Имя материала: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ

Автор: Степашина Мария Сергеевна

Статья 18. гарантии независимости адвоката

 

Комментарий к статье 18

 

1. Из содержания комментируемой статьи следует, что наличие статуса адвоката дает такому специалисту ряд преимуществ и привилегий по сравнению с юристом, занимающимся, например, частной практикой. Подобные преимущества прослеживаются в ряде статей Закона, однако наиболее ярко представлены в данной статье.

Осуществление адвокатской деятельности с целью достижения определенных результатов, поставленных адвокатом в целях реализации соглашения об оказании юридической помощи, заключаемым между адвокатом и его доверителем, невозможно без наличия соответствующих гарантий со стороны общества и государства, благодаря которым осуществление такой деятельности протекает в рамках закона и адвокатской этики с необходимым сохранением авторитета адвокатуры в целом и непосредственного доверия к адвокату в частности.

Запрещается какое бы то ни было вмешательство в адвокатскую деятельность либо препятствование в осуществлении адвокатом такой деятельности.

Данное правило, закрепленное в п. 1 комментируемой статьи, прямо следует из ранее описанных нами принципов организации и деятельности адвокатуры (см. также комментарий к ст. 3 Закона).

Адвокатура не входит в систему органов государственной власти и местного самоуправления, что прямо свидетельствует о том, что органы власти федерального, регионального и местного значения, будь то законодательные, исполнительные, судебные, правоохранительные и иные органы, не вправе вмешиваться в деятельность адвоката и каким-либо образом определять его действия.

Адвокатура является независимым профессиональным сообществом, т.е., по сути, осуществляет свою деятельность, руководствуясь принципом независимости, благодаря которому также обеспечивается невмешательство третьих лиц в профессиональную деятельность адвоката.

В целом следует заметить наличие независимости адвокатуры не только от органов законодательной, исполнительной и судебной власти, но также и от других физических и юридических лиц, в том числе коммерческих и некоммерческих организаций, их объединений, государственных и муниципальных предприятий, учреждений и других организаций.

Обеспечение независимости адвокатуры и невмешательства со стороны органов власти, отдельных лиц и организаций является обязанностью государства.

Кроме того, невмешательство в процесс осуществления адвокатской деятельности связано не только с организационной независимостью адвокатуры, но и независимостью финансовой, так как финансирование адвокатуры осуществляется не из федерального или местного бюджетов, а за счет членских взносов адвокатов, т.е. денежных средств, зарабатываемых самими адвокатами. Адвокатура также действует на основе принципов самоуправления, корпоративности и равноправия адвокатов.

2. Приостановление или прекращение статуса адвоката представляет собой юридическую процедуру в отношении адвоката, результатом которой является прекращение действия в отношении его имеющихся ранее преимуществ и привилегий (так называемых гарантий), за исключением одной: адвокат не может быть привлечен к ответственности за высказанное им мнение при осуществлении адвокатской деятельности, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии).

Так как работа адвоката по сути носит публичный характер и зачастую связана с непосредственным представлением интересов своего доверителя в суде и ряде других организаций, адвокат должен обладать определенной степенью ораторского мастерства для формулирования своих доводов и их надлежащего представления в ходе полемики со своими оппонентами. Нередко мнение адвоката может быть полностью противоположным относительно мнения его оппонента и затрагивать права, честь, достоинство, деловую репутацию противной стороны либо иных лиц, заинтересованных в результате рассматриваемого дела.

Кроме того, Законом об адвокатуре также указывается, что данная гарантия не распространяется на гражданско-правовую ответственность адвоката перед своим доверителем.

Гражданско-правовая ответственность связана с применением санкций имущественного характера, направленных на восстановление нарушенных прав и стимулирование нормальных экономических отношений юридически равных участников гражданского оборота <11>.

--------------------------------

 

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданское право: В 2 т. Том I" (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2004 (издание второе, переработанное и дополненное).

 

<11> Гражданское право. Т. 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 1993.

 

К особенностям гражданско-правовой ответственности относятся следующие:

- имущественный характер ответственности;

- компенсационный характер ответственности (восстановление имущественной сферы потерпевшей стороны);

- соответствие размера гражданско-правовой ответственности размеру причиненного вреда или убытков;

- равенство участников гражданского оборота.

Привлечение к гражданско-правовой ответственности свидетельствует о ненадлежащем исполнении обязательств либо неисполнении обязательств. Исполнение обязательств регулируется гл. 22 Гражданского кодекса Российской Федерации, а ответственность за нарушение обязательств - гл. 25 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно вышеназванной главе ответственность может устанавливаться следующим образом:

- обязанность должника возместить убытки (ст. 393 ГК РФ);

- обязанность должника возместить убытки и неустойку (ст. 394 ГК РФ);

- солидарная ответственность должника в случае, если адвокат является членом адвокатского бюро (ст. 23 настоящего Закона);

- ответственность должника за своих работников (ст. 402 ГК РФ).

Так как российское законодательство основано на принципе свободы договора (ст. 421 ГК РФ), сторонами по договору об оказании юридической помощи (адвокатом и доверителем) допускается включение в соглашение с клиентом иных условий о размере и характере ответственности адвоката, т.е. ответственность адвоката может наступить и при наступлении иных оснований, чем те, которые предусмотрены Гражданским кодексом Российской Федерации (договорная ответственность).

Кроме того, следует также отметить, что в гражданских правоотношениях, в отличие, например, от уголовных правоотношений, существует принцип презумпции вины правонарушителя - он считается виновным, пока не будет доказано обратное, причем бремя доказывания своей невиновности лежит на самом нарушителе.

Гражданско-правовая ответственность распространяется на адвоката в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им обязательств по договору независимо от того, является ли он на момент привлечения к ответственности адвокатом или его статус адвоката прекращен или приостановлен.

3. Невозможность истребования от адвокатов, от работников адвокатских образований, адвокатских палат, Федеральной палаты адвокатов сведений об оказании юридической помощи доверителю также связана с ранее рассмотренным принципом независимости адвокатуры и таким понятием, как "адвокатская тайна".

Любые сведения, ставшие известными адвокату при оказании юридической помощи доверителю, составляют профессиональную (адвокатскую) тайну.

Нормативное закрепление понятие адвокатской тайны нашло не только в Законе об адвокатуре, но и в Кодексе профессиональной этики адвоката, утвержденном Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г. В ст. 6 Кодекса говорится, что доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранении профессиональной тайны, так как профессиональная тайна адвоката обеспечивает иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией Российской Федерации (ст. 46 - 54 Конституции РФ о правах человека и гражданина при отправлении правосудия).

Таким образом, адвокатская тайна является необходимым условием не только работы адвоката, но и самого существования адвокатуры, так как отсутствие профессиональной тайны адвоката исключало бы возможность оказания юридической помощи клиентам, и они могли бы испытывать недоверие к адвокату, зная, что он безнаказанно может сообщить информацию относительно их дела третьим лицам.

Ввиду специфичности деятельности адвоката никто не вправе также требовать от адвоката или его доверителя предъявления данного соглашения, предмет и условия которого имеют конфиденциальный характер, и информация, содержащаяся в нем, составляет адвокатскую тайну, необходимость соблюдения которой возложена на адвоката настоящим Законом и Кодексом профессиональной этики адвокатов.

О содержании адвокатской тайны см. комментарий к ст. 8 Закона об адвокатуре.

Обязанность адвоката хранить адвокатскую тайну прямо закреплена в ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката, который адвокат обязан соблюдать согласно подп. 4 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре.

Соблюдение профессиональной тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката, что означает неограниченность во времени обязанности адвоката хранить в тайне сведения, касающиеся информации относительно его доверителя, так как только доверитель может освободить адвоката от обязанности хранить профессиональную тайну.

Тем не менее адвокат не связан волей доверителя и сам, руководствуясь законом и профессиональной этикой, определяет пределы возможности разглашения сведений для достижения наиболее благоприятного результата по делу.

Кроме того, как следует из содержания п. 4 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката, без согласия доверителя адвокат вправе использовать сообщенные доверителем сведения в объеме, который адвокат считает разумно необходимым для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу. В данном случае законодатель встает на защиту прав адвоката в случае возбуждения в отношении него дисциплинарного или уголовного производства, когда адвокат сообщает сведения в обоснование своих доводов, на которые он ссылается при доказывании каких-либо фактов.

Правила сохранения профессиональной тайны распространяются не только на адвокатов, но и на помощников и стажеров адвоката, а также иных сотрудников адвокатских образований, если в процессе осуществления ими своих функций им стала известна информация по делу.

Данное положение внесено законодателем с целью защиты прав доверителя, так как зачастую адвокат поручает своим стажерам и помощникам осуществление каких-либо действий по делу с целью совершенствования их работы как будущих адвокатов, поэтому те, в свою очередь, обязаны соблюдать конфиденциальность полученных сведений.

Кроме того, информация, составляющая адвокатскую тайну, может стать известной не только непосредственно адвокату, его стажерам и помощникам, но также и другим работникам адвокатской палаты, например членам квалификационной комиссии при рассмотрении жалобы или предписания на адвоката по конкретному делу. Именно в целях сохранения адвокатской тайны такие заседания проводятся за закрытыми дверями, а лица, участвовавшие или присутствовавшие на таких заседаниях, не вправе разглашать услышанную информацию, так же, как и иные лица не вправе требовать от них разглашения такой информации.

Так, адвокат имеет право без согласия доверителя использовать сообщенные доверителем сведения для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу. При осуществлении, в частности, дисциплинарного производства принимаются меры для охраны сведений, составляющих тайну личной жизни лиц, обратившихся с жалобой, коммерческой тайны с целью неукоснительного соблюдения адвокатской тайны и неразглашения сведений, ставших известными при ведении дисциплинарного производства. В частности, перед началом разбирательства все члены квалификационной комиссии предупреждаются о недопустимости разглашения и об охране ставших известными в ходе разбирательства сведений, составляющих тайну личной жизни участников дисциплинарного производства, а также коммерческую, адвокатскую и иную тайны, и разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации осуществляется в рамках закрытого заседания.

Также адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах дела, ставших ему известными в связи с исполнением профессиональных обязанностей при обращении к нему за юридической помощью или ее оказании (п. 6 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката, ст. 56 УПК РФ).

Адвокат не вправе давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны.

Содержание данной статьи исходит из положений Конституции Российской Федерации, в ст. 51 которой говорится, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания. Именно таким случаем является п. 2 ст. 8 Закона об адвокатуре о невозможности допроса адвоката в качестве свидетеля по обстоятельствам дела, ставшим ему известными при осуществлении возложенных на него полномочий.

Обязанность хранить адвокатскую тайну распространяется также на лиц, статус адвоката которых приостановлен или прекращен.

4. Как было указано в предыдущем пункте, в отношении допроса адвоката относительно его возможности давать показания по обстоятельствам, ставшим ему известными в связи с осуществлением профессиональной деятельности, действуют особые правила при проведении оперативно-розыскных и следственных мероприятий в отношении адвоката.

Так, при возбуждении уголовного дела в отношении адвоката либо о привлечении его в качестве обвиняемого соответствующее решение принимается прокурором на основании заключения судьи районного суда или гарнизонного военного суда (ст. 448 УПК РФ).

Суд также выносит решение, в том числе и в ходе досудебного производства, о производстве обыска и (или) выемки в жилище (подп. 5 п. 2 ст. 29 УПК РФ). На это указывает Определение Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. N 439-О, где прямо закреплена невозможность проведения обыска в служебном помещении адвоката или адвокатского образования без принятия об этом специального судебного решения.

Статьей 165 УПК РФ предусматривается судебный порядок получения разрешения на производство вышеназванного следственного действия.

Следователь с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о производстве следственного действия, о чем выносится постановление. Ходатайство о производстве следственного действия подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия не позднее 24 часов с момента его поступления.

Рассмотрев указанное ходатайство с участием прокурора и следователя, судья выносит постановление о разрешении производства следственного действия или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа.

В исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя без получения судебного решения. В этом случае следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия. К уведомлению прилагаются копии постановления о производстве следственного действия и протокола следственного действия для проверки законности решения о его производстве. Получив указанное уведомление, судья в течение 24 часов проверяет законность произведенного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности. В случае если судья признает произведенное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми в соответствии со ст. 75 УПК РФ.

Существование подобной четкой процедуры обусловлено необходимостью сохранения адвокатом тех сведений, которые стали известны ему в ходе оказания юридической помощи (адвокатская тайна). Законодателем это правило распространяется не только на служебные помещения, в которых адвокаты осуществляют свою деятельность, но также и на жилые помещения, так как ст. 17 Жилищного кодекса Российской Федерации разрешается использование жилого помещения и для целей проживания, и для осуществления профессиональной или индивидуальной предпринимательской деятельности. При этом подобное использование не должно нарушать права и законные интересы других граждан, а также требования, которым должно отвечать жилое помещение.

В отношении деятельности адвокатов эта норма особенно применима для адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты, которые, как правило, осуществляют прием клиентов непосредственно в месте своего проживания, так как адвокатский кабинет не является юридическим лицом и представляет собой форму осуществления адвокатской практики индивидуально.

Вышеобозначенные замечания относительно проведения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий распространяются также и на адвокатов, статус которых прекращен или приостановлен, что связано с необходимостью сохранения адвокатской тайны и невозможностью обнародования сведений, ставших известными адвокату в ходе осуществления им своей профессиональной деятельности.

Вышеназванные правила не распространяются на предметы и документы, которые не входят в производство по делам его доверителей, но найдены в жилом или служебном помещениях адвоката, а также на орудия преступления и предметы, запрещенные к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с действующим российским законодательством.

Орудиями и средствами совершения преступления называют те предметы и приспособления, при помощи которых было совершено преступление (относятся к объективной стороне преступления в соответствии со ст. 8 УК РФ).

5. Пункт 4 комментируемой статьи гарантирует защиту адвоката, членов его семьи и их имущества со стороны государства и вменяет в обязанность органам внутренних дел принимать необходимые меры по обеспечению безопасности названных лиц и их имущества.

К сожалению, в Законе не указываются конкретные действия, которые должны предприниматься государством во исполнение указанных гарантий. Вместе с тем институт государственной защиты достаточно подробно разработан. В частности, в преамбуле к Федеральному закону от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" указано: "В целях обеспечения государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, сотрудников федеральных органов государственной охраны, осуществляющих функции, выполнение которых может быть сопряжено с посягательствами на их безопасность, а также создания надлежащих условий для отправления правосудия, борьбы с преступлениями и другими правонарушениями настоящий Федеральный закон устанавливает систему мер государственной защиты жизни, здоровья и имущества указанных лиц и их близких".

Защищаемым лицам обеспечиваются следующие меры безопасности, предусмотренные ст. 5 указанного выше Закона:

- личная охрана, охрана жилища и имущества;

- выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности;

- временное помещение в безопасное место;

- обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах;

- перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы;

- переселение на другое место жительства;

- замена документов, изменение внешности.

Этим же Законом устанавливаются органы, на которые возлагается обязанность применения этих мер. На наш взгляд, необходимо принять меры к внесению дополнений в данный Закон и включению в перечень защищаемых лиц адвокатов и членов их семей.

6. Уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации предусматривается, что в случае уголовного преследования адвоката на него распространяется ряд гарантий, предусмотренных действующим законодательством.

Например, при возбуждении в отношении адвоката уголовного дела предусматривается особый порядок производства, который регламентируется гл. 52 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации об особенностях производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц.

Так, при возбуждении уголовного дела в отношении адвоката либо о привлечении его в качестве обвиняемого согласно ст. 448 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации соответствующее решение принимается прокурором на основании заключения судьи районного суда или гарнизонного военного суда.

Рассмотрение представления прокурора о возбуждении в отношении адвоката уголовного дела проводится с участием прокурора, заявившим такое представление, а также с участием лица, в отношении которого внесено представление, и его защитника в закрытом судебном заседании в срок не позднее 10 суток со дня поступления представления прокурора в суд.

Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 14 декабря 2004 г. N 392-О, Определению Конституционного Суда РФ от 14 декабря 2004 г. N 384-О суд, давая заключение о наличии либо отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела в отношении лица из числа названных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ или для привлечения такого лица в качестве обвиняемого, проверяет лишь достаточность представленных прокурором данных, указывающих на признаки преступления, и правомерность его утверждения о наличии соответствующих оснований для возбуждения уголовного преследования и не вправе делать выводы, которые могут содержаться только в итоговом решении по уголовному делу (аналогичные положения закреплены в п. 3 ст. 448 УПК РФ).

Изменение в ходе расследования уголовного дела квалификации деяния, содержащейся в заключении Судебной коллегии, которое может повлечь ухудшение положения лица, допускается по решению Генерального прокурора Российской Федерации на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей Верховного Суда Российской Федерации, и с согласия Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации (исходя из смысла п. 6 ст. 448 УПК РФ).

Согласно ст. 451 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в случае возбуждения уголовного дела либо привлечения адвоката в качестве обвиняемого после окончания предварительного расследования уголовное дело в отношении адвоката направляется в суд, которому оно подсудно в соответствии с подсудностью, установленной ст. 31 - 36 УПК РФ.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 |