Имя материала: Гражданское процессуальное право России

Автор: Н.Д. Эриашвили

11.2. виды исков

В науке гражданского процессуального права общепринята классификация исков по процессуальному признаку в зависимости от предмета иска. С этой точки зрения они подразделяются на иски о признании (установительные), о присуждении (исполнительные) и преобразовательные (конституционные).

В исках о признании просьба истца направлена на признание судом факта наличия или отсутствия спорного материального правоотношения между ним и ответчиком. Внутренняя классификация исков о признании определяется характером самой просьбы истца.

Когда на рассмотрение суда ставится вопрос об установлении факта наличия между сторонами материального правоотношения, иск называется положительным {позитивным). Если же просьба истца состоит в том, чтобы установить факт отсутствия спорного правоотношения между ним и ответчиком, иск является отрицательным {негативным).

Единственная цель истца при предъявлении исков о признании — добиться определенности своего субъективного права, обеспечить его бесспорность на будущее. Решение суда, вынесенное по иску о признании, может иметь преюдициальное значение для последующего иска о присуждении или преобразовательного иска.

Истец, являющийся участником общей совместной собственности, может предъявить иск о признании за ним права на долю общего имущества. Этим он предупреждает возможные притязания сособственников на эту часть собственности и получает право на отчуждение своей доли другим лицам.

В иске об установлении отцовства защищаются нарушенные права ребенка, сами же обязанности предполагаемого отца, если факт отцовства будет установлен, закреплены в нормах материального права, и их подтверждения в судебном решении не требуется.

В дальнейшем в случае уклонения лица, чье отцовство установлено судом, от выполнения обязанностей по воспитанию и содержанию ребенка возможно вынесение решения о взыскании алиментов или о лишении родительских прав, т.е. применение более сложного способа защиты субъективного права — присуждения ответчика к исполнению конкретных обязанностей.

Структурный анализ предмета любого иска показывает, что без установления факта наличия между сторонами спорного материального правоотношения невозможно решение вопроса о присуждении обязанного лица к совершению каких-либо действий в пользу истца, а также вопроса об изменении или прекращении правоотношения. Следовательно, положительный иск о признании сопутствует каждому иску заинтересованного лица о присуждении или преобразовании.

Иски о присуждении отличаются от исков о признании более сложным предметом. В них истец просит не только признания факта существования своего субъективного материального права, но и присуждения ответчика к исполнению лежащих на нем материально-правовых обязанностей. Посредством присуждения ответчик принуждается помимо его воли к совершению определенных действий в пользу истца.

Истец просит присудить с ответчика сумму в возмещение материального ущерба, обязать ответчика устранить недостатки в произведенной им работе, передать истцу какое-либо имущество, удерживаемое ответчиком.

Истец вправе требовать присуждения ответчика не только к совершению активных действий. В необходимых случаях просьба истца заключается в том, чтобы обязать ответчика воздерживаться от действий, препятствующих осуществлению конкретных прав истца (т.е. ответчик присуждается к пассивному поведению).

Устанавливая порядок участия отдельно проживающего родителя в воспитании ребенка, переданного на воспитание другому родителю, суд обязывает ответчика воздерживаться от нарушения такого порядка, защищая тем самым права истца и ребенка.

Решение суда по иску о присуждении является основанием для выдачи исполнительного листа и может быть обращено к принудительному исполнению в случае отказа ответчика от добровольного выполнения возложенной на него судом обязанности.

Иски о присуждении называются исполнительными (исками с исполнительной силой).

1 См.: Советский гражданский процесс / Под ред. М.А. Гурвича. М., 1975. С. 108. О позиции ученых, высказывающихся против выделения преобразовательных исков. См.: Гражданский процесс: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец, 2007. С. 233—234 (автор главы проф. С.А. Иванова).

В теории выделяется еще одна группа исков — преобразователь' ные, или конститутивные1. Цель такого иска, вытекающая из самого его названия, заключается во внесении изменений в правовые отношения сторон. Эти изменения выражаются в образовании нового либо изменении или прекращении существующего правоотношения на основании судебного решения, а не вследствие иных фактов, в частности возникших до процесса.

Наличие таких исков связывается обычно правомочием участ--ника гражданского правоотношения прекратить или изменить его путем одностороннего волеизъявления. В одних случаях такое правомочие не требует чьей-либо помощи (например, право доверителя в одностороннем порядке отменить договор поручения или право поверенного отказаться от договора поручения — п. 2 ст. 977 ГК), в других — требуется судебный контроль над таким действием, осуществляемый в форме преобразовательного решения, без вынесения которого одностороннее волеизъявление признается недостаточным.

Судебный контроль необходим, когда для возникновения права на одностороннее волеизъявление требуется указанное в законе основание (право на досрочное расторжение договора аренды у арендодателя возникает в случаях, перечисленных в ст. 619 ГК, и аналогичное право арендатора — в случаях, перечисленных в ст. 620), либо когда для осуществления преобразовательного правомочия требуется обращение в суд (расторжение брака между родителями, имеющими несовершеннолетних детей).

Решение в этих случаях служит проверке законности и обоснованности прекращения или изменения правоотношения, важной гарантией правомерности одностороннего волеизъявления и защиты законных интересов сторон.

Эти решения могут повлечь возникновение новых правоотношений, например с разделом жилой площади между нанимателями возникают новые договоры найма жилого помещения.

Решения могут также детализировать содержание существующих правоотношений, которые нормой права полностью не урегулированы, а суд имеет право восполнить эти пробелы правовой нормы. К ним относятся, в частности, решения (иски) об определении размера алиментов, когда он не может быть установлен в процентном отношении к заработку, по спорам о лишении либо ограничении родительских прав (ст. 71, 73 СК), спорам по выделе доли из общего имущества (ст. 252 ГК) и разделе наследственного имущества (ст. 1165 ГК).

Эти решения называются регламентирующими. Они представляют собой разновидность преобразовательных решений, так как всякое дополнение содержания существующего правоотношения есть его изменение.

Причина существования регламентирующих исков заключается в незавершенности правового регулирования. Значение имеют самые разнообразные факты, предусмотреть которые в полном объеме в правовых нормах невозможно, для чего суду дается право восполнить этот пробел.

Преобразовательные иски и решения характеризуют две особенности: во-первых, если законом специально предусмотрена возможность возникновения одностороннего правомочия; во-вторых, если налицо те факты, с которыми закон связывает его возникновение.

Материально-правовым основанием таких исков являются способы защиты, установленные ст. 12 ГК, допускающие возможность изменения и прекращения правоотношений.

Однако имеется и другая точка зрения, согласно которой так называемые конститутивные иски противоречат сущности правосудия, призванного к защите наличных прав, а не к установлению и регулированию правоотношений (ст. 2 ГПК). По своему содержанию они могут быть сведены к искам или о присуждении, если в соответствии с возникшими до процесса юридическими фактами и на основании закона в них содержится требование о принудительном осуществлении права, или о признании, если требование истца сводится к признанию наличия или отсутствия определенных правоотношений1.

В качестве самостоятельного вида конституционные иски выделены в процессуальном законодательстве Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии.

По характеру защищаемых интересов иски делятся на три вида:

личные;

о защите публичных и государственных интересов, прав других лиц, неопределенного круга лиц (групповые);

косвенные (производные)2.

Основанием классификации является вопрос о выгодоприобретателе по соответствующему иску, т.е. лице, чьи права и интересы защищаются в суде.

В зависимости от вида иска можно выделить особенности процессуального регламента, связанные с возбуждением дела, понятием надлежащих сторон, содержанием судебного решения, его исполнением и др.

Личные иски направлены на защиту истцом собственных интересов. Истец является участником спорного материального правоотношения и непосредственным выгодоприобретателем по судебному решению.

1          См.: Зейдер Н.Б. Спорный вопрос гражданского процесса (к допустимости преобразовательных исков в советском праве) // Советское государство и право. 1947. № 4.

2          См.: Гражданский процесс: Учебник / Под ред. проф. В.В. Яркова. С. 264; Колесов П.П. К ревизии отечественной теории производного иска // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. № 2. С. 21.

Личные иски — это основа для рассмотрения значительного числа гражданских дел, отнесенных к подведомственности судов общей юрисдикции.

Иски о защите неопределенного круга лиц (групповые иски)' — иски в защиту публичных и государственных интересов, направленные на защиту в основном имущественных прав государства либо интересов общества. В них невозможно выделить конкретного выгодоприобретателя.

В российском законодательстве впервые возможность защиты неопределенного круга лиц в гражданском процессе установлена Законом РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 (в редакции от 9 января 1996 г., с изменениями от 16 ок; тября 2006 г.)2, предусматривавшем право ряда органов на возбуждение дел в защиту неопределенного круга потребителей.

В соответствии со ст. 46 Закона о защите прав потребителей . уполномоченный федеральный орган исполнительной власти по контролю (надзору) в области защиты прав потребителей (его территориальные органы), иные федеральные органы исполнительной власти (их территориальные органы), осуществляющие функции по> контролю и надзору в области защиты прав потребителей и безопасности товаров (работ, услуг), органы местного самоуправления, общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) вправе предъявлять иски в суды о признании действий изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) противоправными в отношении неопределенного круга потребителей и о прекращении этих действий.

При удовлетворении такого иска суд обязывает правонарушителя довести в установленный судом срок через средства массовой информации или иным способом до сведения потребителей решение суда. Вступившее в законную силу решение суда о признании действий ответчика противоправными в отношении неопределенного круга потребителей обязательно для суда, рассматривающего иск потребителя о гражданско-правовых действиях ответчика, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данными лицами (т.е. ответчиком).

1          Эти термины могут употребляться как означающие одно и то же правовое явление. Первоначально круг лиц, интересы которых защищаются, не определен, но в дальнейшем, к вынесению решения, состав группы становится вполне персонифицированным. Существует, однако, и другое понимание данного вопроса. Так, М.К. Треушников отождествляет групповой иск и соучастие (см.: Российский юридический журнал. 1997. № 2. С. 150. 151).

2          См.: ВСНД РФ и ВС РФ. 1992. № 15. Ст. 766; СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 140; 2006. № 43. Ст. 4412.

Непосредственно правопорождающего значения такое судебное решение для неопределенного круга потребителей не имеет. Однако в новом судебном процессе им предстоит доказать факт своей легитимации, т.е. надлежащий характер как истцов и принадлежность им спорного субъективного права, о защите которого они просят суд. Тем самым устанавливается более эффективная правовая защита граждан, являющихся стороной по публичным договорам (ст. 426 ГК).

В подобных ситуациях убытки потребителей по публичным договорам носят, как правило, однотипный характер, характер ущерба практически одинаков, что определяет нецелесообразность признания действий ответчика противоправными по отдельным, индивидуальным искам. Это, однако, не исключает и полностью самостоятельного ведения дела конкретным потребителем.

Схожая юридическая конструкция содержится в ст. 11, 75—80 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ (с изменениями от 31 декабря 2005 г.) «Об охране окружающей среды»1, согласно которым физические и юридические лица вправе предъявить исковые требования о прекращении экологически вредной деятельности, причинившей вред здоровью и имуществу граждан, экономике и окружающей среде. Однако здесь защищается только публичный интерес, а возмещение убытков потерпевшим возможно только по отдельным частным искам.

Таким же образом осуществляется судебная защита по требованиям о признании нормативного акта недействующим, если он нарушает права неопределенного круга лиц, например по заявлению прокурора или других лиц.

Иск о защите неопределенного круга лиц может быть основан также на положениях ст. 14, 15, 18 и 19 Федерального закона «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» от 5 марта 1999 г. № 46-ФЗ (с изменениями от 27 июля 2006 г.)2.

Для защиты неопределенного круга лиц по российскому законодательству характерно следующее:

защита в суде только публичных интересов такого круга лип;

для защиты частноправовых интересов каждому потерпевшему необходимо обратиться с отдельным требованием в суд;

нормы о защите неопределенного круга лиц рассредоточены по отдельным материально-правовым актам;

отсутствует процессуальный регламент в ГПК, который позволял бы рассматривать данные дела по общим правилам.

1          См.: СЗ РФ. 2002. № 2. Ст. 133; СЗ РФ. 2006. № 1. Ст. 10.

2          См.: СЗ РФ. 1999. № 10. Ст. 1163; СЗ РФ. 2006. № 31 (часть 1). Ст. 3437.

Можно выделить следующие признаки иска о защите неопределенного круга лиц (группового иска), отражающие их специфику:

многочисленность или неопределенность персонального состава участников группы на стороне истца, не позволяющая, как правило, привлечь всех потерпевших в качестве соистцов; с помощью группового иска может осуществляться защита как неопределенного круга лиц, когда в момент возбуждения дела невозможно установить всех граждан, права которых были нарушены ответчиком, так и многочисленной группы лиц, если фактически невозможно их одновременно привлечь к участию в деле;

тождество требований всех лиц, чьи интересы защищаются групповым иском;

совпадение фактических и правовых оснований исковых требований (т.е. основание иска);

наличие общего для всех истцов ответчика;

тождество предмета доказывания в части фактов, обосновываемых участниками группы;

наличие одного общего способа юридической защиты (например, запрет на совершение конкретных действий ответчиком либо, наоборот, обязывающие его к конкретному варианту действий, возмещение убытков, взыскание денежных сумм, замена некачественного товара, исправление недостатков);

получение участниками группы общего положительного результата в случае удовлетворения судом группового иска.

Необходимость введения данного института в гражданский процесс ставит ряд новых и сложных теоретико-прикладных вопросов, в числе которых:

полное выявление круга всех заинтересованных лиц — участников группы, понесших ущерб от действий данного ответчика;

процессуальное оформление в целостную группу, способную защищать свои общие интересы в суде;

юридическое оформление отношений между участниками группы и судебными представителями;

исполнение решения суда по иску о защите неопределенного круга лиц.

При этом следует использовать и рациональные моменты зарубежного законодательства и судебной практики, соединяя их с российскими правовыми реалиями.

Иск о защите неопределенного круга лиц в общесоциальном аспекте явится важным средством защиты прав больших групп граждан, исключая очереди за правосудием, рационализируя судебную процедуру, облегчая работу судей, которым не надо будет рассматривать массу однотипных дел в течение длительного времени, сочетая одновременно защиту публичных и частных интересов, разгружая суды для разрешения других споров.

Порядок разрешения дел о защите неопределенного круга лиц следует отразить путем закрепления соответствующего процессуального регламента в Гражданском процессуальном кодексе РФ либо принятия специального федерального закона, а также дополнения федеральных законов материально-правового характера.

Косвенные (производные) иски направлены на защиту прав не самого истца, а других лиц, когда истец в силу закона уполномочен на возбуждение дела в их интересах. Это, например, иски, подаваемые органами опеки и попечительства в защиту прав несовершеннолетних детей.

Выгодоприобретателем выступает лицо, чьи интересы защищаются в суде как участника спорного материального правоотношения, которому и принадлежит право требования (ч. 2 ст. 38 ГПК).

Названия «косвенный иск» и «производный иск» отражают характер защищаемых интересов. Своеобразие косвенного иска заключается в том, что истцы защищают свои интересы, но делают это не прямо, а опосредованно.

Предъявляется иск о защите интересов акционерного общества или общества с ограниченной ответственностью, понесших убытки вследствие действий их управляющих. В конечном счете акционеры и участники общества с ограниченной ответственностью защищают и собственные интересы, поскольку после возмещения убытков может возрасти курсовая стоимость акций акционерного общества, могут увеличиться его активы.

В иске о защите личных интересов сами акционеры, участники общества с ограниченной ответственностью, являются прямыми выгодоприобретателями, например по выплате сумм понесенных лично ими убытков.

По косвенному иску прямым выгодоприобретателем является акционерное общество, в пользу которого взыскивается присужденное. Выгода самих акционеров косвенная, поскольку ничего лично они не получают, кроме возмещения со стороны ответчика понесенных ими судебных расходов в случае выигрыша дела.

В ст. 44—46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ (с изменениями от 27 июля 2006 г.)1 также предусмотрена конструкция косвенного иска для защиты имущественных прав общества с ограниченной ответственностью его участниками.

1 См.: СЗ РФ. 1998. № 7. Ст. 785; СЗ РФ. 2006. № 31 (часть 1). Ст. 3437.

При этом границы использования косвенного иска в рамках общества с ограниченной ответственностью гораздо шире. Во-первых, участники общества с ограниченной ответственностью так же, как и акционеры, вправе обращаться в суд с требованиями о возмещении убытков, причиненных обществу его управляющими. Во-вторых, участники общества вправе предъявлять в суды требования о признании недействительными сделок, в которых имеется какая-либо заинтересованность, и крупных сделок, совершенных управляющими общества с нарушением действующего регламента.

Одним из сложных теоретико-прикладных вопросов косвенных исков является вопрос об истце, поскольку в связи с дуализмом гражданской юрисдикции его решение основывается на применении правил подведомственности.

Истцом может выступить прежде всего само общество, что предусмотрено п. 5 ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ (с изменениями от 27 июля 2006 г.)1 и ст. 44—46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

На основании ст. 53 ГК юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Однако в тех случаях, когда члены руководящего органа своими действиями причинили убытки обществу, сомнителен вариант их поведения, при котором они предъявили бы иск от имени общества к самим себе о возмещении убытков.

Предъявление такого рода исков к менеджерам общества, а также сама постановка вопроса об их ответственности, в том числе имущественной, возможны только после смены руководства общества, что требует значительного времени, соблюдения сложных юридических процедур и т.д.

Именно поэтому законодательство рассматривает в качестве истцов самих акционеров и участников общества с ограниченной ответственностью с соблюдением условий, указанных в ст. 71 Закона об акционерных обществах. При этом в законодательстве нет прямого ответа на вопрос, кого в случае возбуждения дела акционерами можно рассматривать в качестве истца.

На этот вопрос можно дать два ответа.

Во-первых, в качестве истца рассматривать само акционерное общество. Предъявление иска акционерами от имени общества можно представить в виде своеобразной формы законного представительства, когда акционер при соблюдении условия о владении 1\% акций может выступать в качестве представителя на основании п. 5 ст. 71 Закона об акционерных обществах.

1 См.: СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1; СЗ РФ. 2006. № 31 (часть 1). Ст. 3437.

Однако своеобразие отношений представительства по косвенному иску заключается в том, что по общему правилу представитель не может быть выгодоприобретателем по совершаемым им юридическим действиям, в том числе в суде, от имени представляемого им лица. Здесь же акционеры в случае удовлетворения иска являются косвенными выгодоприобретателями, поскольку, в конечном счете, они защищают собственные имущественные интересы.

Во-вторых, акционеров, обратившихся в суд, также можно рассматривать в качестве истцов через институт соучастия. Ведь они защищают интересы всех акционеров и выступают как один из соучастников, но без специального уполномочия от имени всех соучастников.

Такой анализ определения и правового статуса истца по косвенному иску связан с тем, что пока в процессуальном законодательстве не воспринята правовая конструкция групповых исков, которая позволяла бы более верно ответить на поставленные вопросы.

Для судебной практики можно предложить рассматривать в качестве истца самих акционеров, возбуждающих дело в суде. При этом истцом по косвенному иску может выступать как акционер, владеющий в совокупности 1\% размещенных акций общества, так и группа акционеров, которые владеют таким же количеством акций.

Здесь неприменима конструкция ст. 47 ГПК и ст. 42 АПК, связанная с институтом защиты прав других лиц, поскольку акционеры защищают свои материальные интересы. Защита интересов других лиц характеризуется тем, что заявители не имеют собственного материального интереса в деле, не являются выгодоприобретателями.

. Введение своеобразного имущественного ценза для истца (владение не менее 1\% акций) вполне оправданно, поскольку исключает возможность втягивания акционерного общества в затяжные судебные процессы со стороны лиц, имеющих крайне незначительное число акций. Наличие хотя бы 1\% акций у акционера или группы акционеров свидетельствует о серьезности поставленных ими вопросов в суде.

При предъявлении иска участниками общества с ограниченной ответственностью имущественного ценза не установлено.

Краткая характеристика новых оснований для классификации исков по характеру защищаемых интересов и выделение в этой связи групповых и косвенных исков как самостоятельного объекта научного анализа показывает необходимость дальнейшего развития частноправовых способов защиты в сфере гражданского оборота.

Если значительная часть проблем защиты прав переходит из публичного права в сферу частного права, то процессуальное законодательство должно обеспечивать правовой механизм, наделяющий заинтересованных лиц необходимым юридическим инструментарием для этого.

11.3. Право на иск и на предъявление иска

Закон употребляет термины «право на иск» и «иск» в различных смыслах. Иск как средство возбуждения судебной защиты является процессуальным действием. В таком значении говорят об иске в процессуальном смысле.

Но словом «иск» обозначаются также другие понятия, другие институты. Иск в процессуальном смысле следует отличать от других одноименных, но отличных от него понятий.

В гражданском праве слова «иск», «право на иск» означают гражданское субъективное право на принудительное осуществление обязанности должника совершить какое-нибудь действие или воздержаться от определенного действия (право на иск в материальном смысле). Так, устанавливая правило о погашении права на иск с истечением срока исковой давности, в законе употребляются слова «иск» и «право на иск» именно в таком смысле (ст. 195—208 ГК).

Иск (право на иск) в материальном смысле обозначается также словом «притязание».

В гражданском процессе иск (право на иск) в материальном смысле, или притязание, выступает как указанное истцом и подлежащее судебному рассмотрению право требования истца к ответчику, созревшее в смысле возможности его принудительного осуществления (наступил срок, нарушено абсолютное право и др.). Такое право требования истца вместе с соответствующей ему обязанностью ответчика служит предметом иска о присуждении.

Установив наличие у истца этого права, суд удовлетворяет его иск, а затем возможно принудительное осуществление требования. Если это право (право на иск в материальном смысле) отсутствует, например, по истечении срока исковой давности, суд обязан вынести решение об отказе в иске.

Право на иск — это обеспеченная государством и закрепленная законом возможность юридически заинтересованного лица обратиться в суд с просьбой о рассмотрении и разрешении материально-правового спора с ответчиком и о защите нарушенного или оспоренного субъективного права либо охраняемого законом интереса.

Правом на иск обладают все граждане и юридические лица России. Иностранным гражданам, лицам без гражданства, иностранным организациям законом также предоставлена возможность обращаться с иском в российские суды, за исключением физических и юридических лиц тех государств, в которых допускается ограничение гражданских процессуальных прав граждан и юридических лиц России.

Право на предъявление иска — одна из форм права на обращение в суд за судебной защитой1, провозглашенного и гарантированного Конституцией РФ.

Правом на предъявление иска называется право возбудить и поддерживать судебное рассмотрение определенного конкретного материально-правового спора в суде первой инстанции с целью его разрешения.

Это право на правосудие по конкретному материально-правовому спору.

Предпосылки права на предъявление иска — обстоятельства, с наличием или отсутствием которых закон связывает возникновение субъективного права определенного лица на предъявление иска по конкретному делу.

Если такие предпосылки налицо, это означает, что у данного лица имеется право на судебное рассмотрение его гражданско-правового требования. Если какая-либо из предпосылок отсутствует, то нет и самого права. Обращение в суд в данном случае не может вызвать судебного рассмотрения спора, следовательно, суд не вправе (и не обязан) совершить соответствующий акт правосудия.

Предпосылки бывают:

общие и специальные, различающиеся в зависимости от крута дел, по которым они применяются;

положительные и отрицательные, что определяется тем, зависит ли право на предъявление иска от существования или отсутствия условия, указанного предпосылкой.

Общие предпосылки права на предъявление любого иска:

1 По делам, возникающим из административно-правовых отношений, и по делам особого производства право на обращение в суд за судебной защитой проявляется в праве на предъявление жалобы или подачу заявления.

процессуальная право- и дееспособность истца и ответчика, т.е. способность быть стороной в гражданском деле (ст. 36—38 ГПК);

подведомственность дела суду (ст. 22);

отсутствие судебного решения, ранее вынесенного по тому же делу, или решения третейского суда, принятого в пределах его компетенции, т.е. нет права на предъявление иска, если дело по тому же иску ранее суд производством прекратил за отсутствием права на предъявление иска, а также если истец на суде отказался от того же права и судом этот отказ был принят; такой же результат влечет за собой заключение сторонами на суде мирового соглашения, утвержденного судом (п. 2, 3 ст. 134, п. 2, 4, 5 ст. 220).

Таковы общие для всех исковых дел предпосылки права на предъявление иска, причем первые две положительные, а третья отрицательная.

Специальные предпосылки устанавливаются законом для некоторых категорий дел и применяются к ним наряду с общими. Они, как правило, связаны с необходимостью принять меры для внесудебного разрешения спора до обращения в суд.

К таким предпосылкам относится требование соблюдения претензионного порядка разрешения спора, т.е. обращение к должнику с требованием исполнения обязанности как обязательного условия для последующего обращения в суд (например, предъявление претензии к транспортной организации).

Согласие жены на возбуждение дела о расторжении брака во время беременности жены и в течение одного года после рождения ребенка служит предпосылкой права мужа на предъявление иска о расторжении брака в течение этого периода (ст. 17 СК).

Последствия отсутствия права на иск и права на предъявление иска неодинаковые. Отсутствие права на иск в материальном смысле означает отсутствие самого права требовать определенного поведения от должника (субъективного гражданского права). Установить наличие или отсутствие права на иск можно только в результате рассмотрения дела по существу. Последствием отсутствия этого права является решение суда об отказе в иске.

Право на предъявление иска не зависит от наличия или отсутствия права на иск в материальном смысле. Для предъявления иска достаточно предположения о наличии права на иск. Право на предъявление иска имеется и при отсутствии права на иск в материальном смысле, например истечение срока исковой давности (ст. 196 и 197 ГК). Наличие или отсутствие права на иск в материальном смысле устанавливается только судом в результате рассмотрения дела и вынесения судебного решения.

В отличие от этого наличие или отсутствие необходимых предпосылок права на предъявление иска проверяется судьей единолично при принятии искового заявления. Если отсутствие хотя бы одной из них обнаруживается при подаче искового заявления, суд отказывает в его принятии. Если же отсутствие предпосылки устанавливается после возбуждения дела или его рассмотрения судом, то производство по делу прекращается в любой стадии процесса как возбужденное неправомерно.

Право на иск связано и с возможностью соединения и разъединения исковых требований (ст. 151 ГПК). В силу принципа диспозитивности этим правом обладает прежде всего истец, соединяющий в исковом заявлении несколько взаимосвязанных требований (об установлении отцовства и взыскании алиментов, о признании права собственности на имущество и об исключении его из описл, о признании права на жилое помещение и о вселении).

Однако в соответствии с ч. 2 ст. 151 ГПК судья, принимающий такое «свободное» заявление, вправе выделить одно или несколько из соединенных требований в отдельное производство, если сочтет это более целесообразным. Соединение требований в одно производство не всегда ведет к более быстрому их рассмотрению, главное — обеспечить доступность и полноту судебной защиты.

Условно можно выделить три критерия, по которым фактически идет соединение и разъединение требований: субъективный, объективный и смешанный. Так, иск может быть предъявлен несколькими истцами к одному ответчику или одним истцом к нескольким ответчикам. При этом несколько требований связаны общностью субъекта.

Например, несколько рабочих завода предъявляют иск о взыскании заработной платы за сверхурочную работу или арендодатель требует взыскания арендной платы и освобождения арендуемого помещения от нескольких арендаторов. Все эти требования могут быть предъявлены и рассмотрены отдельно, но целесообразнее объединять их в одно производство.

Должны учитываться и однородность заявленных требований, их связь по объекту (общность фактов, входящих в предмет доказывания, общность доказательств).

Если рабочие завода предъявляют разнородные требования (один требует восстановления на работе, а другой — взыскания заработной платы за сверхурочную работу), их нельзя соединять в одно производство.

Не случайно в ст. 151 ГПК речь идет о требованиях, связанных между собой.

Иск наймодателя жилого помещения о выселении нанимателя с одним членом семьи с предоставлением жилого помещения (ст. 90 Ж К) и о выселении остальных членов семьи без предоставления жилого помещения, например граждан, лишенных родительских прав (п. 2 ст. 91 ЖК), соединяет в себе однородные требования, заявленные одним субъектом, касающиеся одного объекта (жилого помещения) и лиц, связанных общим правом пользования спорным жилым помещением.

Иск третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, а также встречный иск рассматриваются в одном процессе с первоначальным требованием только при наличии между ними необходимой связи (общность предмета спора и спорною правоотношения, взаимоисключаемость). В противном случае оснований для соединения исков нет.

Иногда возможность рассмотрения в одном деле нескольких исковых требований специально оговаривается в законе.

В соответствий со ст. 24 СК в бракоразводном процессе могут быть рассмотрены заявления супругов о взыскании алиментов, о передаче детей на воспитание, о разделе совместно нажитого имущества и др. Рассматривая иск о лишении родительских прав, суд одновременно разрешает и требование о взысканий алиментов (ст. 70 СК).

На практике судьи очень осторожно подходят к использованию права на соединение в одно производство нескольких требований, поскольку это усложняет процесс рассмотрения дела и вынесения по нему законного и обоснованного решения. Чаще более целесообразным оказывается раздельное рассмотрение соединенных истцом требований из-за значительной сложности фактической основы дела, большого числа участников процесса, отсутствия какой-либо существенной связи между заявленными требованиями.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 |