Имя материала: Настольная книга судьи по гражданским делам

Автор: Н.К. Толчеев

9. дела, вытекающие из земельных правоотношений

 

Вывод суда о том, что определение порядка пользования земельным участком, не переданным в аренду или собственность владельцам жилого дома, расположенного на этом земельном участке, относится к компетенции местной администрации, признан ошибочным <1>.

--------------------------------

<1> Определение судьи Верховного Суда РФ от 30 ноября 2005 г. N 77-В05-13.

 

С-а обратилась в суд с заявлением об оспаривании отказа администрации города Ельца в определении порядка пользования земельным участком, ссылаясь на то, что ей и С-овой на праве собственности принадлежит по 1/2 доле жилого дома в г. Ельце, в их общем пользовании находится прилегающий к дому земельный участок, относящийся к муниципальной собственности, официального раздела которого между ними не было. Администрация города Ельца отказала в удовлетворении заявленных требований, рекомендовав обратиться по этому вопросу в суд.

Решением Елецкого городского суда Липецкой области от 25 декабря 2003 г., оставленным без изменения Определением Судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 15 марта 2004 г., отказ администрации города Ельца признан незаконным.

В надзорной жалобе администрация города Ельца просит судебные постановления, состоявшиеся по данному делу, отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Судья Верховного Суда Российской Федерации Определением от 30 ноября 2005 г. передал дело по надзорной жалобе администрации города Ельца для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - Президиум Липецкого областного суда по следующим мотивам.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

В надзорной жалобе администрация города Ельца указывает, что судом были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся, по ее мнению, в следующем.

Удовлетворяя заявленное требование, суд не учел, что в соответствии с п. 1 ст. 64 Земельного кодекса РФ земельные споры рассматриваются в судебном порядке.

Дела об определении порядка пользования имуществом, включая земельные участки, подсудны мировым судьям в силу прямого указания закона.

Согласно подп. 8 п. 1 ст. 3 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации", в редакции, действовавшей на момент разрешения спора, мировой судья рассматривает в первой инстанции дела об определении порядка пользования земельными участками, строениями и другим недвижимым имуществом.

Аналогичная норма содержится в п. 7 ч. 1 ст. 23 ГПК.

Довод надзорной жалобы о том, что при вынесении решения суд неправильно руководствовался ст. 11 Земельного кодекса РФ, которая определяет полномочия органов местного самоуправления в области земельных отношений, заслуживает внимания.

Названная правовая норма к полномочиям органов местного самоуправления в области земельных отношений относит изъятие, в том числе путем выкупа, земельных участков для муниципальных нужд, установление с учетом требований законодательства Российской Федерации правил землепользования и застройки территорий городских и сельских поселений, территорий других муниципальных образований, разработку и реализацию местных программ использования и охраны земель, а также иные полномочия на решение вопросов местного значения в области использования и охраны земель.

Ссылка кассационной инстанции на ст. 29 Земельного кодекса РФ ошибочна, поскольку данная статья предусматривает предоставление гражданам и юридическим лицам земельных участков из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности. Данный земельный участок был предоставлен в бессрочное пользование под строительство индивидуального жилого дома на праве собственности (л.д. 38 - 39).

Вышеприведенным правовым нормам противоречит вывод суда о том, что определение порядка пользования земельным участком, не переданным в аренду или собственность владельцам жилого дома, расположенного на этом земельном участке, относится к компетенции администрации города Ельца. Определение порядка пользования земельным участком не зависит от вида прав на земельный участок.

В данном случае земельный спор между администрацией г. Ельца и собственниками жилого дома по вопросу установления границ земельного участка отсутствует. Распоряжением главы администрации города Ельца от 6 мая 2003 года N 469-р утвержден проект границ земельного участка при жилом доме согласно плану от 21 апреля 2003 года. Разногласия возникли между сособственниками дома по вопросу пользования общим земельным участком, предоставленным им в установленном порядке.

Определение момента начала приватизации земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения относится к полномочиям субъекта Российской Федерации <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 1.

 

Прокурор Читинской области обратился в суд с заявлением о признании противоречащей федеральному законодательству и недействующей ст. 1 Закона Читинской области от 17 декабря 2003 г. N 518-ЗЧО "О начале приватизации земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в государственной или муниципальной собственности, расположенных на территории Читинской области", ссылаясь на то, что данной нормой Закона определен срок начала приватизации земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в государственной или муниципальной собственности, расположенных на территории Читинской области, с 1 января 2003 г. Тем самым, как он считал, нарушаются конституционные права граждан, в том числе право иметь в собственности землю, допускается неравенство при реализации этого права в Читинской области, три поколения граждан не смогут реализовать свое право. Оспариваемая норма Закона Читинской области, указывал прокурор, противоречит ст. 19.1 Федерального закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" (в ред. от 7 июля 2003 г.), определяющего максимально допустимый срок, по истечении которого должна осуществляться приватизация названных земель на территориях субъектов Российской Федерации, - с 1 января 2004 г.

Решением Читинского областного суда от 29 марта 2004 г. постановлено признать противоречащей федеральному законодательству и недействующей со дня принятия Закона ст. 1 упомянутого Закона Читинской области.

В кассационной жалобе Читинской областной Думы ставился вопрос об отмене решения ввиду неправильного применения норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 30 июня 2004 г. жалобу удовлетворила по следующим основаниям.

Удовлетворяя заявление прокурора, суд сослался на подп. 1 п. 1 ст. 19.1 Федерального закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", согласно которому в тех субъектах Российской Федерации, в которых на день вступления в силу Федерального закона не был принят закон, обеспечивающий его реализацию, приватизация земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется с 1 января 2004 г.

С выводом суда о противоречии ст. 1 Закона области федеральному законодательству согласиться нельзя.

Названный Закон области был принят Читинской областной Думой 17 декабря 2003 г. в соответствии с п. "в", "к" ч. 1 ст. 72 Конституции РФ и Федеральным законом "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения". Им установлено начало приватизации указанных земель (с 1 января 2053 г.) уже после вступления в силу названного Федерального закона (т.е. после 28 января 2003 г.) и Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" (10 июля 2003 г.). Согласно п. 4 ст. 1 Федерального закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" приватизация земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в государственной или муниципальной собственности, расположенных на территории субъекта Российской Федерации, осуществляется с момента, установленного законом субъекта Российской Федерации.

Таким образом, определение момента начала приватизации земельных участков названной категории земель относится исключительно к полномочиям субъекта Российской Федерации. Конечный срок начала приватизации земель в Федеральном законе не указан.

Пунктом 2 ст. 19.1 Федерального закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" предусмотрено, что нормы этой статьи (в том числе и подп. 1 п. 1) действуют до вступления в силу закона субъекта Российской Федерации, регулирующего данные правоотношения.

Суд в решении не привел эту норму Федерального закона и не применил ее в единстве и во взаимосвязи с положениями федерального законодательства.

Следовательно, суд, приняв во внимание требование п. 1 ст. 19.1 Федерального закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", не учел положения п. 2 этой же статьи.

Доводы о том, что установленный Законом области момент начала приватизации указанных земель (с 1 января 2053 г.) противоречит федеральному законодательству, являются несостоятельными.

В соответствии со ст. 10 Конституции РФ государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Более того, момент начала приватизации земельных участков названной категории земель законодатель субъекта Российской Федерации вправе определить самостоятельно (п. 4 ст. 1, п. 2 ст. 19.1 Федерального закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения").

Необоснованными являются также выводы суда об ограничении прав граждан в Читинской области Законом области со ссылкой на отдельные положения упомянутого Федерального закона (п. 5 ст. 1, подп. 6 п. 3 ст. 1, подп. 1 п. 1 ст. 19.1) и ЗК РФ (ст. 15).

Закон области не содержит дополнительных правил или ограничений оборота земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, а лишь устанавливает момент начала приватизации указанной категории земель в соответствии с п. 4 ст. 1 и п. 2 ст. 19.1 приведенного выше Федерального закона.

Согласно ч. 2 ст. 8 Конституции РФ в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

Установление Законом области момента начала приватизации с 1 января 2053 г. направлено на защиту государственной и муниципальной собственности на землю и не ограничивает право частной собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения.

Такое право предоставлено субъекту Российской Федерации Федеральным законом. Право граждан иметь в частной собственности землю не ограничивается оспариваемым Законом области, так как его действие не распространяется на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения, которые уже находятся в собственности граждан, а также им не регулируются отношения, связанные с предоставлением земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения гражданам для индивидуального жилищного, гаражного строительства, ведения личного подсобного и дачного хозяйства, животноводства и огородничества, а также с предоставлением земельных участков, занятых зданиями, строениями, сооружениями.

Нельзя согласиться и с выводом суда о том, что отсутствие необходимых условий для начала приватизации данных земель в области относится к исполнению Закона, а не к его принятию.

Установление в Законе области подобного срока начала приватизации земель связано с наличием необходимых для этого условий - прежде всего с обеспечением правовой базы, не принятой до настоящего момента, а именно: не разграничена государственная собственность на землю в соответствии с Федеральным законом от 17 июля 2001 г. "О разграничении государственной собственности на землю"; Правительством РФ не утверждены перечни земельных участков, на которые соответственно у Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований возникает право собственности (абз. 3 ст. 6 Федерального закона "О разграничении государственной собственности на землю").

Довод о том, что ст. 1 Закона области не согласуется с положениями Конституции РФ (ст. 4, 9, 19, 36, ч. 3 ст. 55), обоснованным быть признан не может по изложенным выше основаниям. Более того, подобные заключения суд сделал, превысив полномочия, предоставленные законом (ст. 125 Конституции РФ), по проверке законов субъектов Российской Федерации на соответствие положениям Конституции РФ.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия решение об удовлетворении заявления прокурора отменила и вынесла новое решение - об отказе в удовлетворении заявленных требований, поскольку суд неправильно применил нормы материального права, а потому пришел к необоснованному выводу о том, что Закон области о начале приватизации земель указанных выше категорий принят в нарушение требований Федерального закона.

Выкупная цена земли в поселениях с численностью населения до 500 000 человек устанавливается субъектом Российской Федерации в размере от трех- до десятикратного размера ставки земельного налога за единицу площади земельного участка <1>.

--------------------------------

<1> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 декабря 2004 г. N 86-В04-10.

 

Т. принадлежит на праве собственности гараж в г. Владимире по ул. Кирова, 16-б. 11 октября 2002 г. он заключил договор с администрацией г. Владимира о приобретении в собственность земельного участка для обслуживания этого гаража за 6001 рубль.

Не соглашаясь с такой стоимостью, Т. обжаловал в суд действия Управления земельными ресурсами г. Владимира, которое рассчитало стоимость земельного участка исходя из ставки земельного налога для зоны 7, подзоны 3, в размере 12,77 рубля за 1 кв. м, установленной п. 1 приложения к Постановлению главы администрации г. Владимира от 8 января 2002 г. N 4. По мнению заявителя, надлежало руководствоваться п. 2 названного приложения, где ставки налога за земли, занятые жилищным фондом и индивидуальными гаражами, для указанной зоны определены в размере 0,383 рубля за 1 кв. м.

Решением Октябрьского районного суда г. Владимира от 16 июня 2003 г., оставленным без изменения в кассационном порядке, в удовлетворении заявления отказано.

Определением Президиума Владимирского областного суда от 29 декабря 2003 г. состоявшиеся по делу судебные постановления отменены, вынесено новое решение - об удовлетворении заявления Т.

Определением судьи Верховного Суда РФ от 30 июня 2004 г. дело истребовано по надзорной жалобе Управления земельными ресурсами г. Владимира в Верховный Суд РФ, а Определением от 18 октября 2004 г. передано для рассмотрения по существу.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ надзорную жалобу удовлетворила по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" при продаже находящихся в государственной и муниципальной собственности земельных участков собственникам расположенных на них зданий, строений, сооружений выкупная цена земли в поселениях с численностью населения до 500000 человек устанавливается субъектом Российской Федерации в размере от трех- до десятикратного размера ставки земельного налога за единицу площади земельного участка.

Законом Владимирской области от 5 марта 2002 г. "Об установлении цены земли за единицу площади земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, при продаже собственникам расположенных на них зданий, строений, сооружений на территории Владимирской области" установлено, что цена за единицу площади земельных участков определяется в размере десятикратной ставки земельного налога.

Постановлением главы администрации г. Владимира от 8 января 2002 г. N 4 "Об установлении ставок земельного налога и взимания платежей за землю в 2002 году" утверждено приложение "Ставки земельного налога, уплачиваемого юридическими лицами и гражданами на территории города Владимира в 2002 году".

В п. 1 приложения указаны ставки налога на земельные участки, занятые строениями и предоставленные юридическим лицам: в подзоне 3 зоны 7 за 1 кв. м - 12,77 рубля.

В п. 2 приложения указаны ставки налога за земли, занятые жилищным фондом и индивидуальными гаражами: в подзоне 3 зоны 7 за 1 кв. м - 0,383 рубля.

Закон РФ "О плате за землю" различает два понятия: "ставка земельного налога" и "размер земельного налога".

Статьей 8 указанного Закона предусмотрено, что налог на городские земли устанавливается на основе средних ставок, установленных данным Законом, которые дифференцируются по местоположению и зонам градостроительной ценности органами местного самоуправления.

В Постановлении главы администрации г. Владимира от 8 января 2002 г. N 4 и приложении к нему дифференциация ставок налога произведена в зависимости не только от местоположения и зон градостроительной ценности, но и от целевого назначения земельных участков, что противоречит Закону.

Фактически в п. 2 приложения указаны не ставки налога, а размер налога, подлежащего уплате в зависимости в том числе от целевого назначения земли в соответствии с ч. 5 ст. 8 Закона РФ "О плате за землю", т.е. 3\% от ставки налога.

Определяя стоимость земельного участка в размере 6001 рубль, Управление земельными ресурсами исходило из ставок налога на землю, которые правильно определены в п. 1 приложения в соответствии с этим Законом РФ, а не из размеров подлежащего уплате налога, указанных в п. 2 приложения.

Суд, установив коллизию правовых норм, должен был исходить из положений ч. 2 ст. 11 ГПК, т.е. применить нормативный акт, имеющий большую юридическую силу.

Президиум областного суда данное обстоятельство не учел и вынес незаконное решение, неправильно применив нормы материального права.

Учитывая это, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила Определение Президиума Владимирского областного суда от 29 декабря 2003 г., оставив в силе решение Октябрьского районного суда г. Владимира от 16 июня 2003 г. и Определение Судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда от 24 июля 2003 г.

Решение суда отменено в порядке надзора, поскольку между сторонами отсутствовал спор о действительности сделок дарения земельных участков, а причиной обращения в суд явился отказ в государственной регистрации права <1>.

--------------------------------

<1> Определение Президиума Московского областного суда от 7 апреля 2004 г. N 305.

 

М. обратился в суд с иском к П. и другим гражданам (всего 10 человек), Московской областной регистрационной палате (далее - МОРП), Управлению МОРП по Раменскому району, Комитету по земельным ресурсам и землеустройству по Московской области о признании договоров дарения земельных участков действительными, признании права собственности, об обязании регистрации права собственности. Свои требования он мотивировал тем, что П. и другие граждане (всего 10 человек) являются собственниками земельных участков из числа земель сельскохозяйственного назначения площадью 2,45 га каждый, 1 августа 2002 г. он заключил с ними договоры дарения этих земельных участков, однако Управление МОРП по Раменскому району отказывается произвести регистрацию его права собственности на данные земельные участки.

Решением Раменского городского суда от 24 июня 2003 г. требования М. удовлетворены полностью. Признаны действительными заключенные 1 августа 2002 г. договоры дарения, за М. признано право собственности на земельные участки, МОРП по Раменскому району обязано зарегистрировать право собственности М. на земельные участки.

В кассационном порядке решение суда не обжаловалось.

Определением судьи Московского областного суда от 12 марта 2004 г. дело по надзорной жалобе МОРП передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - Президиум Московского областного суда.

Президиум решение суда отменил по следующим основаниям.

Суд, установив, что между М. и ответчиками - физическими лицами 1 августа 2002 г. в простой письменной форме заключены договоры дарения земельных участков площадью 2,45 га каждый и стороны не изменили своего намерения на дарение, признал сделки действительными и, как следствие, право собственности М. на данные земельные участки.

При этом суд не обсудил и не отверг в решении доводы, изложенные в письме МОРП от 16 августа 2002 г., а также Комитета по земельным ресурсам и землеустройству по Московской области от 23 октября 2003 г., о том, что для регистрации прав по сделкам дарения необходимо представление плана земельных участков, удостоверенного органом, ответственным за проведение кадастровых работ; причиной отказа в регистрации является то обстоятельство, что стороны по договорам дарения не представили необходимые планы земельных участков.

Суд не учел, что между дарителями и одаряемым спора по поводу заключенных сделок дарения не имеется, а причиной обращения М. в суд явился отказ в государственной регистрации его права по сделкам, т.е. предметом обжалования, по сути, являются действия государственного регистрационного органа.

Эти требования при отсутствии спора о гражданском праве, подведомственном суду, подлежат рассмотрению в порядке главы 25 ГПК как требования об оспаривании решений, действий органов государственной власти, органов местного самоуправления и должностных лиц.

Земельный участок, полученный супругом во время брака в соответствии с актом органов местной администрации, семейное законодательство не считает личной собственностью этого супруга <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума Московского областного суда от 16 марта 2005 г. N 166.

 

Р-на обратилась в суд с иском к Р-ну о разделе имущества. В обоснование своих требований ссылалась на то, что состояла в браке с ответчиком по 3 июля 2003 г., в период совместной жизни ими в 1997 г. был приобретен автомобиль марки "ВАЗ-21053", а в 1998 г. им бесплатно передан в собственность земельный участок площадью 0,15 га при жилом доме в д. Дроздове Ленинского района, по месту жительства родителей ответчика. Истица просила признать за ней право собственности на 1/2 долю автомашины и земельного участка.

Решением мирового судьи судебного участка N 10 Видновского судебного района от 11 сентября 2003 г., оставленным без изменения Определением Видновского городского суда от 4 сентября 2004 г., автомобиль "ВАЗ-21053" передан в собственность ответчика с взысканием с него в пользу истицы половины стоимости этого имущества, в остальной части иска отказано.

Президиум Московского областного суда, рассмотрев переданное председателем этого суда для рассмотрения по существу дело по надзорной жалобе Р-ной, указанные судебные решения в части отказа в иске о признании права собственности на часть земельного участка отменил, указав следующее.

В силу ст. 387 ГПК основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Принятые по делу судебные постановления в названной выше части вынесены с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Отказывая в удовлетворении требований о признании права собственности на 1/2 долю земельного участка, мировой судья исходил из того, что участок безвозмездно передан Р-ну из состава земли при доме, принадлежащем его отцу, на основании заявления о разделе земельного участка между ним и сыном. В силу ст. 36 СК РФ имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, является его собственностью, в данном случае собственностью ответчика.

С таким выводом согласиться нельзя.

В соответствии со ст. 8 ГК РФ права и обязанности граждан, в частности, возникают:

1) из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему;

2) из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей.

Таким образом, акт государственных органов местного самоуправления не относится к сделкам и является самостоятельным основанием для возникновения гражданских прав. Земельный участок, полученный супругом во время брака в соответствии с актом органов местной администрации, семейное законодательство не считает личной собственностью этого супруга.

Данных о получении Р-ным спорного земельного участка в собственность по безвозмездной сделке материалы дела не содержат.

Сделав вывод о том, что земельный участок предоставлен ответчику из части земельного участка, прилегающего к дому, принадлежащего отцу ответчика, мировой судья не исследовал правоустанавливающие документы последнего на земельный участок, не выяснил, обладал ли он правом на спорный земельный участок, требовалось ли его согласие на изъятие части земельного участка для распределения другому лицу.

Не основана на доказательствах и ссылка суда о передаче Р-ну земельного участка на основании заявления его отца об отказе от части находившегося в его пользовании земельного участка в пользу сына. Данное заявление судом не исследовалось, ссылка на него отсутствует и в Постановлении администрации Картинского сельского округа Ленинского района от 31 марта 1998 г. о передаче земельного участка площадью 1500 кв. м при доме в д. Дроздово бесплатно в частную собственность Р-на для ведения личного подсобного хозяйства с указанием в качестве основания для передачи на фактическое землепользование.

В нарушение ст. 67 ГПК названным обстоятельствам при разрешении спора оценки не дано.

При таких данных решение мирового судьи судебного участка N 10 Видновского судебного района не может быть признано законным и подлежит отмене.

Допущенные мировым судьей нарушения норм материального и процессуального права оставлены без внимания апелляционной инстанцией, в связи с чем Определение Видновского городского суда от 4 февраля 2004 г. также подлежит отмене.

Положения ст. 35 Земельного кодекса РФ относятся к земельному участку, находящемуся на праве постоянного (бессрочного) пользования <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума Московского областного суда от 16 марта 2005 г. N 165.

 

Щ. обратилась в суд с иском к П. о восстановлении границы земельного участка и определении порядка пользования земельным участком при жилом доме в пос. Клязьма Пушкинского района, принадлежащем им на праве общей долевой собственности. В обоснование своих требований она ссылалась на то, что в 1993 г. по согласованию с ответчицей был определен порядок пользования общим земельным участком, план раздела земельного участка утвержден администрацией пос. Клязьма, в соответствии с данным разделом 9 августа 1993 г. им были выданы свидетельства о праве собственности на землю: ей - на земельный участок площадью 0,0550 кв. м, ответчице - на 0,1396 кв. м. В нарушение сложившегося порядка пользования земельным участком П. самовольно перенесла разделяющий участки забор, нарушив ее права собственника принадлежащего ей участка.

П. предъявила встречный иск об определении порядка пользования земельным участком в соответствии с долями сторон в праве собственности на жилой дом по варианту N 4 экспертного заключения, признании выданных сторонам свидетельств о праве собственности на землю недействительными.

Решением мирового судьи судебного участка N 206 Пушкинского судебного района от 21 мая 2002 г. порядок пользования земельным участком определен по варианту N 3 заключения экспертизы применительно к сложившемуся землепользованию.

Апелляционным решением Пушкинского городского суда от 27 октября 2003 г. решение мирового судьи отменено, порядок пользования земельным участком определен по варианту N 4 заключения экспертизы, выданные сторонам свидетельства о праве собственности на землю признаны недействительными.

Президиум Московского областного суд, рассмотрев переданное определением председателя этого суда дело по надзорной жалобе Щ., апелляционное решение Пушкинского городского суда отменил.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

При разрешении возникшего земельного спора мировой судья исходил из того, что порядок пользования земельным участком между сторонами сложился еще в 1993 г., когда стороны составили соглашение и план, который был утвержден администрацией пос. Клязьма. Исходя из этого, стороны получили свидетельства о праве собственности на землю. В течение длительного времени никаких споров по поводу пользования общим земельным участком не возникало.

Отменяя решение мирового судьи, апелляционная инстанция пришла к выводу о необходимости определения порядка пользования земельным участком, исходя из долей в праве собственности на строение, положив в основу своего решения вариант N 4 экспертного заключения и сославшись на ст. 35 ЗК РФ.

Апелляционная инстанция допустила ошибку в применении норм материального права.

Как видно из материалов дела, сторонам принадлежал земельный участок на праве собственности в связи с приватизацией его в 1993 г.

Мировой судья правильно определил порядок пользования земельным участком по варианту N 3 экспертного заключения, который составлен применительно к долям в праве собственности на земельный участок, в соответствии со ст. 247 ГК РФ.

К данным правоотношениям ст. 35 ЗК РФ, на которую сослалась апелляционная инстанция, не применима, поскольку положения этой статьи относятся к земельному участку, находящемуся на праве постоянного (бессрочного) пользования.

 

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 |