Имя материала: Гражданский процесс

Автор: М.К. Треушников

Глава 32. производство по делам с участием иностранных лиц

§ 1. Процессуальные права и обязанности иностранных лиц

ГПК РФ 2002 г. содержит раздел У «Производство по делам с участием иностранных лиц», нормами которого на базе обобщения накопленной практики и с учетом новейших теоретических исследований расширены и усовершенствованы положения ранее действовавшего раздела VI ГПК РСФСР. Несомненно, новый ГПК РФ улучшил регулирование производства по делам с участием иностранных лиц.

Согласно ст. 398 ГПК РФ, отражающей в целом принцип так называемого «национального режима», иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные организации, международные организации имеют право обращаться в суды в Российской Федерации для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов.

Это означает, что такие лица наделены процессуальными правами и несут процессуальные обязанности наравне с российскими гражданами и организациями. Согласно этому принципу иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные организации разного статуса внутри нашей страны пользуются правами и несут обязанности наравне с гражданами и организациями Российской Федерации. В общей форме он закреплен в ч. 3 ст. 62 Конституции РФ: «Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации».

Закон «О гражданстве Российской Федерации» от 19 апреля 2002 г., расшифровывает понятия «иностранных граждан» и «лиц без гражданства». Иностранный гражданин — лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и имеющее гражданство (подданство) иностранного государства. Лицо без гражданства - лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и не имеющее доказательства наличия гражданства иностранного государства (ст. З)* Статус иностранных организаций определяется по законодательству государств, где они учреждены.

*СЗ РФ .2002. №22. Ст. 2031.

 

Статьи 399 и 400 ГПК РФ вводят понятие «личный закон», который определяет гражданскую процессуальную правоспособность и дееспособность иностранных лиц. Нормы этих статей согласованы со ст. 1195—1197, 1202, 1203 ГК РФ.

Личным законом иностранного гражданина является право страны, гражданство которой он имеет. При наличии у гражданина нескольких иностранных гражданств его личным законом считается право страны, в которой гражданин имеет место жительства. Личным законом иностранца, проживающего в РФ, лица с двойным гражданством, одно из которых — гражданство РФ, будет российское право. Часть 4 ст. 399 ГПК РФ определяет личный закон лица без гражданства — это право страны, в которой лицо имеет место жительства. Следует добавить, что личным законом беженца считается право страны, предоставившей ему убежище (п. 6 ст. 1195 ГК РФ). Для определения процессуальной правоспособности и дееспособности иностранных лиц имеет значение и ч. 5 ст. 399 ГПК РФ: лицо, не являющееся на основе личного закона процессуально дееспособным, может быть на территории РФ признано процессуально дееспособным, если оно в соответствии с российским правом обладает процессуальной дееспособностью. В данном случае необходимо руководствоваться общими нормами о процессуальной дееспособности, зафиксированными ст. 37 ГПК РФ.

Статья 400 ГПК РФ определяет личный закон иностранной и международной организаций. Личным законом иностранной организации считается право страны, в которой организация учреждена, соответственно ее процессуальная правоспособность им и будет регламентирована. Однако организация, не обладающая по личному закону процессуальной правоспособностью, может быть на территории РФ признана правоспособной в соответствии с российским правом, т.е. по общим правилам ст. 36 ГПК РФ.

Процессуальная правоспособность международной организации устанавливается на основе международного договора, в соответствии с которым она создана, ее учредительных документов или соглашения с компетентным органом РФ. В каждом конкретном случае следует руководствоваться положениями этих документов.

Иначе говоря, на иностранных лиц распространяются, как общие правила ГПК РФ, так и специальные, предусмотренные законами и международными договорами. Например, иностранные граждане могут быть освобождены от уплаты судебных расходов; они вправе вести дело в суде лично или через представителей. Здесь необходимо отметить одну особенность. Иностранные граждане могут быть представлены в судах консулами соответствующих государств, причем согласно консульским конвенциям консул может представлять граждан своей страны без специальных полномочий (без доверенности).

Распространение на иностранных субъектов национального режима означает, что они могут выступать в судебных процессах не только как истцы и ответчики, но также быть третьими лицами, заявляющими и не заявляющими самостоятельных требований относительно предмета спора, участвовать в делах, возникающих из публичных правоотношений, и особого производства, пользоваться услугами представителей и выступать в качестве представителя.

В большинстве случаев производство по делам с иностранными элементами развивается по обычным правилам ГПК РФ. Общим положениям рассмотрения судами РФ дел с участием иностранных лиц посвящена гл. 43 ГПК РФ.

Все документы, составленные на иностранном языке, которые представляются в суд, должны быть переведены на русский язык и надлежащим образом заверены. Если документы выданы, составлены или удостоверены по установленной форме компетентными органами иностранных государств вне пределов Российской Федерации по нормам иностранного права, они принимаются судом при наличии их легализации*, если иное не установлено международным договором РФ или федеральным законом (ст. 408 ГПК РФ). Легализованный документ оценивается судом наравне с другими доказательствами. Легализация необходима для допуска документа в качестве доказательства при рассмотрении дела в суде и не исключает его исследования и оценку судом с целью установления правильности информации по существу, т.е. удостоверение российского консула не добавляет документу дополнительной юридической силы.

* Легализация — это установление и засвидетельствование подлинности подписей на документах и соответствия их законам государства пребывания дипломата (консула) (Консульский устав СССР). Документы, выданные в России и предназначенные для представления в официальные органы иностранных государств удостоверяются в особом, упрощенном порядке, т.е. уполномоченные органы РФ проставляют специальный штамп в виде квадратного клише (апостиль), который не требует дальнейшего заверения или легализации и признается официальными учреждениями всех стран-участниц Гаагской конвенции 1961 г. (Конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов).

 

В отношении иностранных граждан их право обращаться в суды России и пользоваться одинаковыми процессуальными правами с гражданами России закрепляется также в международных актах. Российская Федерация является участником более 30 двусторонних и многосторонних межгосударственных конвенций, договоров, соглашений о взаимном оказании правовой помощи по гражданским, коммерческим, семейным делам.

Так, например, согласно Конвенции между СССР и Итальянской Республикой о правовой помощи по гражданским делам 1986 г. (ст. 1) граждане одной Договаривающейся Стороны пользуются на территории другой Договаривающейся Стороны в отношении своих личных и имущественных прав такой же правовой защитой, как и граждане этой Договаривающейся Стороны*.

*  Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. М., 1996. С. 240—247.

 

В соответствии с Договором между СССР и Греческой Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам 1981 г. (ст. 1) гражданам одной из Договаривающихся Сторон предоставляется на территории другой Договаривающейся Стороны такая же правовая защита, что и гражданам этой другой Договаривающейся Стороны*. Аналогичные нормы содержатся и в других договорах, самые первые статьи которых традиционно именуются «Правовая защита» с почти тождественными формулировками относительно национального режима.

* Там же. С. 196-209.

 

Для государств-участников Содружества Независимых Государств важное значение имеет Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., заключенная всеми странами СНГ (далее Конвенция 1993 г.).

Конвенция 1993 г. обеспечивает защиту в судах этих стран граждан СНГ и других лиц, т.е. не являющихся гражданами стран СНГ, если они проживают в стране-участнице Конвенции, юридических лиц, а также — правовое сотрудничество различных учреждений юстиции. Конвенцией охватывается широкий круг вопросов в области гражданского процесса и других отраслей права: правовая защита граждан и юридических лиц, порядок сношений при оказании правовой помощи, исполнение поручений учреждений юстиции, действительность документов, предоставление информации о праве, разграничение компетенции судов, вопросы применения права (коллизионные нормы), признания и исполнения иностранных судебных решений.

В ст. 1 Конвенции 1993 г. устанавливается, что граждане каждой из Договаривающихся Сторон, а также лица, проживающие на ее территории, имеют право свободно и беспрепятственно обращаться в суды, прокуратуру и иные учреждения юстиции других Договаривающихся Сторон, к компетенции которых относятся гражданские, семейные и уголовные дела, могут выступать в них, подавать ходатайства, предъявлять иски и осуществлять иные процессуальные действия на тех же условиях, что и граждане данной Договаривающейся Стороны. При этом отмечается (ст. 2), что граждане каждой из Договаривающихся Сторон и лица, проживающие на ее территории, освобождаются от уплаты и возмещения судебных пошлин и издержек, а также пользуются бесплатной юридической помощью на тех же условиях, что и собственные граждане*.

*  СЗ РФ. 1995. № 17. Ст. 1042.

 

Иностранные граждане равны перед российским законом и судом, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Использование иностранными лицами прав и свобод не должно причинять вред интересам общества, государства, граждан и организаций.

Не исключены ситуации, когда в каком-либо государстве или союзе государств будут введены дискриминационные ограничения прав российских граждан или организаций в судебных процессах. Тогда Правительство Российской Федерации компетентно устанавливать ответные ограничения (реторсии) по отношению к субъектам соответствующего государства или государств (ч. 4 ст. 398 ГПК РФ). На иностранных лиц при рассмотрении гражданских дел в российских судах нельзя возлагать обязанность доказывания отсутствия в их странах какой-либо судебной дискриминации российских тяжущихся*.

*  Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР. М., 1999. С. 570-571.

 

§ 2. Подсудность дел с участием иностранных лиц

В международном праве (за исключением ряда конвенций и международных договоров) нет специализированных нормативных актов, посвященных исключительно разграничению компетенции между судебными органами различных стран. Каждое государство самостоятельно устанавливает подведомственность и подсудность национальных учреждений юстиции.

В России компетенция судов по делам с участием иностранных лиц определена нормами ст. 402 ГПК РФ, в которой закреплено как общее правило, так и отступления от него. Часть 1 ст. 402 ГПК РФ предусматривает, что подсудность дел с участием иностранных лиц судам в РФ регулируется положениями гл. 3 «Подведомственность и подсудность» ГПК РФ, если нет специальных правил, установленных гл. 44 ГПК РФ.

Общее исходное правило предусматривает, что суды в Российской Федерации рассматривают дела с участием иностранных лиц, если организация-ответчик находится или гражданин-ответчик имеет место жительства на территории Российской Федерации. Местом жительства гражданина считается место, где он проживает постоянно или преимущественно (ст. 20 ГК РФ). Место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации. Регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия такового -- иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности (п. 2 ст. 54 ГК РФ).

Далее следуют более конкретные правила, ранее не содержавшейся в ГПК РСФСР. Суды вправе также рассматривать дела с участием иностранных лиц при наличии в спорном правоотношении таких особенностей, которые международное частное право относит к разряду иностранных элементов. Часть 3 ст. 402 ГПК РФ предусматривает ряд подобного рода ситуаций: орган управления, филиал или представительство иностранного лица находится на территории РФ; ответчик имеет имущество, находящееся на территории РФ; по делу о взыскании алиментов и об установлении отцовства истец имеет место жительства в РФ; по делу о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или смертью кормильца, вред причинен на территории РФ или истец имеет место жительства в РФ; по делу о возмещении вреда, причиненного имуществу, действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для предъявления требования о возмещении вреда, имело место на территории РФ; иск вытекает из договора, по которому полное или частичное исполнение должно иметь место или имело место на территории РФ; иск вытекает из неосновательного обогащения, имевшего место на территории РФ; по делу о расторжении брака истец имеет место жительства в РФ или хотя бы один из супругов является российским гражданином; по делу о защите чести, достоинства и деловой репутации истец имеет место жительства в РФ. Однако дела перечисленных категорий могут быть начаты и в иностранном суде, наделенном соответствующей компетенцией, по желанию истца. В этом состоит отличие ст. 402 ГПК РФ от ст. 403 ГПК РФ, устанавливающей исключительную компетенцию отечественных судов по обозначенным разновидностям дел.

Диспозитивное начало российского гражданского процесса нашло отражение в ст. 404 ГПК РФ. Конфликтующие субъекты, одним из которых выступает иностранное лицо, вправе, естественно, с учетом особенностей норм о подсудности (ст. 26, 27, 30, 403 ГПК РФ) договориться о рассмотрении дела в иностранном государстве (пророгационное соглашение) до принятия его к производству российским судом.

Дело, которое принято судом в Российской Федерации к производству с соблюдением правил подсудности, должно быть им рассмотрено по существу, независимо оттого, что по каким-либо причинам (изменение гражданства, места жительства или места нахождения сторон либо иные обстоятельства) оно стало подсудно суду другой страны. Запрещение изменять подсудность дела, например, при изменении места нахождения стороны направлено, в том числе и на предотвращение возможных злоупотреблений.

Принципиальное значение имеет точное обозначение границ исключительной подсудности для определенных категорий дел. ГПК РСФСР не содержал перечня таких дел. Кодекс 2002 г. к исключительной компетенции судов РФ относит споры с участием иностранных лиц: о праве на недвижимое имущество, находящееся на территории РФ; возникающие из договоров перевозки, если перевозчики находятся на территории РФ; о расторжении брака российских граждан с иностранными гражданами или лицами без гражданства, если оба супруга имеют место жительства в РФ; возникающие из публичных правоотношений (гл. 23—26 ГПК РФ). Далее следуют дела особого производства тоже с участием иностранных лиц: если заявитель по делу об установлении юридического факта, имеет место жительства в РФ или факт, который необходимо установить, имел место на территории РФ; гражданин, в отношении которого подается заявление об усыновлении (удочерении), об ограничении дееспособности или о признании недееспособным, об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипации), о принудительной госпитализации в психиатрический стационар, о продлении срока принудительной госпитализаци, о принудительном психиатрическом освидетельствовании, является российским гражданином или имеет место жительства в РФ, и др.

Исключительная подсудность означает, что никакие решения зарубежных судов по охватываемым этим понятием видам гражданских дел не будут признаны и принудительно исполнены на территории РФ. Отступления только для случаев, предусмотренных международными договорами РФ.

Разграничение компетенции государственных органов, разрешающих гражданские споры, устанавливается во многих двусторонних договорах РФ о правовой помощи и правовых отношениях по различным категориям дел*. Новый ГПК РФ с учетом мирового опыта разрешил немало вопросов подсудности гражданских дел с иностранным элементом. Тем не менее специфические правила разграничения судебной подведомственности есть в ряде межгосударственных договоров и конвенций. Это не опасно и вполне естественно, так как каждый подобного рода документ возникает в результате соглашений и компромиссов между суверенными государствами. В таких случаях российские суды будут применять положения международных актов по отношению к юридическим спорам между соответствующими субъектами.

*  Тексты ряда таких договоров приведены: Ануфриева Л.П. Международное частное право. Т. 3. 2001. С. 660 и след.

 

Так, согласно Конвенции между СССР и Итальянской Республикой* о правовой помощи по гражданским делам 1979 г. (ст. 24) суд Договаривающегося Государства считается компетентным рассмотреть спор, если:

на день предъявления иска ответчик имел постоянное местожительство или местопребывание на территории этого государства;

спор касается деятельности предприятия (филиала) торгового, промышленного или иного характера, которое ответчик имеет на территории этого государства;

обязательство из договора, являющееся предметом спора, было или должно быть исполнено на территории данного государства; на территории данного государства имел место факт, являющийся основанием для деликтной ответственности;

по делу о взыскании алиментов истец на день предъявления иска имел постоянное местожительство или местопребывание на территории этого государства.

*  Ведомости СССР. 1986. № 35. Ст. 729.

 

Вместе с тем исключительно компетентным по спорам о вещных правах на недвижимое имущество выступает суд государства, на чьей территории находится это имущество, а по делам о личном статусе лиц - суд государства, гражданином которого на день предъявления иска было это лицо.

Еще более расширена юрисдикция судов Договаривающихся Государств Договором между СССР и Королевством Испании о правовой помощи по гражданским делам 1990 г.* Кроме суда Договаривающегося Государства, на территории которого имеется местонахождение (или местожительство) ответчика, согласно ст. 19 этого Договора компетентен рассмотреть спор суд любого из Договаривающихся Государств, если на его территории:

должно быть исполнено обязательство из договора, являющееся предметом спора, либо

имело место действие или иное обязательство, послужившее основанием для иска о возмещении вреда, либо

возбуждено уголовное дело по факту причинения вреда и законодательство данного государства допускает расссмотрение гражданского иска о возмещении вреда в уголовном деле, либо

находится отраслевой или иной филиал, агентство (ответчика), из деятельности которого вытекает иск.

* СЗ РФ. 1998. № 9. Ст. 1049.

 

К исключительному ведению судов государства, на территории которого имеет местонахождение общество или юридическое лицо, указанным Договором отнесены иски о признании недействительным образования и прекращения деятельности таких субъектов и о признании недействительными решений их органов.

Договорами о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенными в 1993 г. между Российской Федерацией и государствами Балтии (Латвия, Литва, Эстония) предусмотрено изменение подсудности дел на основании письменных соглашений сторон, которыми, однако, не может затрагиваться исключительная компетенция судов (иски о вещных правах на недвижимость, признание недействительными актов государственных и иных органов). Аналогичные положения содержат договоры о правовой помощи с Азербайджанской Республикой, Киргизской Республикой, Республикой Молдова.

Для государств-участников СНГ наиболее полно вопросы подсудности решены в Конвенции 1993 г. Она содержит как общие положения о международной подсудности, так и специальные, т.е. разграничивающие подсудность по отдельным категориям дел. Правила о компетенции судебных органов Договаривающихся Сторон распределены по статьям раздела II Конвенции 1993 г., именуемого «Правовые отношения по гражданским и семейным делам».

Итак, ст. 20 Конвенции 1993 г. устанавливает, что при отсутствии в ней специальных оговорок иски предъявляются в суды страны, где проживает гражданин-ответчик, а иски к юридическому лицу — страны, на территории которой находится его орган управления, представительство либо филиал. Иски допустимо также адресовать органу правосудия страны, по месту торговой, промышленной или иной хозяйственной деятельности предприятия (филиала) ответчика; исполнения или будущего полного или частичного исполнения обязательства из спорного договора; постоянного жительства истца по иску о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Конвенция 1993 г. уточняет вопросы, связанные с подсудностью дел, о признании граждан ограниченно дееспособными или недееспособными (ст. 24), их объявлении безвестно отсутствующими и умершими (ст. 25), о расторжении брака (ст. 29), об установлении опеки и попечительства (ст. 55) и некоторых других.

При определении подсудности двусторонние договоры и Конвенция 1993 г. исходят, как правило, из критерия гражданства, места жительства сторон, нахождения имущества, причинения вреда и некоторых других. На базе заключенных международных договоров изменяется и обогащается внутреннее процессуальное законодательство их участников, регулирующее производство по делам с иностранными элементами.

Возможны ситуации, когда согласно договорам, рассмотреть одно и то же дело могут суды разных государств. Возникают вопросы доминирующей подсудности. Обычно, в договорах предусмотрено, что при возникновении процессов по делу между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию в компетентных судах двух или более Договаривающихся Государств, суд, начавший производство позднее, его прекращает. Несоблюдение данного правила может привести к отказу в признании и исполнении судебного решения на территории другого государства. Это не относится к исключительной судебной компетенции, которая всегда имеет превалирующее значение и требует безусловного соблюдения. В настоящее время ст. 406 ГПК РФ решает эти вопросы. Так, суд в РФ отказывает в принятии искового заявления к производству или прекращает производство по делу, если имеется решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, принятое иностранным судом, с которым имеется международный договор Российской Федерации, предусматривающий взаимное признание и исполнение решений суда. В том случае, если в иностранном суде, решение которого подлежит признанию или исполнению на территории РФ, ранее было возбуждено дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, суд в РФ возвращает исковое заявление или оставляет заявление без рассмотрения.

§ 3. Иски к иностранным государствам и международным организациям

Предъявление иска к иностранному государству, привлечение его к участию в деле в качестве соответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, и принятие по отношению к нему обеспечительных мер, обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения решения суда допускается только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом.

Советский Союз и затем Российская Федерация долгое время придерживались принципа абсолютного судебного иммунитета иностранного государства, т.е. распространяли иммунитет и на гражданско-правовые отношения с участием государства, в том числе на заключаемые им коммерческие сделки. Однако во многих странах (США, Великобритания, Япония и др.) нормативно закреплена концепция так называемого функционального или ограниченного иммунитета, когда привилегии охватывают только действия государства как политического суверена, но не его участие в экономическом обороте.

Статья 401 ГПК РФ сохраняет концепцию судебного иммунитета иностранного государства. Согласие иностранного государства в лице его компетентных органов требуется отдельно на предъявление иска, на его обеспечение и на обращение взыскания. Например, государство, согласившись отвечать по иску, может не дать согласия на принятие мер по его обеспечению. Согласие иностранного государства требуется и при предъявлении к нему встречного иска в процессе, где в качестве основного истца выступает это государство.

Границы судебного иммунитета международных организаций определяют федеральные законы и международные договоры Российской Федерации (ч. 2 ст. 401 ГПК РФ). Именно в таких документах предусматриваются различные льготы и привилегии в отношении конкретных международных организаций, выступающих в российских судах*. Но необходимо подчеркнуть одну особенность. Наличие судебного иммунитета у иностранного государства-ответчика презюмируется, а каждая международная организация должна разъяснять суду, какими льготами и привилегиями она наделена, нормативными актами или конкретным договором.

* Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР. С. 587-588. Соответствующие положения ст. 17 Венской Конвенции необходимо учитывать и применять при возникновении правовых споров с их участием.

 

Часть 3 ст. 401 ГПК РФ указывает еще на одну группу лиц, пользующихся определенными процессуальными привилегиями — это аккредитованные в России дипломатические представители иностранных государств и другие лица, указанные в соответствующих законах и договорах. Основным документом, закрепляющим и распределяющим разнообразные привилегии и иммунитеты для обеспечения эффективного осуществления функций дипломатических представительств является «Венская Конвенция о дипломатических сношениях» 1961 г.

Состав дипломатических представителей неоднороден. Больше всего разного рода льгот имеют дипломатические агенты (терминология Конвенции). Эта группа включает глав и членов дипломатического персонала представительства, имеющих дипломатические ранги (ст. 1).

Лица административно-технического персонала, обслуживающего персонала, частные домашние работники сотрудников представительства и члены семей дипломатов также обладают при определенных условиях иммунитетами разного типа и объема.

Иммунитет от гражданской юрисдикции не распространяется, однако, на случаи, когда дипломатические представители вступают в гражданско-правовые отношения как частные лица в связи со спорами о принадлежащих им строениях на территории России, наследовании или деятельности, осуществляемой за пределами официальных функций.

Возбуждение дела дипломатическим агентом или другим лицом, пользующимся иммунитетом от юрисдикции, лишает его права ссылаться на иммунитет в отношении встречных исков, непосредственно связанных с основным иском (ст. 32 Конвенции).

Иммунитетом от гражданской юрисдикции в том, что касается служебной деятельности, пользуются и консулы. На международной правовой арене ведущую роль играет «Венская Конвенция о консульских сношениях и факультативные протоколы», ее нормы в значительном объеме восприняли и национальные законодательства и консульские конвенции, заключенные СССР и РФ со многими государствами. На это прямо указывают преамбулы таких документов*.

* Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР. С. 590-592.

 

§ 4. Судебные поручения

Проблема оказания правовой помощи возникает, когда рассматривающий спор суд одного государства встречается с необходимостью выполнения каких-либо процессуальных действий на территории другого государства. Из-за того, что власть суда ограничена рамками своей страны, а необходимость совершения за рубежом отдельного процессуального действия существует, суд обращается с поручением к иностранному суду, используя специальную процедуру.

Согласно ст. 407 ГПК РФ российские суды исполняют переданные им в установленном порядке поручения иностранных судов о совершении отдельных процессуальных действий (вручение извещений и других документов, получение объяснений сторон, показаний свидетелей, заключений экспертов, осмотр на месте и др.), а также могут обращаться к иностранным судам с поручениями об исполнении такого рода действий.

Вопросы оказания правовой помощи регулируются различными международными договорами. Согласно общепринятому правилу поручения об оказании правовой помощи реализуются методами процессуальных процедур страны места исполнения. Иногда допускается применение процессульного законодательства иностранного государства, если оно не противоречит законам и публичному порядку страны места исполнения (см., например, п. 2 Постановления Президиума Верховного Совета СССР «О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам» от 21 июня 1988 г.)*.

*  Ведомости Верховного Совета СССР. 1988. № 26. Ст. 428.

 

Возникает вопрос, могут ли наши суды обращаться с поручениями о вручении судебных документов и выполнении других процессуальных действий в органы юстиции государства, с которыми Россия не имеет соответствующих договоров.

Статья 407 ГПК РФ предоставляет право судам в РФ обращаться к судам иностранных государств с поручениями о выполнении отдельных процессуальных действий, а также исполнять переданные им в установленном законом порядке поручения судов иностранных государств.

Таким образом, если в установленном порядке, т.е. в соответствии с названным Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г., из Минюста России поступит в суд иностранное судебное поручение от государства, не связанного с Россией соответствующими обязательствами по договору, то поручение следует исполнить, кроме случаев, указанных в ч. 2 ст. 407 ГПК РФ (суд отказывает в исполнении, если исполнение поручения может нанести ущерб суверенитету или угрожает безопасности Российской Федерации либо не входит в компетенцию суда).

Важное значение приобретает точное соблюдение порядка движения поручения к исполнителю, несоблюдение или даже формальное нарушение которого способно привести к длительной волоките или проблемам по существу. Российские суды общей юрисдикции используют две схемы, рассчитанные на разные зарубежные страны.

Указ Президиума Верховного Совета СССР «О порядке сношений государственных учреждений СССР и их должностных лиц с учреждениями и должностными лицами иностранных государств» от 16 декабря 1947 г.* устанавливает дипломатический порядок передачи поручений. Получается довольно сложная схема: заказчик, его национальное министерство юстиции, затем министерство иностранных дел и далее зарубежные министерство иностранных дел, министерство юстиции, суд — исполнитель. Это относится к США, Франции, Бельгии и ряду иных стран.

*  Там же. 1948. № 5.

 

Другая схема — проще, так как устанавливает порядок сношений судебных органов через центральные учреждения юстиции. Раньше так осуществляли взаимные контакты суды стран-членов СЭВ. Теперь такой порядок предусматривается в ряде двусторонних договоров, например, в Договоре между Российской Федерацией и Литовской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, вступившим в силу 22 января 1995 г.

Оказание правовой помощи регулируется и в рамках Содружества Независимых Государств Конвенцией 1993 г. Согласно положениям Конвенции учреждения юстиции оказывают друг другу правовую помощь. Объем правовой помощи по гражданским делам включает в себя, в частности, вызов сторон, других участвующих в деле лиц, свидетелей и экспертов, составление и пересылку документов, пересылку и выдачу вещественных доказательств, проведение экспертизы, вручение документов (ст. 6 Конвенции). Первоначально по общему правилу при оказании правовой помощи суды государств контактировали друг с другом через свои центральные учреждения юстиции (ст. 5 Конвенции). Однако Протоколом к Конвенции (Москва, 28 марта 1997 г.)* текст ст. 5 изменен: «При выполнении настоящей Конвенции компетентные учреждения юстиции Договаривающихся Сторон сносятся друг с другом через свои центральные, территориальные и другие органы, если только настоящей Конвенцией не установлен иной порядок сношений. Договаривающиеся Стороны определяют перечень своих центральных территориальных и других органов, уполномоченных на осуществление непосредственных сношений, о чем уведомляют депозитария»**.

*  Вестник ВАС РФ. 1997. № 8. С. 87-88.

**  Подробнее см.: Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР. С. 595—596.

 

Устанавливаются требования к содержанию и форме поручения об оказании правовой помощи. В поручении должны быть указаны: наименование запрашиваемого учреждения; наименование запрашивающего учреждения; наименование дела, по которому запрашивается правовая помощь; имена и фамилии сторон, свидетелей, их местожительство и местопребывание, гражданство, занятие (для юридических лиц — их наименование и местонахождение); при наличии представителей указанных лиц — их имена, фамилии и адреса; содержание поручения, а также другие сведения, необходимые для его исполнения. В поручении о вручении документа должны быть указаны точный адрес получателя и наименование вручаемого документа. Само поручение должно быть подписано и скреплено гербовой печатью запрашивающего учреждения.

Согласно нормам Конвенции при исполнении судебных поручений применяется российское законодательство; однако если от суда, направившего поручение, поступит просьба о применении при исполнении поручения процессуальных норм его государства, эти нормы могут быть применены, но только в том случае, если они не противоречат российскому законодательству. Аналогичное правило содержится в ряде двусторонних договоров, в ст. 14 Гаагской конвенции от 1 марта 1954 г. по вопросам гражданского процесса и в более развернутой форме в ст. 9 Гаагской конвенции о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам от 18 марта 1970 г. (далее -- Гаагская конвенция 1970 г.)*.

* Россия присоединилась к этой Конвенции (ФЗ от 12.02.2001 г. № 11-ФЗ).

 

Немаловажное значение имеет также регулирование вопросов документооборота. Согласно ст. 13 Конвенции 1993 г. документы, которые на территории одной из Договаривающихся Сторон изготовлены или засвидетельствованы учреждением или специально на то уполномоченным лицом в пределах их компетенции и по установленной форме и скреплены гербовой печатью, принимаются на территориях других Договаривающихся Сторон без какого-либо специального удостоверения. Документы, которые на территории одной из Договаривающихся Сторон рассматриваются как официальные документы, пользуются на территориях других Договаривающихся Сторон доказательственной силой официальных документов. Кроме того, Конвенцией предусмотрен обмен информацией по правовым вопросам между центральными учреждениями юстиции Договаривающихся Сторон.

Переданные российским судам в установленном порядке поручения иностранных судов о выполнении отдельных процессуальных действий исполняются на основе российского законодательства. Так, как правило, поручения исполняются судом, в районе деятельности которого должны быть совершены процессуальные действия. Если, например, речь идет о допросе свидетеля, то поручение выполняет районный суд по месту жительства свидетеля; поручение об осмотре на месте -- судом по месту нахождения объекта осмотра и т.д.

Исполнение судебного поручения на территории другого государства по общему правилу не дает основания для взыскания каких-либо сборов или издержек с запрашивающего государства, за исключением случаев, когда требуется соблюдение особой формы выполнения отдельных процессуальных действий, связанной с дополнительными расходами. В последнем случае запрашиваемая сторона может потребовать возмещения произведенных затрат. Статья 14 Гаагской конвенции предусматривает, что запрашиваемое государство имеет право истребовать от запрашивающего государства возмещение вознаграждения, выплаченного экспертам и переводчиками, и расходов, возникших в связи с применением особой процедуры.

Несомненно, что в каждом конкретном случае возникновения необходимости исполнения или направления судебного поручения следует обращаться к текстам международных договоров, действующих в Российской Федерации.

§ 5. Признание и исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)

Признание и исполнение решений государственных иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей) на территории Российской Федерации регулируется рядом многосторонних международных соглашений (конвенций), двусторонних международных договоров с участием РФ, а также национальными источниками права. К многосторонним относятся, например, Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса от 1 марта 1954 г. (далее — Гаагская конвенция 1954 г), Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 10 июня 1958 г., далее - Нью-Йоркская конвенция 1958 г.).

Довольно много двусторонних договоров о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам (некоторые по делам гражданским и уголовным, или только по гражданским, например, с Испанией и Италией, либо вообще без указания категорий дел) заключено СССР и РФ с другими странами. Договоры содержат главы о взаимном признании и исполнении решений государственных судов. В этих главах немало сходных положений, но есть и различия, которые необходимо учитывать на практике*.

*  Извлечения из более двух десятков таких международных договоров помещены в специальном приложении к Вестнику ВАС РФ № 3 за 1999 г. под наименованием «Признание и исполнение судебных решений по экономическим спорам (документы и комментарии)».

 

На европейском континенте действует Конвенция о юрисдикции и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и коммерческим делам (Брюссель, 24 сентября 1968 г.) и воспринявшая ее основные положения и расширившая состав участников новая Конвенция под тождественным наименованием (Лугано, 16 сентября 1988 г.). Высшим Арбитражным Судом РФ официально поставлен вопрос о присоединении РФ к Брюссельской конвенции и проводятся консультации о присоединении к Луганской конвенции*.

*  См.: Ефремов Л.В. К вопросу о присоединении России к некоторым международным конвенциям // Вестник ВАС РФ. Специальное приложение к № 10. Октябрь 2000. С. 6.

 

В числе российских национальных нормативных актов следует назвать Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей»* (далее — Указ 1988 г.), нормы которого в силу п. 2 постановления Верховного Совета РСФСР «О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств» от 12 декабря 1991 г. действуют на территории Российской Федерации**. Указ 1988 г., закрепив общее положение о допустимости признания и исполнения иностранных судебных актов только в случаях, предусмотренных международными договорами (конвенциями, соглашениями) с участием советского (ныне российского) государства, наметил пути для подписания, ратификации таких актов или присоединения к ним.

*  См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1988. № 26. Ст. 427.

**  См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1991.№ 51. Ст. 1798—1799.

 

Главным национальным источником в настоящее время является гл. 45 ГПК РФ. В ст. 4 ФЗ «О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» предусмотрено, что все федеральные и иные нормативные акты, действующие на территории РФ и связанные с ГПК РФ должны быть приведены в соответствие с ГПК РФ. Они применяются в части, не противоречащей новому Кодексу.

Статья 409 ГПК РФ сохраняет центральное положение Указа 1988 г. о том, что иностранные судебные решения признаются и исполняются в Российской Федерации судами, если это предусмотрено международным договором. Речь идет о решениях по гражданским делам, за исключением дел по экономическим спорам и других дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, а также приговорах по делам в части возмещения ущерба, причиненного преступлением. Причем, не имеет значения, какой зарубежный государственный суд или зарубежный третейский суд (арбитраж) вынес соответствующее решение.

Решения иностранных судов, которые не подлежат принудительному исполнению, перечисленные в ст. 415 ГПК РФ (например, о расторжении или признании недействительным брака между российскими гражданами, если оба супруга в момент рассмотрения дела проживали вне пределов РФ) признаются в Российской Федерации без какого-либо специального производства, если со стороны заинтересованного лица не поступит возражения против этого признания.

В определенной части процедуру признания либо разрешения принудительного исполнения иностранного судебного решения на территории РФ регулируют международные акты, но в основном применяются нормы ст. 409—415 ГПК РФ, где предусмотрены форма и содержание соответствующих заявлений, порядок их подачи и рассмотрения, обобщенные основания отклонения ходатайств и т.д.

Для начала такой специфической разновидности производства, как процедура принудительного исполнения, необходима подача заявления стороной-участницей спора, в пользу которой состоялось решение, в суд субъекта РФ по месту жительства или месту нахождения должника, либо если место нахождения или место жительства должника неизвестны, то по месту нахождения имущества должника.

Требования к ходатайству о принудительном исполнении решения иностранного суда предусмотрены ст. 411 ГПК РФ. Необходимо указать сведения о сторонах рассмотренного спора и их адресах, просьбу обратившейся стороны (взыскателя) о разрешении принудительного исполнения решения или об указании, с какого момента требуется его исполнение, а также перечень прилагаемых документов. С учетом объекта ходатайства определен состав прилагаемых к нему документов (ч. 2 ст. 411 ГПК): удостоверенные надлежащим образом копии решения, документов о его вступлении в законную силу, об извещениях ответчика и др.

Ходатайство о принудительном исполнении решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения рассматривается в открытом судебном заседании с извещением должника о времени и месте рассмотрения ходатайства, однако его неявка без уважительной причины не является препятствием для рассмотрения дела. Возможна ситуация, когда должник обратился с просьбой к суду о переносе времени рассмотрения ходатайства и суд эту просьбу удовлетворил, тогда время рассмотрения переносится и о новой дате извещается должник.

При рассмотрении дела суд РФ не вправе пересматривать решение иностранного суда по существу, он лишь проверяет, есть ли основания для приведения в исполнение иностранного судебного решения или в этом должно быть отказано.

Основания отказа в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения полностью или в части перечислены в ст. 412, 414, 417 ГПК РФ. В данном случае представлены в обобщенном варианте мотивы отказа, обычно по сложившейся мировой практике включенные в международные конвенции, соглашения, договоры соответствующего класса. Но в каждом конкретном случае с учетом этих нормативных актов по отношению к решению, вынесенному на территории иностранного государства, российский суд должен проверить, нет ли в актах с участием данного государства положений, не совпадающих с перечнем оснований, содержащихся в ГПК.

Ответы на такие вопросы более просты, когда речь идет о решениях иностранных третейских судов (арбитражей), поскольку на них распространяется Нью-Йоркская конвенция, которую ратифицировали, подписали или к ней присоединились более ПО государств. Сложнее может оказаться ситуация, когда признание и исполнение испрашивается по отношению к акту зарубежного государственного суда. Россия пока еще не участвует в универсальных международных соглашениях по таким вопросам (кроме соглашений внутри СНГ). А потому следует выяснять, есть ли договор между РФ и конкретной страной о правовой помощи, каково его содержание в части отказа в признании и исполнении решений, процедуру рассмотрения ходатайств и пр.

В ст. 412 ГПК содержится перечень оснований отказа в принудительном исполнении решений иностранного суда, большинство из которых являются также основаниями к отказу в признании решения иностранного суда и отказу в признании и исполнении решений иностранных третейских судов (арбитражей).

Это случаи, когда иностранное судебное решение еще не вступило в законную силу или не подлежит исполнению по закону государства, на территории которого оно принято; сторона, против которой вынесено решение не была должным образом извещена о процессе и вследствие этого была лишена возможности принять участие в процессе; рассмотренное дело относится к исключительной подсудности российского суда; есть вступившее в законную силу по тождественному спору решение суда в РФ; тождественное дело находится на рассмотрении суда в России, и оно возникло ранее начала его рассмотрения в иностранном суде; исполнение решения может нанести ущерб суверенитету РФ или угрожает безопасности РФ либо противоречит публичному порядку РФ; истек срок давности приведения решения к принудительному исполнению и этот срок не восстановлен судом в Российской Федерации по ходатайству взыскателя. Эти мотивы, которые должны быть выдвинуты и затем доказаны заинтересованной стороной (должником). Статья 412 ГПК РФ включает перечень наиболее общепризнанных оснований отказа в признании и исполнении иностранных судебных решений.

В отношении отказа в признании и исполнении решений иностранных третейских судов (арбитражей) следует добавить еще п. 1 ч. 1 ст. 417 ГПК РФ, в котором воспроизведено предусмотренное подп. «а» п. 1 ст. V Нью-Йоркской конвенции 1958 г. положение об отказе в признании и исполнении арбитражного (третейского) решения, если стороны третейского соглашения были по применимому к ним закону в какой-либо мере недееспособны или соглашение недействительно по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания — по закону страны, где решение было вынесено. Это положение подлежит применению в российском гражданском производстве, как и в Конвенции в целом.

Но в отдельных международных соглашениях и договорах могут быть закреплены специфические особенности оснований отказа и процедуры.

Гаагская конвенция 1964 г. отменила внесение платежей в суд иностранным истцом в качестве гарантии компенсации возможных издержек ответчика. Но в случае проигрыша дела таким истцом с него в государстве-участнике Конвенции, где он находится, присуждаются эти издержки, причем «решение о взыскании судебных издержек и расходов объявляются подлежащими исполнению без заслушивания сторон, при условии, однако, что сторона, с которой производится взыскание, имеет право на последующее обжалование в соответствии с законодательством государства, где испрашивается исполнение» (ст. 19).

По Минской конвенции 1993 г. к отказу в признании и исполнении решения иностранного суда приводит отсутствие документа, подтверждающее соглашение сторон по делу договорной подсудности (п. «д» ст. 55).

Можно привести некоторые примеры оснований отказа в признании и исполнении иностранных судебных решений, предусмотренных действующими двусторонними договорами между РФ и зарубежными государствами. Такой отказ имеет место, если суд, вынесший решение, не был компетентен рассматривать дело в соответствии с внутренним законодательством государства, на территории которого решение постановлено (п. 1 ст. 15 Договора с Ираком) и т.п.

После рассмотрения судом в судебном заседании ходатайства о признании и приведении в исполнение иностранного судебного решения, он выносит заключительное определение либо о принудительном исполнении решения иностранного суда либо об отказе в этом. На основании решения иностранного суда и вступившего в законную силу определения суда о принудительном исполнении решения выдается исполнительный лист, который направляется в суд по месту исполнения решения иностранного суда. Логично утверждать, что такое определение должно содержать наименование и место нахождения органа, вынесшего решение; наименование сторон (взыскателя и должника); сведения о самом решении, которое было предметом рассмотрения российского суда; и главный вывод — удовлетворить заявление или отказать в ходатайстве. Определение может быть обжаловано в вышестоящий суд в общем порядке (ч. 2 ст. 412 ГПК РФ).

Следует подчеркнуть, что приведенные, а также мотивы отказов в признании и исполнении иностранных судебных и арбитражных решений, имеющиеся в других договорах, касаются процедурных нарушений, не затрагивая существа конфликтов, обоснованности и законности иностранных правоприменительных актов. Однако это базовое положение небезгранично, отступления в принципе допустимы, например, при образовании тесного союза между двумя или более государствами.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 |