Имя материала: Гражданский процесс

Автор: Ярков В.В.

Глава xiv. иск и право на иск

Литература: Аболонин ГО. Групповые иски в гражданском процессе. М., 2001; Ванеева Л.А. Реализация конституционного права граждан СССР на судебную защиту в гражданском судопроизводстве. Владивосток, 1988; Вершинин А.П. Выбор способа защиты гражданских прав. СПб., 2000; Гурвич М.А. Право на иск. М.-Л., 1949; Добровольский А.А. Исковая форма защиты права. М., 1965; Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М., 1979; Исаенкова О.В. Иск в гражданском судопроизводстве. Саратов, 1997; Кожухарь А.Н. Право на судебную защиту в исковом производстве. Кишинев, 1989; Крашенинников Е.А. К теории права на иск. Ярославль, 1995; Осокина ГЛ. Иск (теория и практика). М., 2000; Чугунова Е.И. Производные иски в гражданском и арбитражном процессе. Автореф. дис. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2003; Щеглов В.Н. Иск о судебной защите гражданского права. Томск, 1987.

§ 1. Понятие искового производства и иска

1. Исковое производство

Основное количество гражданских дел в судах общей юрисдикции рассматривается в порядке искового производства - это дела, возникающие из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений (п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК). В исковом производстве суд разрешает самые различные споры о праве гражданском (в широком смысле).

Таким образом, исковое производство - основной вид гражданского судопроизводства, устанавливающий наиболее общие правила судебного разбирательства. Предъявление иска в исковом производстве, как и обращение в суд с заявлением в неисковых производствах, является составным элементом более широкого конституционного права - права на обращение в суд за судебной защитой, закрепленного в ст. 46 Конституции России.

В соответствии со ст. 3 ГПК заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Отказ от права на обращение в суд недействителен. Таким образом, иск - одно из основных средств возбуждения гражданского процесса по конкретному делу, в данном случае - искового производства, приводящий в действие механизм судебной деятельности и осуществления правосудия.

 

Исковое производство является универсальным по своей юридической природе. Процессуальный регламент рассмотрения дел искового производства применим не только к делам, отнесенным к данному виду производства, но и к делам, рассматриваемым в производстве из публичных правоотношений (ч. 1 ст. 246 ГПК), в особом производстве (ч. 1 ст. 263 ГПК), в определенной степени - в других производствах, предусмотренных ГПК (гл. 45-47 ГПК). Поэтому изучение искового производства позволяет одновременно получить информацию и понять основные правила рассмотрения практически всех дел, подведомственных судам общей юрисдикции.

При изучении искового производства важно уяснить и понять основные ключевые категории данной темы: понятие иска, его внутреннюю структуру, виды исков, понятие права на предъявление иска, понять особенности фактических составов, определяющих возникновение и реализацию права на предъявление иска, способы распоряжения исковыми средствами защиты и способы защиты ответчика против иска. Серьезные научные дискуссии, которые имели и до сих пор имеют место по ключевым понятиям данной темы, накладывают отпечаток на правовое регулирование и судебную практику в сфере исковой защиты прав. Тема иска является одной из ключевых в теории гражданского процессуального права, отражая взаимосвязи материального и процессуального права.

2. Понятие иска

Это один из самых спорных вопросов в литературе. Наиболее общее определение заключается в том, что под иском понимается требование истца к ответчику о защите его права или охраняемого законом интереса, обращенное через суд первой инстанции. Иск - процессуальное средство защиты интересов истца, иск возбуждает исковое производство, спор тем самым передается на рассмотрение суда.

Можно говорить о нескольких основных концепциях понятия иска.

Во-первых, выделение права на иск в материально-правовом и процессуально-правовом смысле (М.А. Гурвич и другие ученые)*(115). Иск в процессуальном смысле - обращенное в суд первой инстанции требование о защите своих прав и интересов. В этом аспекте иск есть средство возбуждения гражданского процесса.

Иск в материальном смысле - право на удовлетворение своих исковых требований. Именно в этом плане в гл. 12 ГК используется понятие права на иск и исковая давность. В ГК понятие иска употребляется в смысле способности материального субъективного права к принудительному осуществлению через суд. Пропуск срока исковой давности (этот материально-правовой срок является юридическим фактом гражданского права) влечет за собой утрату права на иск в материально-правовом смысле. Как указано в п. 2 ст. 199 ГК, истечение срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению решения судом об отказе в иске. Таким образом, право на иск в материально-правовом смысле - это само спорное субъективное право, которое может быть принудительно осуществлено.

Во-вторых, ряд специалистов (А.Ф. Клейнман, А.А. Добровольский и др.) рассматривали иск в качестве единого понятия, состоящего из двух сторон: материально-правовой и процессуально-правовой*(116). Процессуально-правовая сторона иска - это требование истца к суду о защите его права. Материально-правовая сторона иска - это требование о защите материального права или интереса.

К.С. Юдельсон*(117), В.М. Семенов*(118), К.И. Комиссаров*(119) рассматривали иск как категорию гражданского процессуального права. Примерно такого же подхода придерживается и Г.Л. Осокина*(120). Эта точка зрения близка к позиции М.А. Гурвича и представляется более верной. Иск является понятием и институтом гражданского процессуального права, поэтому он не может быть таким двойственным материально-процессуальным институтом. Поэтому точнее характеризовать иск как обращенное в суд первой инстанции требование истца к ответчику о защите своего права или охраняемого законом интереса. Иск - процессуальное средство защиты интересов истца, иск возбуждает исковое производство, тем самым передавая спор на рассмотрение суда. Условия предъявления иска и сама возможность возбуждения дела в суде в порядке искового производства обусловлены обстоятельствами только процессуально-правового порядка, в связи с чем иск более точно характеризовать как категорию исключительно гражданского процессуального права.

§ 2. Элементы иска 1. Предмет иска

 

Иск является структурно сложным правовым образованием, в связи с чем законодательство позволяет выделить в нем ряд элементов. Под элементами иска понимаются его внутренние части, отражающие структуру иска. Общепризнано выделение двух элементов иска: предмета и основания иска.

Под предметом иска понимается определенное требование истца к ответчику, например о признании права авторства, о восстановлении на работе, о возмещении ущерба и т.д.

Как подчеркнуто в п. 4 ч. 2 ст. 131 ГПК, истец должен указать в исковом заявлении свое требование. Предмет иска не следует смешивать с определенным вещественным предметом (объектом) спора, т.е. денежными средствами, вещами, квартирой и т.д.

По каждому одному объекту спора могут быть предъявлены иски самого разного характера, например в связи с таким недвижимым имуществом, как жилой дом. Иски могут быть о признании права на жилой дом, о вселении, о выселении, о разделе, о сносе и т.д. Таким образом, вещественный предмет (объект) иска и предмет иска - различные понятия. В случае оспаривания нормативного или иного правового акта истец должен также указать, в чем заключается нарушение или угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца.

Право определения предмета иска принадлежит только истцу, который, например, по спору из гражданских правоотношений должен сам выбрать надлежащий способ защиты гражданских прав: признание права, присуждение к исполнению обязанностей в натуре, возмещение убытков, взыскание неустойки и т.д. в соответствии со ст. 12 ГК.

Так, по одному из конкретных дел истец заявил требование не чинить препятствий в пользовании садовым участком и обязании ответчика перенести построенное строение. Иск был удовлетворен, но решение суда отменено президиумом областного суда в связи с тем, что районный суд не определил адекватность таких требований истца последствиям нарушения ответчиком норм застройки, тогда как истец мог использовать и такой способ защиты гражданских прав, как возмещение убытков. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила постановление президиума областного суда и оставила в силе решение районного суда, подчеркнув, что выбор одного из способов защиты гражданских прав, предусмотренных в ст. 12 ГК, принадлежит не суду, а истцу, который определяет его в исковом заявлении*(121).

Правильное определение предмета иска определяет и будущее исполнение судебного акта, поскольку ограниченно сформулированные требования истцом могут в дальнейшем не позволить его принудительно исполнить. Например, истец предъявил иск только с требованием о признании сделки недействительной, не заявляя требования, связанные с правовыми последствиями удовлетворения иска судом. В этом случае суд вынесет решение о признании сделки недействительной, но для того, чтобы наступили последствия недействительности сделки, в решении суда в соответствии с требованиями истца должны быть определены и дальнейшие действия - возврат имущества, денежных средств, совершение иных определенных действий сторонами сделки, к которым ответчик может быть принужден судом. В таком случае истец будет вправе потребовать принудительного исполнения судебного решения в исполнительном производстве. Если же решение суда будет вынесено только в отношении заявленного требования, например о признании сделки недействительной, то принудительное исполнение такого решения будет невозможным.

2. Основание иска

Под основанием иска понимаются обстоятельства, из которых вытекает право требования истца, на которых истец их основывает.

На такое понимание основания иска прямо указывает п. 5 ч. 2 ст. 131 ГПК. Истец должен указывать в исковом заявлении не просто обстоятельства, а привести юридические факты, т.е. такие обстоятельства, с которыми закон связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений. Эти факты подлежат затем доказыванию истцом в гражданском процессе.

Факты, входящие в основание иска, принято подразделять натри группы:

факты, непосредственно правопроизводящие, из них непосредственно вытекает требование

истца. Например, по иску об обращении взыскания на предмет залога в качестве оснований выступают

такие факты, как наличие основного (кредитного) обязательства, наличие залогового обязательства,

исполнение кредитором своих обязательств перед заемщиком, надлежащее содержание и оформление

указанных договоров;

факты активной и пассивной легитимации.

В процессе легитимации устанавливается надлежащий характер сторон в гражданском процессе. При   этом   различаются   факты,   указывающие   на   связь  требования   с  определенным   субъектом,

 

заявившим это требование, т.е. с истцом (факты активной легитимации), и факты, указывающие на связь определенной обязанности с ответчиком (факты пассивной легитимации). Отсюда вытекает институт замены ненадлежащего ответчика.

Например, по иску об обращении взыскания на предмет залога в качестве фактов активной легитимации выступают обстоятельства, свидетельствующие о том, что истец является кредитором и залогодержателем, а в качестве фактов пассивной легитимации - обстоятельства, свидетельствующие, что ответчик является заемщиком и залогодателем, а при залоге третьего лица - только залогодателем;

3) факты повода к иску - это факты, указывающие, что наступило время для обращения в суд за судебной защитой. Например, по иску об обращении взыскания на предмет залога фактом повода к иску выступает отказ заемщика вернуть долг либо задержка в исполнении кредитного обязательства. Таким образом, истцу необходимо показать, что предпринимались определенные действия по досудебному урегулированию спора, а приведенные им факты свидетельствуют о невозможности урегулировать дело без суда.

Обычно субъективное право основывается не на одном юридическом факте, а на их совокупности, т.е. в основании иска должен приводится определенный фактический состав. Поэтому истец с точки зрения духа современного гражданского процесса - состязательного по своей форме и содержанию, должен привести самые разнообразные юридические факты, которые будут доказывать обоснованность его требований. Особую сложность представляет приведение в основании иска юридических фактов, исходя из норм с относительно определенными и неопределенными элементами, когда участникам гражданского оборота и суду дается право определения юридической значимости самых разнообразных обстоятельств, например если в основании иска приводятся юридические факты, свидетельствующие о злоупотреблении правом другой стороной договора, о недобросовестности участников гражданских правоотношений (в соответствии со ст. 10 ГК)*(122).

Основание иска также можно подразделить на фактическое и правовое*(123). Фактическое основание иска - это совокупность юридических фактов, а правовое - указание на конкретную норму права, на которых основывается требование истца. Хотя ч. 3 ст. 131 ГПК возлагает обязанность указывать в основании искового заявления на нормы права только на прокурора, делать в настоящее время это необходимо для всех истцов в силу бремени доказывания.

Поэтому точка зрения о необходимости выделения правового основания иска вполне резонна и обоснованна. Если же истец не в состоянии определить правовые основания иска, то он усложняет деятельность суда, а также защиту своих прав, поскольку не ясно, чего же хочет добиться истец. Сам же суд не должен в этом помогать истцу.

При этом истцу следует определить непосредственные правовые обоснования своего искового требования, здесь мало сослаться в целом на Конституцию РФ и, допустим, ГК. Необходимо определить конкретные правовые основания иска. Например, требование о признании сделки недействительной может быть заявлено по самым различным основаниям, указанным в ст. 168-179 ГК, и истец должен определить конкретное правовое основание иска, наличие которого и будет доказываться в ходе судебного процесса.

3. Содержание иска

Ряд ученых (например, М.А. Гурвич, А.Ф. Клейнман) выделяют и третий элемент иска -содержание иска, т.е. вид истребуемой истцом судебной защиты - признание, присуждение или прекращение, изменение, осуществление в иной форме преобразовательных полномочий суда. С данной точкой зрения в принципе можно согласиться, но лучше всего включать вид истребуемой судебной защиты непосредственно в содержание такого элемента иска, как его предмет. Ведь предмет иска и включает требование истца к ответчику о присуждении, признании права и т.д. Следует отметить, что в ст. 39, 131, 134 и других статьях ГПК не выделяется отдельно содержание как отдельный элемент иска.

4. Значение выделения элементов иска

В заключение рассмотрения элементов иска отметим значение их выделения в законодательстве, судебной практике и юридической доктрине.

Элементы иска являются главным критерием при определении тождества исков, поскольку тождество исков определяется совпадением предмета, основания и сторон иска. Если не совпадают стороны, предмет или основание иска, например появляются новые юридические факты в основании иска, то, соответственно, нельзя говорить о тождестве исков, и истец вправе вновь обращаться с иском в

 

суд.

Установление тождества исков является основанием для отказа в принятии искового заявления (ст. 134 ГПК), прекращения производства по делу (ст. 220 ГПК) либо оставления заявления без рассмотрения (ст. 222 ГПК). По правоотношениям длящегося характера (так называемые факты-состояния)*(124) тождество исков не имеет места. Например, согласно ч. 3 ст. 209 ГПК, если после вступления в законную силу решения, на основании которого с ответчика взыскиваются периодические платежи, изменяются обстоятельства, влияющие на определение размера платежей или на их продолжительность, каждая сторона вправе путем предъявления нового иска требовать изменения размера и сроков платежей.

Предмет и основание иска определяют границы предмета доказывания, пределы судебного разбирательства. Право на их изменение принадлежит только истцу. Суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом (ч. 3 ст. 196 ГПК). Например, согласно п. 2 ст. 166 ГК суд вправе по своей инициативе применить последствия недействительности ничтожной сделки.

Предмет иска является основанием для классификации исков по процессуально-правовому признаку.

§ 3. Виды исков

1. Основания классификации исков

Иск является сложной юридической категорией как в научном, так и в прикладном аспекте. Поэтому с целью получения более полной информации об иске имеется ряд классификаций, позволяющих определить особенности отдельных видов иска.

Иски возможно классифицировать потрем основаниям:

по предмету иска - процессуально-правовая классификация исков;

по объекту защиты - материально-правовая классификация исков;

по характеру защищаемого интереса.

Первые две классификации исков являются бесспорными и широко используются в юридической литературе и судебной практике. Последняя классификация исков - по характеру защищаемых интересов - появилась сравнительно недавно, но встретила поддержку со стороны ряда специалистов*(125).

2. Процессуально-правовая классификация исков

При процессуально-правовой классификации исков выделяются иски о признании, о присуждении и преобразовательные иски.

Иск о признании имеет целью защитить интересы истца, полагающего, что у него есть определенное субъективное право, но оно оспаривается другим лицом, например иск о праве на жилое помещение.

Иски о признании подразделяются на два вида - положительные (позитивные) и отрицательные (негативные).

Положительный иск о признании заключается в том, что истец обосновывает требование о признании за ним определенного права, например о признании права собственности на жилое помещение.

По отрицательному иску о признании истец отвергает существование определенного права, истец утверждает, что на нем нет определенной обязанности, например по иску об оспаривании права собственности на объект недвижимости либо об оспаривании актовой записи об отцовстве.

Таким образом, общее, характеризующее иски о признании, заключается в том, что истец не просит суд что-либо присудить ему, он требует признания субъективного права, интереса либо отрицает их существование.

Иск о присуждении характеризуется тем, что истец просит признать за ним определенное субъективное право, обязать ответчика соответственно этому признанному праву совершить определенные действия - передать денежные средства, имущество, освободить помещение, земельный участок и т.д.

Как видно, иск о присуждении по своей юридической характеристике гораздо шире, поскольку истец просит суд как признать за ним определенное право, так и совершить определенные действия по

 

его принудительному осуществлению, таков, например, иск о взыскании денежных сумм, о возмещении ущерба, изъятии имущества и т.д.

Нередко исковые требования о признании и о присуждении могут сочетаться в одном исковом заявлении, например о признании сделки купли-продажи жилого помещения недействительной и выселении из него прежних собственников.

Преобразовательные иски также имеют свои особые характеристики.

Под преобразовательными исками понимаются иски о прекращении, изменении, а в ряде случаев и о возникновении нового материального правоотношения.

Судебное решение в подобном случае выступает в качестве юридического факта материального права, которое изменяет структуру материального правоотношения, например, иск о признании брака недействительным прекращает соответствующие брачно-семейные правоотношения, иск о выделении доли права собственности превращает совместную в долевую собственность. Преобразовательные иски выделяются целым рядом видных ученых (прежде всего, М.А. Гурвичем и К.И. Комиссаровым), хотя многие ученые оспаривали данную точку зрения (прежде всего А.А. Добровольский, А.Ф. Клейнман и К.С. Юдельсон).

Авторы, возражающие против выделения преобразовательных исков, полагают, что суд по своей природе может защитить право, но не может установить новое право, преобразовать либо прекратить его существование. Они полагают, что суд принимает решение на основании определенных допроцессуальных юридических фактов, которые возникли и имели место до обращения в суд. Однако здесь не учитывается, что по закону, например, выдел доли осуществляется в случае спора на основании решения суда. Судебное решение в данном случае выступает как юридический факт материального права, заключая тем самым сложный фактический состав.

Следует учитывать, что современная судебная деятельность носит достаточно творческий характер, суду необходимо установить множество фактических обстоятельств, особенно в тех случаях, когда регулирование осуществляется с помощью норм с относительно-определенными и неопределенными гипотезами. Суду необходимо конкретизировать фактический состав и придать юридическую значимость тем либо иным фактам, например толкуя на основании представленных сторонами доказательств самые различные оценочные понятия. Во всех подобных случаях иск и решение суда носят преобразовательный характер и судебное решение выступает в качестве юридического факта материального права, объективируя в себе весь результат предшествующей судебной деятельности.

3. Материально-правовая классификация исков

В зависимости от характера спорного материального правоотношения, по отраслям и институтам гражданского, трудового и других отраслей права выделяются иски, возникающие из гражданских, трудовых, брачно-семейных, земельных и иных правоотношений.

Затем каждый вид иска, например из гражданских правоотношений, подразделяется на иски из обязательственных правоотношений, из причинения внедоговорного вреда, из авторского, изобретательского, наследственного права и т.д. Иски из обязательственных правоотношений, в свою очередь, подразделяются на иски из договоров купли-продажи, дарения, мены, ренты, хранения и т.д. Как видно, классификация исков по материально-правовому признаку может быть достаточно детальной и углубленной.

Практическое значение материально-правовой классификации исков заключается в следующем.

Во-первых, она лежит в основе судебной статистики, и по количеству тех либо иных дел в судах, увеличению их числа или уменьшению можно проследить состояние конкретных социальных процессов.

Во-вторых, на ее основании осуществляется обобщение судебной практики по отдельным категориям гражданских дел, принимаются постановления Пленума Верховного Суда РФ.

В-третьих, материально-правовая классификация исков положена в основание многих научных и прикладных исследований по особенностям судебного разбирательства отдельных категорий гражданских дел, например о защите права собственности. Достаточно много издается на основе материально-правовой классификации исков научной и справочной литературы по методике ведения дел в суде и доказыванию.

4. Классификация исков по характеру защищаемых интересов

Появление новых частноправовых способов защиты позволяет поставить вопрос о необходимости проведения классификации исков по новому критерию - по характеру защищаемых

 

интересов, а именно:

иски личные;

иски в защиту публичных и государственных интересов;

иски в защиту прав других лиц;

групповые иски;

производные (косвенные) иски.

Основанием классификации является вопрос о выгодоприобретателе по соответствующему иску, т.е. лице, чьи права и интересы защищаются в суде. В зависимости от вида иска по критерию характера защищаемого интереса можно выделить особенности процессуального регламента, связанные с возбуждением дела, понятием надлежащих сторон, содержанием судебного решения, его исполнением и др.

Личные иски направлены на защиту истцом собственных интересов, когда истец является участником спорного материального правоотношения и непосредственным выгодоприобретателем по судебному решению. Личные иски являются основой для рассмотрения значительного числа отнесенных к судебной подведомственности гражданских дел.

Иски в защиту публичных и государственных интересов направлены на защиту в основном имущественных прав государства либо интересов общества, когда невозможно выделить конкретного выгодоприобретателя, например иски прокурора либо уполномоченных органов исполнительной власти о признании сделки приватизации недействительной в интересах государства. Здесь выгодоприобретателем выступает государство либо общество в целом.

Иски в защиту прав других лиц направлены на защиту не самого истца, а других лиц, когда истец в силу закона уполномочен на возбуждение дела в их интересах, например заявления, подаваемые органами опеки и попечительства на основании ст. 46 ГПК или прокурором на основании ст. 45 ГПК в защиту прав несовершеннолетних детей. В подобном случае выгодоприобретателем выступает лицо, чьи интересы защищаются в суде как участника спорного материального правоотношения, которому и принадлежит право требования (ч. 2 ст. 38 ГПК).

Наибольший интерес в предлагаемой классификации представляют два новых вида исков - о защите неопределенного круга лиц и косвенные иски.

Групповые иски (в том числе их разновидность, распространенная в России, - иски в защиту неопределенного круга лиц) направлены на защиту интересов большой группы лиц, персональный состав которой неизвестен в момент возбуждения дела, например иски от имени обществ потребителей, антимонопольных органов в защиту неопределенного круга потребителей, иск прокурора о признании недействительным нормативного акта, который нарушает права неопределенного круга граждан и организаций. Круг конкретных выгодоприобретателей по данному иску неизвестен в момент возбуждения дела в суде. В отличие от классической модели процесса - один истец и один ответчик -модель группового иска учитывает возможную большую множественность пострадавших лиц на стороне истца, облегчая рассмотрение такого рода дел.

Появление данного вида исков связано с изменением и усложнением отношений, прежде всего, в сфере гражданского оборота, связанных с развитием конвейерного производства, развитием сферы услуг и другими обстоятельствами. В связи с этим появилась необходимость защиты интересов больших групп граждан, оказавшихся в одинаковой юридико-фактической ситуации вследствие нарушения их интересов одним и тем же лицом. Данный институт возник в Великобритании (representative action), a затем был воспринят в США (class action). Правовой основой его является правило 23 Федеральных правил гражданского судопроизводства в федеральных районных судах США и большая судебная практика американских судов. Групповой иск позволяет защищать интересы большой группы лиц, персональный состав которой неизвестен на момент возбуждения дела, одного или нескольких участников данной группы без специального уполномочия с их стороны.

Рациональное начало групповых исков заключается в том, что:

во-первых,   они  делают  экономически   целесообразным   рассмотрение  множества  мелких

требований на небольшие суммы, например большого числа мелких инвесторов, каждый из которых в

отдельности потерял небольшую сумму вследствие правонарушений на фондовом рынке;

во-вторых, они экономят время судей, поскольку позволяют в одном процессе рассмотреть

массу однотипных требований, наиболее полно выявить круг всех пострадавших и уравнять их шансы на

получение возмещения при исполнении решения суда;

в-третьих, адвокаты истцов получают вознаграждение только в том случае, если они добились

возмещения убытков членов группы;

в-четвертых, достигается и социальный эффект, поскольку одновременно защищается как

публичный интерес (пресекается противоправная деятельность какой-либо компании, организации), так

и частноправовые интересы (происходит взыскание убытков в пользу участников группы).

Сама процедура разбирательства, связанная с необходимостью оповещения и выявления всех

 

участников группы, позволяет сделать неопределенный состав группы потерпевших на момент возбуждения дела вполне определенным и персонифицированным к вынесению судебного решения*(126).

Следует иметь в виду, что групповой иск является сложной категорией и подразделяется, в свою очередь, на ряд разновидностей. В частности, по степени определенности многочисленной группы групповые иски подразделяются на определенные групповые иски (групповой иск представителя, иск к многочисленной группе ответчиков) и неопределенные групповые иски, связанные с защитой неопределенного круга лиц*(127). Именно последняя их разновидность получила распространение в российском законодательстве и получила закрепление в ст. 46 ГПК. При этом возможность защиты неопределенного круга лиц по ст. 46 ГПК связана с наличием специального указания в законе. В данном случае имеются в виду процессуальные нормы, рассредоточенные в самых различных федеральных законах последних лет.

В российском законодательстве впервые возможность защиты неопределенного круга лиц в гражданском процессе была предусмотрена в Законе РФ "О защите прав потребителей", предусматривавшем право ряда органов на возбуждение дел в защиту неопределенного круга потребителей. В соответствии со ст. 46 названного Закона федеральный антимонопольный орган (его территориальные органы), федеральные органы исполнительной власти (их территориальные органы), осуществляющие контроль за качеством и безопасностью товаров (работ, услуг), органы местного самоуправления, общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) вправе предъявлять иски в суды о признании действий продавцов (изготовителей, исполнителей) или организаций, выполняющих функции продавцов (изготовителей) на основании договоров с ними, противоправными в отношении неопределенного круга потребителей и прекращении этих действий.

При удовлетворении такого иска суд обязывает правонарушителя довести в установленный судом срок через средства массовой информации или иным способом до сведения потребителей решение суда. Вступившее в законную силу решение суда о признании действий ответчика противоправными в отношении неопределенного круга потребителей обязательно для суда, рассматривающего иск потребителя о гражданско-правовых действиях ответчика, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данными лицами (т.е. ответчиком).

Непосредственно правопорождающего значения такое судебное решение для неопределенного круга потребителей не имеет. Однако в новом судебном процессе им предстоит доказать факт своей легитимации, т.е. надлежащий характер как истцов и принадлежность им спорного субъективного права, о защите которого они просят суд. Тем самым допускается более эффективная правовая защита граждан, являющихся стороной по публичным договорам (ст. 426 ГК). В подобных ситуациях убытки потребителей по публичным договорам носят, как правило, однотипный характер, характер ущерба практически одинаков, что определяет нецелесообразность признания действий ответчика противоправными по отдельным, индивидуальным искам, что, однако, не исключает и полностью самостоятельного ведения дела каждым отдельно взятым потребителем.

Схожая юридическая конструкция содержится в ст. 26 Федерального закона "О рекламе", в ст. 19 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг", других федеральных законах.

Как видно, для защиты неопределенного круга лиц по российскому законодательству характерно следующее:

-           во-первых, защита в суде только публичных интересов такого круга лиц;

во-вторых,   для   защиты   частноправовых  интересов   каждому   потерпевшему   необходимо

обратиться с отдельным требованием в суд;

в-третьих,   нормы   о  защите  неопределенного   круга  лиц  рассредоточены   по  отдельным

материально-правовым актам;

-           в-четвертых,    отсутствует   процессуальный    регламент   в    ГПК,    который    бы    позволял

рассматривать данные дела по общим правилам.

Тем самым новые положения материального законодательства не обеспечиваются процессуальными механизмами их реализации, что в конечном счете затрудняет осуществление конституционного права на судебную защиту.

Производные (косвенные) иски являются новым способом частноправовой защиты прав акционеров, участников и учредителей хозяйственных обществ и товариществ, а также самих обществ.

Данный вид иска давно известен праву многих развитых стран и отражает возможности принуждения со стороны общества или группы его акционеров к определенному варианту поведения менеджеров общества, разрешая тем самым конфликты между владельцами общества и его руководителями. Концепция косвенного иска произошла из практики английского траста, т.е. доверительного управления чужим имуществом. Ведь обязанности директоров общества, корпорации происходят   от   принципа  траста   -  управления   чужим   имуществом,   средствами   его   владельцев-

 

акционеров. Поскольку менеджеры управляют чужим имуществом, на них возлагается так называемая доверительная ответственность, управляющие должны действовать наиболее эффективно в интересах корпорации, в конечном счете - акционеров, относясь к исполнению своих обязанностей с "должной заботой". Косвенные иски возникли в связи с тем, что по мере того, как акции "распылялись" среди множества акционеров, исчезала фигура единоличного собственника корпорации, управление сосредоточивалось в руках менеджеров, действовавших подчас в своих собственных интересах, а не в интересах нанявших их акционеров. Такие конфликты интересов и стали первопричиной появления косвенных исков как правового средства воздействия отдельных групп акционеров на менеджеров корпораций*(128).

Косвенные иски занимают особое место в системе исковой защиты прав. По косвенному иску в случае его удовлетворения прямым выгодоприобретателем является само общество, в пользу которого взыскивается присужденное. Выгода самих акционеров является косвенной, поскольку в свою пользу они лично ничего не получают, за исключением возмещения со стороны ответчика понесенных ими по делу судебных расходов в случае выигрыша дела.

Необходимость выделения косвенного иска в связи с развитием частноправовых способов защиты была в основном поддержана специалистами*(129). Вместе с тем концепция косвенного иска встретила и возражения, которые в основном можно свести к следующему. Взамен понятия косвенного иска предлагается использовать термин "корпоративный иск", как охватывающий самые различные требования, связанные с защитой прав акционерного общества - коллективного субъекта права и корпоративных отношений*(130). Такая критика вряд ли плодотворна, поскольку выделение корпоративного иска основано совершенно на других критериях, нежели косвенных исков. Выделение корпоративных исков основано на классификации исков по материально-правовому признаку, т.е. характеру материального правоотношения, из которого возник соответствующий спор и требование. Косвенные иски выделяются в рамках принципиально иной классификации - в зависимости от характера защищаемого интереса и выгодоприобретателя по иску.

Наиболее общее правило об основаниях предъявления косвенных исков содержится в п. 3 ст. 53 ГК. Согласно данной норме лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу. Указанная норма содержится в § 1 "Основные положения" гл. 4 ГК "Юридические лица". Подобное размещение нормы не случайно, поскольку тем самым данное общее правило об ответственности лиц, действующих от имени юридического лица, распространяется практически на все самые различные формы организации юридических лиц. Кроме того, приведенное нормативное положение, хотя и помещено в ГК, имеет и процессуальное значение, представляя собой пример нормы процессуального характера, помещенной в материально-правовой нормативный акт.

Общие признаки косвенного иска, содержащиеся в ст. 53 ГК, заключаются в следующем.

Во-первых, определяется субъектный состав участников данных отношений как в материальном, так и в процессуальном праве. С одной стороны, материально-правовое требование принадлежит юридическому лицу, а обязанным субъектом, которое должно возместить убытки, является лицо, выступающее от имени юридического лица. С точки зрения процессуальных правил право на предъявление иска предоставлено участникам юридического лица, которые рассматриваются в качестве истцов.

Во-вторых, норма п. 3 ст. 53 ГК в части определения надлежащих ответчиков является отсылочной по характеру, поскольку круг лиц, наделенных правом выступать от имени юридического лица, указывается в законе либо учредительных документах. Поэтому следует анализировать прежде всего положения федеральных законов, а также учредительных документов (в основном уставов) с целью установления уполномоченных лиц, которым предоставлено право выступать от имени юридических лиц.

В-третьих, определен характер искового требования, которое заключается в возмещении убытков, причиненных управляющими юридическому лицу. Какие-либо иные требования, например о расторжении сделки, могут предъявляться только с учетом положений действующего законодательства, поскольку признание в качестве надлежащих истцов по указанным требованиям акционеров и участников обществ с ограниченной ответственностью, членов кооперативов и других лиц связано с соблюдением правил п. 2 ст. 166 ГК.

В-четвертых, в п. 3 ст. 56 ГК определены пределы ответственности лиц, выступающих от имени юридических лиц, а именно если они не освобождены от возмещения убытков законом либо договором. Таким образом, в этой части данное положение п. 3 ст. 56 ГК также носит отсылочный характер.

В федеральных законах, регулирующих деятельность отдельных видов юридических лиц, положения о косвенных исках выражены самым различным образом. В корпоративном законодательстве

 

(Федеральных законах "Об акционерных обществах" и "Об обществах с ограниченной ответственностью") положения о косвенных исках сформулированы достаточно определенно (ст. 6, 71 Федерального закона "Об акционерных обществах", ст. 6, 10, 44-46 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"). Столь же конкретно они определены в п. 2 и 3 ст. 25 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций".

В федеральных законах, регулирующих деятельность отдельных видов производственных и потребительских кооперативов, о некоммерческих организациях положения о косвенных исках выражены в том плане, что отдельными нормами устанавливается круг лиц, имеющих право выступать от имени данных юридических лиц, а также пределы их ответственности. Однако в них не указан надлежащий истец, который имеет право обратиться с иском к управляющим о возмещении убытков, причиненных их действиями, юридическому лицу. В этом случае следует исходить из общего правила, содержащегося в п. 3 ст. 53 ГК, согласно которому право требования о взыскании убытков в пользу юридического лица принадлежит его учредителям и участникам.

Кроме права на предъявление иска о взыскании убытков в пользу юридического лица участники юридических лиц имеют право в отдельных случаях и право на обращение в суд с иском о признании недействительными сделок, заключенных юридическим лицом с нарушением норм действующего законодательства и не соответствующих интересам самого юридического лица. Такое право прямо предоставлено участникам обществ с ограниченной ответственностью ст. 45 и 46 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", которые могут заявлять требования о признании недействительными сделок с заинтересованностью и крупных сделок.

Предъявление косвенного иска возможно и применительно к взаимоотношениям дочернего и основного общества в соответствии с п. 3 ст. 105 ГК. Согласно данной норме участники (акционеры) дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу, если иное не установлено законами о хозяйственных обществах. Приведенные нормативные предписания получили развитие в п. 3 ст. 6 Федерального закона "Об акционерных обществах" и п. 3 ст. 6 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Право на предъявление косвенного иска акционерами к управляющим акционерного общества предоставлено в соответствии с п. 5 ст. 71 Федерального закона "Об акционерных обществах", во-первых, обществу и, во-вторых, акционеру либо группе акционеров, которые владеют в совокупности не менее чем 1\% размещенных обыкновенных акций общества. Введение такого своеобразного имущественного ценза для истца вполне оправданно, поскольку исключает возможность втягивания акционерного общества в затяжные судебные процессы со стороны лиц, имеющих крайне незначительное число акций. Наличие хотя бы 1\% акций у акционера или группы акционеров уже свидетельствует о серьезности их интереса в судебной защите.

В законодательстве не дается прямого ответа на вопрос, кого в данном случае можно рассматривать в качестве истца. Решение данного вопроса на примере косвенного иска акционеров к акционерному обществу возможно следующим образом. В качестве истца возможно рассматривать само акционерное общество. Предъявление иска акционерами от имени акционерного общества можно рассматривать в качестве своеобразной формы законного представительства, когда акционер при соблюдении условия о владении одним процентом акций может выступать в качестве представителя на основании п. 5 ст. 71 Федерального закона "Об акционерных обществах". Однако своеобразие отношений представительства по косвенному иску заключается в том, что по общему правилу представитель не может быть выгодоприобретателем по совершаемым им юридическим действиям, в том числе и в суде, от имени представляемого им лица. Здесь же акционеры являются в случае удовлетворения иска выгодоприобретателями, поскольку в конечном счете они защищают собственные имущественные интересы.

Краткая характеристика новых оснований для классификации исков по характеру защищаемых интересов и выделение в связи с этим групповых и косвенных исков как самостоятельного объекта юридического анализа показывает необходимость дальнейшего развития частноправовых способов защиты в сфере гражданского оборота. Если значительная часть проблем защиты прав переходит из сферы публичного права в сферу частного права, то процессуальное законодательство должно обеспечивать правовые механизмы, наделяющие заинтересованных лиц необходимым юридическим инструментарием для этого.

§ 4. Право на предъявление иска

Термин "иск" происходит от слова "искать" удовлетворения своих требований, защиты своего права.   В   соответствии   со   ст. 3   ГПК  заинтересованное   лицо   вправе   в   порядке,   установленном

 

законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов. Таким образом, реализация права на обращение в суд за судебной защитой в форме подачи искового заявления возможна в порядке, установленном законом. Право на предъявление иска является в этом плане формой реализации права на обращение в суд.

Понимание права на обращение в суд различалось в зависимости от эпохи развития гражданского процессуального права. Традиционно право на обращение в суд за судебной защитой связывалось с наличием целого ряда предпосылок. Предложенная впервые в советской литературе профессором М.А. Гурвичем система предпосылок дифференцировалась на общие и специальные в зависимости от характера их действия, а также по иным критериям*(131). Впоследствии она дополнялась и уточнялась в целом ряде других работ*(132). Иной подход был обоснован профессором К.И. Комиссаровым, который писал, исходя из содержания ст. 3 ГПК, что система предпосылок создает впечатление о сложности обращения в суд, однако указанные предпосылки являются исключениями, закрывающими возможность обращения к суду*(133).

С современных позиций становления судебной власти и последовательной реализации в Конституции России и процессуальном законодательстве доступа к правосудию (в плане обращения к суду, снятия ограничений по подведомственности) следует иначе смотреть на теорию предпосылок. Характеристика права на предъявление иска и на обращение в суд с позиций сложной системы предпосылок была исторически оправданна в период ее обоснования М.А. Гурвичем. Такая концепция носила по-своему прогрессивный характер, так как ограничивала четкими критериями - определенным, пусть и большим количеством предпосылок - свободное усмотрение судей при принятии заявления и возбуждении дела*(134). Теперь же при расширении сферы судебной защиты и признании права на обращение в суд за практически каждым лицом возникает необходимость иной теоретической и практической трактовки права на обращение в суд и самой динамики возбуждения дела в суде.

Определение правопорождающих условий права на обращение в суд возможно только с учетом всего круга различных фактических обстоятельств. Можно выделить право на обращение в суд, с одной стороны, как возможность обращения за судебной защитой и, с другой стороны, реализуемое в конкретной ситуации, при возбуждении конкретного дела. Право на обращение в суд вначале существует как потенциальная возможность обращения за судебной защитой. Его последующая реализация зависит от усмотрения соответствующего лица в силу действия принципа диспозитивности, так как лицо вправе и не обращаться в суд, а при наличии правил множественной подведомственности избрать иной орган гражданской юрисдикции для разрешения возникшего юридического дела. Обращение в суд переводит потенциальное право на обращение в суд из сферы возможного в область действительного. Реализация права на обращение в суд в конкретном процессе связана с установлением судьей фактического состава, что необходимо для возбуждения дела в суде. Поэтому следует различать взаимодействие юридических условий и фактов при возбуждении дела в суде. Общие юридические условия при обращении в суд приобретают значение конкретных юридических фактов в данном фактическом составе.

К числу общих юридических условий, определяющих возникновение права на обращение в суд, относятся процессуальная правоспособность и подведомственность. Иные предпосылки, фактические условия, относимые к числу правообразующих при обращении в суд, таких функций не выполняют. Они либо носят специальный характер, либо играют роль правопрекращающих юридических фактов. Процессуальная правоспособность и подведомственность отличаются тем, что носят характер наиболее общих юридических условий для возникновения права на обращение в суд по любому гражданскому делу. Право на обращение в суд может быть только у лица, наделенного процессуальной правоспособностью. Лицо неправоспособное такой возможности лишено, и поэтому говорить о праве на обращение в суд неправоспособных субъектов вряд ли стоит.

Подведомственность является также необходимым юридическим условием возникновения права на обращение в суд. Подведомственность очерчивает общие рамки, границы существования права на обращение в суд. Правоспособность без подведомственности не может привести к возникновению данного права. В связи с этим интересно обоснованное В.М. Жуйковым понимание подведомственности как главной предпосылки права на судебную защиту*(135). Однако только с подведомственностью связывать право на обращение в суд за судебной защитой вряд ли возможно.

Только два указанных юридических условия в комплексе характеризуют право на обращение в суд за судебной защитой. Если правоспособность определяет субъекта - носителя права на обращение в суд, то подведомственность очерчивает границы, пределы осуществления данного права между различными органами судебной власти.

В пользу изложенного понимания условий возникновения права на обращение в суд говорит и анализ оснований к отказу в принятии заявления. Прежде всего, судья вправе отказать в принятии заявления ввиду отсутствия у заявителя правоспособности (ст. 36 ГПК, п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК). Вторая

 

группа оснований отказа в принятии заявления сводится к полной неподведомственности дела суду, когда заявление подлежит рассмотрению в ином судебном порядке (п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК). Временная неподведомственность, связанная с несоблюдением предварительного внесудебного порядка, является основанием для возвращения искового заявления (п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК).

Третья группа оснований к отказу в принятии заявления связана со свойством исключительности вступивших в законную силу судебных актов. Механизм судебной защиты соответствующим лицом по конкретному делу может быть использован только один раз. Реализованное право на обращение в суд по общему правилу не может быть осуществлено вновь, за исключением случаев окончания дела на основании фактических обстоятельств, указанных в ст. 222 ГПК. Поэтому юридические факты, указанные в п. 2 и 3 ч. 1 ст. 134 ГПК, прекращают право на обращение в суд по тождественному делу.

§ 5. Изменения в исковых средствах защиты прав

1. Использование исковых средств защиты прав

В ходе гражданского процесса на судьбу спора могут влиять самые различные процессуальные действия. В частности, по самым различным причинам могут изменяться предмет или основания заявленных требований, истец вправе увеличить или уменьшить размер исковых требований. Кроме того, допустимой является реализация права истца на отказ от иска и права ответчика признать иск. Самым существенным образом на судьбу предмета спора и результаты процесса влияет также заключение мирового соглашения между сторонами гражданского процесса. Соединение и разъединение исковых требований также влияет на характер и содержание дела, рассматриваемого судом, хотя и несколько выходит за рамки распоряжения исковыми средствами защиты.

Все указанные формы использования исковых средств определяются принципом диспозитивности гражданского процессуального права, в силу которого сами стороны определяют судьбу спора посредством распоряжения исковыми средствами защиты. Общим в их характеристике является правовая регламентация порядка и правил совершения, подконтрольность во многих случаях суду, возможность использования соответствующих правомочий на самых различных стадиях гражданского процесса. Вместе с тем между ними есть и существенные различия, поэтому каждое из указанных исковых средств защиты права нуждается в специальном юридическом анализе.

2. Изменение иска

Изменение иска заключается в следующем. В соответствии со ст. 39 ГПК истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований. ГПК и судебная практика выработали определенные правила толкования данной нормы. В частности, истец вправе изменить или предмет, или основание иска. Недопустимым является одновременное изменение предмета и основания иска, поскольку в этом случае истец предъявляет новый иск, что следует производить по общим правилам предъявления исков. Изменение предмета иска может производиться, например, в случае, когда вместо первоначального требования о признании сделки недействительной как оспоримой заявляется требование о применении последствий ничтожности сделки.

Изменение основания иска также может производиться только при неизменном требовании истца, отраженном в предмете иска. Например, требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть заявлено по самым различным основаниям, первоначально истец мог указать в качестве основания иска то обстоятельство, что сделка, о признании недействительной которой заявлен иск в суд, была заключена под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК), а затем - в связи со стечением тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК).

Таким же образом совершаются действия истца по изменению размера исковых требований, когда истец вправе увеличить или уменьшить их размер. Чаще всего истцы прибегают к увеличению размера исковых требований, когда первоначально иск заявляется только о взыскании части суммы долга и неустойки, а затем, после того как правота истца становится очевидной в ходе судебного разбирательства, истец увеличивает размер своих требований. Порядок реализации указанных правомочий истца подчиняется общим правилам процессуального регламента. Все указанные действия не подлежат по правилам ГПК контролю со стороны суда и осуществляются на основании свободного волеизъявления истца. В частности, соответствующие действия истца по изменению предмета или основания иска, увеличению или уменьшению размера исковых требований должны быть зафиксированы в письменной форме - путем подачи в суд отдельного документа либо устного заявления

 

истца, которое подлежит занесению в протокол судебного заседания. Согласно ч. 2 ст. 92 ГПК при увеличении исковых требований во время рассмотрения дела недостающая сумма пошлины доплачивается в соответствии с увеличенной ценой иска. На истце лежит бремя доказывания юридических фактов нового основания иска, обоснования правомерности изменения предмета иска, например в плане его соответствия установленным способам защиты гражданских прав.

3. Отказ от иска

В соответствии со ст. 39 ГПК истец вправе отказаться от иска. Отказ от иска представляет собой действие истца, направленное на прекращение производства по делу. В соответствии со ст. 39 ГПК отказ от иска является распорядительным действием, подлежащим контролю со стороны суда. Суд вправе не принять отказ от иска, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (ч. 2 ст. 39 ГПК). На суде в соответствии со ст. 173 ГПК лежит обязанность разъяснить истцу последствия отказа истца от иска.

Истец при этом вправе отказаться как от части исковых требований (например, только от требования о взыскании неустойки), так и от всех заявленных им требований к ответчику. Отказ от иска может быть зафиксирован различным образом. Во-первых, отказ от иска может быть зафиксирован в отдельном документе, который подается истцом в суд и приобщается к материалам дела, о чем указывается в протоколе судебного заседания. Во-вторых, отказ от иска может быть заявлен устно в судебном заседании, вносится в протокол судебного заседания и подписывается истцом (ч. 1 ст. 173 ГПК).

Во всех случаях отказ истца от иска оформляется путем вынесения судебного определения, которое прекращает производство по делу полностью либо в части (ч. 3 ст. 173, ч. 4 ст. 220 ГПК). В дальнейшем такое определение делает невозможным вторичное обращение к суду с тождественным требованием со стороны истца. Для ответчика такое определение о прекращении производства по делу в связи с отказом истца от иска не является правопрепятствующим юридическим фактом.

Например, Ф. отказался от иска к К. о разделе совместно нажитого имущества, в связи с чем производство по делу было прекращено. В дальнейшем К. предъявил иск к Ф. о разделе совместно нажитого имущества, однако производство по делу было прекращено. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила судебные постановления и направила дело для рассмотрения в суд первой инстанции, указав следующее. Статьей 46 Конституции РФ каждому гарантируется право на судебную защиту, поэтому Ф. правомерно обратился в суд за защитой своих имущественных прав. Вывод судебных инстанций со ссылкой на п. 3 ст. 219 ГПК РСФСР (по ГПК РФ -ч. 3 ст. 220) о невозможности обращения Ф. в суд с данным иском, так как уже ранее вынесено определение о прекращении производства по делу по аналогичному иску К. к нему, нельзя признать правомерным.

Согласно ч. 3 ст. 165 ГПК РСФСР (по ГПК РФ - ч. 2 ст. 173) до принятия отказа истца от иска суд разъясняет истцу последствия, предусмотренные ст. 220 ГПК РСФСР (по ГПК РФ - ст. 221), -невозможность вторичного обращения к суду по тождественному спору. Как следует из этой нормы закона, последствия отказа от иска разъясняются только истцу, а не сторонам, в связи с чем предусмотренные ст. 220 ГПК РСФСР последствия прекращения производства по делу ввиду отказа истца от иска касаются только истца, а не ответчика*(136).

4. Соединение и разъединение исковых требований

В соответствии со ст. 151 ГПК истец вправе соединить в одном заявлении несколько исковых требований, связанных между собой. Такое соединение нескольких требований позволяет из соображений процессуальной экономии более быстро и эффективно рассмотреть несколько гражданских дел, по которым совпадают стороны, имеются общие доказательства. Все это экономит время как судей, так и лиц, участвующих в деле, а также лиц, содействующих правосудию, например свидетелей.

Связанность понимается в судебной практике довольно широко, например, взаимосвязаны денежные требования. По жилищным делам нередко взаимосвязано сразу несколько требований - о признании ордера недействительным и о выселении. Вместе с тем недопустимы связи, которые мешают рассмотрению дела.

Ряд разъяснений о связанности дается в судебной практике, в частности в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака". Согласно п. 11-13 приведенного постановления одновременно

 

с иском о расторжении брака может быть рассмотрено и требование о признании брачного договора недействительным полностью или в части, поскольку такие требования связаны между собой.

Правило, предусмотренное п. 3 ст. 24 СК, о недопустимости раздела имущества супругов в бракоразводном процессе, если спор о нем затрагивает права третьих лиц, не распространяется на случаи раздела вкладов, внесенных супругами в кредитные организации за счет общих доходов, независимо от того, на имя кого из супругов внесены денежные средства, поскольку при разделе таких вкладов права банков либо иных кредитных организаций не затрагиваются.

Если же третьи лица предоставили супругам денежные средства и последние внесли их на свое имя в кредитные организации, третьи лица вправе предъявить иск о возврате соответствующих сумм по нормам ГК, который подлежит рассмотрению в отдельном производстве. В таком же порядке могут быть разрешены требования членов крестьянского (фермерского) хозяйства или членов бывшего колхозного двора и других лиц к супругам - членам крестьянского (фермерского) хозяйства или бывшего колхозного двора.

В случае, когда одновременно с иском о расторжении брака заявлено требование о взыскании алиментов на детей, однако другая сторона

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 |