Имя материала: Настольная книга судьи по гражданским делам

Автор: Н.К. Толчеев

2. дела, возникающие из публичных правоотношений

 

Нормативный правовой акт не может быть признан недействующим по тому основанию, что не соответствует требованиям федерального закона, регулирующего иные отношения, к которым этот правовой акт ошибочно применяется на практике <1>.

--------------------------------

<1> Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N КАС05-49.

 

ООО "Информ-Х" обратилось в Верховный Суд РФ с заявлением о признании частично недействующими ряда норм Положения Центрального банка РФ от 3 октября 2002 г. N 2-П "О безналичных расчетах в Российской Федерации" (с изменениями от 3 марта 2003 г. и от 11 июня 2004 г.), ссылаясь на то, что этими нормами в оспариваемой части на организации незаконно возложена обязанность по составлению и представлению инкассового поручения при обращении в банк для исполнения решения суда, что противоречит Федеральному закону "Об исполнительном производстве", который не устанавливает такую обязанность, предусматривая возможность исполнения решения суда путем обращения взыскателя непосредственно в банк.

Решением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 ноября 2004 г. признаны недействующими и не подлежащими применению оспоренные нормы указанного Положения в части возложения обязанности на взыскателей по составлению инкассового поручения при их обращении в банк или иную кредитную организацию с исполнительным документом, в котором содержатся требования судебных актов и актов других органов о взыскании денежных средств, при наличии у них информации об имеющихся там счетах должника и наличии на них денежных средств.

Кассационная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по кассационной жалобе Банка России, указанное решение отменила по следующим основаниям.

Признавая оспариваемые положения нормативного правового акта Банка России недействующими в указанной части, суд исходил из того, что они противоречат ст. 6 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" (с последующими изменениями), поскольку возлагают на взыскателей обязанность по представлению в банк документов, не предусмотренных законом, ограничивая тем самым права взыскателей по направлению исполнительных документов в банк, минуя судебного пристава-исполнителя. Указанные положения, по мнению суда, незаконны также в силу ч. 4 ст. 253 ГПК РФ, поскольку принятием нового нормативного правового акта, вводящего такие положения, преодолено решение Верховного Суда РФ от 21 мая 1999 г. по делу N ГКПИ99-364 о признании незаконным содержавшегося в п. 283, 285 и 286 Правил безналичных расчетов в народном хозяйстве, утвержденных Государственным банком СССР 30 сентября 1997 г., требования по представлению взыскателем инкассового поручения при взыскании средств банком на основании исполнительных и приравненных к ним документов.

С данными выводами согласиться нельзя.

Согласно п. 1 и 2 ст. 6 Федерального закона "Об исполнительном производстве" исполнительный документ, в котором содержатся требования судебных актов и актов других органов о взыскании денежных средств, может быть направлен взыскателем непосредственно в банк или иную кредитную организацию, если взыскатель располагает сведениями об имеющихся там счетах должника и о наличии на них денежных средств, либо судебному приставу-исполнителю, если такими сведениями он не располагает, для исполнения в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом.

Банк или иная кредитная организация, осуществляющие обслуживание счетов должника, в трехдневный срок со дня получения исполнительного документа от взыскателя или судебного пристава-исполнителя исполняют содержащиеся в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств либо делают отметку о полном или частичном неисполнении указанных требований в связи с отсутствием на счетах должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя.

Из содержания приведенной статьи Закона видно, что взыскателю предоставлено право предъявить исполнительный лист непосредственно в банк или иную кредитную организацию, осуществляющие обслуживание счетов должника, сообщив сведения об этих счетах и о наличии на них денежных средств. В этом случае банк или иная кредитная организация, имеющие своим клиентом должника, в силу ст. 5 и 6 упомянутого Федерального закона обязаны выполнить требования, содержащиеся в исполнительном документе; неисполнение этих требований при наличии денежных средств на счетах должника является основанием для наложения на указанные банк или иную кредитную организацию штрафа (п. 3 ст. 6, ст. 86 Закона).

Однако ст. 6 Федерального закона "Об исполнительном производстве" не исключает право взыскателя, не направляя исполнительный документ в банк должника на основании этой нормы публичного характера, предъявить требование, основанное на таком документе, к исполнению в соответствии с нормами гражданского законодательства, определяющими взаимоотношение сторон по договору банковского счета и порядок осуществления расчетов по инкассо (ст. 845, 874 - 876 ГК РФ). Взыскатель вправе дать поручение банку (банку-эмитенту), клиентом которого является, осуществить действия по получению платежа от должника, обслуживаемого другим банком (исполняющим банком).

В соответствии с п. 2 ст. 874 ГК РФ порядок осуществления расчетов по инкассо регулируется законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота.

Из главы 8 "Расчеты по инкассо" и гл. 12 "Расчеты инкассовыми поручениями" оспариваемого Положения видно, что в них регламентируются расчеты по инкассо, представляющие собой банковскую операцию, посредством которой банк-эмитент по поручению и за счет клиента на основании расчетных документов осуществляет действия по получению от плательщика платежа (п. 8.1), предусматривается, что инкассовые поручения предъявляются получателем средств (взыскателем) к счету плательщика через банк, обслуживающий получателя средств (взыскателя) (п. 8.3), а также устанавливаются требования, предъявляемые к таким поручениям.

Из анализа оспариваемых пунктов в нормативном единстве с другими пунктами Положения следует, что их действие распространяется лишь на случаи реализации взыскателем своего права, вытекающего из договора банковского счета, привлекать обслуживающий его банк (банк-эмитент) для получения платежа с должника в рамках расчетов по инкассо, предполагающих осуществление банком-эмитентом действий по получению платежа на основании инкассового поручения, оформляемого в соответствии с банковскими правилами.

Оспоренные заявителем пункты Положения, включая признанные судом недействующими, не устанавливают обязанность взыскателя обращаться только в обслуживающий его банк для взыскания денежных средств на основании исполнительного документа посредством расчетов по инкассо. Не определяют они и порядок списания со счета должника денежных средств на основании исполнительного документа, направленного взыскателем непосредственно в банк, обслуживающий должника, на основании ст. 6 Федерального закона "Об исполнительном производстве".

Следовательно, вывод суда о противоречии этой статье Закона оспоренных нормативных положений, которые не распространяются на случаи предъявления исполнительного документа напрямую в банк должника, нельзя признать правильным.

Отсутствие банковских правил осуществления расчетных операций при предъявлении исполнительного листа в порядке ст. 6 Федерального закона свидетельствует лишь о неполноте правового регулирования Банком России порядка осуществления расчетов в Российской Федерации. Однако это обстоятельство не может служить основанием для признания недействующими нормативных положений, принятых Банком России в пределах своей компетенции, регулирующих расчетные операции, совершаемые банком во исполнение своих обязательств по договору банковского счета.

Ошибочное применение на практике оспариваемых норм Положения к отношениям, входящим в сферу регулирования Федерального закона "Об исполнительном производстве", также не является основанием для признания их незаконными. Взыскатель, чьи права в результате этого будут нарушены, не лишен возможности обратиться в суд за защитой своих прав, в том числе в порядке ст. 91 указанного Закона.

Нельзя признать правильным и вывод суда о том, что принятием оспариваемых норм преодолено, в нарушение требований ч. 4 ст. 253 ГПК РФ, решение Верховного Суда РФ от 21 мая 1999 г. Данным решением признаны незаконными отдельные пункты Правил безналичных расчетов в народном хозяйстве от 30 сентября 1987 г., которые устанавливали обязанность взыскателя представлять инкассовое поручение при предъявлении исполнительных документов непосредственно в банк, в котором находится счет плательщика.

Поскольку оспоренные пункты Положения Банка России "О безналичных расчетах в Российской Федерации" не противоречат федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, не нарушают права и свободы граждан и организаций, гарантированные им Конституцией РФ, законами и другими нормативными правовыми актами, то Кассационная коллегия отменила решение суда и вынесла новое решение, которым в соответствии с ч. 1 ст. 253 ГПК РФ в удовлетворении заявленного требования отказала.

Присвоение физическому лицу без его согласия идентификационного номера налогоплательщика само по себе не нарушает свободу совести и вероисповедания либо иные конституционные права и свободы граждан. Налогоплательщик не лишен возможности поставить перед налоговым органом вопрос об изменении присвоенного ему идентификационного номера, если в нем окажется некое число, затрагивающее его религиозные чувства <1>.

--------------------------------

<1> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 г. по делу N 13-В05-13.

 

С. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий инспекции МНС России по Октябрьскому району г. Тамбова по присвоению ему идентификационного номера налогоплательщика, указывая на то, что присвоенный без его согласия идентификационный номер налогоплательщика нарушает его право на имя и другие конституционные права, противоречит его религиозным убеждениям.

Решением Октябрьского районного суда города Тамбова от 22 мая 2003 г. заявленные требования удовлетворены.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением Президиума Тамбовского областного суда от 7 октября 2004 г. решение суда оставлено без изменения.

Определением судьи Верховного Суда РФ от 27 января 2006 г. дело по надзорной жалобе ИФНС России по г. Тамбову передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ удовлетворила надзорную жалобу по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Судебные постановления по настоящему делу вынесены с существенным нарушением норм материального права.

В силу ст. 57 Конституции РФ, п. 1 ст. 3 Налогового кодекса РФ каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы.

Из содержания п. 1 и 8 ст. 83, п. 1 и 7 ст. 84, п. 3 - 6 ст. 85 Налогового кодекса РФ следует, что в целях налогового контроля, составной частью которого является учет налогоплательщиков, физические лица, не относящиеся к индивидуальным предпринимателям, подлежат постановке на учет в налоговых органах по месту жительства на основании заявления о постановке на учет, а также без такого заявления на основе информации, предоставляемой уполномоченными на то законом органами; при этом налоговый орган обязан незамедлительно уведомить физическое лицо о постановке его на учет, с указанием присвоенного ему идентификационного номера налогоплательщика.

Пунктом 7 ст. 84 Налогового кодекса РФ установлено, что каждому налогоплательщику присваивается единый по всем видам налогов и сборов, в том числе подлежащих уплате в связи с перемещением товаров через таможенную границу Российской Федерации, и на всей территории Российской Федерации идентификационный номер налогоплательщика. Порядок и условия присвоения, применения, а также изменения идентификационного номера налогоплательщика определяются Министерством РФ по налогам и сборам.

Приказом МНС России от 27 ноября 1998 г. N ГБ-3-12/309 утверждены соответствующие Порядок и условия, согласно которым идентификационный номер налогоплательщика - физического лица представляет собой цифровой код, состоящий из двенадцати последовательных цифр, характеризующих слева направо код налогового органа, который присвоил идентификационный номер налогоплательщика, порядковый номер и контрольное число, рассчитанное по специальному алгоритму, установленному Министерством РФ по налогам и сборам.

Из изложенного видно, что идентификационный номер налогоплательщика по своему предназначению, определенному на уровне федерального закона, подлежит использованию наряду с другими сведениями о налогоплательщике исключительно в целях налогового учета и не заменяет имя человека, наличие в нем некоего числа, могущего затрагивать религиозные чувства налогоплательщика, может носить случайный характер.

Конституционный Суд РФ в своем Определении от 10 июля 2003 г. N 287-О, вынесенном по жалобам ряда граждан, указал на отсутствие оснований утверждать, что абзац первый п. 7 ст. 84 Налогового кодекса РФ нарушает свободу совести и вероисповедания (ст. 28 Конституции РФ), запрет собирать, хранить, использовать и распространять информацию о частной жизни лица без его согласия (ст. 24, ч. 1 Конституции РФ).

Верховным Судом РФ по жалобе Панова А.Е. был проверен в порядке абстрактного нормоконтроля Приказ МНС России от 24 декабря 1999 г. N АП-3-12/412, которым внесены изменения и дополнения в вышеупомянутый Приказ МНС России от 27 ноября 1998 г. N ГБ-3-12/309, в части, устанавливающей, что идентификационный номер налогоплательщика присваивается налоговым органом физическому лицу, не являющемуся налогоплательщиком, при учете сведений о нем, поступающих в налоговый орган в соответствии с нормами п. 3 и 5 ст. 85 Налогового кодекса.

Вступившим в законную силу решением Верховного Суда РФ от 30 мая 2000 г. по делу N ГКПИ00-402 признано, что установленный порядок присвоения физическому лицу идентификационного номера налогоплательщика не является вторжением в частную жизнь, правило о присвоении налоговым органом физическому лицу идентификационного номера налогоплательщика при учете сведений о нем не противоречит Налоговому кодексу РФ.

Следовательно, нет оснований для вывода о том, что само по себе присвоение физическому лицу без его согласия идентификационного номера налогоплательщика нарушает свободу совести и вероисповедания либо иные конституционные права и свободы граждан.

В тех случаях, когда в идентификационном номере, присвоенном налогоплательщику, окажется некое число, затрагивающее его религиозные чувства, налогоплательщик не лишен возможности поставить перед налоговым органом вопрос об изменении идентификационного номера, чему нормы Налогового кодекса РФ не препятствуют.

Судом не установлено в идентификационном номере, присвоенном С., наличие какого-либо числа, затрагивающего его религиозные чувства. Суд мотивировал свое решение тем, что заявленные требования не противоречат налоговому законодательству, не сопряжены с ограничением прав и законных интересов других граждан, не затрагивают интересов государственной безопасности, здоровья или нравственности населения.

При этом, в нарушение ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, в решении не проанализированы нормы материального права, подлежащие применению к возникшим отношениям, не указано, какое именно нарушение прав и свобод заявителя было допущено либо создано препятствие к осуществлению им его прав и свобод в результате оспариваемых действий ИМНС России по Октябрьскому району г. Тамбова и каким правовым нормам не соответствуют эти действия.

Президиум Тамбовского областного суда в своем Постановлении, признав оспариваемые действия налогового органа правомерными, сделал ошибочный вывод о законности проверяемого в порядке надзора решения суда, принятого без учета требований ч. 4 ст. 258 ГПК РФ, сославшись на отсутствие в надзорной жалобе доводов о неправомерности и незаконности действий С. как налогоплательщика, что не имеет правового значения в данном случае, так как его действия не являлись предметом заявленного требования.

С учетом изложенного состоявшиеся по делу судебные постановления были отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Добросовестность приобретения автомобиля, маркировочные обозначения узлов и агрегатов которого перебиты, не имеет правового значения для оценки правомерности отказа в государственной регистрации этого автомобиля. Законность регистрационных действий (бездействия) должна определяться на основе правовых норм, регулирующих допуск транспортных средств к эксплуатации и порядок их регистрации в органах ГИБДД <1>.

--------------------------------

<1> Определение судьи Верховного Суда РФ от 14 апреля 2006 г. N 18-В06-9.

 

Б. обратилась в суд с заявлением об оспаривании действий (бездействия) должностных лиц органов ГИБДД, отказавших в государственной регистрации автомобиля "ВАЗ-21120", 2003 г. выпуска, приобретенного ею 4 апреля 2004 г. за 30 тыс. руб., в связи с тем, что при осмотре было установлено изменение идентификационного номера кузова и маркировки двигателя автомобиля. Б. просила признать за ней право собственности на указанный автомобиль и обязать органы ГИБДД оформить регистрационные документы.

Решением Советского районного суда города Краснодара от 3 февраля 2005 г., оставленным без изменения Определением Судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 3 марта 2005 г., заявленные требования удовлетворены. Признано право собственности Б. на автомобиль по факту добросовестного приобретения, на ГИБДД возложена обязанность передать ей автомобиль, произвести его государственную регистрацию и выдать необходимые регистрационные документы.

Судья Верховного Суда РФ Определением от 14 апреля 2006 г. передал дело по надзорной жалобе УГИБДД ГУВД Краснодарского края для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - Президиум Краснодарского краевого суда.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

В надзорной жалобе УГИБДД ГУВД Краснодарского края указывает, что судом были допущены такие нарушения, выразившиеся, по его мнению, в следующем.

Судом установлено, что представленный на осмотр автомобиль был задержан сотрудниками ГИБДД в связи с сомнениями в подлинности маркировки его узлов и агрегатов, проведенным экспертным исследованием было подтверждено, что первоначальная маркировка кузова и двигателя уничтожена, вторичные маркировочные обозначения выполнены в кустарных условиях.

Удовлетворяя заявленное требование, суд исходил из того, что Б. не знала и не могла знать о замене номера кузова и двигателя автомобиля, к уголовной ответственности по данному факту не привлекалась, является добросовестным приобретателем, автомобиль приобретен ею возмездно и притязаний третьих лиц на него не имеется.

Между тем Б. обратилась в суд с заявлением по правилам ст. 254 - 257 Гражданского процессуального кодекса РФ, ее требования сводились к оспариванию действий (бездействия) должностных лиц органов ГИБДД, задержавших транспортное средство и отказавших в его постановке на регистрационный учет. Разрешение такого заявления по существу зависит от законности оспариваемых действий (бездействия), что и должно было являться предметом судебного исследования по настоящему делу.

Суд при разрешении дела по существу ошибочно руководствовался правовыми нормами, регулирующими отношения собственности, гарантирующими государственную защиту прав не только собственника имущества, но и прав владельцев и пользователей этого имущества, в том числе добросовестного приобретателя, каковым суд признал Б.

По смыслу ст. 302 ГК РФ признание добросовестным приобретателем является одной из форм защиты такого приобретателя от притязаний собственника, предъявившего иск об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения. Защита владения добросовестного приобретателя осуществляется не путем признания права, а посредством ограничения виндикации.

Однако, как указано в решении суда, право Б. на автомобиль никем не оспаривалось, притязаний третьих лиц на него не имеется. Поэтому обстоятельства, свидетельствующие о добросовестности приобретения ею имущества, в данном случае правового значения не имеют и не влияют на оценку оспариваемых действий (бездействия) должностных лиц органов ГИБДД.

Органы ГИБДД не могут являться надлежащим ответчиком по требованиям о признании права собственности на автомобиль. Регистрация автомототранспортных средств установлена для их допуска к участию в дорожном движении, а не в целях подтверждения прав их владельцев и является административным актом, носящим характер разрешения на безопасную техническую эксплуатацию транспортного средства. Правомерность регистрационных действий (бездействия) не зависит от того, собственником или добросовестным приобретателем предъявлено автомототранспортное средство, и должна определяться на основе правовых норм, регулирующих допуск транспортных средств к эксплуатации и порядок их регистрации в органах ГИБДД.

В силу п. 3 ст. 15 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" допуск транспортных средств, предназначенных для участия в дорожном движении на территории Российской Федерации, за исключением транспортных средств, участвующих в международном движении или ввозимых на территорию Российской Федерации на срок не более шести месяцев, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации путем регистрации транспортных средств и выдачи соответствующих документов. Регистрация транспортных средств без документа, удостоверяющего его соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения, запрещается.

Согласно п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090, запрещается эксплуатация транспортных средств, имеющих скрытые, поддельные, измененные номера узлов и агрегатов или регистрационные знаки.

Подпунктом "з" п. 12 Положения о Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 15 июня 1998 г. N 711 (в редакции Указа от 2 июля 2002 г. N 679), предусмотрено, что Госавтоинспекция для выполнения возложенных на нее обязанностей имеет право не допускать к участию в дорожном движении путем отказа в регистрации и выдаче соответствующих документов автотранспортные средства, имеющие скрытые, поддельные, измененные номера узлов и агрегатов или государственные регистрационные знаки.

Приведенная правовая норма проверялась в порядке абстрактного нормоконтроля Верховным Судом РФ, признавшим ее своим решением от 26 сентября 2003 г. N ГКПИ03-1012 соответствующей федеральному законодательству.

Вступившим в законную силу решением Верховного Суда РФ от 24 сентября 2004 г. N ГКПИ04-1204 подтверждена также законность первого предложения абзаца первого п. 17 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденных Приказом МВД России от 27 января 2003 г. N 59, в соответствии с которым при обнаружении признаков скрытия, изменения, уничтожения маркировки, нанесенной на транспортных средствах организациями-изготовителями, не зарегистрированных в Госавтоинспекции, либо подделки представленных документов, регистрационных знаков, несоответствия транспортных средств и номерных агрегатов сведениям, указанным в представленных документах, или регистрационным данным, а также наличии сведений о нахождении транспортных средств, номерных агрегатов в розыске или представленных документов в числе утраченных (похищенных) регистрационные действия не производятся.

Из содержания этих правовых норм видно, что приобретение права на транспортное средство не порождает обязанность органов ГИБДД допустить данное средство к участию в дорожном движении и зарегистрировать его. Отсутствие документа, удостоверяющего соответствие транспортного средства установленным требованиям безопасности дорожного движения, препятствует его регистрации (п. 3 ст. 15 Федерального закона "О безопасности дорожного движения"). В частности, таким документом является паспорт транспортного средства, подтверждающий техническую безопасность автомобиля, номерные обозначения узлов и агрегатов которого указаны в этом паспорте.

Суд обязал органы ГИБДД ГУВД Краснодарского края произвести постоянную регистрацию на имя Б. автомобиля, маркировочные обозначения узлов и агрегатов которого подделаны под номерные данные представленных ею документов, не оценив оспариваемые действия (бездействие) сотрудников ГИБДД на предмет их соответствия требованиям вышеприведенных нормативных правовых актов, чем существенно нарушил нормы материального права.

Избирательные комиссии муниципальных образований, окружные, территориальные и участковые избирательные комиссии вправе обращаться с заявлением в суд в связи с нарушением избирательного законодательства, в том числе вышестоящей избирательной комиссией <1>.

--------------------------------

<1> Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 11 ноября 2004 г. N КАС04-590.

 

Территориальная избирательная комиссия Сергиево-Посадского района Московской области обратилась в Верховный Суд РФ с заявлением об отмене Постановления Центральной избирательной комиссии РФ (ЦИК России) от 10 сентября 2004 г., которым отменено решение этой территориальной избирательной комиссии от 6 августа 2004 г. и на избирательную комиссию Московской области возложена обязанность назначить дату повторных выборов главы муниципального образования "Сергиево-Посадский район Московской области" не позднее 30 ноября 2004 г.

Определением судьи от 29 октября 2004 г. в принятии заявления было отказано, как не подлежащего рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства. Кассационная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по частной жалобе заявителя, отменила это Определение, указав следующее.

Оспоренное Постановление ЦИК России от 10 сентября 2004 г. было принято по жалобе гражданина о нарушении его права решением избирательной комиссии Московской области от 3 сентября 2004 г. и решением территориальной избирательной комиссии Сергиево-Посадского района Московской области от 6 августа 2004 г.

Как следует из первоначального заявления и из частной жалобы, нижестоящая избирательная комиссия (ТИК Сергиево-Посадского района Московской области) оспаривает Постановление вышестоящей избирательной комиссии (ЦИК России), считая, что вынесение указанного Постановления привело к нарушению исключительного права территориальной избирательной комиссии назначать повторные выборы главы муниципального образования.

Отказывая в принятии заявления, судья первой инстанции исходил из того, что Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", определяя избирательную комиссию как коллегиальный орган, действующий в системе избирательных комиссий, который организует и обеспечивает подготовку и проведение выборов, не наделяет нижестоящие избирательные комиссии полномочиями по обжалованию в суде решений вышестоящих избирательных комиссий, принятых по жалобам о нарушении избирательных прав.

С данным выводом согласиться нельзя.

Часть 2 ст. 259 ГПК РФ предусматривает, что ЦИК России, избирательные комиссии субъектов Российской Федерации, избирательные комиссии муниципальных образований, окружные, территориальные и участковые избирательные комиссии вправе обратиться с заявлением в суд в связи с нарушением избирательного законодательства, в том числе избирательной комиссией.

Пунктом 10 ст. 75 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" также предусмотрено право избирательных комиссий всех уровней, начиная от участковых и заканчивая ЦИК России, на обжалование решений и действий (бездействия), нарушающих избирательные права граждан Российской Федерации.

Нарушение избирательного законодательства, а следовательно, и избирательных прав граждан возможно не только действием (бездействием), но и принятием соответствующих решений.

Обращаясь в суд с заявлением об оспаривании вышеуказанного Постановления ЦИК России, ТИК Сергиево-Посадского района Московской области, обладающая в силу вышеназванных норм закона правом обжалования в суд нарушающих избирательное законодательство решений избирательных комиссий, выступила в защиту избирательных прав граждан, проживающих на территории муниципального образования, избирать и быть избранными в органы местного самоуправления.

Статьей 133 Конституции РФ местному самоуправлению в Российской Федерации гарантировано право на судебную защиту, в том числе при формировании выборных органов местного самоуправления, образуемых в соответствии с федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации и уставами муниципальных образований.

При таком положении вывод судьи о том, что территориальная избирательная комиссия не имеет процессуального права на обращение с заявлением в защиту права граждан, проживающих на территории муниципального образования "Сергиево-Посадский район Московской области", на избрание с соблюдением установленного порядка главы этого муниципального образования, нельзя признать правильным.

Кассационная коллегия отменила определение судьи и передала на новое рассмотрение вопрос о принятии заявления к производству Верховного Суда РФ по первой инстанции.

Использование имени и фамилии конкретного лица, наименования государственной или муниципальной должности в наименовании избирательного блока не допускается <1>.

--------------------------------

<1> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2004 г. N 8-Г04-8.

 

Постановлением избирательной комиссии Ярославской области N 30/242-3 от 11 февраля 2004 г. отказано в регистрации избирательного блока "Блок ПУТИНА" со ссылкой на то, что в наименовании избирательного блока использована фамилия Президента РФ.

Избирательный блок "Блок ПУТИНА" обратился в суд с заявлением о признании отказа в регистрации незаконным, ссылаясь на то, что в названии избирательного блока было использовано слово, обозначающее сезон, в течение которого производится улов рыбы, а не фамилия конкретного лица.

Решением Ярославского областного суда от 16 февраля 2004 г. в удовлетворении заявления отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение суда оставила без изменения, указав следующее.

В соответствии с п. 11 ст. 35 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" наименование избирательного блока, в том числе краткое наименование, определяется на съезде (конференции) представителей общественных объединений, вошедших в данный избирательный блок. Использование имени и фамилии конкретного лица, наименования государственной или муниципальной должности в наименовании избирательного блока не допускается.

Согласно выписке из Протокола N 1 от 4 февраля 2004 г. Конференции представителей политических партий, на этой Конференции был создан избирательный блок и принято его наименование: "Блок ПУТИНА".

Отказывая избирательному блоку в удовлетворении заявления, суд правильно исходил из того, что общеизвестным обстоятельством, не нуждающимся в доказывании по делу (ч. 1 ст. 61 ГПК РФ), является тот факт, что фамилия Президента РФ - Путин.

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что в наименовании избирательного блока была использована в родительном падеже фамилия конкретного лица - Президента РФ, что является нарушением п. 11 ст. 35 указанного Федерального закона.

Доводы представителя избирательного блока о том, что слово "путина" в толковых словарях русского языка имеет иные значения и не означает использование фамилии Президента РФ, не могут служить основанием к признанию отказа в регистрации избирательного блока незаконным, поскольку в словарях русского языка названное выше слово указано с выделением ударения в слове на букву "и", а в наименовании избирательного блока слово "ПУТИНА" использовано без указания на ударение, что может ввести в заблуждение избирателей и нарушить их права на свободное волеизъявление при голосовании за кандидата, список кандидатов или избирательный блок.

О возможности двойного прочтения наименования избирательного блока указано также и в п. 4 заключения, подготовленного сотрудниками кафедры русского языка Ярославского государственного педагогического университета от 12 февраля 2004 г. и представленного заявителем в судебном заседании.

Исходя из содержания п. 11 ст. 35 Федерального закона, наличие у фамилии конкретного лица нескольких смысловых значений само по себе не может являться основанием для неприменения установленных законами ограничений на использование фамилии в наименованиях избирательных блоков.

Поскольку избирательный блок "Блок ПУТИНА" на момент регистрации имел не допустимое законом наименование, избирательная комиссия Ярославской области обоснованно отказала в его регистрации, а суд отказал избирательному блоку в удовлетворении заявления.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 |