Имя материала: Настольная книга судьи по гражданским делам

Автор: Н.К. Толчеев

3. дела, возникающие из социально-трудовых правоотношений

 

Индексация выплачиваемых по решению суда сумм возмещения вреда должна производиться в порядке, предусмотренном ст. 208 ГПК <1>.

--------------------------------

<1> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2004 г. N 41-Г04-21.

 

Решением Ростовского областного суда от 18 июня 2002 г. Ростовский областной военный комиссариат обязан выплачивать С. в счет возмещения вреда по случаю потери кормильца ежемесячно по 3043 руб. 87 коп. с последующей индексацией.

С. обратилась в суд с заявлением об индексации выплачиваемых ей денежных сумм возмещения вреда в порядке ст. 208 ГПК РФ, ссылаясь на то, что должник добровольно не производит индексацию выплачиваемых по решению суда сумм возмещения вреда.

Определением Ростовского областного суда от 7 октября 2004 г. заявление С. оставлено без удовлетворения.

В частной жалобе С. был поставлен вопрос об отмене определения как вынесенного с нарушением норм процессуального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ определение суда отменила по следующим основаниям.

Согласно ст. 208 ГПК РФ по заявлению взыскателя или должника суд, рассмотревший дело, может произвести индексацию взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда.

Решением Ростовского областного суда от 18 июня 2002 г. в пользу заявительницы взысканы единовременная сумма и периодические ежемесячные платежи. Решение в части взыскания единовременных сумм исполнено, и об индексации этих сумм заявительницей вопрос не ставился.

Отказывая в удовлетворении заявления истицы об индексации присужденных сумм ежемесячных платежей, суд сослался на то, что задержки в исполнении решения суда о взыскании конкретных денежных сумм не имеется, а в порядке ст. 208 ГПК РФ заявления рассматриваются только в том случае, если речь идет о временном промежутке между вынесением решения суда и его реальным исполнением, за который взысканная сумма обесценилась.

Указанный вывод суда основан на неправильном толковании и применении норм процессуального права.

Предусмотренный ст. 208 ГПК РФ порядок индексации взысканных судом сумм применяется не только тогда, когда произошла задержка исполнения решения суда, но и тогда, когда решение было исполнено, но до его исполнения возникли основания для применения индексации. В этом случае суд производит индексацию в порядке ст. 208 ГПК РФ уже после исполнения решения, но с учетом индексов, определяемых на момент исполнения решения.

В данном случае такая индексация должна производиться в силу прямого указания на это в решении суда от 18 июня 2002 г. и ст. 1091 ГК РФ. Если на момент выплат истице сумм ежемесячных платежей ответчик добровольно не выполнял решение и требования закона в части индексации взысканных сумм, суд должен был рассмотреть этот вопрос в порядке, установленном специальной нормой процессуального права - ст. 208 ГПК РФ.

То обстоятельство, что за время, прошедшее после вынесения решения, в котором индексация взысканных сумм была связана с повышением в централизованном порядке минимального размера оплаты труда, в законодательство, регулирующее порядок индексации сумм возмещения вреда, были внесены изменения и индексация должна производиться при повышении стоимости жизни с учетом уровня инфляции, также не является основанием для отказа в применении по данному делу норм ст. 208 ГПК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 209 ГПК РФ в случае, если после вступления в законную силу решения суда, на основании которого с ответчика взыскиваются периодические платежи, изменяются обстоятельства, влияющие на определение размера платежей или их продолжительность, каждая сторона путем предъявления нового иска вправе требовать изменения размера и сроков платежей.

По делам о возмещении вреда здоровью круг таких обстоятельств установлен ст. 1090 ГК РФ. Это обстоятельства, наступление которых требует нового рассмотрения дела по существу, поскольку изменяется материально-правовая природа спорных правоотношений. Таких обстоятельств применительно к данному делу не возникло, в связи с чем ссылка суда на то, что истица имеет возможность решить вопрос об индексации сумм ежемесячных платежей в соответствии с ч. 3 ст. 209 ГПК РФ, является необоснованной.

Определение Ростовского областного суда было признано незаконным и отменено с направлением вопроса об индексации в порядке ст. 208 ГПК РФ взыскиваемых в пользу С. сумм на новое рассмотрение.

Работник не вправе оспаривать в судебном порядке гражданско-правовые сделки, совершенные в процессе хозяйственной деятельности организацией, с которой он состоял в трудовых отношениях <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 8.

 

7 февраля 2003 г. А. обратилась в Абаканский городской суд Республики Хакасия с иском о признании ее увольнения из АООТ "Московское научно-производственное объединение "Гамма" незаконным, о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула; о признании договора аренды помещений в нежилых зданиях от 15 января 2001 г., заключенного между этим АООТ и ООО "Макром", расторгнутым; о признании недействительными записей о государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним; о возложении обязанности на ООО "Макром" по немедленному освобождению помещений общей площадью 8752 кв. м в г. Москве от имущества и физических лиц.

Она сослалась на то, что состояла в трудовых отношениях с названным АООТ. В связи с передачей обществом в аренду ООО "Макром" нежилых зданий в г. Москве были ликвидированы структурные подразделения АООТ, что привело к сокращению штата и, как следствие, к незаконному увольнению ее по п. 2 ст. 81 ТК РФ.

7 февраля 2003 г. исковое заявление принято к производству Абаканского городского суда.

Решением Абаканского городского суда от 10 апреля 2003 г. требования А. удовлетворены в полном объеме; решение суда обращено к немедленному исполнению.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

В представлении заместителя Председателя Верховного Суда РФ, внесенном в Президиум Верховного Суда РФ в порядке, предусмотренном ст. 389 ГПК РФ, в целях обеспечения единства судебной практики и законности поставлен вопрос об отмене судебных постановлений как вынесенных с существенным нарушением норм процессуального права.

Президиум Верховного Суда РФ 11 февраля 2004 г. представление удовлетворил по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

При этом в силу положений ст. 134, 135 ГПК РФ судья возвращает исковое заявление, если дело неподсудно данному суду, и отказывает в принятии заявления, если дело неподведомственно тому же суду общей юрисдикции.

Из материалов дела видно, что при принятии дела к производству Абаканского городского суда и при рассмотрении дела по существу единолично судьей нарушены нормы процессуального права о подсудности и подведомственности дела суду общей юрисдикции и правила рассмотрения исковых требований.

В нарушение положений ст. 28 ГПК РФ о предъявлении исков в суд по месту жительства ответчиков, а исков к организациям - по месту нахождения этих организаций судьей Абаканского городского суда принято к производству и рассмотрено по существу исковое заявление А. к упомянутому акционерному обществу в части ее восстановления на работе и взыскания заработной платы за время вынужденного прогула, несмотря на то что ответчик по этим требованиям находится и осуществляет свою деятельность в г. Москве.

Данных о том, что на момент предъявления требований А. о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула АООТ "Московское научно-производственной объединение "Гамма" имело в г. Абакане отвечающие установленным ст. 55 ГК РФ признакам представительства или филиалы, в деле не имеется, поэтому применение судьей правил ст. 29 ГПК РФ об альтернативной подсудности исключалось.

При решении вопроса о принятии к производству Абаканского городского суда искового заявления в части признания договора аренды помещений в нежилых зданиях, заключенного между АООТ "Московское научно-производственное объединение "Гамма" и ООО "Макром", расторгнутым, признания недействительными записей о государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, возложения обязанности на ООО "Макром" по немедленному освобождению упомянутых помещений от имущества и физических лиц судьей не учтены положения п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, в соответствии с которыми судья обязан отказать в принятии искового заявления, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку рассматривается и разрешается в ином судебном порядке; в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, не затрагивающие права, свободы или законные интересы заявителя.

А. обосновала свое требование о расторжении договора аренды нежилых помещений и применении последствий расторжения этого договора необходимостью устранения препятствий в осуществлении ее трудовых прав и считала, что в связи с незаконной передачей нежилых помещений в аренду ООО "Макром" она лишилась рабочего места.

Однако анализ возникших правоотношений позволяет сделать вывод об отсутствии причинно-следственной связи между договором о передаче помещений в аренду ООО "Макром" и увольнением А. с работы по п. 2 ст. 81 ТК РФ, так как деятельность юридических лиц в области гражданского оборота в силу норм действующего трудового законодательства не является основанием для проведения мероприятий по сокращению штата или численности работающих и сама по себе не дает работнику права оспаривать в судебном порядке гражданско-правовые сделки, совершенные организацией, с которой этот работник состоит или состоял в трудовых отношениях.

Исковое заявление А. как не основанное на факте нарушения ее трудовых прав, свобод и законных интересов, не взаимосвязанное с требованием о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула в соответствии с ч. 4 ст. 22 и п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ не могло быть принято судом в связи с тем, что дело не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства - оно должно рассматриваться и разрешаться в порядке арбитражного судопроизводства по правилам АПК РФ.

Кроме того, поскольку спорные здания находятся в г. Москве, иск о расторжении договора аренды этой недвижимости можно предъявить только с соблюдением требований ст. 30 ГПК РФ об исключительной подсудности, т.е. по месту нахождения этих объектов.

Незаконность определений судьи о принятии искового заявления А. к производству Абаканского городского суда, проведении подготовки этого дела к судебному разбирательству и назначении дела к слушанию влечет признание неправильным и постановленное судом решение от 10 апреля 2003 г.

Судебные постановления по этому делу подлежат отмене с прекращением производства по делу в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 и ст. 220 ГПК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 445 ГПК РФ вопрос о повороте исполнения принятых по данному делу судебных постановлений подлежит рассмотрению Абаканским городским судом в качестве суда первой инстанции.

Вывод суда о пропуске истицей срока на обращение в суд с заявлением о разрешении индивидуального трудового спора признан незаконным <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 4.

 

Ц. обратилась в суд с иском к Правительству Республики Ингушетия, Министерству молодежной политики, спорта и туризма Республики Ингушетия о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, указав, что Постановлением Правительства Республики Ингушетия от 8 июня 2002 г. она освобождена от занимаемой должности первого заместителя Министра молодежной политики, спорта и туризма Республики Ингушетия по сокращению штатной единицы, однако данное освобождение незаконно, так как фактически сокращения не было, о предстоящем увольнении в установленном порядке ее не предупреждали и, кроме того, уволили в период нахождения в отпуске без содержания.

Решением Назрановского районного суда Республики Ингушетия от 3 ноября 2003 г. в иске отказано, одновременно с Министерства в пользу Ц. взыскано невыплаченное пособие в размере 37649 руб. 72 коп.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия 29 января 2004 г. решение оставила без изменения.

В надзорной жалобе Ц. просила судебные постановления отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции на основании ст. 387 ГПК РФ ввиду существенного нарушения норм материального права.

26 июля 2004 г. дело истребовано в Верховный Суд РФ для проверки в порядке судебного надзора и Определением судьи Верховного Суда РФ от 20 декабря 2004 г. передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - Президиум Верховного Суда Республики Ингушетия.

Однако из-за отсутствия кворума Президиума Верховного Суда Республики Ингушетия дело Определением судьи Верховного Суда РФ от 16 мая 2005 г. направлено для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ 24 июня 2005 г. жалобу удовлетворила по следующим основаниям.

Как видно из судебного решения Назрановского районного суда Республики Ингушетия, суд, обсуждая исковые требования Ц., признал установленным, что увольнение истицы состоялось с нарушением требований действующего законодательства, однако в удовлетворении данного требования отказал в связи с пропуском ею срока для обращения в суд за защитой своего нарушенного трудового права. Между тем этот вывод суда не основан на законе и материалах дела.

В соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Из дела усматривается и сторонами по существу не оспаривалось, что о предстоящем увольнении Ц. в установленном законом порядке не предупреждалась, после окончания отпуска без содержания к работе не допускалась и о состоявшемся своем увольнении по сокращению занимаемой должности узнала лишь 25 июня 2002 г. - в день вручения ей трудовой книжки, что подтверждается журналом учета трудовых книжек. В суд же за защитой своего нарушенного права она обратилась 23 июля 2002 г., т.е. до истечения предусмотренного законом месячного срока со дня получения трудовой книжки.

При названных обстоятельствах вывод суда первой инстанции о пропуске Ц. срока на обращение в суд с исковыми требованиями является ошибочным.

Таким образом, при рассмотрении требования истицы о восстановлении на работе судом допущено неправильное применение и толкование нормы материального права - ст. 392 ТК РФ, что в силу ст. 387 ГПК РФ относится к существенным нарушениям норм материального права, влекущим в этой части отмену судебного решения, а также определения кассационной инстанции, вопреки положениям ст. 361, 363 ГПК РФ оставившей допущенное судом нарушение без внимания.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Назрановского районного суда Республики Ингушетия и Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия в части отказа Ц. в иске о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда отменила и вынесла новое решение о восстановлении ее на работе в должности первого заместителя Министра молодежной политики, спорта и туризма Республики Ингушетия; в части требований о взыскании заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда дело направила в тот же районный суд Республики Ингушетия на новое рассмотрение в ином составе судей.

Суд может уменьшить размер возмещения вреда с учетом имущественного положения ответчика только в случае причинения вреда гражданином, а не юридическим лицом <1>.

--------------------------------

<1> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 ноября 2004 г. N 88-В04-7.

 

Х. обратился в суд с иском к узловой больнице ст. Томск-2 Западно-Сибирской железной дороги о возмещении ущерба и компенсации морального вреда, сославшись на то, что в результате некачественно проведенной врачом-хирургом указанной больницы операции причинен вред его здоровью.

Решением Октябрьского районного суда г. Томска от 12 августа 1999 г. иск удовлетворен частично, с ответчика в пользу истца взысканы расходы на приобретение лекарств, убытки, а также компенсация морального вреда в размере 50000 рублей.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 12 мая 2000 г. решение суда в части взыскания убытков отменено, дело в этой части направлено на новое рассмотрение. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Президиум Томского областного суда Постановлением от 15 ноября 2000 г. состоявшиеся судебные постановления в части компенсации морального вреда изменил, снизив размер указанной компенсации до 25000 рублей.

В надзорной жалобе Х. поставил вопрос об отмене указанного Постановления ввиду неправильного применения норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в порядке надзора, удовлетворила надзорную жалобу по следующим основаниям.

Согласно ст. 151 и 1101 ГК РФ при причинении гражданину морального вреда (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда; размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда, в случаях когда вина является основанием возмещения вреда; при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости; характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Судом установлено, что 17 апреля 1996 г. врачом узловой больницы ст. Томск-2 Западно-Сибирской железной дороги была проведена операция Х. по снятию с ноги ранее установленной в связи с переломом фиксирующей пластины. В процессе операции истцу причинен перелом кости, повреждена ее часть, образовался скол, хирургом не были извлечены четыре крепежных шурупа и обломок кости, в кости прооперированной ноги остался обломок сверла.

В результате некачественного хирургического вмешательства Х. потребовалась еще одна операция, проведенная в военном клиническом госпитале: из кости были удалены все инородные тела и установлен аппарат Илизарова. Длительное время по вине ответчика истец испытывал физические страдания, перемещался на костылях. Х. с детских лет занимался футболом, намеревался стать профессиональным футболистом, однако вследствие неправильного оперативного лечения, проведенного врачом узловой больницы, заниматься данным видом спорта он уже не может.

Исходя из этих обстоятельств и требований закона, суд определил истцу компенсацию морального вреда в 50000 рублей.

Снижая размер данной компенсации в два раза, Президиум областного суда сослался на то, что размер морального вреда определен судом без учета конкретных обстоятельств дела. Надзорная инстанция тем самым, по существу, допустила переоценку установленных судом обстоятельств, что не основано на законе.

Неправомерным является утверждение Президиума областного суда и о необходимости учета по данному делу имущественного положения ответчика.

В силу ч. 3 ст. 1083 ГК РФ суд может уменьшить размер возмещения вреда с учетом имущественного положения ответчика только в случае причинения вреда гражданином, а не юридическим лицом, к числу которых относится ответчик - узловая больница ст. Томск-2, обязанная на основании ст. 1064 ГК РФ компенсировать потерпевшему моральный вред.

Таким образом, Президиумом областного суда допущены неправильное применение норм материального права, а также нарушение норм процессуального права, повлекшие незаконное снижение размера компенсации морального вреда, взысканного судом первой инстанции в пользу истца.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ Постановление Президиума Томского областного суда от 15 ноября 2000 г. отменила, оставив в силе решение Октябрьского районного суда г. Томска от 12 августа 1999 г. и Определение Судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 12 мая 2000 г. в части компенсации морального вреда.

Право выбора основания увольнения как меры дисциплинарной ответственности принадлежит работодателю <1>.

--------------------------------

<1> Определение первого заместителя Председателя Верховного Суда РФ от 2 ноября 2004 г. N 11-В04-30.

 

М. обратился в суд с иском к Управлению МНС России по Республике Татарстан о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, указывая на то, что приказом от 7 апреля 2003 г. был уволен по п. 10 ст. 81 ТК РФ. Поводом к увольнению послужил содержащийся в решении коллегии названного Управления от 20 февраля 2003 г. вывод о невыполнении заместителем руководителя инспекции по г. Набережные Челны М. должностных обязанностей, отсутствии контроля за работой курируемых им отделов. Поскольку ранее приказом от 3 декабря 2002 г. ему был объявлен выговор по результатам проверки контрольной работы инспекции по г. Набережные Челны, истец полагал, что за одни и те же факты он был привлечен к дисциплинарной ответственности дважды. Истец ссылался также на необоснованность дисциплинарных взысканий и несоблюдение порядка привлечения к дисциплинарной ответственности.

Решением Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 14 мая 2003 г. М. в иске было отказано.

Определением суда кассационной инстанции от 16 июня 2003 г. решение было отменено в части восстановления на работе, М. восстановлен в прежней должности, в части взыскания заработной платы за время вынужденного прогула дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определением Президиума Верховного суда Республики Татарстан от 9 июля 2003 г. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 16 июня 2003 г. отменено и дело направлено на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.

Определением суда Судебной коллегии по гражданским делам Республики Татарстан от 28 июля 2003 г. решение Набережночелнинского городского суда от 14 мая 2003 г. оставлено без изменения, формулировка увольнения М. признана неправильной, трудовой договор с ним расторгнут по п. 5 ст. 81 ТК РФ.

Первый заместитель Председателя Верховного Суда РФ, рассмотрев надзорную жалобу М., передал истребованное гражданское дело для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - Президиум Верховного суда Республики Татарстан.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

В надзорной жалобе М. указывает, что Президиум Верховного суда Республики Татарстан не вправе был отменять Определение суда кассационной инстанции по тем основаниям, что дело было рассмотрено в отсутствие явившихся в судебное заседание представителей ответчика, поскольку в силу п. 2 ст. 354 ГПК РФ неявка лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела.

Кроме того, в надзорной жалобе утверждается, что при новом кассационном рассмотрении Судебная коллегия вышла за пределы полномочий суда и изменила формулировку увольнения истца, ухудшив его положение.

Доводы жалобы о существенном нарушении Президиумом Верховного суда Республики Татарстан процессуального законодательства при отмене Определения суда кассационной инстанции являются несостоятельными.

Согласно ст. 351 ГПК РФ председательствующий открывает судебное заседание и объявляет, какое дело, по чьим кассационным жалобе, представлению и на решение какого суда подлежит рассмотрению, выясняет, кто из лиц, участвующих в деле, их представителей явился, устанавливает личность явившихся, проверяет полномочия должностных лиц, их представителей.

Отменяя определение суда кассационной инстанции от 16 июня 2003 г., Президиум пришел к выводу о существенном нарушении процессуального законодательства при рассмотрении настоящего дела, поскольку права ответчика при рассмотрении дела судом кассационной инстанции были нарушены: явившись в судебное заседание, представители ответчика не смогли принять участие в разбирательстве дела, поскольку ожидали начала рассмотрения дела в коридоре из-за отсутствия свободных мест в зале судебного заседания. О начале судебного заседания объявлено не было, явился ли в судебное заседание представитель ответчика, выяснено не было. Указанное нарушение Президиум обоснованно признал существенным, поскольку представитель ответчика был лишен возможности в суде кассационной инстанции осуществлять полномочия, предоставленные стороне гражданским процессуальным законодательством, что повлияло на результат рассмотрения дела.

Существенных нарушений процессуального законодательства Президиумом Верховного суда Республики Татарстан, что могло служить основанием для отмены вынесенного им определения, не допущено.

М. в надзорной жалобе указывает на то обстоятельство, что суд кассационной инстанции, изменив формулировку увольнения с п. 10 ст. 81 ТК РФ на п. 5 ст. 81 ТК РФ, вышел за пределы полномочий и ухудшил положение истца.

Статьей 81 ТК РФ предусмотрено, что трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях:

- неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание (п. 5);

- однократного грубого нарушения руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями своих трудовых обязанностей (п. 10).

М. - заместитель руководителя МНС России по г. Набережные Челны Республики Татарстан - был уволен приказом от 7 апреля 2003 г. за однократное грубое нарушение своих трудовых обязанностей. Изменяя формулировку увольнения на п. 5 ст. 81 ТК РФ, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что М. систематически не выполнял свои трудовые обязанности.

Согласно ст. 394 ТК РФ в случае признания формулировки причины увольнения неправильной или не соответствующей закону суд, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, обязан изменить ее и указать в решении причину и основание увольнения в точном соответствии с формулировкой данного Кодекса или иного федерального закона.

Суд кассационной инстанции признал формулировку увольнения М. неправильной, усмотрев в действиях истца более серьезное дисциплинарное нарушение и сделав вывод о неоднократном неисполнении им без уважительных причин трудовых обязанностей. Однако суд не учел, что право выбора основания увольнения как меры дисциплинарной ответственности принадлежит работодателю. Работодатель принял решение об увольнении М. за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей, такая формулировка увольнения содержится в Трудовом кодексе РФ.

М. в надзорной жалобе ссылается на отсутствие оснований к его увольнению и на повторность привлечения к дисциплинарной ответственности за одни и те же факты.

В соответствии со ст. 192 ТК РФ дисциплинарным проступком является неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей.

Отвергнув доводы истца о повторном привлечении его к дисциплинарной ответственности за одно и то же нарушение, суды первой и кассационной инстанции не указали, в чем конкретно выразилось нарушение, явившееся поводом к объявлению истцу выговора, в чем состоит вина истца, какие нарушения (действия или бездействие), послужившие основанием к увольнению М., были допущены истцом после применения первого дисциплинарного взыскания.

Данные доводы надзорной жалобы заслуживают внимания, в связи с чем дело с надзорной жалобой М. и настоящим Определением передано для рассмотрения по существу в Президиум Верховного суда Республики Татарстан.

При определении размера денежной компенсации взамен продовольственного пайка, увеличение месячной стоимости которого влечет пересмотр назначенной военнослужащим пенсии, суд должен руководствоваться специальным Федеральным законом о федеральном бюджете на соответствующий год <1>.

--------------------------------

<1> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 октября 2004 г. N 46-В04-19.

 

М. обратился в суд с иском к Военному комиссариату Самарской области о взыскании недоплаченной пенсии с учетом индексации, ссылаясь на то, что с сентября 2000 г. является пенсионером Министерства обороны РФ и получает пенсию, в состав которой входит месячная стоимость продовольственного пайка. По мнению истца, ответчик неправильно выплачивает ему денежную компенсацию в фиксированном размере - 20 рублей в сутки, а не реальную стоимость пайка.

Решением Самарского районного суда г. Самары от 8 октября 2003 г., оставленным без изменения Определением Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 3 ноября 2003 г. и Определением Президиума того же областного суда от 11 марта 2004 г., иск удовлетворен в сумме 21 159 рублей 05 копеек.

Определением судьи Верховного Суда РФ от 28 мая 2004 г. дело было истребовано по надзорной жалобе Военного комиссариата Самарской области, а Определением от 19 июля 2004 г. - передано для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ состоявшиеся по делу судебные постановления отменила по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Согласно ст. 43 Закона РФ от 12 декабря 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" (в ред. Федеральных законов от 28 ноября 1995 г. N 186-ФЗ, от 21 июля 1998 г. N 117-ФЗ, от 30 июня 2002 г. N 78-ФЗ, от 25 июля 2002 г. N 116-ФЗ) пенсии, назначенные лицам, указанным в ст. 1 настоящего Закона, и их семьям, исчисляются из денежного довольствия военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава названных органов. Для исчисления им пенсии учитываются в порядке, определяемом Правительством РФ, оклады по должности, воинскому или специальному званию (без учета повышения окладов за службу в отдаленных, высокогорных местностях и в других особых условиях) и процентная надбавка за выслугу лет, включая выплаты в связи с индексацией денежного довольствия. Для исчисления им пенсии в денежное довольствие включается также месячная стоимость соответствующего продовольственного пайка, выдаваемого военнослужащим, ежемесячной денежной продовольственной компенсации, выплачиваемой лицам рядового и начальствующего состава.

Удовлетворяя иск и взыскивая с Военного комиссариата Самарской области в пользу М. задолженность по пенсии за период с 1 октября 2000 г. по 31 декабря 2002 г. с учетом месячной стоимости продовольственного пайка, индексированной по потребительским ценам, в сумме 21159 рублей 05 копеек, суд руководствовался названными нормами права и мотивировал свое решение тем, что месячная стоимость продовольственного пайка подлежит увеличению на индекс потребительских цен согласно справке Самарского областного комитета государственной статистики от 16 сентября 2003 г., поскольку расчет, применяемый ответчиком, - 20 рублей в сутки - на основании Федерального закона "О федеральном бюджете на 2000 год" и последующие годы не соответствует реальной стоимости пайка и ущемляет интересы истца.

Эти выводы основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

В соответствии с п. 1 ст. 14 Федерального закона N 76-ФЗ от 27 мая 1998 г. "О статусе военнослужащих" продовольственное обеспечение военнослужащих осуществляется по нормам и в сроки, которые устанавливаются Правительством РФ, в порядке, определяемом Министерством обороны РФ в форме натурального продовольственного обеспечения или выплаты денежной компенсации.

Статьей 49 названного выше Закона РФ от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 установлены основания пересмотра пенсий лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей. Одним из таких оснований является увеличение денежного довольствия лицам рядового начальствующего состава. Пенсии подлежат пересмотру, исходя из уровня увеличения учитываемого при исчислении пенсий денежного довольствия соответствующих лиц рядового и начальствующего состава одновременно с его увеличением (п. "б" ст. 49).

При этом порядок пересмотра пенсий определяется Правительством РФ (ч. 2 ст. 49).

Названный порядок установлен подп. "б" п. 14 Постановления Правительства РФ от 22 сентября 1993 г. N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий и пособия лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации", согласно которому в случае увеличения денежного довольствия военнослужащим одновременно подлежат пересмотру пенсии, назначенные ранее уволенным со службы лицам рядового и начальствующего состава, если уровень выплачиваемых им пенсий с учетом индексации (повышения) в соответствии с подп. "а" п. 14 до увеличения денежного довольствия окажется ниже уровня пенсий, исчисляемых при равных условиях из увеличенного денежного довольствия соответствующих категорий военнослужащих.

При этом, если имеется основание для пересмотра, ранее назначенные вышеназванным лицам пенсии пересчитываются по нормам, установленным законодательством, исходя из определяемой в порядке, предусмотренном п. 8 - 13 названного Постановления, суммы увеличенного денежного довольствия и месячной стоимости продовольственного пайка, исчисленной по состоянию на день увеличения денежного довольствия.

Подход для определения этой части (денежной продовольственной компенсации или месячной стоимости продовольственного пайка) денежного довольствия, учитываемого при расчете и пересмотре пенсий, должен быть единообразным с целью избежания неравенства при определении ее денежного выражения. Следовательно, пересмотр пенсий бывших военнослужащих также должен производиться исходя из ежемесячной денежной компенсации продовольственного пайка, установленной федеральным законом для военнослужащих, проходящих действительную военную службу.

Размер денежной компенсации взамен продовольственного пайка устанавливается федеральным законом, в связи с чем при определении размера денежной компенсации взамен продовольственного пайка суд должен руководствоваться специальным федеральным законом о федеральном бюджете на соответствующий год.

Норма денежной продовольственной компенсации взамен продовольственного пайка была установлена Федеральными законами о бюджете на 2000 г., 2001 г., 2002 г., 2003 г. в размере 20 рублей в сутки.

В силу ст. 162 Федерального закона "О федеральном бюджете на 2000 год" и аналогичных статей соответствующих Законов на 2001, 2002 и 2003 г. законодательные акты, нормативные правовые акты Президента РФ и Правительства РФ подлежат приведению в соответствие с его требованиями.

Учитывая, что положения, закрепленные в названных Федеральных законах, являются обязательными для всех государственных органов, организаций, должностных лиц и граждан, поскольку в них в законодательном порядке распределены финансовые расходы исходя из экономических возможностей государства, никакими другими данными, содержащимися в справках, информациях различных должностных лиц и организаций относительно размеров возможной денежной компенсации взамен продовольственного пайка или его стоимости, руководствоваться нельзя.

Таким образом, представленный истцом расчет взыскания пенсии с учетом роста потребительских цен на недоплаченную месячную стоимость продовольственного пайка не может служить правовым основанием для удовлетворения иска, поскольку в законодательном порядке основой такого расчета является специальный закон - Федеральный закон "О федеральном бюджете".

Исходя из изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ состоявшиеся по делу судебные постановления отменила, вынесла новое решение, которым в иске М. к Военному комиссариату Самарской области о взыскании недоплаченной пенсии с учетом индексации отказала.

Право работника на досрочное назначение трудовой пенсии может быть подтверждено любыми средствами доказывания, отвечающими требованиям относимости и допустимости <1>.

--------------------------------

<1> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 января 2005 г. N 9-Г04-35.

 

С. обратился в суд с заявлением к государственному учреждению - управлению Пенсионного фонда РФ в Приокском районе г. Нижнего Новгорода о признании права на льготную пенсию на основании подп. 6 п. 1 ст. 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", ссылаясь на то, что достиг требуемого возраста 55 лет, имеет страховой стаж более 25 лет, стаж работы на геологоразведочных полевых и изыскательских полевых работах 13 лет 5 месяцев, однако ответчик необоснованно не включил в льготный стаж работы отдельные периоды за 1981 - 1987 гг., хотя его работа в полевых условиях в указанные периоды подтверждается справкой ОАО "НижегородТИСИЗ". С. просил обязать ответчика включить вышеперечисленные периоды в льготный трудовой стаж, назначить ему трудовую пенсию с 3 октября 2002 г., выплатив образовавшуюся задолженность с учетом индексации, взыскать компенсацию морального вреда и расходы по оплате услуг представителя.

Решением Нижегородского областного суда от 24 ноября 2004 г. иск удовлетворен частично, за С. признано право на досрочную трудовую пенсию с 3 октября 2002 г., в его пользу взыскана задолженность по пенсии с учетом индексации в размере 43669 рублей 15 копеек и расходы по оплате услуг представителя в сумме 6000 рублей, во взыскании компенсации морального вреда отказано.

В кассационной жалобе управление Пенсионного фонда РФ в Приокском районе г. Нижнего Новгорода просило отменить решение суда как необоснованное и постановленное с нарушением норм процессуального права и вынести новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение суда первой инстанции, полагая, что суд необоснованно включил в специальный стаж для назначения досрочной пенсии период работы С. с октября 1984 г. по октябрь 1987 г., так как его работа в полевых условиях в указанный период не подтверждена достоверными доказательствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ кассационную жалобу оставила без удовлетворения по следующим основаниям.

В соответствии с подп. 6 п. 1 ст. 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" право на досрочное назначение пенсий по достижении 55-летнего возраста имеют мужчины, если они проработали не менее 12 лет 6 месяцев в геологоразведочных, поисковых, топографо-геодезических, геофизических, гидрографических, гидрологических, лесоустроительных и изыскательских работах и имеют страховой стаж не менее 25 лет.

Согласно п. 7 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 11 июля 2002 г. N 516, при досрочном назначении трудовой пенсии по старости в связи с полевыми геологоразведочными, поисковыми, топографо-геодезическими, геофизическими, гидрографическими, гидрологическими, лесоустроительными и изыскательскими работами в экспедициях, партиях, отрядах, на участках и в бригадах периоды указанных работ непосредственно в полевых условиях учитываются в следующем порядке: работа от 6 месяцев до 1 года - как 1 год, работа менее 6 месяцев - по фактической продолжительности.

Удовлетворяя заявленные требования С. частично, суд исходил из того, что его трудовой стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии, составляет 12 лет 11 месяцев 7 дней. Поскольку его работа в указанный период проходила в полевых условиях, он имеет право на досрочное назначение пенсии с момента обращения с заявлением, а именно с 3 октября 2002 г. В связи с тем, что управление Пенсионного фонда РФ в Приокском районе г. Нижнего Новгорода неправомерно отказало С. в назначении льготной трудовой пенсии, в его пользу подлежит взысканию образовавшаяся за указанный период задолженность, размер которой согласно расчету ответчика составляет 43669 рублей 15 копеек.

Данный вывод суда основан на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, и соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

При этом суд обоснованно посчитал, что представленные истцом письменные документы о его работе в спорный период в полевых условиях и показания свидетеля А. с достоверностью свидетельствуют о том, что у истца имеется необходимый трудовой стаж для досрочного назначения трудовой пенсии.

Довод ответчика в кассационной жалобе о том, что представленных истцом документов недостаточно для назначения досрочной трудовой пенсии, поскольку его работа в полевых условиях с октября 1984 г. по октябрь 1987 г. не подтверждена соответствующими приказами и платежными ведомостями, не может служить основанием для отмены решения. Утрата приказов и платежных ведомостей на полевое довольствие в связи с истечением срока хранения не может влиять на права работника, в том числе на назначение льготной пенсии, поскольку сохранность указанных документов от него не зависит.

Вместе с тем в соответствии со ст. 67 ГПК РФ никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В соответствии с п. 9 ст. 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ при оценке пенсионных прав застрахованных лиц по состоянию на 1 января 2002 г. применяется порядок исчисления и подтверждения трудового стажа, в том числе стажа на соответствующих видах работ, который был установлен для назначения и перерасчета государственных пенсий и действовал до вступления в силу Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ.

Согласно ст. 96 Закона Российской Федерации от 20 ноября 1990 г. "О государственных пенсиях в Российской Федерации", действовавшего в период осуществления заявителем трудовой деятельности в особых условиях, трудовой стаж подтверждался на основании документов, выдаваемых в установленном порядке организациями.

При оценке пенсионных прав истца суд исходил из указанных норм и пришел к выводу о том, что представленные доказательства в их совокупности с достоверностью свидетельствуют о том, что работа истца в период с октября 1984 г. по октябрь 1987 г. проходила в полевых условиях и указанный период подлежит включению в трудовой стаж для назначения льготной пенсии.

С учетом приведенных обстоятельств вынесенное по делу решение следует признать законным, а доводы кассационной жалобы - несостоятельными.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Нижегородского областного суда от 24 ноября 2004 г. оставила без изменения, а кассационную жалобу государственного учреждения - управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Приокском районе г. Нижнего Новгорода - без удовлетворения.

Определяя размер компенсации морального вреда, подлежащей взысканию за счет казны Российской Федерации, суд учел степень нравственных и физических страданий, перенесенных истцом в результате действий должностных лиц <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 2.

 

Е. обратился в суд с иском к Р., В., К., Г. - сотрудникам милиции о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда, ссылаясь на следующее. В ноябре 1998 г. в помещении районного отделения внутренних дел, куда он был доставлен как подозреваемый в совершении преступления, в течение длительного времени упомянутые лица применяли к нему насилие, причинили телесные повреждения. Приморским краевым судом по приговору от 17 сентября 2001 г. они признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 286 УК РФ. Истец находился на лечении в больнице, пропустил занятия в институте. Происшедшее причинило ему нравственные и физические страдания. Он просил взыскать с ответчиков в возмещение материального ущерба 2090 рублей и по 25 тыс. рублей с каждого в качестве компенсации морального вреда.

Впоследствии истец от своих требований о взыскании материального ущерба отказался, и отказ этот принят судом.

К участию в деле в качестве ответчика судом привлечен Минфин России, с которого истец просил взыскать компенсацию морального вреда в размере 300 тыс. рублей, указав, что незаконными действиями ответчики - сотрудники правоохранительных органов поколебали его веру в справедливость, дискредитировали в его глазах государственную власть.

Решением Приморского краевого суда от 16 апреля 2004 г. иск удовлетворен частично: с Минфина России за счет казны Российской Федерации взыскана в пользу Е. компенсация морального вреда в размере 100 тыс. рублей.

В кассационной жалобе представитель Управления федерального казначейства Министерства финансов РФ по Приморскому краю просил отменить решение суда, считая размер взысканной компенсации морального вреда завышенным.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 30 июля 2004 г. решение краевого суда оставила без изменения, указав следующее.

В силу ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Удовлетворяя иск частично и взыскивая компенсацию морального вреда в соответствии с требованиями ст. 1069 ГК РФ за счет казны Российской Федерации, суд пришел к правильному выводу о том, что истцу были причинены нравственные и физические страдания в результате незаконных действий сотрудников милиции.

Как установлено судом, при задержании истца по подозрению в совершении преступления с целью получения признательных показаний к нему применялось насилие, в том числе с использованием специальных средств, в помещении районного отделения внутренних дел. За данные незаконные действия ответчики были осуждены по приговору Приморского краевого суда, и им назначены соответствующие меры наказания.

При таких обстоятельствах суд счел обоснованным взыскание в пользу истца компенсации морального вреда и определил ее размер в сумме 100 тыс. рублей в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 151 и ст. 1101 ГК РФ с учетом степени нравственных и физических страданий, перенесенных истцом в результате применения к нему сотрудниками милиции насилия, причинения телесных повреждений.

Поскольку финансирование сотрудников районного отделения внутренних дел осуществляется за счет средств федерального бюджета, эта сумма правомерно взыскана за счет казны Российской Федерации.

Довод кассационной жалобы представителя Управления федерального казначейства Министерства финансов РФ по Приморскому краю о том, что размер компенсации морального вреда завышен, несостоятелен, так как компенсация морального вреда определена судом в соответствии со ст. 1101 ГК РФ и отвечает требованиям разумности и справедливости.

Нормы материального и процессуального права применены судом правильно, поэтому предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований к отмене решения в кассационном порядке не имеется.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 |