте заседания. Неявка заинтересованных лиц не служит препятствием для рассмотрения заявления. На определение суда об отказе в сложении или уменьшении размера штрафа может быть подана частная жалоба или принесен протест (ст. 106 ГПК).

Взыскание денежных средств производится по правилам исполнительного производства.

§ 3. Виды и субъекты ответственности в гражданском судопроизводстве

Действующим законодательством предусматривается использование в гражданском судопроизводстве мер различных видов юридической ответственности. Субъектами ответственности могут являться суд, участники процесса и иные лица.

За наиболее опасные деяния, наносящие существенный вред сложившемуся в обществе правопорядку в сфере осуществления правосудия, устанавливается уголовная ответственность.

Согласно ст. 120 Конституции РФ судьи независимы и подчиняются только Конституции и федеральному закону. Законодательством предусматривается ряд составов преступлений, связанных с посягательством на жизнь и безопасность судей, их независимость. Субъектами этих преступлений могут являться любые граждане, вне зависимости от их отношения к рассматриваемому делу. Объективная сторона преступлений характеризуется тем, что они совершаются при рассмотрении судьей конкретных дел.

Особо тяжким преступлением является посягательство на жизнь судьи, равно его близких — ст. 295 УК РФ.

Уголовная ответственность предусматривается за вмешательство в деятельность судьи (ст. 294 УК РФ). Состав преступления образуют действия лиц, преследующих цель добиться вынесения выгодного им решения (удовлетворения иска, отказа в иске). Вмешательство может проявляться как в форме непосредственного воздействия на судью, так и через его близких, знакомых и т.д. Отягчающие последствия имеет совершение указанных действий лицом, использующим свое служебное положение.

Разновидностью вмешательства в деятельность судьи являются деяния, связанные с угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества в отношении судьи (ст. 296 УК РФ).

Уголовно наказуема клевета в отношении судьи в связи с исполнением им своих обязанностей по рассмотрению дел (ст. 298 УК РФ). Объектом преступления является не только честь, достоинство и репутация судьи, но и нормальная деятельность суда, поскольку клевета, безусловно, подрывает авторитет судебных органов. Отягчающими обстоятельствами является клевета, соединенная с обвинением судьи в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Проявление неуважения к суду также влечет применение мер уголовной ответственности (ст. 297 УК РФ). Неуважение к суду выражается в оскорблении судьи либо участвующих в конкретном деле. Оскорбление специалисты в области уголовного права определяют как действия, направленные на унижение чести и достоинства лица, выраженные в неприличной форме.

Кроме того, что лица, участвующие в деле, как и другие граждане, могут быть субъектами уголовной ответственности в приведенных случаях, в УК РФ предусмотрен специальный состав преступления, субъектами являются только стороны и другие лица, участвующие в деле, а также их представители — фальсификация доказательств (ст. 303 УК РФ). Фальсификация заключается в сознательном искажении представленных доказательств путем их подделки, подчистки, внесения исправлений и т.д., искажающих содержащиеся в них сведения.

Ответственность предусматривается за преступные действия, совершенные в отношении лиц, оказывающих содействие в осуществлении правосудия, — свидетелей, экспертов, переводчиков.

Карается подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст. 309 УК РФ). В законе способы противоправного воздействия на участников процесса расположены по степени опасности в порядке возрастания.

Первый способ -- подкуп путем передачи указанным лицам материального вознаграждения в виде денег, иного имущества либо предоставлении выгод имущественного характера в целях дачи свидетелем ложных показаний, экспертом — ложного заключения или ложных показаний, переводчиком - осуществления неправильного перевода. При решении вопроса об ответственности не имеет значение размер подкупа и то, что участниками процесса не выполнена просьба лица, совершившего подкуп.

Второй способ — принуждение свидетелей, экспертов и переводчиков к совершению указанных действий, а также к уклонению их от дачи показаний, соединенное с шантажом, угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества этих лиц или их близких. Под уклонением от дачи показаний следует понимать отказ лица от явки в суд, несмотря на вызовы.

Положение свидетелей, экспертов переводчиков может поменяться прямо противоположным образом. Из потерпевших указанные лица могут превратиться в обвиняемых.

Законом устанавливается уголовная ответственность за заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод (ст. 307 УК РФ), а также за отказ свидетеля от дачи показаний (ст. 308 УК РФ).

Заведомая ложность показаний заключается в том, что данные лица, несмотря на их предупреждение об уголовной ответственности, сообщают суду не соответствующие действительности, искаженные сведения о фактах, имеющих значение для дела. Заведомая ложность показаний свидетеля может выражаться не только в искажении фактических данных, но и в их отрицании. Заведомо ложное заключение эксперта — это преднамеренно не соответствующий действительности вывод по результатам проведенных исследований. Неправильный перевод - преднамеренное искажение содержания показаний или исследуемых письменных материалов.

Отказ свидетеля от дачи показаний выражается в форме уклонения от явки в суд, умолчания, когда свидетель отвечает на одни вопросы и отказывается отвечать на другие. Конечно, это не относится к случаям, когда свидетель вправе отказаться от дачи показаний в случаях, предусмотренных ГПК.

В соответствии со ст. 13 ГПК вступившие в законную силу судебные постановления обязательны для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ. К судебным постановлениям относятся судебные приказы, решения и определения суда (ч. 1, 2 ст. 13 ГПК РФ). За злостное неисполнение судебных постановлений предусматривается уголовная ответственность (ст. 315 УК РФ). Под злостным неисполнением понимается преднамеренный неоднократный отказ соответствующего лица исполнить судебный акт или воспрепятствование его исполнению.

Судьи неприкосновенны. Вопрос о соотношении неприкосновенности судей и правил их привлечения к ответственности был предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, который пришел к выводу, что особый статус судей не влечет освобождения их от ответственности. При наличии достаточных оснований и соблюдении установленных в федеральном законодательстве процедур судья за допущенные им нарушения законов может быть привлечен как к уголовной, так и к иной ответственности.

Уголовной ответственности подлежат судьи, вынесшие заведомо неправосудное решение (ст. 305 УК РФ). Неправосудность решения заключается в его несоответствии установленным по делу обстоятельствам и грубом нарушении норм материального и процессуального права. Ответственность наступает в случае, когда это действие совершалось преднамеренно, т.е. судья сознавал, что выносит заведомо незаконное и необоснованное решение и желал наступления такого результата. Если вынесение данного решения связано с получением взятки, ответственность наступает по совокупности двух преступлений, предусмотренных ст. 390, 305 УК РФ.

Не является преступлением вынесение неправосудного решения вследствие допущенных ошибок при оценке собранных по делу доказательств, правовой квалификации правоотношений, толковании закона. В соответствии с ч. 2 ст. 122 Конституции РФ судья не может быть привлечен к уголовной ответственности иначе как в порядке, определяемом федеральным законом. Порядок привлечения судей к уголовной ответственности устанавливается Законом РФ «О статусе судей». Так, решение по вопросу о возбуждении уголовного дела в отношении судьи принимается:

судьи Верховного Суда РФ, верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, автономного округа — Генеральным прокурором РФ на основании заключения судебной коллегии в составе трех судей Верховного Суда РФ о наличии в действиях судьи признаков преступления и с согласия Высшей квалификационной коллегии судей РФ;

в отношении судьи иного суда общей юрисдикции — Генеральным прокурором РФ на основании заключения судебной коллегии в составе трех судей соответственно верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, автономного округа о наличии в действии судьи признаков преступления и с согласия квалификационной коллегии судей соответствующего субъекта РФ.

В Законе определяется и порядок принятия решения об избрании в отношении судьи в качестве меры пресечения заключения под стражу, а также об осуществлении оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий.

За совершение дисциплинарного проступка судья может быть привлечен к дисциплинарной ответственности. Под дисциплинарным проступком понимается нарушение норм Закона о статусе судей, а также положений Кодекса чести судьи РФ.

К судье при исполнении своих полномочий предъявляются требования неукоснительно соблюдать Конституцию РФ, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.

Правила осуществления профессиональной деятельности судьи содержатся в Кодексе чести судьи, принятом Советом судей РФ 21 октября 1993 г.:

судья должен быть беспристрастным, не допуская влияния на свою профессиональную деятельность кого бы то ни было, в том числе своих родственников друзей или знакомых;

судья при принятии им решения по делу должен быть свободным от приверженности одной из сторон, от влияния общественного мнения, от опасений перед критикой его деятельности;

судья должен проявлять терпение, вежливость, тактичность и уважение к участникам судебного разбирательства;

судья обязан хранить профессиональную тайну в отношении информации, полученной в ходе исполнения своих обязанностей;

судья не вправе делать публичных заявлений, комментариев, выступлений в прессе по делам, находящимся в производстве суда до вступления в силу постановлений, принятых по ним; . судья должен добросовестно исполнять профессиональные обязанности и принимать все необходимые меры для своевременного рассмотрения дел и материалов; и т.д. (ст. 2 Кодекса)*.

* Сборник нормативных актов о суде и статусе судей в РФ. М, 1997. С. 9.

 

В ст. 4 Кодекса указывается, что за совершение должностного или иного проступка судья несет ответственность в соответствии с действующим законодательством при соблюдении установленных гарантий его неприкосновенности. В примечании к Кодексу содержится определение проступка, позорящего честь и достоинство судьи, — это такое действие или бездействие, которое, хотя и не является преступным, но по своему характеру несовместимо с высоким званием судьи.

Формулировки цитируемых актов недостаточно определенные. В некоторых постановлениях Пленума Верховного Суда РФ конкретизируется содержание действий, которые расцениваются как проступок. «Преднамеренное грубое или систематическое нарушение судьей процессуального закона, повлекшее неоправданную волокиту при рассмотрении уголовных или гражданских дел и существенно ущемляющее права и законные интересы граждан, следует рассматривать с учетом конкретных обстоятельств как совершение поступка, позорящего честь и достоинство судьи или ущемляющего авторитет судебной власти» (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. «О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации»).

Наличие оснований для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности определяется квалификационной коллегией судей, которая и принимает соответствующее решение. Дисциплинарное взыскание на судью может быть наложено в виде:

•    предупреждения;

•    досрочного прекращения полномочий судьи.

Законом предусматривается гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный гражданам при отправлении правосудия.

Статья 1070 ГК РФ «Ответственность за вред, причиненный незаконным действием органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» не содержит ясного ответа на вопрос, подлежит ли возмещению вред, возникший в связи с рассмотрением дел в порядке гражданского судопроизводства?

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. указано, что на основании ст. 1070 ГК РФ подлежит возмещению государством вред, причиненный также при осуществлении правосудия посредством гражданского судопроизводства в результате принятия незаконных актов, разрешающих спор по существу, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

Вред, причиненный в результате незаконных действий или бездействия суда (судьи), подлежит возмещению и в иных случаях, а именно, когда спор не разрешается по существу, в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства -если вина судьи установлена не приговором суда, а иным судебным решением.

К мерам административной ответственности относится удаление из зала судебного заседания сторон и других участников процесса, нарушающих порядок в зале судебного заседания или наложение на них штрафа. Неисполнение распоряжений судьи о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила, являются административным правонарушением (ст. 17.3 КоАП). На возможность удаления из зала указанных лиц и применения к ним штрафных санкций при рассмотрении дел в порядке гражданского судопроизводства указывается в ст. 159 ГПК.

Министерство юстиции РФ приказом от 3 августа 1999 г. утвердило Инструкцию «О порядке исполнения судебными приставами распоряжений председателя суда, судьи или председательствующего в судебном заседании и взаимодействии судебных приставов с должностными лицами и гражданами при исполнении обязанностей».

Административным правонарушением, влекущим применение штрафных санкций, является непринятие мер по частному определению суда (ст. 17.4 КоАП, ст. 226 ГПК).

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 |