Имя материала: Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ

Автор: А.Г. Кучерены

Статья 19. страхование риска ответственности адвоката

 

Комментарий к статье 19

 

Страхование риска профессиональной имущественной ответственности предусмотрено для адвоката по тем же основаниям, по которым такая обязанность возложена на нотариусов, аудиторов, арбитражных управляющих, профессиональных оценщиков и других лиц, чье независимое от государства положение создает зону повышенного риска вокруг услуг публичного характера, ими оказываемых. У данного страхования имеются частная и социальная функции. Оно призвано, с одной стороны, защищать интересы страхователя от риска предъявления к нему требований возместить убытки, а с другой - гарантировать законные имущественные интересы лиц, чаще всего безвинно терпящих убытки от нарушения исполнителями услуг своих профессиональных обязанностей. Необходимость в таком страховании предопределена в подп. 6 п. 1 ст. 7 комментируемого Закона, возлагающего на адвоката обязанность страховать риск своей профессиональной имущественной ответственности, и подкреплена в ст. 25 (подп. 5 п. 4) этого же Закона, называющей в числе существенных условий соглашения об оказании адвокатской помощи размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения.

Страхование риска профессиональной имущественной ответственности относится к обязательному страхованию. Его общую юридическую базу образует Гражданский кодекс РФ, в ст. 927 предусматривающий страхование гражданской ответственности лиц, обязанных в силу закона страховать свою ответственность перед другими лицами. Согласно ч. 4 ст. 3 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации", условия и порядок осуществления обязательного страхования определяются федеральными законами о конкретных видах обязательного страхования. Федеральный закон о конкретном виде обязательного страхования должен содержать положения, определяющие:

а) субъекты страхования;

б) объекты, подлежащие страхованию;

в) перечень страховых случаев;

г) минимальный размер страховой суммы или порядок ее определения;

д) размер, структуру или порядок определения страхового тарифа;

е) срок и порядок уплаты страховой премии (страховых взносов);

ж) срок действия договора страхования;

з) порядок определения размера страховой выплаты;

и) контроль над осуществлением страхования;

к) последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств субъектами страхования;

л) иные положения.

Страхование риска профессиональной ответственности адвоката должно осуществляться на основании договоров имущественного страхования, заключаемого лично адвокатом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).

По договору имущественного страхования страховая организация (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить адвокату (страхователю) или иному лицу (доверителю), в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Объектом страхования в соответствии с комментируемой нормой является риск гражданской (имущественной) ответственности адвоката за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи (п. 2 ч. 2 ст. 929 ГК РФ) <1>. Это не означает, что нарушение адвокатом каких-либо обязанностей, прямо не предусмотренных заключенным соглашением, не подпадает под действие страхования риска профессиональной ответственности адвоката, что, конечно же, было бы естественным, но противоправным следованием буквальному смыслу комментируемой нормы. Текст соглашений адвоката, заключаемых с клиентом, на практике, как правило, не дает оснований полагать, что клиент может привлечь к ответственности нарушителя какой-либо конкретной, указанной в соглашении обязанности, а лишь упоминает (поскольку в соответствии с подп. 5 п. 4 ст. 25 комментируемого Закона размер и характер ответственности адвоката, принявшего исполнение поручения, являются существенными условиями соглашения) об ответственности адвоката в самой общей форме путем абстрактной отсылки к действующему законодательству. Но последняя как раз является формальным подтверждением возможности применения к отношениям между клиентом и адвокатом положений об ответственности, обусловленных природой заключенного между ними соглашения. Это означает, что ответственность адвоката перед клиентом может наступать за нарушение обязанностей, не только прямо предусмотренных соглашением между ними, но и предусмотренных действующим законодательством для данного вида обязательств, а также вытекающих из содержания данного соглашения в соответствии с его юридической природой (о юридической квалификации и содержании соглашения см. комментарий к ст. 25 Закона). Все эти случаи и подпадают под формулировку комментируемой статьи, несмотря на то, что ее буквальный смысл ("за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи") внешне предоставляет адвокату возможность ограничивать свою ответственность по сравнению с действующим законодательством, судебной практикой, сложившейся по обязательствам данного типа, и с обычаями делового оборота.

--------------------------------

<1> Но никак не риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, поскольку редакция статьи допускает отсылку только к ст. 932 ГК РФ. Обратное см.: Вайпан В.А. Настольная книга адвоката: Постатейный комментарий к Федеральному закону об адвокатской деятельности и адвокатуре. М.: Юстицинформ, 2006 (комментарий к ст. 19).

 

Вместе с тем отсюда следует, что нарушение адвокатом каких-либо обязанностей, не обусловленных содержанием заключенного соглашения, не подпадает под действие страхования риска профессиональной ответственности адвоката, что, конечно, является необоснованным сужением действия страховой защиты, поскольку, например, ответственность адвоката перед клиентом за разглашение сведений, ставших ему известными в связи с исполнением данного ему поручения, не отменяется даже в том случае, если соглашение было исполнено им полностью и надлежащим образом. То же самое можно отнести и к иным возможным случаям причинения внедоговорного, в том числе морального, вреда клиенту и третьим лицам при исполнении поручения клиента.

Кроме того, при существующем законодательстве и сложившейся практике есть опасность, что все это может сделать комментируемый Закон неработающим с точки зрения целей применения. Условия соглашения с клиентом разрабатываются адвокатом, избегающим без особых причин включения в него "опасных" обязательств. Они имеют настолько общий характер, что опираться на них при предъявлении требования о возмещении причиненного вреда бессмысленно <1>. Судебной практике случаи привлечения адвоката к имущественной ответственности "за нарушение условий заключенного соглашения" в настоящее время почти неизвестны. Результатом станет превращение системы обязательного страхования профессиональной ответственности адвоката в систему дополнительных платежей, взимаемых адвокатами с клиентов в пользу страховых компаний.

--------------------------------

<1> Там же.

 

Страхование ответственности по договору опирается на ст. 932 ГК РФ. По договору страхования риска профессиональной имущественной ответственности адвоката за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи может быть застрахован только риск ответственности самого адвоката. Договор страхования, не соответствующий этому требованию, в силу ст. 932 ГК РФ ничтожен. Следовательно, действия помощника и стажера адвоката, повлекшие за собой неблагоприятные последствия для доверителя и не связанные с поручениями адвоката, не могут подпадать под категорию нарушений условий соглашения между адвокатом и доверителем. Это, однако, не означает, что страховой случай наступает только в результате действий адвоката. Действия лиц, к чьей помощи адвокат прибегает для выполнения поручения клиента, также должны приводить к наступлению страхового случая, поскольку адвокат отвечает перед клиентом за выбор исполнителя обязательства (ст. 403 ГК РФ).

Не может застраховать ответственность адвоката по соглашению и сам доверитель. В силу п. 3 ст. 932 ГК РФ при страховании договорной ответственности адвоката выгодоприобретателем всегда является только доверитель, перед которым отвечает адвокат, независимо от того, кто указан в качестве выгодоприобретателя в договоре страхования. В отличие от правил страхования ответственности за причинение вреда, в данном случае Гражданский кодекс РФ никак не ограничивает возможность непосредственного обращения доверителя к страховой организации.

Страховые взносы, уплачиваемые адвокатом страховщику по договору страхования, относятся к средствам, отчисляемым адвокатом в соответствии с п. 7 ст. 25 комментируемого Закона за счет получаемого от доверителя вознаграждения.

Комментируемая статья в настоящее время представляет собой лишь программное положение, действие которого отложено до вступления в силу Федерального закона, регулирующего вопросы обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов (см. Федеральный закон от 3 декабря 2007 г. N 320-ФЗ). Адвокаты в Российской Федерации до этого времени не обязаны страховать риск своей профессиональной имущественной ответственности.

Перспектива введения обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов и принятия соответствующего Федерального закона встречают бурную реакцию главным образом со стороны представителей адвокатской профессии.

Для того чтобы представление о содержании данного вида страхования стало более предметным, а оценка ожидаемого Закона более взвешенной, здесь уместно привести принципиальные особенности данного вида страхования по законодательству одной из стран, где оно (страхование) успешно применяется. Обратимся, например, к законодательству ФРГ. Там для допуска любого дипломированного юриста к исполнению обязанностей адвоката требуется наличие договора об обязательном страховании профессиональной ответственности, причем независимо от объема профессиональной деятельности. Адвокаты в ФРГ несут ответственность за вред, причиненный по неосторожности другим лицам и прежде всего своим доверителям при исполнении своих профессиональных обязанностей. При этом адвокат в принципе несет неограниченную ответственность, в том числе личным имуществом. Ее, правда, разрешается ограничивать по договору с доверителем, но ее размер остается и в этом случае довольно высоким - не меньше самой малой страховой суммы.

Обязательное страхование профессиональной ответственности в ФРГ нейтрализует экономические последствия профессиональных просчетов. Институт обязательного страхования профессиональной имущественной ответственности тем самым служит возмещению убытков, которые сам адвокат либо его служащие исполнением своих профессиональных обязанностей могут по неосторожности причинить третьим лицам. Страховое возмещение выплачивается только в случаях признания требования потерпевшего обоснованным.

Суды ФРГ постоянно ужесточают требования к уровню профессиональной добросовестности адвокатов, так что даже самое незначительное профессиональное упущение может повлечь за собой взыскание с них значительных сумм в порядке возмещения причиненного вреда.

В соответствии с § 51 Устава федеральной адвокатуры ФРГ адвокат обязан заключать договоры обязательного страхования профессиональной ответственности для покрытия вытекающих из его профессиональной деятельности рисков ответственности за причинение имущественного вреда и обеспечивать надлежащее страхование в течение всего времени своего допуска к профессии. Страхование должно осуществляться в одной из страховых организаций, допущенных к профессиональной деятельности на территории страны, с учетом установленных Федеральным законом о страховом надзоре общих условий страхования.

Договор страхования должен обеспечивать страховую защиту каждого случая нарушения обязанностей, следствием чего могло бы стать предъявление к адвокату предусмотренных законом требований возмещения вреда частноправового характера; при этом в договоре может оговариваться, что все нарушения обязанностей при исполнении одного и того же поручения, независимо от того, допускаются ли они адвокатом либо привлеченным им лицом вспомогательного персонала, считаются одним страховым случаем.

Из страхования может исключаться ответственность по требованиям возмещения вреда, причиненного:

а) умышленным нарушением обязанностей;

б) действиями через канцелярии либо конторы, созданные в других государствах либо ими финансируемые;

в) действиями, связанными с консультированием либо применением неевропейского права;

г) действиями адвоката в неевропейских судах;

д) нарушением служебного долга персоналом, служащими либо партнерами адвоката.

Минимальная страховая сумма составляет 250000 евро в каждом страховом случае. Платежи страховщика во всех случаях причинения вреда, произошедших в течение одного года, могут ограничиваться четырехкратной минимальной страховой суммой.

По договору страхования страховщик обязан незамедлительно уведомить адвокатскую палату о сроке начала и окончания либо о расторжении договора страхования, а также о всяком изменении договора страхования, которое может отрицательно сказаться на необходимом уровне страховой защиты. Адвокатская палата в целях содействия предъявлению требований о возмещении вреда по требованию третьих лиц сообщает им сведения об имени и адресе страховщика обязательной профессиональной ответственности адвоката, а также номер страхового полиса, поскольку у адвоката отсутствуют более веские, требующие защиты, препятствующие предоставлению таких сведений интересы <1>.

--------------------------------

<1> Bundesrechtsanwaltsordnung in der im Bundesgesetzblatt Teil III, Gliederungsnummer 303-8, ver ffentlichten bereinigten Fassung, zuletzt ge ndert durch Artikel 1 des Gesetzes vom 12. Juni 2008 (BGBl. I S. 1000).

 

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что комментируемая статья представляет собой неудачное в редакционном отношении и бесперспективное с точки зрения достижения целей применения заявление о намерении ввести обязательное страхование профессиональной имущественной ответственности адвокатов.

 

Глава 4. ОРГАНИЗАЦИЯ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

И АДВОКАТУРЫ

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 |