Имя материала: Международные экономические отношения

Автор: Евгений Федорович Авдокушин

3. региональные экономические организации

 

Успехи развития экономической интеграции в Западной Европе привлекли внимание в развивающихся регионах мира. В Латинской Америке, Африке и Азии возникло несколько десятков зон свободной торговли, таможенных или экономических союзов.

 

Североамериканская зона свободной торговли

Одним из наиболее заметных развивающихся интеграционных процессов стал процесс организации и функционирования североамериканской зоны свободной торговли — НАФТА1. Существующая экономическая интеграция США с Канадой и их сотрудничество с западноевропейскими партнерами перестали удовлетворять США. В результате интеграционные процессы в Северной Америке вышли за пределы государства. Был заключен договор о североамериканской зоне свободной торговли, вступивший в силу 1 января 1994 г. В НАФТА кроме США и Канады входит Мексика. Территория блока составляет обширную территорию с населением 370 млн. человек и мощным экономическим потенциалом. Ежегодное производство товаров и услуг этими странами составляет 7 трлн. долл. На их долю приходится около 20\% всего объема мировой торговли.

Основные положения договора включают:

• отмену таможенных пошлин на товары, которыми торгуют между собой США, Канада, Мексика;

• защиту североамериканского рынка от экспансии азиатских европейских компаний, пытающихся избежать американских пошлин путем реэкспорта своих товаров в США через Мексику;

• снятие запрета на капиталовложения и конкуренцию американских и канадских компаний в банковском и страховом деле в Мексике;

• создание трехсторонних групп для решения проблем, связанных с охраной окружающей среды.

В течение пяти лет США отменяют тарифы на импорт из Мексики около двух третей наименований продукции.

Наибольшую выгоду от заключенного соглашения получили потребители торгового блока, поскольку в результате усиления конкуренции и снижения тарифов снизились цены на широкий круг товаров. В выгодном положении оказались американские промышленники, поскольку возрос приток дешевой рабочей силы. Гарантированный рост доходов ожидается в таких секторах американской экономики, как производство электроники, компьютерного обеспечения, стройматериалов, автозапчастей и др. В то же время убытки несут американские фермеры, производящие сахар, цитрусовые, зимние овощи. Что касается Мексики, то она с помощью НАФТА планирует ускорить темпы своего экономического развития, примерно 1,6—2,6\% прироста ВВП. В итоге Мексика сможет сократить период реформирования своей экономики и приобщения к клубу развитых стран с полувека до 10—15 лет.

Менее всех выгод от НАФТА поначалу получает Канада. Ее экономика тесно связана с США, но едва заметно — с Мексикой. Однако по мере развития НАФТА Канада будет все больше втягиваться в интеграционные процессы и получать дивиденды от расширяющегося рынка.

Первые два года функционирования НАФТА не оправдали надежд в отношении создания дополнительных рабочих мест за счет увеличения объемов экспорта. Кроме того, положительное торговое сальдо в торговле США с Мексикой исчезло, уступив место дефициту в 1995 г. В конечном счете, по планам создателей НАФТА, полноценный североамериканский общий рынок может быть создан к 2010 г. Уже сейчас американские экономисты моделируют создание самодостаточного панамериканского торгового блока протяженностью от Аляски до Огненной Земли.

 

Таблица 15.1

Основные показатели ЕС и НАФТА в середине 90-х гг.

 

Показатели

ЕС (15 стран)

НАФТА

Территория, тыс. кв. км

3232,0

13 522,0

Население, млн. чел.

372,55

378,0

ВВП, млрд. долл.

7250,0

8500,0

Доля в мировом ВВП, \%

20,5

24,0

 

Южноамериканский общий рынок

Интеграционные процессы активизируются и в Южной Америке. В свое время (начало 60-х гг.) был образован Центральноамериканский общий рынок (ЦАОР). Однако политический и экономический кризис не позволяет реализовать планы интеграции в рамках ЦАОР. К середине 90-х гг. интеграционные процессы активизировались . посредством заключения в 1991 г. торгового пакта МЕРКОСУР между Аргентиной, Бразилией, Уругваем и Парагваем. За годы своего существования Общий рынок стран Южного конуса — МЕРКОСУР1 превратился в одну из самых динамичных интеграционных группировок мира. Уже в 1998 г. почти 95\% объема торговли между четырьмя участниками объединения не облагаются пошлинами, а оставшиеся товары к началу XXI в. будут отменены.

Если в середине 90-х гг. считалось, что латиноамериканские страны больше тянутся к блоку НАФТА, то сейчас эта ситуация изменилась. К МЕРКОСУР на основе соглашения о свободной торговле присоединились Чили и Боливия (как ассоциированные члены). Продвигаются вперед переговоры о сотрудничестве между МЕРКОСУР и Андской группой, куда помимо Боливии входят Венесуэла, Колумбия, Перу, Эквадор. В плане МЕРКОСУР — создание в недалекой перспективе южноамериканской зоны свободной торговли — САФТА, простирающейся от Панамского канала до Магелланова пролива.

Создание МЕРКОСУР привело к резкому увеличению взаимной торговли, расширению торгово-экономического сотрудничества с другими региональными торговыми группировками. Заметно возросла взаимная инвестиционная активность, нарастают инвестиции из-за рубежа. Успешная деятельность МЕРКОСУР оказывает заметное влияние на политическую стабильность в регионе.

Создание МЕРКОСУР привело к резкому увеличению взаимной торговли, расширению торгово-экономического сотрудничества с другими региональными торговыми группировками. Заметно возросла взаимная инвестиционная активность, нарастают инвестиции из-за рубежа. Успешная деятельность МЕРКОСУР оказывает заметное влияние на политическую стабильность в регионе.

В отличие от западноевропейской интеграции это южноамериканское объединение свидетельствует, что разные по своему уровню государства могут не только сосуществовать в единой организации, но и успешно сотрудничать. Для этого требуется тщательная подготовка всех звеньев таких объединений, высококвалифицированное руководство их деятельностью, умение найти для каждой страны свое место в этом процессе, сгладить противоречия, желание и умение идти на компромиссы.

 

Интеграционное сотрудничество в Африке, в арабских странах  

          Интеграционные процессы в своем регионе стремятся развивать и африканские государства. В 1989 г. в северной части Африканского континента был образован Союз Арабского Магриба с участием Алжира, Ливии, Мавритании, Марокко и Туниса. Договор об этом Союзе предусматривает организацию широкомасштабного экономического сотрудничества на уровне региональной интеграции. Однако регион Северной Африки представляет собой пять замкнутых в национальных границах, обособленных друг от друга рынков.

Стремление других африканских стран к экономической интеграции означает попытку отсталых, практически не имеющих между собой экономических связей государств создать в отдельных субрегионах Африки подходящие условия для развития промышленности, ориентированной на удовлетворение основных потребностей внутреннего рынка. Вступая в экономические и таможенные союзы, африканские страны планировали на основе скоординированной политики развивать взаимные экономические связи, создать в отдельных регионах относительно емкие внутренние рынки как базу для модернизации экономики. Интеграция рассматривалась как альтернативный путь развития, во многом как способ достижения прогресса при «опоре на собственные силы». Концепция «опоры на собственные силы» предполагает, что структурная перестройка экономики может быть достигнута за счет использования, прежде всего, местных ресурсов, всемерной мобилизации внутренних факторов развития. Эта идея присутствует и в планах Организации Африканского Единства по созданию к 2005 г. африканского экономического сообщества.

Практика интеграционных процессов в Африке, реализуемость провозглашаемых руководителями африканских государств направлений углубленного сотрудничества показывают, что в основном все эти цели и задачи остаются лишь благими пожеланиями. Экономическое сотрудничество бедных и отставших стран в традиционных формах не ведет к выходу из «порочного круга бедности», не обеспечивает сколько-нибудь ощутимый прогресс. Вместе с тем идея африканского общего рынка, несмотря на все неудачи его создания, по-прежнему популярна на континенте.

Стремление к интеграции, тесному взаимовыгодному сотрудничеству отмечается и среди арабских государств Персидского залива. С 1981 г. создан и функционирует Совет по сотрудничеству ряда арабских государств, включающий Саудовскую Аравию, Кувейт, Катар, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты и Оман («нефтяная шестерка»). В 1992 г. было объявлено о создании Организации экономического сотрудничества центрально-азиатских государств (ОЭС-ЭКО), которая, по замыслу учредителей, должна стать прообразом будущего Центрально-азиатского общего рынка, который должен включать и мусульманские республики СНГ — среднеазиатские, Казахстан, Азербайджан.

Говоря о сотрудничестве развивающихся стран, их стремлении к интеграции, следует иметь в виду, что реальные интеграционные процессы еще весьма слабы и различаются между собой по характеру, движущим факторам, темпам развития. Большинство развивающихся стран практически находятся вне процесса интеграции в ее подлинном смысле, т.е. процесса постоянно развивающихся непосредственных межстрановых связей на уровне как отдельных фирм и предприятий, так и национальных хозяйств в целом. Экономическое сотрудничество развивающихся стран, провозглашение ими интеграционных целей является лишь подготовительной ступенью реального интеграционного процесса. Многие из провозглашенных интеграционных группировок в силу незрелости социально-экономических отношений, примитивности и структурной недифференцированности национальных хозяйств, неразвитости рыночной и финансовой инфраструктур обрекали эти формирования либо на откровенное прозябание, либо на полную неудачу.

 

Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество

В последние годы набирают силу интеграционные процессы в Восточной Азии. На протяжении почти 30 лет наиболее успешно действует Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), в которую входит один из четырех азиатских «драконов» — Сингапур, а также НИС «новой волны» — Малайзия, Индонезия, Таиланд, Бруней и Филиппины. Успех взаимного сотрудничества в рамках этой группировки тесно связан с бурным экономическим ростом большинства из стран — участниц АСЕАН, сопоставимостью уровней их развития, хорошо налаженными и имеющими давние исторические традиции взаимными торговыми связями, а также отрегулированной формой сотрудничества. В планах АСЕАН до 2000 г. снизить таможенные пошлины стран-участниц в среднем на 5\% по 38 тыс. наименований товаров. В конце 1995 г. принято решение о создании зоны свободной торговли в 2003 г., а при благоприятном развитии событий — к 2000 г.

Перспективы развития экономической интеграции в Восточной Азии в значительной степени связывают с созданием организации Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Азиатско-тихоокеанское сотрудничество (АТЭС) — это межправительственная организация, объединяющая 21 государство региона.

АТЭС была создана в 1989 г. по предложению Австралии с целью развития экономического сотрудничества в бассейне Тихого океана. Первоначально в нее входили 12 стран: Австралия, Бруней, Канада, Индонезия, Япония, Малайзия, Новая Зеландия, Филиппины, Сингапур, Южная Корея, Таиланд и США. В последующие годы к ним присоединились Китай, Гонконг (Сянган), Тайвань, Мексика, Чили, Папуа — Новая Гвинея, а в 1998 г. — Вьетнам, Перу и Россия.

АТЭС формально имеет консультативный статус, однако в рамках его рабочих органов определяются региональные правила ведения торговли, инвестиционной и финансовой деятельности, проводятся встречи отраслевых министров и экспертов по вопросам сотрудничества в тех или иных областях.

В 1993 г. состоялась первая встреча лидеров стран АТЭС (Сиэтл, США), в ходе которой выявились серьезные расхождения по поводу неравномерности распределения благ от развертывающихся в регионе интеграционных процессов. По оценкам экспертов, либерализация торговли в АТЭС должна привести к росту реальных доходов стран-членов на 2\%. Однако выгоды получат, прежде всего, наиболее конкурентоспособные страны.

Оценивая процессы экономической интеграции в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), многие специалисты указывают на особые условия и своеобразие ее развития. К числу основных особенностей интеграционных процессов в АТР можно отнести следующие:

• во-первых, интеграционные процессы в организациях АТЭС идут при ведущей роли ТНК, создающих почву для межгосударственного сотрудничества. Это проявилось, в частности, в том, что образование неправительственных региональных экономических организаций — Тихоокеанского экономического совета — ТЭС (в 1967 г.) и Совета по тихоокеанскому экономическому сотрудничеству — СТЭС (в 1980 г.) намного опередило создание самой АТЭС. Вместе с тем ТЭС и СТЭС основывались на базе национальных комитетов, которые имели устойчивые связи со своими правительствами и получали от них всестороннюю поддержку;

• во-вторых, процесс интеграции охватывает страны с существенно разными уровнями экономического развития, разными культурами и социально-политическими системами. Уникальная роль АТЭС состоит в том, что в ней объединяются две великие экономические державы XX в. — США и Япония, а также экономический гигант XXI в. — Китай. Что касается Японии, то АТЭС является единственной международной структурой интеграционного типа, куда входит эта держава. Важно отметить тот факт, что в АТЭС входят КНР и Тайвань, непростые взаимоотношения между которыми требуют благоприятных внешних условий;

• в-третьих, интеграция в масштабах АТР включает субрегиональные экономические союзы (АСЕАН, НАФТА, Южно-Тихоокеанский форум и др.), т.е. допускает разные уровни интеграции, например по степени либерализации внешней торговли;

• в-четвертых, идеология тихоокеанского «открытого» регионализма, развитая в СТЭС и ТЭС, рассматривает региональную интеграцию как элемент экономического глобализма. При этом эволюция мировой экономики предстает как процесс постепенного объединения и взаимопроникновения региональных экономических союзов. Концепция «открытого регионализма» предполагает также, что внутри тихоокеанского региона снимаются ограничения на движение товаров, капиталов, рабочей силы, принимаются обязательства по отказу от протекционизма, стимулируются внутрирегиональные экономические связи.

В целом степень зрелости интеграционных отношений в рамках АТР пока невысок. Так, зону торговли в системе АСЕАН можно отнести к первому этапу развития экономической интеграции, т.е. к зоне свободной торговли с отменой тарифов и других ограничений. В отношении АТЭС пока можно говорить не как о зоне свободной торговли, а как об «открытой экономической ассоциации».

Перспективы развития АТЭС и интеграционных процессов в рамках этой организации на ближайшие годы рассматриваются в трех вариантах.

Первый — развитие АТЭС будет проходить по сценарию, принятому на совещании в Багоре (1994 г., Индонезия). В соответствии с ним будет создана зона свободной торговли и либерализация инвестиционной сферы в 2020 г. (для промышленно развитых стран — до 2010 г.). Снижение таможенных тарифов будет происходить в соответствии с соглашениями, достигнутыми в рамках ГАТТ/ВТО.

Второй, как полагают специалисты, наиболее вероятный вариант, закрепит за АТЭС роль форума для обсуждения проблем торговли в регионе. В этом случае неизбежны споры по поводу хода выполнения уже имеющихся договоренностей, что приведет к ослаблению организации. В этих условиях повысится роль других, более интегрированных региональных группировок, тем более что степень интегрированности отдельных стран в субрегионах и группах АТР относительно высока и они могут стать своеобразными полюсами, ячейками ускоренного развития интеграционых процессов региона в целом. Так, существует «треугольник роста» — южнокитайская экономическая зона (КНР, Гонконг, Тайвань); «золотой треугольник роста» (Индонезия, Малайзия, Сингапур); экономическая зона стран бассейна Японского моря; индокитайская экономическая зона.

Третий вариант не исключает возобладания протекционистских настроений в США и ЕС, что будет препятствовать быстрой либерализации мировой торговли и может ограничить рамки интеграционных процессов в АТЭС азиатскими странами.

Быстрый устойчивый экономический рост многих стран АТР способствовал формированию общего мнения о том, что центр мирового экономического развития сдвигается в сторону бассейна Тихого океана.

В середине 90-х гг. на страны АТЭС приходилось 38,2\% населения мира и 55,7\% его ВВП (в то время как на ЕС, например, соответственно 6,7 и 20,5\% ВВП). Близкий к ЕС удельный вес имеют и страны НАФТА. На АТЭС приходится также 43,9\% объема мировой торговли товарами, 32,9\% торговли услугами и 64,1\% экспорта технологий. В сфере внешней торговли зависимость от внутрирегиональных сделок в рамках АТЭС и входящих в нее стран составляла 70\%, в то время как у стран ЕС этот показатель достигал 55\%. Весьма быстрыми темпами растет товарооборот между тремя главными участниками АТЭС: Японией, США и странами Юго-Восточной Азии (без Японии).

По некоторым оценкам, среднегодовые темпы экономического прироста АТЭС до 2000 г. составляют 3—3,5\%. Причем азиатские страны в этом отношении будут значительно опережать своих промышленно более развитых западных партнеров. Высокие темпы экономического развития, нарастающие внутрирегиональные потоки товаров, услуг, капиталов дают основание в пользу вывода, что в XXI в. АТЭС станет стержнем экономического роста мира.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 |